Вверх страницы
Вниз страницы

Alternative Reality: Последний закат

Объявление

Навигация

Новости:

30.04.2017 - Начало игры.
------------
Стартанул первый сюжетный эпизод: «Пробуждение» - Очередная группа людей, согласно никому непонятной логике начала приходить в себя. С первых минут они вынуждены сражаться за жизнь, ведь привычный им мир прекратил свое существование. Что ждет их впереди? Много насилия, много боли, новые знакомства, и возможно чуть приоткрытая завеса тайны...
------------

Погода:

Нью-Йорк. Манхэттен.
------------
+4° +10°. Высокая облачность, сильный дождь. Скорость ветра 13,9-17,1 м/с

Администрация

Nathan Hogart

События в игре:

Здесь будет текст

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Alternative Reality: Последний закат » Минувшие дни » Эпизод №1 Дожить до рассвета.


Эпизод №1 Дожить до рассвета.

Сообщений 1 страница 30 из 65

1

1 - Участники:
Nathan Hagart’s, Christopher Keat, Maria Walsh, Michael Garlend, Doriana Herian, Jessica Hagart, Inna Trinadtsataia

2 - Дата начала событий:
Пробуждение, день первый. Ранее утро. 3:00

3 - Отправная точка игры. Описание локации
Севший на мель «Сильварим»
Построенный по заказу миллиардера Роберта Гарленда, поражающий своими размерами, пятипалубный океанский лайнер Сильварим, всего несколько часов назад являл собой воплощение элитной роскоши для богатых мира сего. Ныне же, это сломленный перед могуществом природной стихии символ невероятной смелости человеческой мысли. Самим своим существованием лайнер бросал вызов многим приевшимся стандартам, он являл собой совершенно новый невероятно смелый взгляд на беспрерывно совершенствующееся развитие туристического бизнеса. Сейчас же, он представляет из себя весьма жалкое зрелище. Лишившееся связи, и всех приборов навигации, судно на полном ходу, в двенадцатибальный шторм, в пять минут после полуночи, столкнулось с прибрежными скалами одного из океанских островов, те распарывали металлическую обшивку корабля как нож проходящий сквозь масло. Спустя три дня, к трем часам утра, Сильварим, под давлением воды уже имеет сильный крен на правый борт. Меж тем беснующиеся волны медленно утихающего шторма, продолжают разбивать беспомощное судно о скалы. Дорогая отделка, роскошная мебель, дорогие столовые приборы, рухнувшие перекрытия и перегородки, оторванные двери, обезображенные трупы - всё разбросано в полном беспорядке.

http://s6.uploads.ru/OdicG.jpg

4 - Краткое описание
Первые пассажиры севшего на мель океанского лайнера Сильварим, начинают медленно приходить в себя, пробуждаясь один за другим, согласно никому непонятной логике, после глубокого анабиотического сна завладевшего их разумом, и подчистую отнявшего их память. Что привело ко всему этому, что случилось - неизвестно никому, в том числе и самим членам команды судна. Но многие явственные признаки, способны указать на то, что накрывший людей сон - отнюдь не главный виновник случившегося. На лайнере произошло что-то еще, пугающее и неподдающееся логичному объяснению. Не вышибленные мощнейшим напором воды водонепроницаемые переборки нижних палуб задраены наглухо, все подходы к капитанскому мостику, не считая пустых оконных проемов надежно заперты, и забаррикадированны изнутри. В коридорах и каютах верхних палуб много человеческих трупов, указывающих на то, что люди умирали в страшных муках, местами видны следы отчаянной стрельбы, при этом расположение тел и разброс пулевых отверстий способны указать на то, что люди не отстреливались от чего или кого-либо, а насмерть бились друг против друга. Трупы еще не начали гнить, во многих местах кровь даже не подсохла. На телах проснувшихся много ссадин, серьезных ушибов и порезов, а порой, еще кровоточащих не серьезных ранений. Ниже второй палубы пробраться довольно сложно. Многие отсеки затоплены водой, всё еще с ревом врывающийся в пробоины и разбитые иллюминаторы. Те же участки что не затоплены - завалены многочисленными обломками и рухнувшими перекрытиями, так же не редки и резкие порывы шквального ветра бушующего снаружи. В основном на Сильвариме царит кромешная ночная темнота, изредка разбавляемая всполохами молний, вспыхивающих снаружи, но лишь чудом не пострадавший аварийный источник питания всё еще освещает некоторые участки судна, и с перебоями подает электричество...
Хаос, запустение, мрак, неизвестность. Кажется что люди здесь одни, и попросту некому больше быть на лайнере. Но первое впечатление обманчиво. Уцелевших, жестокая судьба бросает с места в карьер. За право увидеть рассвет, проснувшимся придется заплатить большую цену...

5 - Очередность постов
Nathan Hagart’s, Christopher Keat, Maria Walsh, Michael Garlend, Doriana Herian, Jessica Hagart, Inna Trinadtsataia

0

2

Какого это, спать без сновидений, испытывая при этом совершенно новые, доселе незнакомые, ни с чем не сравнимые ощущения? Он определенно спал. Не видел снов, но явственно чувствовал оторванность от привычного мира, от суровых будничных реалий из коих строится жизненный путь. Он будто бы находился в другом безграничном мире, легком, невесомом, и от того невероятно хрупком. Разбудил его шум. Сначала, это был едва коснувшийся слуха, далекий, чуть уловимый рокот приливной волны, лениво прокравшийся в ещё дремлющее подсознание, вторгнувшийся в окружающую его, безмятежную тишину и сопутствующую ей бескрайнюю, определенно необычную темноту. Которая приятно обволакивала, прививая лень и полное отвращение ко всем бытовым заботам. Но будучи потревожимой - обреченно ускользала, всё ещё упорно не желая отпускать, разжимать своих пленительных объятий. Словно невесомая дымка разгоняемая резким порывом ветра, которую хотелось удержать хотя бы ещё немного. В которой безумно хотелось раствориться и остаться навсегда. Вскоре, в течении каких-то нескольких мгновений, приятный рокот прилива, перерос в нечто значительно большее, в угрожающий, казалось бы постоянно приближающийся рёв, к которому то и дело примешивались и иные вторгающиеся в медленно пробуждающееся сознание звуки, заставляющие невольно задуматься о его местоположении, выстраивая одну безумную теорию за другой. Землятресение? Террористы? Война? Где он черт побери? Что случилось? А затем, очень некстати вернулись и чувства. Он чувствовал рассыпавшиеся по всему телу мелкие очаги боли, будто накануне, его пинали сотни тысяч людей, долго и счастливо. Неприятно отзывающиеся на каждое неосторожное движение. Решительно в пользу последней теории играл и факт ощущения несомненно долгого лежачего положения на спине, на чем-то неприятно жестком, вероятнее всего на полу, со слипшимися волосами и неприятным солоноватым привкусом крови на губах. Не исключено что и кости были переломаны, большинство если не все. Когда тяжелые, будто налитые свинцом веки чуть дрогнув поднялись, а тьма и пришедшая с нею безмятежность окончательно расступилась, перед ним открылась неприятная, непривычная и незнакомая картина разом. Как и предпологалось, он обнаружил себя на полу, в тесном, странно покосившимся, захламленном коридоре с ровными рядами пустых дверных проемов по обоим сторонам. Казалось здесь, частью чего бы ни являлся этот коридор, прошел мощный ураган. Кроме того, он был сильно пропитан влагой, этого не было видно из-за густого мрака царящего здесь, по сути разглядеть можно было лишь общие очертания предметов и стен. Но что бы понять это, не нужно было видеть отчетливо. Грязная влага чувствовалась, она оседала в легких с каждым новым вздохом. Тяжелый воздух был будто пропитан ею. Было холодно, просто чудовищно холодно. Где-то совсем рядом завывал ветер, и ни единого намека на человеческое присутствие. Вся эта ситуация не мало устрашала, пугала. Пробуждение не предвещало ничего хорошего, всё начиналось как в классическом приеме дешевого фильма ужасов. Но было что-то ещё, гораздо сильнее безрадостной окружающей ситуации, его пугала полная, глухая неизвестность. Он попытался вспомнить где он, как попал сюда? Но не смог. Просто не смог, будто вовсе нечего было вспоминать, будто не было у него прошлого, а впереди расстилалось лишь неизвестное настоящее. Не мог вспомнить даже своего имени.
- Что за...черт...- с трудом выдавил он из себя. Даже собственный голос показался ему чужим, словно являлся частью чужой жизни. Единственное в чем он был совершенно уверен, так это в том что нужно встать, и хотя бы попытаться разузнать в чем дело...

0

3

Даже на такое простое действие как подъем на ноги, потребовалось приложить значительно больше усилий, чем он представлял себе изначально. При первой же, вероятно слишком опрометчивой попытке встать, пол тотчас начал уходить из под ног, всё перед его глазами пошло ходуном, поплыло, как в моменты сильного опьянения, а к горлу стремительно подступила тошнота. Да и крайне неудобно накренившийся коридор отнюдь не делал жизнь проще. Глубоко вздохнув, он вынужденно присел на сырой, заляпанный чем-то пол, прислонившись к стене, пытаясь привести себя в норму. Пожалуй голова оставалась единственной частью его тела, которая хоть и порядком пострадала, но уже не болела. Определенно, слипшиеся волосы и сильное головокружение были как-то связаны между собой, но к волосам он отнюдь не горел желанием прикасаться, ровно как и встречать на своём пути зеркал. Он вдруг, вместе с подступившей тошнотой, почувствовал острое отвращение к крови и обезображенным лицам. Если он был кем-то, или чем-то изуродован, то не желал этого видеть. В данном случае перспектива остаться в неведении являлась одним из самых лучших вариантов. Спустя пару минут, когда головокружение начало постепенно утихать, а вместе с ней стала возвращаться способность мыслить, ему на ум пришло вполне логичное решение, пришедшее с вопросом о том, что же делать то теперь? Вероятно, следовало позвать на помощь? Наверняка он был здесь не один...Однако от этого весьма поспешного решения, его вовремя удержал ответ на иной не менее логичный вопрос, навеянным инстинктом самосохранения: почему он не сделал этого ранее? Потому что та ситуация, те буквально режущие по живому звуки что его окружали: завывание ветра, шум прибоя сравнимый с громогласным звериным ревом, сырость, холод, лязг, скрежет, густой мрак за которым скрывается неизвестно что - совершенно не производили должного впечатления. Даже напротив, они всё более и более нагнетали страх, они угнетали, устрашали. Он попал в беду, но кто придет на его голос? Тот кто пожелает добить? Или тот кто сможет помочь? Прежде всего, нужно было попытаться разведать обстановку, узнать что к чему. Нужно было идти, сдерживать панику. Столько, насколько это было возможно при его состоянии. С другой ведь стороны, страх являлся неплохим пинком под зад. Чем бы ни было это место, скоро он уберется отсюда, ко всем чертям. Загоревшись решительностью, собравшись с силами, он вновь, опрометчиво резко поднялся на ноги. Но загоревшись решительностью, не учел иного фактора, самого важного - своих возможностей. Его ослабленному еще не проснувшимся организмом телу, хватило сил лишь на то, что бы сделать несколько шагов вдоль стены и ввалиться в ближайший дверной проем...

0

4

Первое, что осознала для себя Нарцисса – это тишина. Всепоглощающая, убивающая тишина. Абсолютная и неуютная в своем естестве. Девушка тихо лежала, закрыв глаза, на чем-то твердом и неудобном, прислушиваясь к собственным ощущениям и анализируя ситуацию. Нарцисса не любила действовать, не приняв решения, не обдумав, что к чему, поэтому она молча лежала, собирая мысли по кусочкам. Где она? Она не знала и не могла ответить на этот вопрос, равно как и на пару других: что она тут делает? Сколько она тут? И почему она здесь? Нарцисса решила подойти к действительности с другой стороны – что она вообще знает. Во-первых, она человек. Точнее чисто в физиологическом плане человек или человекообразное существо. У нее есть руки, ноги, голова и тело. Во-вторых, она особь женского пола, потому что у нее есть грудь, ну или она сменила пол в прошлой жизни. Кстати, про нее самую – все свое существование до пробуждения Нарцисса не помнила. Смутно там, вдали сознания, мелькали чьи-то зеленые (или уже не зеленые) глаза, но она толком не знала, чьи они и не сон ли это был. Так, что еще знала Нарцисса? Она знала, что ей нужно отсюда выбраться. И что у нее жутко болит плечо. Хотя с другой стороны – куда идти, если кругом тишина. Нарцисса открыла глаза, но картинка не изменилась, видно, помимо абсолютной тишина была всепоглощающая тьма. Девушка провела рукой по материалу, на котором лежала. Это было дерево, немного грубое, с легкими занозами, Цисса попыталась встать и обо что-то больно ударилась головой. Значит, это не комната, судя по всему это что-то по типу комода или шкафа. Но вот что она там забыла? С большими усилиями, на спине Нарцисса выползла из этой неизвестной штуковины и даже смогла встать. Глаза немного привыкли к тьме, и девушка стала различать очертания. Она была в небольшой разрушенной комнате. Вот и все, что ей дало зрение. Нарцисса решила сначала разобраться в своем состоянии и прислушалась к ощущением. В целом, не считая усталости и боли в плече, девушка чувствовала себя вполне неплохо. Немного зудели руки, слегка болели колени. Цисса сделала пару шагов, которые отдались легким цокотом. Она была на каблуках, причем один из туфель был сломан. Девушка сняла обувь, решив, что без нее ей будет куда удобнее. Руками Цисса стала медленно ощупывать одеяние. Она пыла в платье, которое местами было порвано, на плече была еще не засохшая кровь, судя по всему, у нее была рана, насколько серьезная не известно.  Нарцисса решила проверить это, когда окажется на природе, ну или хотя бы найдет хоть какой-то источник света. Внезапно тишину прервали четкие выстрелы, не предвещающие ничего хорошего. Нарцисса насторожилась, она не знало что делать. Звать на помощь? А вдруг следующие выстрелы будут в ее сторону?  Не успела девушка для себя что-то решить, как у противоположной части комнаты скрипнула дверь. Не долго думая, Цисса спряталась в свое скромное убежище, в котором проснулась, но на этот решила остаться в вертикальном положении.

+1

5

Дверной проем, в который он ввалился, предсказуемо оказался входом в какое-то довольно просторное помещение, которое сию же секунду встретило своего гостя, накрывающим с ног до головы снопом ледяных, жалящих морских брызг, яростно, под мощным напором, вместе с порывом шквального ветра ворвавшихся в разбитое окно. Ощущения, в чем-то сравнимые с неслабым ударом под дых, выбивающим из легких весь воздух, оказались не из самых приятных, особенно тогда, когда к этому совершенно не готов. Но что немаловажно - порядком отрезвляющих. Сердце в миг подскочив куда-то вверх, к самому горлу, забилось в учащенном ритме, как после долгого, изнуряющего бега, выжимающего все соки. Дыхание сперло, на некоторое время он, словно бьющаяся в агонии рыба выброшенная на берег, казалось вовсе лишился возможности дышать. Вода в единый миг развеяла скупые остатки сонливости, даже слегка притупила восприятие боли, но увы не прибавила устойчивости. Рефлекторно прикрыв лицо рукой, он отшатнулся в сторону, но зацепившаяся за что-то нога, не позволила сделать и пары шагов. Падение вышло болезненным, долгим, и довольно шумным из-за груды сваленного на полу какого-то неразлечимого, самого разнообразного хлама непонятно откуда взявшегося здесь. Новая волна прокатившийся по телу боли, невольно сорвала с его губ ряд мучительно болезненных стонов, перемежающихся мелкими ругательствами, всплывающими из далеких глубин подсознания. Кроме всего прочего, та область неудобно накренившегося пола куда он свалился, оказалась частично затоплена водой, и ему это порядком не понравилось. От столь безрадостного открытия не стоило ожидать ничего хорошего. Снаружи бушует ураган, помещение затопляется...Могло ли это означать что он в море, на тонущем судне? В этом случае и крен можно было бы объяснить вполне логично. Судно могло прогибаться под многотонной тяжестью воды.
- Ох...чёрт же тебя дери...- с обреченным выдохом, дрогнувшим голосом пробормотал он, пытаясь осмотреться в том месте где оказался. Он не знал умеет плавать или нет, но во всяком случае лезть в ту воду, снаружи, что бы попытаться спасти свою шкуру, ему никак не хотелось. Только не сейчас. Его глаза уже давно привыкли к темноте, и то что он увидел, лишь подтвердило догадку о тонущем судне, всё быстрее зарождающую неконтролируемую панику в его душе. Помещение точно когда-то являлось чьей-то просторной жилой каютой, элитной жилой каютой. Смутные очертания лакированной отделки из дорогого дерева, и разнообразной переломанной дорогой мебели сваленной в беспорядке, пока всё ещё четко угадывались во тьме. Но где же все люди то?...Его порядком пугала перспектива оказаться в одиночестве, на тонущем корабле, да ещё и в шторм. Но пока эти догадки не были стопроцентно подтверждены, всё ещё оставалась смутная надежда на то, что всё ещё не так плохо. И только за неё следовало хвататься из последних сил, потому что только надежда у него сейчас и оставалась. В конце концов, знал он пока слишком мало. А тот факт что ничего не помнил, вполне мог объясниться последствием посттравматического шока. Не настолько же люди безумны, что бы спускать на воду шлюпки или плоты, и плыть в неизвестность при таком шторме?...Меж тем, очередная приблизившаяся волна, ударившая в борт судна, окатила его тучей ледяных брызг. Пора было убираться отсюда. Не без труда, опираясь на обломки мебели, он вновь поднялся на ноги. И неожиданно, ему показалось, что к уже привычным звукам металлического лязга, скрежета, завывания ветра и громогласного рёкета волн, добавилось нечто новое. Приглушенный звук выстрелов, донесшийся откуда-то слева, издалека. Неужели здесь действительно был кто-то? Или он настолько сильно хотел в это поверить, что ему уже начали и звуки мерещиться? А если кто-то и был...то черт побери, кому и в кого понадобилось стрелять? Безуспешно стараясь производить как можно меньше шума, спотыкаясь буквально на каждом шагу и с трудом держась на ногах, он вновь вернулся в коридор, устремив взор в ту сторону, откуда по его мнению донеслись звуки выстрелов, но не увидел ничего кроме подавляющей и пугающей темноты. Кто скрывался за ней? Убийца? или жертва неизвестности, с оружием в руках? Не долго думая, он взглянул в другую сторону, так же теряющуюся во мраке. Может не стоило играть в героя, выясняя кто стрелял, а свалить по тихому, по добру поздорову?...

0

6

Секунда…две…три… минута… Нарцисса уже начала сомневаться в том, что скрип двери действительно был. Может это все ее больное воображение? Или она сама наступила на скрипучую половицу, а подумала, что открылась дверь? Выждав для приличия еще пару минут, Нарцисса слегка приоткрыла дверца шкафа, желая посмотреть происходящее. В целом картина не менялась, разве, что глаза окончательно привыкли к темноте и могли различить куда больше деталей, чем раньше. Дверь в комнату действительно была открыта. Нарцисса огляделась, выхватывая отдельные элементы интерьера помещения. Судя по всему, это была небольшая подсобка для одежды, можно выразиться даже гримерная. Кругом стояли каскадные вешалки на колесиках, чтобы можно было легко их передвигать, два шкафа, один, в котором пряталась Цисса, был почти целым ,сделанным из крепкой древесины, скорее всего сосны или дуба, а второй, расположенный симметрично противоположно от первого, уже сложно было назвать шкафом – от него остались лишь поломанные деревяшки. От входа, с правой стороны, стоял уцелевший туалетный столик, волей случая он был почти не поврежден, разве что одна из ножек подкосилась, да стекло разбилось в дребезги, но это же мелочи. Нарцисса решила все-таки двигаться к выходу, ведь комната имела всего лишь одну наружную дверь, а, значит, оставаться здесь было глупо. Помощь она не найдет, если останется здесь, да и выстрелы ее порядком напрягали. Очень тихо, стараясь двигаться как можно незаметнее, Нарцисса на носочках отправилась к выходу. Стояла вновь всепоглощающая тишина, но она уже входила в привычку. Дойдя до выхода, Нарцисса заметила на столике целую, слегка потрепанную фотографию маленькой девочки. Малышке было лет 6, она стояла в легком белом платьице и с огромными бантами на голове. В такой обстановке фотография казалась ужасающей. Нарцисса слегка вздрогнула, отгоняя от себя страшные мысли и уверенно вышла в коридор. И первое, что она увидела – это искаженное в крике, но уже мертвое лицо женщины лет сорока-сорока пяти. Уже мертвое тело повисло на ручке двери, именно поэтому Цисса и услышала скрип. Женщина было одета в приличную дорогую одежду, уже изрядно попачканную в грязи и крови, черные волосы были свалены в кучу и больше походили на старый веник, засунутый в воду. Незнакомка была убита, о чем свидетельствовала нехилая дыра во лбу. Нарцисса с ужасом застыла, совершенно не зная, что ей делать. Ей становилось страшно, хотелось спрятаться, как в детстве в кроватку, накрыться одеялом, и никакой монстр ее не достанет. Но то было в детстве, а сейчас она лицом к лицу столкнулась со смертью, и ,как следствие, со свежим трупом. Еще пару минут назад эта женщина дышала, возможно, как и Цисса искала помощи или выход. Тишину вновь нарушил скрип мокрых половиц, звук слышался вдалеке, но постепенно и уверенно приближался. Паника оказалась быстрее разума и вот Нарцисса уже неслась в противоположную сторону настолько быстро, насколько могла.

0

7

Решившись, он всё же сделал шаг направо, затем ещё один и ещё, подальше от источника столь настороживших звуков. Глупое, бесполезное геройство бывает только в кино. Лезть под пули он не горел желанием. Смутные надежды на то, что всё это безумие закончится хорошо, таяли с каждой минутой под воздействием пугающей неизвестности. Но тем не менее желание жить, было сильно, сильнее желания прогнуться и покорно плыть по течению неизбежности, навстречу к своему концу. Страх подгонял его, но не загонял в тупик. Ему было холодно, чудовищно холодно, как в физическом, так и в более глубоком, эмоциональном смысле. Его и без того легкая одежда, была до нитки пропитана ледяной морской водой, всё тело ныло от боли. Необходимо было согреться где нибудь, иначе до воспаления легких было не далеко, да и подлечиться не мешало бы. Если это действительно было большое судно, то наверняка здесь где-то должен быть медицинский блок. Вопрос в том, успеет ли он отыскать его раньше, чем корабль пойдет ко дну?
"Интересно, кем я...был, в прошлой жизни?...Конченым трусом? Или эгоистом?" - он предпринял попытку убежать от явственной опасности. Но видимо чего-то не учел в своих расчетах, потому что когда ему это почти удалось, та словно забавляясь со своей жертвой, быстро нагнала его, не позволив развить мысль. И первым признаком этому стал новый звук, пришедший оттуда же откуда и слышались выстрелы. Сначала чуть уловимый, но с каждой секундой всё более слышимый, всё более отчетливей. Это были звуки быстро приближающихся шагов, легкие, будто хищные, и от того пугающие еще сильнее. Он остановился, затем резко обернулся, готовясь к самому худшему. Ничего не произошло. Но вот-вот из темноты на него готово было что-то выскочить, и подготовить себя к этому уже не представлялось никакой возможности. Дальше пяти метров, очертания коридора тонули в густом, непроницаемом мраке. Он бросил взгляд на ближайший дверной проем находящийся в паре метров от того места где он стоял, затем, уже панически резко вновь обернулся назад. Впереди - приближающаяся опасность, позади - пугающая неизвестность. Вспотевшая ладонь, сама собой сжалась в кулак, но это не был признак смелости, скорее признак гордости. Хоть его жизненная память стерта подчистую, но эмоциональная всё ещё оставалась при нём. Совершенно неожиданно, даже для самого себя, он начал чувствовать быстро разгорающуюся, удушающую ярость, за свою трусость, за эту неизвестность от которой приходится бежать, но которая не отпускает, словно сытый кот играющий с пойманной мышью. Всё еще не уверенно, он сделал еще шаг назад, не спуская взгляда с заволакивающей темноты впереди, откуда вот-вот должен был выскочить ответ как минимум на один из его вопросов. А затем, резко прижался к стене, мысленно молясь о том, что бы тело помнило хотя бы банальные приемы уличной драки, или пусть даже самозащиты, и что бы сил вообще хватило на то что бы защититься:
- Кем бы ты ни был, лучше остановись! - воскликнул он что есть сил, пытаясь придать голосу больше твердости...

0

8

Звук тихих ударов босых ног о пол окружал Нарциссу, она бежала настолько быстро, насколько могла, ведь, как говориться, у страха глаза велики. Девушка мельком замечала обстановку, в которой находится. Кругом темнота, все разрушено, кое-где видны нехилые пробоины в стенах; мебель, картины, вазы – все разбито, сломано, порвано. Где-то вдалеке слышался звук льющейся воды, то ли были открыты краны, то ли квартиру затопили. Хотя у Нарциссы было смутное представление, что она на корабле, смутное, непонятное, но было. И, если действительно, это был корабль, то он находился в куда более плачевном состоянии, чем предполагалось. Нарцисса неслась вперед, не сворачивая с пути, куда угодно, лишь бы следующий выстрел не прилетел в ее голову. Внезапно дорогу преградила сломанная стенка для книг, и девушке пришлось свернуть в какую-то комнату, напоминающую то ли женский туалет, то ли мужской. Раковины были сломаны, туалеты разбиты, а зеркала треснуты. Блондинка на секунду остановилась, вглядываясь в свои смутные очертания. Она была симпатичной девушкой лет двадцати, светлые волосы были полусобраны в хвост, часть падала на плечи. Лазурное платье была чуть выше колен, и скорее уже напоминало тряпку для мытья полов – все грязное, порванное, из-под него слегка виднелся красивый кружевной бюстгальтер. Как ни странно лицо девушки никак не пострадало, а вот все руки были в синяках и ссадинах. На плече точно была нехилая рана, скорее всего даже глубокая. Нарцисса оглянулась по сторонам и, как и надеялась, нашла кучу разбросанным полотенец. В дорогих отелях их часто оставляют в дамских комнатах для клиентов, чтобы они могли вытираться своим полотенцем. Цисса с радостью взяла небольшое, но плотное, махровое полотенце где-то из середины кучи и поняла, что оно относительно чистое. Девушка обернулась к зеркалу, резко оторвала рукав с больного плеча, открывая рану. Кровь еще немного текла. Нарцисса, как смогла, обработала рану, избавляя ее от частичек платья, и слабо перемотала рану (как смогла сделать это одной рукой). Время поджимало, поэтому, взяв с собой еще пару полотенец на всякий случай (а вдруг повязку придется менять?), понеслась дальше. Девушка неслась еще быстрее, ведь действительно думала ,что ее преследует. Звук воды становился все отчетливее и постепенно в голову закрадывалась мысль, что, возможно, в данных помещениях скрывается не только убийца, но и еще какие-то опасности. Не успела эта мысль прийти в голову целиком, как девушка услышала твердое, но слегка волнующееся - Кем бы ты ни был, лучше остановись! Напуганный мозг резко дал сигнал бежать обратно, но, увы, по инерции девушка все еще неслась вперед. Остановилась она ровно перед мужчиной, чуть не снеся его в стену. Но красивой остановки все равно не вышло, только остановив бег, девушка умудрилась споткнуться на ровном месте и мило распластаться на полу. Тело лучше разума знала ,что делать, перевернувшись Нарцисса руками закрыла тело, понимая, что встать она уже не успеет, если ее решат ударить, поэтому закрыть нужно все самое ценное, а именно грудину и солнечное сплетение.
- Если ты убийца, то сделай все быстро. – выпалила Цисса, твердо смотря на фигуру мужчины.

0

9

Вряд ли его голос прозвучал так, как он этого желал. Бешено колотящееся сердце, вот-вот готово было выпрыгнуть из грудной клетки от возрастающего страха. А кровь в его жилах вскипала от ярости, казалось что под её воздействием, даже восприятие холода отошло куда-то на задний план. Ну уж нет, так просто, покорно и без боя, он не дастся никому...Еще мгновение...и произошло то, чего он ожидал наименее всего, но то чего в силу сложившихся обстоятельств стоило учесть. Из темноты выскочила явно сильно запуганная чем-то, или кем-то девушка. Большего он разглядеть не успел, поскольку та, неслась так быстро, что остановленная, или попросту сбитая с толку его предостережением, повалилась на пол, прямо перед ним, при этом едва не сбив его самого с ног. Ему в свою очередь стоило немалых усилий отреагировать на всё это адекватно, не пуская в ход кулаки. Его затуманенное страхом сознание, упорно видящее в безрадостной ситуации лишь опасность, с большим трудом воспринимало тот факт, что здесь находился кто-то ещё, кто-то, кому как и ему требовалась помощь.
- Если ты убийца, то сделай все быстро - меж тем выпалила девушка, закрывая руками тело, защищаясь от возможного удара. По её виду, и ислишне резким движениям, можно было со всей уверенностью сказать, что она действительно была напугана, и на порядок сильнее него самого. Несколько секунд, он просто стоял, не двигаясь, на том же самом месте где и остановился, глядя на довольно миловидного вида девушку, собираясь с мыслями. Её тоже потрепало не слабо...выстрелы...
- Что за...убийца? Кажется весь мир сошел с ума...Какого...Какого черта здесь происходит?! Кто стрелял? - запинаясь, скороговоркой проговорил он.
Слишком запоздало опомнившись, он наконец разжал согнутую в кулак ладонь, и намереваясь помочь девушке встать, подал ей руку.

0

10

- Что за...убийца? Кажется весь мир сошел с ума...Какого...Какого черта здесь происходит?! Кто стрелял? – голос незнакомца звучал действительно удивленно, поэтому девушка с осторожностью убрала руки от тела и полу доверчиво посмотрела на протянутую руку помощи. Мужчина, оказывается, был даже в более плачевном состоянии, чем Нарцисса. И также, как она сама, боялся неизвестности. Разум начал тихо подсказывать, что вдвоем они куда сильнее, чем поодиночке. Да и умирать вдвоем не так страшнее. Нарцисса аккуратно потянула свою руку, ухватилась за ладонь мужчина и легко, словно молодая пантера, встала на ноги. - Я не знаю почти ничего – тихий, журчащий голос передавал волнение и легкое непонимание - Я проснулась в какой-то комнате и услышала выстрелы. А когда вышла в коридор – увидела свежий труп женщины, у нее… у нее была насквозь прострелен лоб. И эти шаги, убийца словно шел за мной – рассказ казался немного путанным, ведь девушка сама толком не знала, что происходит и происходил ли вообще что-то. - А самое страшное, что я даже не знаю, где мы… и кто я. – голос дрогнул, но, несмотря на панический тембр речи, девушка держалась увереннее. У нее всегда происходило так на людях. В компании она привыкла быть сильной, лидером, первой в огонь и в драку. А после, дома, могла сжаться в комочек и долго дрожать от страха прошедших событий. Вот такая она, стихия знака близнеца. - Идти обратно опасно, по крайней мере, пока у нас нет хоть какой-нибудь защиты… – девушка осмотрелась по сторонам, понимая, что этот участок запутанных комнат все же темнее, чем тот, где она проснулась. Словно сама смерть играла с ними в кошки-мышки.- Кстати, меня зовут Нарцисса – как ни странно, свое имя девушка помнила отлично, и это, наверное, единственное, что она знала точно.

0

11

По мере того как девушка говорила, им всё более и более завладевало странное ощущение какой-то...нереальности происходящего. Складывающаяся ситуация выглядела настолько безумной, настолько невероятной, что очень сложно было поверить в то, что это действительно происходит с ним, и в общем-то как оказалось не только с ним. Всё больше она напоминала сюжет дешёвого фильма ужасов скрещенного с ожесточенным боевиком. И лишь боль, страх и холод сковавшие его тело, всё ещё заставляли верить в то, что это действительно реальность, странная, суровая и беспощадная. Не сон, и даже не чертов фильм. По началу, непрошеным гостем в его голову прокралась шальная мысль о том, что девушка попросту в наглую лжет. Уж слишком легко и грациозно для своего состояния она поднялась на ноги, что кроме всего прочего, так же безошибочно выдало в ней изящные манеры. Она была из четы богатых, удивительно что не стала психовать и причитать, оплакивая всю тяжесть своей судьбы. Но с другой стороны, этот доверчивый взгляд, и нотки неподдельного волнения проскальзывающие в приятном, тихом голосе, вынудили его отмести догадку о лжи как неуместную, и поверить в обратное. По крайней мере до поры, до времени.
- Приятно познакомится Нарцисса... - скорее на автомате, нежели осознанно пробормотал он, вглядываясь во мрак коридора по левую сторону, туда куда им по видимому теперь придется бежать.
- Я не помню как меня зовут, у меня та же ситуация, только чуть плачевнее. Надо убираться отсюда ко всем чертям... - последнюю фразу он произнес уже на ходу, не отпуская руки девушки. Он шагал панически быстро, широко расставляя шаги, но не переходил на бег. Слишком опасно, да и страшновато было бежать сломя голову через темноту скрывающую в себе неизвестно что. Да и его физическое состояние отнюдь не располагало к перебежкам. Устремив свой взгляд вперед, выхватывая из пугающей темноты метр за метром, порой мельком вглядываясь в пустые дверные проемы. Возможно слишком безответственно было учитывая обстоятельства, оставлять целый ряд кают не осмотренными. Наверняка в них могло бы найтись что-то полезное. Но слишком сильно было желание поскорее убраться как можно дальше от местонахождения убийцы. Он не следил за тем удается его спутнице поспевать за ним или нет. На это попросту не было времени. На данном этапе побега, достаточно было уже того, что он чувствовал тепло её руки в своей.
- ...Да, я ничего не помню, вообще ничего - спустя некоторое время продолжил он свою речь - но я кажется знаю где мы. Возможно вас это и не обрадует, но мы на тонущем судне. Я не знаю в каком оно состоянии и сколько еще продержится на плаву, но пока здесь орудует... - запнувшись, он сделал над собой усилие, дабы не разразиться крепкой нецензурщиной -...убийца и пока у нас нет никаких мер воздействия, нам придется бежать. Находится в движении, хотя бы до тех пор, пока не утихнет шторм...После чего, я надеюсь нам удастся отсюда благополучно... - закончить фразу, ему не позволила новая преграда - параллельная стена выхваченная из темноты слишком поздно. Пожалуй лишь каким-то чудом ему удалось не налететь на неё, обеспечив при этом себя очередной порцией ссадин. Резко остановившись, он осмотрелся. Коридор в некотором роде предсказуемо заканчивался Т-образным перекрестком.
- Так...Нам нужен источник освещения. В потемках далеко мы не продвинемся...Идеи есть? - только сейчас он наконец внимательно взглянул на девушку...

0

12

Нарцисса почувствовала прикосновение теплой, сильной руки и ей стало немного легче. Такое бывает, когда человек освобождается от части своих страхов и начинает бороться с оставшейся частью. Один из ее главных страхов развеялся – она больше не одна. Мужчина уверенно, хоть и немного медленно для самой Нарциссы, вел ее куда-то, а она, как заблудившаяся овца покорно плелась за ним следом, но все-равно, на всякий случай, внимательно оглядываясь по сторонам и запоминая обстановку, чтобы, в случае чего, резко рвануть так, чтобы только пятки блестели. Но я, кажется, знаю, где мы. Возможно, вас это и не обрадует, но мы на тонущем судне. – Нарцисса уже задумывалась об этом, а слова мужчины только лишь подтвердили ее опасения. Но почему-то перспектива утонуть девушку пугала намного меньше, чем умереть от пули какого-то сумасшедшего. Ведь девушка привыкла верить в людей, поэтому умереть от стихии, природы считала куда более благородной смертью, чем какой-то человек возьмет на себя столь тяжкий грех, как убийство. На секунду Нарцисса прервала свои мысли, представив, как комически они смотрятся. Мужчина, еле идущий от ран, тащит за собой полу усталую блондинку, которая так схватила чистые полотенца, словно именно они могут спасти их от этого страшного мира.  Несмотря на всю трагичность этой ситуации, Цисса улыбнулась, а в душе появилась скромная надежду. Еще не все потеряно! Так...Нам нужен источник освещения. В потемках далеко мы не продвинемся...Идеи есть? – звук чужого голоса уверенно выдернул Нарциссу из своих мыслей. Девушка огляделась, понимая, что он привел ее в тупик, и задумалась. - Нам нужен фонарик, или керосиновая лампа, ну, на крайний случай обычные спички. Может стоит оглядеть каюте и комнаты? Наверняка, кто-то из персонала и пассажиров увлекался курением? – Нарцисса осмотрелась по сторонам, понимая, что ближайшие каюты находится на обратном пути и уверенно пошла туда, не отпуская руки своего друга по несчастью.

0

13

Девушка мыслила в верном направлении. Карманный фонарик, зажигалка, спички, даже керосиновая лампа - что-то несомненно должно было где-то здесь найтись. Он оценил ту уверенность и смелость, с которой она рванулась было обратно, едва не выпустив свою руку из его хватки. Но её безумную, по сути самоубийственную идею обыскать каюты оставшиеся позади, он отнюдь не поддерживал. Более того, это вновь зародило в его голове мысли о её лжи.
- Какого черта ты делаешь? - бросил он в ответ, не спеша отпускать Нарциссу, а тем более идти следом за ней. Усилив хватку, дабы предотвратить возможные попытки её побега, он продолжил, пытаясь придать своему голосу больше твердости и уверенности - ...Согласен. Кто-то мог увлекаться курением. Зажигалка, спички и тому подобное должно найтись. Но обратно мы не пойдем...Странно...Ты будто рвешься в лапы убийцы...Даже не надейся. До тех пор пока мы отсюда не выберемся, ты будешь со мной, мы не ступим и шагу назад. Если всё то что ты мне рассказала - правда, то бояться тебе нечего. Если ты в сговоре с убийцей, или же каким либо образом повинна в том что случилось, ты за это ответишь. Считай что я чертов коп, а ты моя подозреваемая
Слишком неосмотрительно было поступать так, с единственным встреченным человеком, и он это понимал. Но учитывая обстоятельства, возможно это всё что ему пока оставалось. Единственное в чем он на данный момент был уверен совершенно точно, так это лишь в том, что до тех пор, пока он не имеет достаточного количества достоверной информации о происходящем, то никому не будет подчиняться, и ни под чью дудку не будет плясать. Только таким образом, имелась хоть какая никакая вероятность избежать возможности попадания в мышеловку. Ещё раз взглянув сначала налево, затем направо от стены, он не долго думая решился:
- Мы идём направо. Знаешь...долго я тебя за ручку таскать не смогу...так что...- прервавшись он покосился на Нарциссу, решая продолжать или нет - ай ладно, идем...

0

14

...Согласен. Кто-то мог увлекаться курением. Зажигалка, спички и тому подобное должно найтись. Но обратно мы не пойдем...Странно...Ты будто рвешься в лапы убийцы...Даже не надейся. До тех пор пока мы отсюда не выберемся, ты будешь со мной, мы не ступим и шагу назад. Если всё то что ты мне рассказала - правда, то бояться тебе нечего. Если ты в сговоре с убийцей, или же каким либо образом повинна в том что случилось, ты за это ответишь. Считай что я чертов коп, а ты моя подозреваемая – Нарциссе казалось это странным, странным, что ей не доверяют и, возможно, даже в чем-то побаиваются. Но еще больше ее волновало то, что чувствовалось, что вот этому незнакомому мужчине, которого она знает, дай бог, минут десять, она была нужно, наверное, даже нужна больше, чем он ей. Поэтому Нарцисса решила вести себя, как хорошая девочка и отдать лидерство под контроль этому человеку. В конце концов, кто в их паре мужчина. Девушка уверенно пошла за ним, понимая расклад его мыслей. Мы идём направо. Знаешь...долго я тебя за ручку таскать не смогу...так что...ай ладно, идем...-Нарцисса кивнула, не придавая особенного значения его словам. Ей было так проще, чем искать потаенный смысл того, почему он считает, что она ему врет. В конце концов, она уже устала от моральных психологических потрясений, и поэтому ей просто хотелось выбраться с этого тонущего корабля. И все, точка. Но вот что она будет делать дальше, если она совершенно ничего не помнит. Она не сможет вернуться домой, потому что не знает, где он, этот самый дом и был ли он вообще. А может быть, до всего случившегося здесь, на судне, у нее были семья, муж, может дети. А что, если ее дети были с ней на судне и погибли. Нарцисса слегка покачала головой, откидывая все эти мысли куда подальше. Ничего этого уже не исправить, если было суждено, то так тому и быть. Нарцисса постаралась прокрутить в памяти всю свою жизнь, быть может, будут какие-то зацепки в памяти, по которым можно будет собрать всю свою память, но ничего такого не нашлось в ее сознании. И девушка задумалась, вот действительно, что она будет делать, когда вырвется отсюда, если память к ней не вернется? Позовет на помощь и… начнет новую жизнь? Без денег, связей… без памяти? Нарциссе все это казалось очень страшным, почти убийственным.

0

15

Помимо всего прочего, Нарцисса порядком удивила его своей чересчур податливой покорностью. Странная, в силу чего, довольно интересная девушка. Выслушала молча, не перебивая. Легкий согласный кивок в конце, и по прежнему без единого слова. Даже если бы она была причастна к убийце, разве должно быть так?...То ли с ней было что-то не так, то ли он сам был какой-то не такой. Ему стоило больших усилий не съязвить на этот счет. Всё таки не та сейчас была ситуация для язвительных шуточек и подколов. Необходимо было сосредоточить всё своё внимание на более серьезных вопросах. Тот коридор в который они попали свернув направо, был несколько иным. Здесь не было рядов пустых дверных проемов, не было даже окон. Попросту две голые стены с некогда шикарной, ныне покоцаной отделкой. Кое где виднелись канделябры изысканной работы, некоторые из них с трудом держались на стенах. Местами на полу была свалены некоторые части громоздкой мебели, которые благо удавалось подмечать вовремя, и удачно миновать, практически не поднимая лишнего шума. Местами, давно привыкший к темноте взгляд, цеплялся за густые, бурые подтеки ещё не подсохшей крови на стенах, словно на одном из жутких полотен какого нибудь палача-садиста. До того момента как он принял вероятно ошибочное решение свернуть направо от Т-образного пересечения, он считал что за последние пол часа увидел и узнал уже всё самое безумное и невероятное из того что только можно увидеть в жизни. Прочувствовал всю силу того страха, который только можно прочувствовать. Но сейчас понял что ошибся, вероятно дело обстояло куда плачевнее чем представлял себе ранее. Здесь пролилось много крови. Неужели это всё, дело рук одного кровожадного маньяка?
"...От кого бы эта кровь не оставалась, с таким кровотечением, никакой человек дольше пары минут не протянет...где же все трупы в таком случае?...Черта с два я поверю что они превратились в прожорливых зомби и пошли искать жратву. Скорее поверю что в прошлом я был балериной, чем в эту...дребедень"
- Эта чертова темнота действует мне на нервы, сколько же сейчас времени то?...Чем бы ни был этот коридор, думаю скоро он нас куда нибудь выведет...Интересная ты девушка...- всё же не удержался он - если бы я предложил тебе заняться сексом, ты бы тоже ответила согласным кивком?...
В подтверждение его догадок, вскоре коридор заворачивал налево. Он хотел было ещё что-то добавить к вышесказанному, но остановившись у угла, невольно выпустив при этом руку Циссы, напрягая слух прислушался. За секунду до того как он едва не ступил туда, за поворот, ему показалось что там кто-то был. Вряд ли убийца способен был их опередить, но возможно он орудовал здесь не один. Секунда...две...три. Рёв волн бьющихся о борт, завывание резких порывов ветра, стон судна содрогающегося всем корпусом под неумолимым натиском стихии...Когда ему уже начало казаться что действительно показалось, в привычную гамму звуков, резко вмешалось нечто новое - отчетливый звук тяжелых шагов, уверенно чеканящих шаг. Кто-то находился совсем рядом, возможно сразу за поворотом. Вероятно беглецов отделяло от неизвестного, всего пара шагов. Он замер в ожидании, невольно затаив дыхание, осознавая насколько же они черт побери только что находились близко от возможной смерти. Звук шагов был неспешно удаляющимся, но до этого, он своей болтливостью едва не подписал себе смертный приговор, привлекая внимание возможных убийц...

0

16

Мужчина медленно, но уверенно тащил ее куда-то, пока сама Нарцисса витала в облаках. Она все думала о том, что будет, когда они выберутся на свободу, что она будет делать, как жить. Эта чертова темнота действует мне на нервы, сколько же сейчас времени то?.. Чем бы ни был этот коридор, думаю скоро он нас куда-нибудь выведет... Интересная ты девушка... если бы я предложил тебе заняться сексом, ты бы тоже ответила согласным кивком?... – Нарцисса не стала отвечать на такое едкое замечание, девушка была слишком хорошо для этого воспитана. Да и к тому же, она знает этого человека совсем недавно, поэтому и мысли не было о таких пошлых и грязных вещах, тем более, если даже она не знает его имени. То есть лидерство отдать - это можно, жизнь доверить - всегда пожалуйста, а переспать - так все, я имени не знаю – посмеялась над собой блондинка, понимаю, что она действительно странная личность. Вот только почему она такая? В коридоре, который вел налево, послышались шаги. Они были совсем рядом, но постепенно отдалялись, уходя куда-то дальше, во мрак коридора. Шаги были тяжелые, немного грузные, что могло свидетельствовать об избыточном весе владельца или о его далеко нелегкой одежде, но при этом шли четко и слаженно, будто этот человек не меньше года ходил по плацу, словно по команде старшего военнослужащего. Но это были не те шаги, что слышала Нарцисса там, в другом коридоре, рядом с комнатой, в которой проснулась. Те, другие шаги, были легкие, еле слышные, можно сказать крадущиеся шаги пантеры. Шаги хищника и убийцы, который подстерегал свою жертву. Эти шаги были другие. Но, что было странно, на шаги выжившего после трагедии человека они походили мало. Шаги были уверенные и четкие, словно человек точно знал куда он идет и что ищет, знал расположение комнат или, по крайней мере, не находился в удивлении, отчаянье и страхе. Нарциссе закралась страшная мысль о том, что убийц на корабле было несколько, что одновременно пугало и удивляло. Зачем вообще было нужно убивать людей, которые итак с горем пополам пережили неизвестную трагедию.

Отредактировано Narcissa Sheron (2013-11-14 11:07:24)

0

17

Вскоре шаги затихли. Но это не означало что неизвестный ушел. Вероятнее всего он остановился. И подтверждением тому стал последовавший затем чуть приглушенный расстоянием и посторонними звуками, но тем не менее отчетливо различимый, подстать тяжелым шагам, властный, уверенный голос, с едва уловимыми саркастическими нотками. Возможно принадлежащий человеку лет сорока:   
- Я думаю, Соул каким-то образом раскусил нас и теперь решил прорываться с боем. Засранец похоже не подозревает во что ввязался. Передай своим, чтобы объединились в группы и были готовы к любым неожиданностям. Никто не должен действовать в одиночку, как на судне так и на берегу, особенно на берегу. Полагаю...
- Подожди...Подожди. Нет, только не это...- резко прервал его другой голос, столь же глубокий, но с явными нотками сдерживаемого урагана - Крис! Сэм! Ответьте хоть кто-нибудь! - вероятно он был порядком взвинчен и взволнован.
Затем послышался сплошной треск статистических помех, сквозь который спустя несколько томительных для обоих сторон секунд послышались короткие обрывки фраз:
- Боже...Что он...Здесь...Целое...Крови...Грейсона нигде нет. Дерьмо! Мы не можем его...Найти...Господи, сколько же здесь крови!
- Сэм! Ты меня слышишь?!
Похоже коротковолновая связь у ребят была повреждена, и теперь она односторонняя и то с перебоями. Но как бы там ни было, он наконец облегченно выдохнул, настроение его резко поднялось. Маловероятно что эти люди были каким-то боком причастны к убийце, вполне возможно они были даже из спасательной группы присланные сюда на помощь людям пережившим чертову катастрофу. Еще секунду поколебавшись, он взглянул на свою спутницу, на сей раз действительно приветливо и без каких либо подозрений, и даже более того. Только когда возможная опасность осталась позади, в его голову невольно прокралась мысль о дальнейшей возможности их более тесного сотрудничества, в гораздо более спокойной, возможно интимной обстановке. Приблизившись к Циссе почти вплотную, но не давая воли своим рукам, что далось ему не без труда, он шепнул ей на ухо:
- Кажется это за нами. Если не возражаешь, продолжим наше знакомство чуть позже...Даже более того, я на этом настаиваю...
После чего, он не задерживаясь более, направился вперед, уверенно завернув налево, навстречу к "спасательной группе"
"Черт...кажется в прошлом я был чертовски падок до красивых, фигуристых женщин...В конце, концов разве это плохо?..." - это была единственная осознанная им мысль, до той секунды как он понял что что-то здесь не так. Едва он завернул налево, как ему в лицо уперся ослепляющий луч фонарика. Рефлекторно прикрыв глаза рукой, он произнес как можно отчетливее:
- Эй, не стреляйте! Я один из...
Но вряд ли этих ребят интересовали какие бы то ни было объяснения. В ту же секунду, один из них приблизившись к нему в какие-то доли секунды, резкими,отточенными до автоматизма движениями, замахнувшись нанес удар прикладом оружия, метя в затылочную область. Удар был крепким и безжалостным, отправляющим в нокаут, и едва ни раскраивающем череп. Он мешком повалился на пол.
- Осмотри коридор! - коротко бросил Лью своему напарнику, склонившись над бесчувственным гостем.

0

18

Нарцисса, все еще витая в своих мыслях, не сразу поняла, что именно происходит вне ее душевных переживаний, поэтому откровенной близости от своего новоиспеченного знакомого не ожидала совершенно. Да и звуки с той стороны коридора, она услышала не сразу. - - Кажется это за нами. Если не возражаешь, продолжим наше знакомство чуть позже... Даже более того, я на этом настаиваю...-внезапно сказал мужчина и бесстрашно пошел по направлению к звукам. Нарцисса такой резвости не одобряла и не разделяла. Она была совершенно не уверена в тех людях, которые были с той стороны коридора, они казались ей совершенно чужими. Ее даже сам разговор насторожил, очень было странно, что они спасают выживших, скорее они искали определенного человека, который в чем-то из раскусил. Но все это было лишь догадками до тех пор, пока Нарцисса не услышала звук падающего тела, тела ее нового знакомого. - Осмотри коридор! – послышался голос со стороны. Нарцисса не знала, что делать. Бежать спасать того мужчину, рискуя своей жизни, бросаться к вооруженным людям, которым нет дела до них, несчастных, ради человека, имя которого она не знала – она не хотела. Просто понимала, что она ляжет там же рядом и все-равно не спасет никого, только себя погубит. С другой стороны, с той стороны, откуда они пришли был какой-то сумасшедший маньяк. Но выбора не было и Нарцисса, стараясь как можно быстрее и тише бежать обратно. Благо у босых ног было неплохое преимущество-тишина. За ней еще на приличном расстоянии так, чтобы не видеть саму Цисса спокойно шел один, всего один человек. Но Нарцисса горьких иллюзий о том, что может его обезвредить не испытывала, поэтому искала место, где можно просто и быстро спрятаться. Стали показываться первые каюты и девушка, недолго думая, наугад забежала в одну из них, трезво понимая свое преимущество – у нее есть время и, более того, она осталась незаметной. Да и вряд ли тот человек пойдет так далеко один, без напарника. Но, если одну угрозу, можно сказать, она миновала, то угроза маньяка была куда ближе. Нарцисса оглянулась, но увидела лишь полуразрушенную каюту с большой двухместной кроватью и сломанным буфетом. Но времени прятаться где-то еще не было, вдруг человек все-таки идет за ней. Нарцисса стараясь быть как можно тише полезла под кровать, благо место там было, а длинные полы одеяла закрывали весь вид, поэтому, если человек не будет старательно обыскивать комнату, то вряд ли он найдет. Оказавшись под кроватью, где было темно и грязно, Нарцисса старалась даже дышать через раз и просто надеялась, что беды ее минуют.

0

19

Парень спал. Или нет, точнее будет сказать, что он пребывал где-то на грани между сном и явью. Завис в бесконечности, если угодно. Если бы кто-то его спросил, что он сейчас чувствует, он бы ответил, что ничего. И действительно, юношу будто поймали  и словно мушку живьем поместили в янтарь. И вот он пребывал в небытие, словно пойманное в  тягучую смолу насекомое.  Казалось, это будет длиться вечно, и нет пути сбежать, проснуться, очнуться. Оказалось, путь был.
Очнулся он резко, будто из холодной полыньи вынырнул. Распахнул глаза, не понимая и не осознавая, где находится. Осторожно сел, и тут же со стоном сполз обратно на холодный пол: тело противно ныло, жглись и щипали многочисленные ссадины, особенно сильно боль отдавалась где-то в районе затылка.
"Стукнулся я им, что ли..."- мысленно предположил парень и попытался оценить обстановку. По всему выходило, что оценивать было особенно нечего: хотя бы потому, что вокруг царил полумрак, мешающий разглядеть что-либо. Кое-как поднявшись на ноги, и осторожно передвигаясь по накренившейся в одну сторону поверхности,юноша попытался на ощупь исследовать окружающее его пространство и практически тут же наткнулся на гладкую холодную стену.
"Очень надеюсь, что я не заперт."- стараясь не паниковать, подумал он. - "Черт, понять бы ещё, где я вообще..."
Также медленно и на ощупь парень двинулся вдоль стены и наконец нащупал нечто, очертаниями напоминающее дверь, только овальной формы. Найдя после непродолжительных поисков дверную ручку, юноша повернул её и дверь с мерзким скрипом отворилась.
В помещение тут же проник слабый, какой-то притупленный и даже грязный, если так вообще можно говорить об освещении, свет. Сразу проявились основные очертания помещения, которое, на проверку, оказалось маленькой комнатушкой с двумя двухэтажными кроватями и парой тумбочек. В комнате беспорядочно валялись самые различные предметы, а одну стену пробивала странная железная конструкция, с которой по капле стекала вниз вода. Окно отсутствовало. Вся комната была как-то перекошена на один бок. Глянув ещё раз на всю обстановку, парень скорее посчитал бы это помещение одной из корабельных кают: овальная дверь, строгое крепление мебели или того, что от неё осталось...Видимо, он и правда находился на корабле, который, скорее всего, потерпел где-то крушение.
"С тем, где я, вроде как разобрались"- решил юноша. -Осталось понять главное: кто я?
Его мозг на этот вопрос не давал решительно никакого ответа. Только парень пытался копнуть поглубже, выудить на свет какие-нибудь воспоминания, как тут же натыкался на какое-то подобие тумана: все мысли терялись и как будто даже растворялись. Помучившись так ещё пару минут, он бросил попытки что-либо вспомнить.
"Отлично."- подумал юноша. -"Я нахожусь в какой-то темной полуразрушенной каюте с ноющим тупой болью затылком и ломотой во всем теле и совершенно не могу понять, как сюда попал. Более того, я даже себя вспомнить не могу! Причем,"- он на пару секунд отвлекся. - "причем как есть, одеваться, разговаривать и прочее - я помню. Ничего из бытовых мелочей не забылось, но то - кто я сам, как будто кануло в никуда.Ладно",- попытался успокоить он сам себя.- "без паники. Попытаемся разобраться с тем, что имеем. Я, совершенно точно, мужчина, с этим вопросов нет. Возраст...ну, у меня конечно все болит, но не думаю я, что это от старости. Лицо, вроде, молодое".- юноша на проверку ощупал свое лицо, тут же наткнувшись на влажный след под носом. Поднеся руку поближе к лицу, он рассмотрел на своей ладони буро-коричневую жидкость. У него, оказывается, ещё и кровь из носа шла. - "Итак, лицо молодое. Зовут меня как?...Правильно, никак меня не зовут, ибо я имени вспомнить не могу. Ладно, подведем итоги: я черти где, черти кто и понятия не имею, что мне делать и куда бежать. Восхитительно."
Ощупав себя на предмет повреждений, парень наткнулся на пластмассовый прямоугольник, прикрепленный булавкой к его груди. Дрожащей рукой отцепив бейджик, а это должен был быть именно он, юноша подслеповато сощурился, пытаясь разглядеть в полутьме надпись.
"Кристофер, стюарт" - гласила она.
"Кажется, это моё имя."- с сомнением подумал юноша. -"Кристофер, Кристофер,хм...Нет, не могу ничего вспомнить. Значит, я работал на этом судне? Ну, это уже лучше, чем ничего. Конечно, ни фамилии, ни возраста, ни даже названия корабля...Но я хоть знаю, как себя самого называть."
Выяснив наконец все, что мог выяснить, Кристофер решил наконец выглянуть из каюты и понять, что за хренотень тут происходит. Приоткрыв дверь пошире, он осторожно выглянул из неё, огляделся, и тут же резко отпрянул обратно в помещение, прислоняясь к стене и закрывая рот ладонями. Прямо за дверью, широко раскинув руки и вперив невидящий взгляд в потолок, лежал труп молодой женщины. В том, что незнакомка мертва, не было никаких сомнений: посреди её лба красовалось ровное и круглое отверстие. Видимо, от пулевого ранения. Рвано и быстро дыша, юноша изо всех сил старался сдержать рвотный порыв. Теперь, после того, как он обнаружил эту женщину, ясно было одно: что бы тут не произошло, он в большой опасности. Надо вести себя как можно тише и не шуметь.
"Мне нужно какое-нибудь оружие.- истерично метались мысли в голове у Криса. - "Если я не хочу закончить, как она... Боже, что я смогу сделать с вооруженными людьми?! Все равно. Мне нужно хоть какое-то оружие, нож, балка...Тут есть какая-нибудь выпавшая балка?- юноша обвел полубезумным взглядом комнату, и наконец остановился на сильно покореженной и разломанной железяке на полу каюты. Видимо, раньше она служила складной лестницей на верхнюю кровать. Метнувшись к ней и с трудом отломав себе меньшую часть разбитой лестницы, Кристофер прижал к себе ставший жизненно необходимый металл и осторожно двинулся на выход. Сидеть в порушенной каюте и ждать у моря погоды смысла не было: даже воспаленный нахлынувшими на него пугающими фактами мозг юноши осознавал, что долго взаперти, без пищи и воды он не протянет.
Стараясь не смотреть на обезображенный труп, паренек переступил через тело и тихонько двинулся по освещаемому бледными редкими лампами коридору.

Отредактировано Christopher Keat (2013-12-13 19:22:58)

+2

20

Существо когда то бывшее человеком открыло глаза, оно плыло по течению реки, воды которой были чернее самой черной ночи, и холоднее самого холодного льда. Вокруг не было видно ничего, но чья то костлявая но сильная рука коснулась груди и опустила человека под воду, человек начал растворятся, таять словно брошенный в серную кислоту кусок металла. Тишина, звенящая, оглушительная тишина вокруг. И темнота. Темнота густо обволакивающая все что попадалось на ее пути, без шанса на самый малый просвет. Тьма давила, тьма изменяла и разрушала самое существо того что когда то было человеком. Тишина стала шуметь еще больше изредка гулко разрываемая угасающими от этого еще более страшными ударами сердца. Вот оно и перестало стучать. Но человек не хотел умирать, он хотел бороться за жизнь какой бы она не была. Человек хотел жить. Вдруг так же рука глубоко вонзила свои длинные когти в грудь существа и сжала руку на сердце словно торопилась вырвать самую лакомую часть до того как воды Стикса испарят и ее. Но сердце вновь сделало удар, затем еще один и голос, тихий, непохожий ни на один принадлежавший человеку или зверю,не имевший ни капли эмоций, ни злобы, ни доброты, он не был живым как и все вокруг-раздался громовым раскатом:
- Скоро ты вернешься сюда
С громким судорожным вздохом девушка открыла глаза. Весь попавший в легкие воздух тут же был насильно выдавлен чем то обратно. Девушка хрипела судорожно пытаясь вбирать в себя воздух маленькими глотками, казалось она снова впадет в забытье. Каждый вдох давался очень тяжело и болезненно. Девушка старалась не шевелится, она все еще не могла понять кто она и где находится, мертвый голос остался лишь далеким эхом, на его место пришло осознание того, что девушка оставила где то там, далеко самое себя. Она не знала кто она, где находится и что так мучительно больно стискивает грудь. Девушка почувствовала свежий солоноватый привкус крови во рту "первая отрицательная, самая сильно отдающая железом..." пронеслась в голове первая полностью осознанная мысль. Откуда она это знала и почему- так же оставалось тайной. Медленно девушка пошевелила правой рукой, рука действовала, так же придавленная чем то большим и тяжелым, левая оказалась свободной, и ею девушка начала медленно обследовать лежащий на ней предмет. Он был холодным и слегка влажным и весьма большим и тяжелым. Ноги ниже колена были свободны, а значит ширина у него примерно метр плюс или минус неизвестно ведь кроме своего имени и прошлого девушка не знала даже как выглядит, высокая она или низкая, черная у нее кожа или белая. Она не знала ничего, но с каждой секундой предмет давил на грудь все сильнее. Боль металлическим обручем стискивала грудь с каждой секундой сжимаясь все сильнее буквально врезаясь в живую плоть. Все так же дыша мелкими рывками девушка попыталась крикнуть о помощи, но вместо крика, хриплым сипом вырвалось еле слышимое прерывистое:
- По..мо...гите, пожалуй...ста...по-мо...
Запас воздуха в легких кончился и девушка замолкла стиснув зубы чтоб не застонать от боли. Она закрыла глаза пытаясь как то отвлечься от боли. Она попыталась вспомнить хоть что нибудь. Память отдавала лишь только вспышки белого света одна за одной, но ничего более. Она попыталась копнуть чуть ближе может она могла вспомнить последние какие то события. Вдруг во вспышке белого света, всего на мгновение она услышала громкий,полный ужаса и отчаянья мужской крик:
- РИКАААА!!... 
...Звук выстрела и темнота. Это был единственный клочок которой ей удалось поймать. Вдруг выстрелы повторились, девушка замерла, если и без того неподвижно лежащую девушку можно назвать замершей. Но дышать она стала через раз. Выстрелы звучали не в воспоминаниях, а в реальности и были хоть и не близко но достаточно недалеко. Словно только сейчас к ней вернулся слух, кроме выстрелов девушка услышала странный металлический скрип и шум воды, как будто бьющий по металлическим стенам от чего те устало стонут. Но вопросы мучившие девушку до этого, уже отошли на второй план, в голове возникла только одна мысль "выбраться". Привыкшими к темноте глазами девушка осмотрела место ее обитания. Ошибиться было сложно это была каюта. Большая двухспальная деревянная кровать с искусной резьбой. Над ней картина так не к месту изображающая мексиканское родео. Два круглых иллюминатора один из которых был разбит а второй чем то заляпан. Темнота снаружи казалось была светлее чем здесь, потому что в разбитом окошечке девушка увидала крохотный кусочек темного затянутого облаками неба иногда освещаемый блеском молнии, снаружи явно бушевала стихия. В каюте все было перевернуто вверх дном. В углу валялся комод, неподалеку от обломков стола валялись стулья. Все говорило о том, что судно на котором она куда то и откуда то плыла-потерпело крушение и судя по странному наклону всего в комнате, оно имело большой крен и грозило скоро уйти под воду. Предметом же лежавшим на ней оказался небольшой шкаф. Выбираться из которого было болезненно но все же реально. Потратив на свое освобождение минут десять, потому что видимо она упала не со шкафом, а шкаф свалился на нее, если не сломав что то, то весьма сильно ударив грудную клетку. И любое неосторожное движение было весьма и весьма болезненным. Освободившись первым делом девушка не обратив внимания на боль к которой странным образом начала уже привыкать словно так оно и должно было быть, она сделала несколько больших глотков воздуха полной грудью. Голова слегка закружилась от такого количества кислорода, но полежав пару минут без движений все прошло. Теперь девушка попыталась оценить причиненный ей ущерб, волосы были противно слепившимися ,руки и ноги без видимых повреждений, освобожденная грудь болела уже меньше при попытках движения, значит ребра не сломаны, а это уже радовало. Не торопясь девушка встала, захватив по пути обломок ножки от стола. Стрелявшие были неподалеку, а были ли они друзьями или "милосердно" добивали умирающих-это уже мало волновало. Встречаться с ними девушка не горела желанием. Сейчас она хотела выбраться отсюда, куда и зачем неважно, может найти шлюпку и уплыть ждать что ее найдут...если кто то будет конечно ее искать. Но на данный момент перспектива умереть от истощения в шлюпке посреди моря ей показалась куда более привлекательной. Девушка была одета в легкий ночной халатик под которыми были только майка и шорты из легкой ткани, и сейчас девушка ощутила всю "прелесть" неотапливаемого судна. Иной одежды нигде не было видно, а переворачивать шкаф, тем самым привлекая шумом внимание к себе было рискованно, почти на ощупь найдя дверную ручку девушка открыла дверь, и если темноте каюты ей показалась малопросветной то коридор был черной дырой, потому что девушка даже рук не видела. Держа в руках палку как биту и приготовившись к размашистому удару девушка осторожно ступала по коридору не зная куда идет. Спиной она прижималась к стене чтобы чувствовать дорогу, шаги она делала короткие и аккуратный как кошка мягко и бесшумно переступая дюйм за дюймом. Больше всего на свете девушка боялась сейчас встать на чью то руку и закричать. Ведь ей повезло остаться в живых, но кто знает насколько большое это судно и сколько людей здесь было в момент крушения. И по чьей оно произошло вине, кто-то не справился с управлением? Или кому то захотелось взять власть над судном с помощью оружия? Тогда малейшие искорки желания пойти к людям-исчезли. В голове звучало только одно - "шлюпка,шлюпка,шлюпка"
Девушка медленно шла по коридору и напряженно вслушивалась в тишину разрушаемую лишь изредка скрипом корабля и шумом волн и ее собственным все еще прерывисто хриплым дыханием.

+1

21

Каковы истинные возможности человеческого организма в экстремальных ситуациях? Когда он, проснулся в том злополучном коридоре, с которого и начал свой путь, то считал что хуже уже просто не может быть, но ошибся и довольно глубоко. Казалось бесчисленное количество раз, после того как он впервые очнулся с разрывающийся от нанесенного прикладом удара головой, его вырубали снова и снова, отправляя в нокаут какой-то парой даже не самых крепких ударов. Явно не просто так, не для забавы. Какие-то странные, рослые ублюдки, в каких-то странных скафандрах, упорно пытались добиться от него ответа, на какие-то вопросы, сыплющиеся на него один за другим, ответа на которые он и сам черт бы их побрал не знал! А если и знал бы - ответить просто физически не мог, еле ворочая языком, то и дело проваливаясь в бездонное небытие. Да какие там вообще ответы, если в тот короткий промежуток между словами и ударами, не хватало времени даже на то, что бы, хотя бы попытаться с мыслями собраться? Определенно что-то у этих ребят было не в порядке с головой, или что-то их порядком выводило из себя, а он, оказавшись что называется не в том месте и не в то время, сам того не ведая, подписал себе незавидную участь разменной монеты, козла отпущения в чьих-то дьявольских играх, или что маловероятно - попросту оказался забавой в садистских лапах. А может в не столь далеком прошлом умудрился перебежать дорогу не тем людям? Версий может быть много, вот только осознание единственной верной, вряд ли каким либо образом способно было ему сейчас помочь. Однако, как бы там ни было, а когда в очередной раз поглотившая его тьма, в очередной раз чертовски медленно расступилась, а сознание худо-бедно стало возвращаться, будто на утро после крепкой, да что там - крепчайшей попойки! Все оказалось несколько иначе. Его больше не били, и не требовали каких-то ответов. Возможно, как ни странно на какое-то время попросту забыли про него. До его, то и дело исчезающего слуха доносились обрывки каких-то резких фраз на повышенных тонах. Смысла слов, как бы он ни хотел, не мог разобрать, сквозь сплошной туман боли притупившей рассудок, заполняющей всё его естество, но по явственно панической интонации было ясно совершенно точно - у ребят, кем бы они ни были, большие проблемы. Когда зрение более-менее сфокусировалось, он обнаружил себя в неудобном сидячем положении, на металлическом полу, словно брошенная в уголок тряпичная кукла, безвольно свесившая голову на грудь, здесь царил все тот же густой мрак. Что-то болезненно впивалось в спину, заставляя тело выгибаться дугой. Не падал мешком на пол, он лишь за счет своих же рук, которые были к чему-то прикованы за спиной, кажется наручниками, или каким-то их подобием. Он отчаянно пытался сидеть тихо, не производя ни единого звука, не привлекая к себе ненужного внимания, стараясь даже не дышать, унять паническое сердцебиение, что было не так-то и просто, когда онемевшее тело требовало хоть какого нибудь незамедлительного движения, а боль столь же отчаянно требовала выхода. Но кажется его усилия того стоили. Еще несколько томительных мгновений, и до слуха донесся тяжелый топот быстро удаляющихся ног, каким-то странным эхом разносящиеся по помещению. Этот звук, был столь желанным для него, что казался просто невероятным. Неужели и впрямь просто так берут и уходят?...Тело, движимое скорее инстинктом самосохранения, нежели отбитыми доводами разума, резко дернулось в сторону, стремясь убраться отсюда поскорее. Стремясь панически сбежать от источника опасности. Вот только из этой опрометчивой попытки ничего не вышло, оковы сковавшие руки лишь сильнее врезались в кожу, невольно срывая с его разбитых губ сдавленный вскрик. В следующую секунду, по полу в его сторону, метнулся луч фонарика, будто разрезающий темноту, а затем неспешно приближающиеся шаги. То что судя по звукам они принадлежали одному человеку - несколько обнадеживало и пугало одновременно. Допросить? Или добить? В первом случае можно было попытаться как-то выкрутиться, во втором...О втором лучше было и вовсе не думать. За какое-то мгновение, до того как чья-то тяжелая рука схватила его за волосы и резко дернула, поднимая к свету, он успел непроизвольно отметить строение пола, сильно отличающего от того, где его вырубили. Вероятно это был какой-то механический отсек, или во всяком случае какое-то его подобие.
- Начнем сначала. Ты понимаешь меня?
Из-за яркого света, нещадно бьющего прямо в глаза, говорившего не было видно. Но судя по голосу, как ни странно, это мог быть парень лет двадцати пяти, не старше. Сил хватило лишь на то, что бы согласно кивнуть в ответ, щурясь от света буквально выжигающего глаза...

+1

22

Пока все шло более-менее неплохо. Насколько все вообще может быть хорошо на неизвестно где потерпевшем крушении корабле, полном трупов. А тел убитых Кристофер, медленно и осторожно продвигаясь все дальше по коридору, встречал все больше и больше. Причем сомнений в том, что они убиты не возникало никаких. Только кто-то был застрелен, кого-то придавила или проткнула та или иная часть корабля, а кого-то...Разорвали, наверно это было наиболее подходящее описание некоторых трупов. Выглядели они так, будто их долгое время трепал какой-то зверь. Очень большой и определенно хищный. Думать о том, кто такое мог сотворить, у юноши не было ни малейшего желания. Как и рассматривать трупы. Он уже пытался идти вперед, по минимуму глядя по сторонам и почти совсем не глядя под ноги. Такое пренебрежение окружающей его действительностью вскоре аукнулось Крису: споткнувшись об очередное препятствие, юноша кубарем полетел на пол и нос к носу столкнулся с одним из обезображенных тел. От душераздирающего вопля его удержал внезапный рвотный порыв, и Кристофера, не выдержавшего близкого соседства, вида и запаха трупа вывернуло наизнанку. Проблевавшись и откашлявшись, он замер, напряженно прислушиваясь. Тишина, лишь мигание ламп да вода где-то капает.
"Мне нельзя падать в обморок."- попытался убедить сам себя юноша. - Мне надо двигаться дальше и не шуметь, если я не хочу стать одним из этих бедолаг. - поднявшись с холодной поверхности и утерев рот рукавом, парень замер посреди коридора все ещё прислушиваясь и боязно оглядываясь по сторонам. Сейчас, если не считая просто безумного желания оказаться за тысячи миль от этого места, парень остро желал, чтобы у него отсутствовали какие-либо вкусовые и обонятельные рецепторы. К сладковатому запаху мертвых тел теперь прибавился и тошнотворный аромат его собственной рвоты.
"Вперед".- в который раз напомнил себе Крис и также медленно и осторожно двинулся дальше.
"Я не хочу умирать, я не хочу умирать..."- то и дело истерично всплывала одна и та же назойливая мысль в сознании юноши. Он всеми силами пытался успокоиться, напоминая себе, что ему, кроме него самого никто не поможет. Всем этим мертвым бедолагам никто не помог. Спустя какое-то время Крис начал задумываться:а остался ли на этом корабле ещё хоть кто-нибудь живой...?
Как оказалось, размышлять, при этом переставляя уставшие от длительной ходьбы конечности было не лучшей идеей. Или не так - отвратительной из всех возможных идей. И без того тусклое освещение коридора все бледнело с продвижением вперед, и парень, чуть успокоившийся, с притупившимися от усталости чувствами, в один совсем не прекрасный момент обнаружил, что освещения дальше нет. То есть совсем. Единственная слабая лампочка из последних сил мигала, оповещая весь мир и Криса в частности о скорой своей кончине. Впереди был беспросветный мрак и неизвестность. Позади - несколько утомительных часов пути и полуразрушенная каюта. Все другие немногочисленные повороты и ответвления тоннеля были либо завалены, либо вели в тупики.
Кристофер сглотнул подступивший к горлу ком и, нащупав стену, сделал первый шаг вперед. Он выбирал неизвестность. Она, как известно, всегда пугает, также и таит в себе определенную надежду.
Перемещаться в кромешной темноте оказалось гораздо страшнее и труднее. Ни на мгновение не отпуская гладкой поверхности стены, парень медленно, вслепую, ногой проверяя путь, двигался дальше. Нервы его были обострены до предела: Крису то и дело казалось, что вокруг туда-сюда кто-то снует, что из бездонной темноты на него смотрят те твари, что растерзали несчастных пассажиров лайнера. Он попытался убедить себя, что это всего лишь паранойя, но все равно не переставал испуганно прислушиваться к каждому шороху, зачастую им же самим и созданному.
И в один миг все это обернулось катастрофой. Возможно, ему показалось. Может быть, он и правда что-то видел. Но на одно мгновение Крису почудилось движение в кромешной тьме, и тут же недалеко от него раздался какой-то шорох. Парень резко повернулся в его сторону и неосознанно сделал шаг назад. Это и было его ошибкой. Юноша сделал один неосторожный шаг назад, и, оступившись, стал заваливаться назад. В попытке хоть удержать равновесие, Кристофер попытался хоть как-то уцепиться за гладкую стену, но лишь ободрал себе пальцы и, неловко повернувшись,боком  скатившись по сильно накренившемуся и проломленному полу, провалился куда-то вниз.
Очнулся он спустя какое-то время, но, однако, вставать не спешил. Попытался пошевелиться, и все тело тут же буквально опалило внезапной болью. В этот раз боль отдавалась отнюдь не в затылке, но в левой руке и левой же щиколотке. Нога болела мучительно тягуче, словно Кристофер просто на тренировке неудачно мышцу потянул. А вот с рукой все было хуже. Прислушавшись к своим ощущениям, юноша здорово перепугался - правая рука у него была вывернута под каким-то неестественным углом и яркими вспышками боли отзывалась на любую попытку ей пошевелить
"Наверно, перелом."- обреченно подумал Крис, еле сдерживая слезы. Вот разреветься сейчас - самое глупое и опасное дело. - "Господи, лишь бы он не был открытым..."
Чуть дыша от липкого страха, он осторожно, здоровой рукой ощупал больную. Открытая рана с жуткой выпирающей костью отсутствовала. Зато на внутренней стороне локтя присутствовало огромное количество мелкий неровностей, словно...словно застарелых следов от уколов шприца. Мысль о том, от чего могли бы быть эти уколы, пришла в голову Криса незамедлительно.
"Я ещё и наркоман?" - отчаянно вопросил он сам себя. - "Нет, не может быть, у меня же нет ломки...Хотя откуда мне знать, как она вообще ощущается?..."
Начать рассуждать дальше юноша просто не успел: совсем рядом с ним что-то громко хрустнуло. Оцепенев от сковывающего его ледяными объятиями ужаса, он, широко распахнув глаза, таращился в темноту. Сейчас ему больше, чем когда-либо за все время после пробуждения в погромленной каюте, хотелось встретить других людей.
"Пожалуйста, пусть это будут люди,"- мысленно молил юноша, все также невидяще вглядываясь во тьму.- "Если они будут с оружием, если они захотят меня пристрелить - не важно. Лучше уж это, чем безумное неведение. Лучше пуля в лоб, чем быть растерзанным неизвестным созданием."
Затаив дыхание, парень застыл ледяной скульптурой. Его сердце предательски громко колотилось в груди, глухо отдаваясь  в ушах.

Отредактировано Christopher Keat (2013-12-15 03:42:51)

+1

23

Её разбудила боль. По началу она была едва-едва ощутимой, едва тревожащей, но упорно не отпускающей, словно легкая, но не заживающая царапина полученная от неудачного падения. Но постепенно, с пугающей скоростью, с силой неукротимого пожара, разгоралась все сильнее и сильнее. Боль с каждой минутой, каждой последующей секундой становилась более резкой, всепроникающей, мучительной, завладевающей все еще дремлющим, не желающим просыпаться разумом. Казалось будто кто-то вторгался в её организм, и пожирал, с животной яростью, неистовостью. Пожирал изнутри и снаружи, с жадностью отрывая от её тела целые куски плоти, будто стая голодных, обезумевших крыс прогрызающих себе путь через кожу и мышцы, к самым лакомым кускам мяса, что-то острое, режущее, чьи-то зубы вонзались в её тело сквозь плотную ткань одежды. Через вязкую пелену сна, до её слуха доносились противные чавкающие звуки. На её лицо что-то капало, тягуче-медленно растекаясь, стекая по щекам и подбородку вниз. Она чувствовала как к её горлу стремительно подступала тошнота, чувствовала как из её шеи, груди, живота вырываются потоки крови. Кажется перед тем как она впервые открыла глаза, её несколько раз вырвало, что-то вырвалось из глубин её организма наружу, с обжигающей гортань болью. Ей хотелось закричать, но крик тонул, будто захлебывался. Вместо него, с её губ срывался лишь сырой, булькающий кашель. Ей отчаянно хотелось позвать на помощь, остановить эту завладевающую ею боль, но что-то мешало. Где-то в глубине еще не проснувшегося, но уже затуманивающегося разума, она желала умереть, что бы больше не чувствовать, продолжить прерванный, пленительный сон. Но не могла, вместо этого, она вынуждена была терпеть чудовищную боль, покорно ожидая развязки. Когда бывшей официантке одного из корабельных ресторанов - Марии Уолш удалось наконец открыть отяжелевшие веки, всё закончилось. К своему удивлению, она больше не чувствовала боли. Но оно не проходило, это мучительное ощущение потеснило нечто иное, и этим чем-то было чувство голода, настолько сильное, что во много превосходило боль. От этого осознания стало мучительно страшно. Неужели...неужели зомби? Как из тех дурацких фильмов ужасов про оживших мертвецов???...Едва осознав столь пугающую перспективу, Мария тут же её отбросила как неуместную. Ведь раз она это осознает, раз разум и здравомыслие всё еще оставались при ней, раз она мыслит, значит она всё еще оставалась человеком! Необходимо было лишь срочно утолить чудовищный голод и выбираться отсюда поскорее. С трудом приподнявшись на локте, она медленно осмотрелась. Здесь царила темнота, но её быстро привыкший взгляд мог различить что она лежала в каком-то тесном, захламленном помещении, в растекшийся по полу грязно-серой луже из какой-то слизи, крови и гноя. Этой же смесью и она сама была измазана с ног до головы. Она медленно провела по луже ладонью, а затем поднеся её ко рту, сначала с осторожностью, а потом с удовольствием лизнула её, слизывая всю эту солоноватую на вкус слизь, как ребенок лижет леденец. Боже...как же хочется есть...Мария попыталась встать. Но не смогла, одна нога была чем-то придавлена, а вторая казалось и вовсе её не слушалась. Неожиданно даже для самой себя, она почувствовала резко вспыхнувшую ярость, к тому препятствию которое стояло на её пути, сродни той, который испытывает разьяреный человек в схватке со своим оппонентом. Не думая о последствиях, она резко дернула ногой, сдирая целый слой кожи. Первый раз нога не поддалась, но во второй ей удалось её высвободить. Мария не чувствовала боли, её рваные раны уже не кровоточили. Ковыляя на одной ноге, волоча за собой вторую, она направилась к чернеющему во мраке дверному проему...
Спустя какое-то время, ей удалось добраться до какого-то подобия кухни, в одном из корабельных кафе. В морозильной камере, ей удалось раздобыть мяса. Она, ломая зубы, съела свиную тушу. Но этого оказалось слишком мало. Зверский аппетит требовал больше пищи. Раздобыв там же разделочный топор, она направилась дальше, на поиски того, что могло бы утолить её голод. Несколько раз, Мария пыталась задуматься о том где она находится? Что произошло? Почему она не помнит ничего?...Но голод, он отвергал все мысли не касающиеся еды. Необходимо было утолить аппетит, а затем думать обо всем ином. Несколько раз она неудачно падала, ломая кости, но поднималась вновь. Еще через какое-то время, ей удалось прибиться к стайке таких же как она, из пяти голодных человек. Мария где-то подсознательно чувствовала, знала что они такие же. Упорно отвергая мысль о том, что они, как и она - мертвы. Они искали еду, пожирали людей, иногда пожирали друг друга: сильные охотились за слабыми. Во многом помогал её топор и всё еще функционирующая рука. К тому времени, как Мария наткнулась на очередного "живого" юношу, их осталось лишь двое. Но он знала что это не всё, знала что не одинока, знала что здесь много голодных, с которыми будет легче. Второй значительно отставал от неё, несколькими минутами ранее, он набил себе желудок так, что тот лопнул. Но её...её не могли остановить никакие препятствия, она пробиралась вперед, через захламленный коридор, одурманенная запахом свежей плоти...

0

24

Ни единого звука кроме бешено бьющегося сердца и прерывистого дыхания из горящей от боли груди. Девушка яростно сжимала обломок в руках, словно это был единственный шанс на спасение. Знакомое, но забытое чувство рождалось в мозгу девушки. Чувство надвигающейся опасности, большей чем кто-то с оружием или крушение корабля. Девушка не могла объяснить, но видимо когда-то она выработала в себе инстинкт предчувствия последующих событий. И это был именно он, а может быть и нет. Сейчас, потеряв какие-либо воспоминания кроме жалкого обрывка, оставалось только гадать кто она и кем была. Скорее всего Рика это она, может сокращенное от чего-то, может просто прозвище. Но это было единственное что ее связывало с прошлой жизнью. Возможно у нее амнезия от удара, да и кто знает сколько она пролежала под тем шкафом. Но желудок болезненно съежился от голода, а в горле пересохло. Нужно было найти хоть что нибудь, иначе девушка бы явно упала от истощения. Рика не знала как далеко и долго она шла в полной темноте. Слух обострился до невозможного, она уже слышала как глухо бьются о корпус корабля беспощадные волны, как шумит ветер в дырах пробитых иллюминаторов и дверей. Девушка была одета мягко говоря неподобающе и совершенно окоченела, так как шла прижимаясь спиной к стене, и из рук выпускать единственное оружие она не желала. Вдруг босые ноги  встали во что то мокрое и теплое, каждый шаг отдавался противным хлюпом. По телу пробежала дрожь отвращения. Сделав еще шаг девушка уперлась во что то большое и мягкое и...теплое. Долго гадать не пришлось чтоб сопоставить: выстрелы, кораблекрушение и моментально всплывшую догадку. Она наткнулась на кровоточащий, недавно бывший живым - труп. Прежде чем она успела вскрикнуть от ужаса и страха, чья то рука закрыла ей рот. Сердце екнув замерло уходя куда-то вниз оставляя только холодный ужас сковывающий все тело. Девушка ждала конца, но ничего не происходило, рука все так же держала рот закрытым, но за спиной не было никого. Оправившись от первичного шока, до девушки дошло, что непонятным образом ее рука заткнула ей же рот. Девушка медленно убрала руку ото рта глядя в темноту, на то место где вроде бы должна находится рука.
-Что за черт.. да что же тут творится,что со мной творится..
Девушка стиснув зубы чтоб не закричать начала медленно ощупывать ногой тело. Это было что то большое и такое же мокрое. Медленно, держась за стену девушка опустилась на колени и стала ощупывать труп.
"может у него есть телефон им посвечу дорогу или брелок с фонариком, зажигалка наконец?! Господи как же это мерзко...я хочу домой...дом..ведь где то он был? "
В ходе поисков нашелся телефон но как девушка не старалась, чуть ли не плача от обиды-он не включался. В одном из карманов девушка нащупала что то очень напоминающее коробок спичек. Она потрясла его и там послышалось редкое шуршание. Спичек было явно немного но они не намокли от крови, а значит можно было выжать каплю света хоть на какие то двадцать секунд. Трясущимися руками, стараясь не рассыпать драгоценность девушка чиркнула одной из трех спичек по краешку коробка. Маленькая искра показалась глазам, привыкшим к абсолютной темноте - вспышкой прожектора. Девушка сначала зажмурилась, но времени у этого маленького источника тепла и света было мало и глаза пришлось открыть. Спичка осветила немного, но достаточно. Бегло девушка стала осматриваться, стараясь все запомнить и ничего не упустить. Она сидела в луже крови около мужчины лет сорока-сорока пяти. Он был не толстым, но полным, кровь вытекала из раны на груди. Кто то выстрелил ему в грудь совсем недавно, потому что тело было еще теплым, а кровь не успела свернуться. Откуда у нее подобные познания Рика решила не размышлять. Они находились в коридоре который через несколько шагов заканчивался лестницей и коридором ведущим направо. На стене еле виднелась заляпанная кровью надпись "КУ" это могло обозначать и какой нибудь Кубрик и Кухню. Из прохода в неестественно выгнутой позе торчала пара женских ног. Оказалось что пол буквально усеян трупами людей. Ком тошноты подкатил к горлу.
Спичка больно обожгла пальцы и матюгнувшись девушка откинула ее и вновь оказалась в полной темноте. Было очень холодно и девушка решилась на отчаянный шаг, она стала снимать пиджак с трупа, ему он уже не понадобится, а вот ей хоть немного согреться хватит. Плевать что в крови. Отмыться недолго. Вокруг целая ванна и если не поторопиться она может оказаться в ней навсегда. Снять пиджак с тяжелого взрослого мужика оказалось куда сложнее на деле чем в мыслях. На это ушло минут пять. Перемазавшись в крови девушка все же стянула пиджак. Если вдруг получится найти что-то получше, то она конечно переоденется, а пока все же лучше чем ничего. Натянув пиджак и слегка дрогнув от того что он сохранил тепло своего предыдущего хозяина, девушка перекрестила темноту и прошептала
- Пусть земля...нет..тут пол и вода...тогда пусть ты окажешься в лучшем,спокойном мире...прости за пиджак, но мне он сейчас и правда нужнее..и...ботинки.У тебя там будет их много...шикарных кожаных...а черт..я с трупами говорю..дожили
Еще две минуты были упрямо потрачены на снятие мужских ботинок. Они оказались на размер больше, но в целом весьма удобные. Мужчина был невысокого роста, и нога его была почти что женской, что показалось бы в иной момент смешным, но не сейчас. Кажется удача извращенно улыбалась девушке, почти одетая и обутая, все с той же палкой в руках и двумя спичками в кармане девушка направилась по стене где слово очень напоминающее кухню заставляло желудок болезненно сжиматься, но не так как сжималось сердце, как от представления о том, что при свете девушка увидела бы сейчас вокруг. Окровавленные, изуродованные трупы по всему полу, и уже парочку ей пришлось перешагнуть. Девушка попыталась на чем-то ином сосредоточится, только вот на чем? Ведь она даже не знала что могла бы вспомнить чтоб отвлечься. Думая "о том, о чем можно было бы подумать" девушка уперлась в тупик. Точнее в дверь ведущую куда-то, наверное в то самое "КУ". Дернув дверь на себя, она не поддалась. Пришлось налечь изо всех сил, с протяжным скрипом дверь все таки открылась. О чудо! С перебойным миганием, в помещении был свет. От радости девушка чуть не вывалилась через высокий порог. Но держась за "руль" двери она устояла на ногах...Закрыв глаза девушка прикрыла дверь, видеть этот ужасный коридор она не хотела, хватило того что она успела увидеть в блеске спички. Свет мигал местами пуская сноп искр из оголенных проводов. Но все же света было достаточно. Рика была в кухне, она была маленькой, меньше чем представлялось для большого корабля. Да и дверь была типично корабельной, герметично закрывающейся, а значит это скорее всего кухня для экипажа. Все что когда то было в полках теперь валялось на полу. Отпихнув валяющуюся кастрюлю девушка стала быстро обследовать ящики, там было пусто. На пятом ящике удача вновь улыбнулась ей, в углу валялась банка тушенки. Схватив ее девушка стала отчаянно искать открывалку или нож. Она нашла пару ножей для чистки овощей, но они были тонкими и ломались при попытке открыть банку. Разозлившись девушка стала изо всех сил бить банкой по стальному углу большой плиты. Удара с третьего банка была открыта и сидя на полу не стесняясь, словно дикий зверь - руками девушка ела тушенку запихивая в рот как можно больше, ведь кто знает когда ей еще придется есть.

+1

25

С большим трудом держась на ногах, словно осиновый лист на ветру, едва цепляясь за ускользающее сознание, он вновь шагал вперед, через пугающую темноту, навстречу гнетущей неизвестности, то и дело подгоняемый болезненными, резкими тычками в спину. Его руки всё еще были сцеплены впивающимися в кожу наручниками за спиной. Пока здесь царила мертвая тишина, разбавляемая лишь его гулкими, неуверенными шагами, и шагами его надзирателя - молодого сержанта шедшего позади, напуганного казалось ничуть не меньше чем он сам. Казалось, стоит только Нейту случайно оступиться, как тот с дуру, не медля спустит курок уже приготовленного к стрельбе оружия. Никто не нарушал напряженного молчания. Как ни странно, не было слышно даже рева волн и завываний ветра, хотя он был уверен что они всё еще находятся на корабле, хотя бы по причине того же крена. С большой внимательностью осматриваясь по сторонам, он старался проанализировать полученную информацию, в ходе их коротенькой "беседы" несколькими минутами ранее, проведенной благоразумно, без избиений. Во-первых теперь он знал как его зовут. Пленившие его личности, при обыске обнаружили отсыревшее удостоверение личности на имя Нейтана Хагарта, а так же какую-то в высшей мере странного рода записку, адресованную ему же, которая всё еще лежала скомканная, в кармане его джинс. Когда сержант Боукс как представился его надзиратель, зачитывал перед ним содержание, смысл написанного, доходил до него с трудом, в основном по причине плачевного физического состояния, но так же и по причине самих написанных наспех слов, на вырванном из записной книжки листке бумаги, кажущегося попросту невероятным. Однако именно за счет этой записки он всё еще оставался жив. Вот только неизвестно насколько долго, если память к нему так и не вернется. Во вторых, судно являлось круизным лайнером, и оно не тонуло как он считал ранее. И здесь действительно произошло нечто настолько ужасное, что даже ребятам из военизированной правительственной организации, засланной сюда, оказалось не под силу разгрести всё это дерьмо. За какой-то час с момента прибытия, они потеряли более половины своих ребят, а ситуация сложилась таким образом, что их единение и сплоченность уже ничего не значат, полностью доверять теперь можно лишь самому себе. Не понятно было кого винить в этом - действительно ли тяжелую ситуацию, или плохую организованность военных? Как бы там ни было, а Боукс в конце концов по всей видимости решился довериться своему чутью, отбившись от "своих" обезумевших настолько, что едва ни пристрелили его, когда он заступился за пленника, отчаянно убеждая ребят, что он им еще нужен живым.
"Чертовы вояки...детсадовцы вы, а не военные" - мысленно огрызнулся Нейтан на очередной тычок в спину. Необходимо было находиться в движении. Исходя из тех же слов сержанта, долго оставаться на одном месте опасно. Вот только какую цель теперь преследовал сам Боукс? Этого было неизвестно, сам он не желал отвечать на этот вопрос, но и линять с корабля, пока как ни странно не спешил. Да и не столь это было интересно Нейтану сейчас. Его блуждающий взгляд, натыкался на угадывающиеся во тьме очертания каких-то труб, вентилей, клапанов, рваные обрывки проводов. Пол же, состоял из целого "леса" сплошных многоярусных конструкций. Кажется они уже давно заблудились пытаясь найти выход отсюда. Без карты, или каких нибудь указателей хрен найдешь его еще, разве что постоянно двигаться наверх, поднимаясь всё выше и выше, где нибудь уж точно должна быть заветная дверца. В конце то концов, люди же работали здесь? Где-то точно должны быть пояснения - что где и как. Нейтан уже сбился со счета, тех лестничных пролетов по которым они поднимались. Да и сами конструкции отнюдь не внушали доверия. Словно в подтверждении его догадок, в какой-то момент, тишину прорезал душераздирающий, закладывающий уши металлический скрежет. Настолько громкий, что и вовсе было не понятно откуда он конкретно исходит, казалось отовсюду сразу. Сердце мгновенно ухнуло куда-то в пятки, он в нерешительности остановился, взглянув на поравняющегося с ним сержанта. От того что на его лице застыла та же маска полнейшего непонимания и ужаса, стало совсем дурно...И холодно. От страха? или действительно холодно?   
- Далеко падать черт побери... - пробормотал он дрогнувшим голосом, взглянув через перила куда-то вниз, теряющийся во тьме. Боукс молчал, пытаясь рационально оценить обстановку. Опасность пришла откуда не ждали. Мощнейшие потоки ревущей,  ледяной воды, совершенно неожиданно, появившиеся совершенно неизвестно откуда, мгновенно сбили их с ног, в миг выбивая из легких весь воздух, и разваливая неустойчивые конструкции, поволокли куда-то, по направлению течения.

0

26

Время шло, медленно и мучительно текло, словно специально играя на и так не слабо расшатанных нервах юноши. Ничего не происходило.
"Это просто паранойя."- не веря своему счастью и все также замерев на месте, подумал Крис. - Мне показалось, причудилось, тут никого нет. Это просто что-то сверху упало, какой-нибудь мусор. Хха, глупость какая! - нервное напряжение, сковывающее пострадавшее тело юноши, постепенно спадало, ослабляя стальные кольца ужаса. От накатившего удушливой волной облегчения было трудно дышать.
"Уж не припадок ли у меня?" - сквозь тихий и нервный смех подумал парень. Конечно, смеяться - это последнее, что стоило бы делать, находясь где-то на потерпевшем крушении неизвестном лайнере среди груды всякого хлама. Но Крис просто не мог успокоиться: его трясло, как в ознобе, от пережитых эмоций. Словами нельзя было описать, каким счастливым парень чувствовал себя в данный момент.Чуть успокоившись, прекратив свою нервную истерику, стюард ощупал пространство вокруг себя. Мусор, мусор, сплошные обрывки и обломки.В какой-то момент здоровая рука юноши нащупала нечто мягкое и мокрое, пальцы его с мерзким чавканьем погрузились...
Тут Крис все-таки не сдержался и заорал, с омерзением и ужасом отдергивая руку и пятясь назад. Жестокая реальность поспешила напомнить о себе, используя до крайности подлые методы. Тут же, опомнившись, юноша рефлекторно прикрыл рот здоровой рукой. Той самой конечностью, которой пару минут назад невольно зарывался в чей-то труп. Желудок снова болезненно скрутило, но выблевать всю эту накопившуюся мерзость, это ощущение отдающей медью слизи на своих губах юноша не мог. Просто нечем было. Жмурясь от болезненного спазма, Крис скорчился на захламленном полу. Неизвестно, сколько парень плутал по забытому богами кораблю, но физиология есть физиология, и тело Кристофера, ослабевшее, измученное долгим переходом, внезапно откликнулось глухим голодом,царапающем по дальней стенке гортани. Но при мыслях о еде желудок юноши снова свело. Это было отвратительно и очень стыдно: хотеть есть, находясь в такой ситуации.
Какое-то время отчаявшийся, изнывающий от боли в сломанной руке юноша ещё провалялся в груде какого-то мусора, но потом вынужден был взять себя в руки. Здоровой рукой рванув себя за уже и так немало истрепанную рубаху, он с треском порвал тонкую ткань и попытался, насколько это возможно, закрепить с помощью лохмотьев травмированную руку.  С трудом приподнявшись на подгибающихся от усталости ногах, он, стараясь не шуметь и соблюдая прежнюю осторожность, юноша полуползком двинулся вперед, опираясь на здоровую  конечность и периодически тихонько шипя сквозь зубы, когда ему случалось коснуться пола сломанной рукой.
Долго ему, впрочем, ползти не пришлось. Вскоре где-то сбоку от Криса раздался противный полускрип-полускрежет, заставивший его испуганно замереть в нелепой позе, и разрушенное помещение осветила бледная полоска света. Явно не от лампы: возможно, просто где-то с той стороны приоткрывшейся двери была большая пробоина, впускающая на корабль белый лик Луны.
Но не свет и не его источник привлекли внимание юноши. А создание, открывшее дверь. Это была...ну,девушка, наверно. Определенно, это была девушка. Когда-то. Но не сейчас, нет.
Хотя сначала Крис все-таки спутал её с таковой:полумрак и большое расстояние,разделявшее их, делали свое дело. Но потом, когда он уже хотел тихонько окликнуть незнакомку, он вдруг ясно увидел всю картину целиком: тело, практически целиком покрытое грязными кровавыми разводами, жуткие рваные раны, неестественно вывернутая нога, на которую незнакомка сильно припадала, разделочный топор в относительно целой руке. И то,что девушку будто подвесили за невидимые нити и рулили её телом, словно неопытный кукловод марионеткой. Существо замерло у входа, выискивая что-то и как будто даже втягивая носом воздух в попытке почуять. Уж не Кристофера ли?..
"О боги милосердные!"- мысленно взмолился парень, в ужасе глядя на это создание. - "За что вы так со мной?! - в панике оглядев помещение, в котором он находился, в чуть отступившем под гнетом невнятного лунного света(а лунного ли?), он наконец разглядел буквально раздробленную напополам дверь в другом конце комнаты. Дверь. Выход.
Разом потеряв всю свою сосредоточенность и всё самообладание,юноша, практически не отдавая своим действиям отчет, сорвался с места в сторону спасительного дверного разъема. Споткнувшись о какой-то хлам на полу, он потерял равновесие и растянулся на полу, припав на больную руку и,кажется, только ухудшив растяжение ноги.
"Не смотреть назад, не смотреть назад!" - словно мантру,безмолвно шептал себе юноша. Рывком поднявшись и с трудом превозмогая нестерпимую боль,  он всеми силами старался приблизиться к своему, как он считал, спасению.
Думать же о том, что происходит у него за спиной, у Криса просто не хватало ни сил, не мужества, не говоря уже о желании.

Отредактировано Christopher Keat (2013-12-18 21:36:08)

+2

27

Осознание зверского, почему-то не утихающего голода, где-то в далекой глубине казалось еще не до конца проснувшегося разума - пугало её. Но этот манящий, пленительный запах, притягивал её словно магнитом, притягивал казалось против её воли. Она хотела есть, а тело беспрекословно подчинялось желаниям. Бесчисленное количество раз, она спотыкалась и падала, но сию же секунду, с яростным ревом поднималась вновь и упорно продолжала свой путь, порой с нечеловеческим хрипом, слетающим с губ, в ритме с тяжелым дыханием. Раньше, еще буквально несколькими минутами ранее, она этого не чувствовала, или не замечала, но теперь, обострившиеся инстинкты хищницы, позволяли Марии отчетливо распознавать запах своей пищи, будто учуянный дым от жарящегося на огне мяса. Шаркающий звук волочения собственной ноги, теперь казался ей каким-то чужим, постороннем. Здоровая нога, уже слушалась её с трудом, словно с неохотой. С затупившегося лезвия топора, лениво стекали капельки чьей-то густой крови, отделившиеся от еще не подсохшей, всё еще теплой массы замаравшей обух, во время разделки вопящей жертвы, той самой, от пожирания которой, лопнул желудок тащившегося за ней, всё еще голодного "соплеменника". Но почему?...Почему они никак не могли наесться? Мария не хотела знать ответа на этот вопрос, только не сейчас. Последняя преграда стоящая на пути к желанной пище - дверь. Не медля ни мгновения, она ухватилась за ручку и дернула на себя. Та оказалась заевшей, но главное не запертой, тяжело, с ленивым скрежетом поддалась уже со второй попытки. Предчувствия Марию не обманули. Молодой, покалеченный парень, стоял посреди тесного помещения, взирающий на неё с застывшей на лице маской ужаса и полного непонимания. Именно от него исходил этот запах - запах пота, запах страха, пульсирующей в жилах крови. На мгновение остановившись, она втянула носом воздух, смакуя момент своего торжества над мучительным чувством голода. А затем, взмахнув топором направилась к юноше, оскалив сломанные зубы, в кривой ухмылке из под "рваных лохмотьев" разбитых губ. Так же как все до него, этот парень тоже трусливо пытался убежать. Но она была охотницей, ни одной жертве еще не удалось от неё сбежать, как бы долго ни длилась эта надоедливая игра в кошки-мышки. Первый её удар не достиг цели. Со свистом разрезав воздух в нескольких сантиметрах от тела жертвы, обух топора поднял в воздух кипу каких-то бумаг, с шелестом разлетевшихся в разные стороны. Паренек оказался весьма прытким, едва упав, он снова вскочил и отчаянно помчался куда-то вперед, к проему выбитой двери в другом конце комнаты. Эти доли секунды, Мария использовала, дабы сократить и без того малое расстояние отделяющее её от пищи, и нанести еще один удар. Но ухудшающееся зрение подвело её. Удар вышел чуть более удачным, но лишь касательно прошелся по пальцам руки убегающего юноши, ломая тому ногти. Кажется за инстинкты хищницы, подаренные Марии дьяволице судьбой, ей пришлось поплатиться своим зрением. С губ сорвалось яростное рычание. Внезапно вспыхнувшая ярость к упорно неподдающемуся юноше, затмила скупые остатки её разума, наравне с голодом. Помчавшись следом за парнем, она ударилась о косяк проема, потеряв равновесие запуталась в обломках двери, и с шумом грохнулась на пол, невольно давая жертве драгоценные секунды форы. Выпущенный из руки топор, с металлическим лязгом покатился по полу. Дверной проем, выводил в длинный, теряющийся во мраке, узкий служебный коридор, практически ни чем не захламленный, поскольку захламляться попросту нечем.

http://s6.uploads.ru/dqlYy.png

Один из электрических щитков у стен, еще трещал, то и дело выпуская снопы искр. По потолку тянулись тяжелые отопительные трубы, не внушающие никакого доверия, кажется они могли рухнуть в любой момент. Примерно на середине длинны коридора, через разбитое окно по левой стене, с ревом врывались снопы ледяных морских брызг, перемежающиеся с резкими порывами ветра. В редкие мгновения, в оконный проем проникали, первые скупые лучи восходящего солнца, с трудом пробивающегося через тяжелые, грозовые тучи, слегка разбавляющие царящую здесь темноту. Коридор заканчивался запертой изнутри металлической дверью и Г-образным поворотом направо. В какой-то момент, пока Мария пыталась вновь подняться на здоровую ногу, её несколько сбил с толку еще один запах, более резкий, но такой же пленительный, смешивающийся с запахом плоти убегающего парня. Здесь был кто-то еще...Но...Она не могла подняться. Единственная здоровая нога её больше не слушалась, возможно она повредилась во время падения. Она прорычала какое-то подобие ругательства, резко, извиваясь словно рыба на крючке, вызволяя здоровой рукой, застрявшую в обломках ногу.

0

28

Майкл, стоял в гадюшнике, как он мысленно, с легкой руки уже окрестил то помещение в котором оказался по чьей-то, не иначе как дьявольской воле, прильнув к единственной выводящей отсюда двери, с замиранием сердца ловя каждый шорох, каждый звук, каждый голос доносящийся оттуда, снаружи. В одной руке он, так крепко, как только мог, сжимал пистолет - увесистый револьвер Magnum, который нашел еще в тот мучительный момент, когда очнулся, ни черта не понимая, и не помня. Который являлся последним оплотом его надежды, с последними двумя патронами. Второй же рукой схватился за холодную металлическую ручку двери. Невзирая на то что она, им же, парой минут ранее была надежно заперта изнутри, он тем не менее ощущал всё более и более пугающую незащищенность. Эти звуки с той стороны, кажется они приближались. Майкл не знал что за этой дверью, он не знал чего ещё стоит ожидать от этой давящей, загоняющей в тупик неизвестности. Поначалу это был едва слышимый, приглушенный звук падающего тела, именно он заставил Майкла насторожиться, и запереть дверь, вместо того что бы отворить её и убраться отсюда поскорее. Бежать, бежать что было сил, без оглядки, выбираясь из этого адского горнила. Затем по нарастающей, его напряженного слуха касались чьи-то отчаянные мужские крики, металлический лязг - будто что-то увесистое, металлическое покатилось по полу. Чей-то нечеловеческий рев, лишь отдаленно напоминающий звериный. Именно он пугал сильнее всего, именно он заставлял кровь похолодеть в жилах, заставлял цепляться в ручку двери, и рукоять револьвера, словно утопающий, отчаянно цепляющийся за соломинку. Все эти звуки, соприкасались с незатихающими звуками близкого рева волн, и электрического треска. Вода...свобода, он был уже близко. Майкл отчаянно надеялся что земля где-то рядом. Иного просто быть не могло! Раз получивший столько повреждений корабль не тонет, значит суша совсем близко, и он стремился к ней...
Майкл Гарленд, проснулся около часа назад, в каком-то подобии концертного зала. Из-за разрухи и густой темноты, он не мог определить своего точного местонахождения. Револьвер он обнаружил на полу, в каком-то шаге от себя, в тот момент, в барабане находилось пять патронов. Он не знал насколько хорошо умел обращаться с оружием, но несомненно опыт имелся, поскольку руки его, будто сами собой, обращались с найденным пистолетом довольно ловко - проверили количество заряда, балансировку, палец уверенно лег на курок. Это пугало, но и с какой-то стороны радовало одновременно. В тот момент, он был одет в изысканный, дорогой вечерний костюм, в кармане нашел ювелирную, но исправно работающую зажигалку, скомканный билет на оперу, и кое-какие документы, исходя из которых понял что принадлежал к довольно высоким чинам общественности. Либо был управляющим крупной Британской судоходной компании, либо каким-то образом причислялся к ней. И вероятно не являлся убийцей как считал изначально. Хотя последнее еще не было исключено. То что происходило дальше, напоминало какое-то нереальное безумие, сплошной фильм ужасов, кошмарный сон, от которого хотелось проснуться, в холодном поту, обнаружив себя дома, в уютной постели...Он натыкался на каких-то людей, но они его пугали, их взгляд не казался человеческим он был каким-то...хищным, голодным...Первый раз он вынужден был выстрелить, когда какой-то парень, словно не слыша его слов, вцепился зубами в его руку, вырывая целый кусок плоти. Пуля попала "людоеду" в лицо, в область переносицы, забрызгав самого Майкла кровью, и мелкими обломками костей. Потом он бежал, отчаянно, подгоняемый страхом. Темнота пугала его, неважно куда бежать, главное подальше, как можно дальше, от всего этого безумия. Несколько раз он загонял себя в тупик, отстреливаясь от прижимающих к стене "зомби". Некоторых из них, едва ли беспокоили пули, пробивающие их плоть насквозь. Их было много, и они будто чувствовали его, он будто притягивал их к себе, как магнитом. Бесчисленное количество раз, он падал спотыкаясь о бездыханные трупы, или многочисленный хлам путающийся под ногами. Пару раз Майкл натыкался и на живых, он был уверен что они живы, что не такие же как преследующие его зомби, они дышали, но...кажется спали, настолько крепко, что как бы он ни старался, а разбудить их не мог. Какое-то время, он не мог понять где находится, что это за место. Но конструкция многочисленных коридоров и помещений, лениво пробуждали в забытой памяти, неизвестно откуда знакомые корабельные термины. В одном из служебных коридоров, Майклу повезло наткнуться на подробный план судна, не медля он сорвал его со стены. Перевести дух, подкрепиться, и собраться с мыслями, ему повезло, когда он наткнулся на кубрик, в котором к тому же худо-бедно, с перебоями однако же все-таки горел свет. Беглый осмотр показал что здесь было две двери, одна из которых, предназначенная для экстренных случаев, в самом дальнем конце помещения была довольно тяжелой, герметичной. Вряд ли эти существа способны были её отпереть. Проверив её доступность, Майкл снова её запер, и лишь надежно забаррикадировав ту дверь через которую вошел, почувствовав себя в какой-никакой безопасности, позволил себе слегка перевести дух, перевязать руку оторванным рукавом собственной рубашки, подкрепиться и осмотреть план судна. Он расстелил его, прямо на захламленном полу, и раздобыв карандаш, дабы не запутаться, отмечал те участки судна, через которые, теоретически вероятнее всего можно было выбраться наружу, по направлению к шлюпочной палубе. Однако, как впоследствии оказалось, слишком наивно он посчитал себя в безопасности. Когда Майкл, изучая план, готовился нанести последние две пометки, устоявшуюся тишину порезал ленивый скрип. Он рефлекторно перевел взгляд в сторону источника звука, и к собственному ужасу обнаружил что примитивный механизм герметичной двери, медленно приходил в движение. Кто-то пытался открыть её снаружи, и ему это прекрасно удавалось.   
- О нет... - пробормотал он, на рефлексах схватившись за рукоять пистолета, панически оглядываясь по сторонам. Отбиваться нечем, не считая револьвера с последними патронами, хорошо если там один зомби, а если их целая стая? разбаррикадировать вторую дверь было слишком поздно. Конечно, это могли быть и иные выжившие, проснувшиеся так же как и он, но в этом было мало вероятности. Оставался последний выход. При помощи сваленного хлама, он в прыжке ухватился за выбитый край вентиляционной шахты, и обдирая кожу, вместе с одеждой, с большим трудом протиснулся внутрь. Кажется чувство страха, прибавляло ему ловкости. Не медля, Майкл панически пополз через темноту и пыль вперед, обдирая колени в кровь. Остановился он лишь в то мгновение, когда слишком запоздало вспомнил что оставил карту с пометками там, в кубрике. Он в сердцах выругался, ударив кулаком по металлической стенке. Понимал что возвращаться было поздно, главное что оружие всё еще оставалось при нём. Стараясь прокрутить в памяти план судна, он пополз дальше. Но и на это его несчастья не закончились. Спустя около пяти минут, вентиляционная шахта, не выдержав его веса, с грохотом обвалилась вниз. Со мраком, в том помещении в котором Майкл оказался теперь, справлялся рассеянный свет, мигающих флуоресцентных ламп. Но лучше бы, этого света не было. То что предстало его взору, когда он оклемавшись от болезненного падения, медленно поднялся на ноги, повергло его в шок, и в миг вывернуло наизнанку всё содержимое желудка.

http://s7.uploads.ru/FlA2q.png

Помещение оказалось каким-то подобием бельегого склада. В котором судя по всему произошла чудовищная резня, и не только она. Кругом в самых немыслимых позах были свалены десятки страшно изувеченных трупов с застывшей маской ужаса на лицах. Пол, стены, даже потолок были заляпаны какой-то смесью из густой крови, с примесью грязно-желтоватого гноя и кажется блевоты, не только Майкла. В ней копошился целый рой каких-то личинок, паразитов. Трупы еще не начали гнить, кажется кто-то всё еще дергался в предсмертных конвульсиях. Или ему показалось?...Не теряя ни секунды, стараясь не смотреть по сторонам, Майкл направился к единственной выводящей отсюда двери...

Отредактировано Michael Garlend (2013-12-21 16:15:01)

0

29

Пугающее могущество ворвавшийся в судно водной стихии, было суровым и непреклонным. Мощные потоки ледяной морской воды, швыряли Нейтана и Боукса словно резкие порывы ветра, подхватившие две невесомые пушинки. Вода оглушала, забивалась в рот, заполняла легкие, не позволяла продохнуть, подавляла отчаянные болезненные крики, казалось сметала всё на своем пути. Куча разнообразного хлама, многочисленные обломки, бездыханные, разбухшие, изувеченные трупы рабочих - всё смешивалась в сплошной ревущий поток. Где-то Нейтану болезненно ободрало кожу, разрывая одежду, бесчисленное количество раз он ударялся обо что-то, что-то с грохотом падало на него сверху, погружая всё глубже под воду. Рваные лохмотья одежды цеплялись за что-то, словно пытаясь удержать его, да вот только совершенно не там где это было нужно. На поверхности держаться было практически невозможно, удавалось это лишь на какой-то миг, когда та была совсем близко, дабы с жадностью глотнуть воздуха, но и всего лишь. Тонны воды заполняли судно с казалось немыслимой быстротой. Положение сильно усугубляли наручники, сцепившие давно онемевшие руки за спиной. Какое-то время, он отчаянно пытался их разорвать, но куда там? Те лишь сильнее, болезненнее впивались в кожу, заставляя того скрипеть зубами от боли. Во всем этом стихийном безумии, время потеряло свой счет. Сколько прошло, с тех пор как волна сбила их с ног, до того момента, когда Нейтан понял что сил брыкаться и противиться, в и без того предельно истощенном организме больше не осталось? Минута, три, десять? Быть может час? Как бы там ни было, а в какой-то момент, тело более не пожелало подчиняться желаниям разума, сознание безвозвратно ускользало, быстро затуманивалось, ощущение дикого холода и боли притуплялось, с каждым минующим мгновением легкие всё более обжигало от острой нехватки кислорода. Он понимал что это конец, что еще не много и всё закончится, но одновременно с тем, он чертовски боялся смерти, не хотел умирать. Этот страх был единственной осознанной мыслью, перед тем как чья-то крепкая рука резко ухватившись за него, потащила вверх, словно выдергивая из цепких лап обволакивающей его тьмы. Еще секунда, и живительный воздух столь же резко заполнил легкие, из груди невольно вырвался сырой кашель, прерывающий глубокий вдох которого не хватало что бы отдышаться, легкие всё еще обжигало словно обдавало горячим жаром, с каждым новым жадным вздохом...То что происходило дальше, отгородившееся от реальности сознание, воспринимало как ускользающей по утру сон - Нейтан видел встревоженный взгляд сержанта, бурую, густую кровь заляпавшую его руки и одежду, тот в отчаянии что-то кричал, но он не слышал слов. В какой-то момент, руки получили больше свободы, но тем не менее, Нейт всё еще не мог ими пошевелить. Сержант перекинул его руку через свое плечо и потащил за собой, прогибаясь под весом тела. Вода хлюпала под ногами, но уже не затопляла. Одна дверь с тяжелым скрипом сменялась другой. Они шли через какой-то тесный коридор, с перебоями здесь горел свет, где-то впереди искрилась проводка. Какое-то время, Нейтан пытался тверже встать на ноги и идти самому, не желал он быть обузой на чьих-то плечах. Но вместо этого, вскоре вновь потерял сознание. Однако отключился по всей видимости ненадолго, поскольку когда вновь пришел в себя, то обнаружил себя всё в том же самом коридоре, но уже по пояс в воде. Происходящее он осознавал гораздо лучше, гораздо "трезвее". Это был прямой, "глухой" коридор, заканчивающийся тяжелой, запертой водонепроницаемой дверью примерно в пяти метрах позади. Нейтану казалось что она прогибалась под натиском воды. Так этот или нет, но чертова вода продолжала откуда-то пребывать, это было видно невооруженным взглядом. С темнотой кое-как справлялся вот-вот готовый погаснуть свет единственной работающей с перебоями флуоресцентной лампы. Где-то совсем рядом, но уже позади, кажется сразу за запертой дверью всё еще трещала проводка. Руки Нейта были наконец свободны от оков, но браслеты, всё еще находились на его запястьях. Сержант стоял впереди, в нескольких шагах от него, прильнув к такой же запертой двери, безуспешно пытаясь её открыть. Та не поддавалась. То ли уже не хватало сил - все же волна его тоже не слабо истощила, то ли дверь действительно была чрезмерно тяжелой, да еще и под давлением воды.
- Черт бы тебя побрал! - воскликнул Боукс, с силой ударив по возникшей преграде кулаком, и разворачиваясь к Нейтану. На мгновение их взгляды встретились, оба уставшие, измученные.
- Наконец очухался. Мы в тупике, кажется дверь заклинило, пути назад нет. Вода пребывает быстро. Минут двадцать и нас затопит ко всем...Кроме того, ты серьезно ранен, я сделал всё что смог, но без медицинской помощи, помрешь через час, от силы через два.
На сей раз, настало время Нейтану придти в полное отчаяние. Отведя взгляд в сторону, он попытался встать, на что его легкие отозвались нестерпимой болью. С тяжелым вздохом, переходящим в болезненный стон, садясь обратно, он понял, что обжигало их тогда вовсе не от нехватки воздуха.
- Не шевелись ты. Я не специалист, но кажется задеты жизненные органы. - произнес сержант, подходя ближе. На мгновение в свете лампы, в его руке блеснула закаленная сталь ножа.
- Если ты что-то знаешь, то сейчас поделиться самое время.
- Ты хочешь информации?! - воскликнул Нейт в ответ, чувствуя как вместе со страхом и усталостью, в нем стала разгораться безудержная ярость - можешь убить меня ко всем чертям, только это ничего не изменит! Я повторю тоже, что повторял вам хрен знает сколько раз - Я НИЧЕГО НЕ ЗНАЮ!...- на мгновение он осекся, пытаясь собраться с мыслями, затем продолжил уже чуть более спокойным тоном -...точнее...точнее кое что знаю, но я ещё сам не уверен стоит этому верить или нет...

+1

30

Определенно, оно его преследовало. Это было единственной отчетливой мыслью, которую породило вопящее от ужаса сознания Криса. Сзади него, в пугающей близи, раздался свистящий звук, будто что-то буквально разрубило воздух. Зашелестел разлетающийся в разные стороны бумажный мусор. Юноше было не до размышлений, что это было. Он рывком поднялся, перебарывая боль в подвернутой ноге и ринулся вперед. Второй удар попал по нему, руку пронзила вспышка боли. Слава богу, топор лишь оцарапал юноше пальцы за содрал ноготь - не смертельно. Потерять единственную оставшуюся руку было бы...ужасно. Да к черту, все, что сейчас происходило, было не просто ужасно, нет! Кошмарно, как в худших кошмарах не привидится!
Словно отвечая на мысли юноши, а может просто негодуя из-за промаха, создание за спиной парня взвыло дурным голосом, постепенно переходя на леденящий душу рык. Бежать и бояться оказалось очень неудобно: беспорядочные мысли роились и путались в голове, а ещё мешал пугающий полумрак. По итогу Крис чуть не впечатался в дверной проем, но в последний момент умудрился пригнуться и со всей доступной ему скоростью помчался дальше по коридору, изо всех сил стараясь удерживать себя в вертикальном положении: не спотыкаться, ни во что не врезаться, просто бежать,бежать, пока есть силы.
За спиной послышался грохот и ещё один протяжный злобный рык создания. Парень лишь ускорился. Долго, впрочем, он не пробежал: дыхания не хватало, сердце билось в груди загнанной птицей, воздух с хрипами поступал в легкие, которые нещадно жгло. Завернув за поворот, юноша остановился. Хотя, это было больше похоже на падение. Да, на самом деле Крис просто рухнул на колени, пытаясь отдышаться и прислушиваясь к звенящей тишине. Казалось бы: оторвался, пора бы и радоваться, но чутье подсказывало парню,что оно, это создание, так легко от него не отстанет. Будет гнать и гнать, как добычу, какой Крис сейчас и является. Пока не настигнет. А что будет потом...При мыслях об этом юношу передернуло.
"Даже не думай."- строго наказал он себе. - "Ты не умрешь. Ты, чертов наркоман с дерьмовой дыхалкой, не сдохнешь тут в захламленном богом забытом корабле, населенном чертовыми зомби из самых нелепых фильмов ужасов! Не будешь сожран, как молочный поросенок на праздничном столе. Нет! Только не сегодня. Не сейчас. Да вообще никогда!"
Крис не знал, что с ним такое происходит. Наверно, сказывалась безумная усталость, ухудшаемая острым голодом. Возможно, у него был какой-то характер, сила воли там...Хотя от наркомана такого ожидать не приходилось.Но вероятнее всего, он просто не хотел умирать. Откуда-то из глубины создания, из небытия поднялась горячая волна злости. Она волной билась о ребра и отдавалась в покалеченных конечностях, в каждой ссадине и синяке, в обломанном кулинарным топором ногте.
Сделав над собой титаническое усилие, юноша поднялся с колен. Надо было идти дальше. И он пошел,  а потом и снова побежал. И, разогнавшись, чуть не впечатался в стену, не сразу её заметив. А когда резко затормозил и в царившем полумраке ощупал неожиданное препятствие, то обнаружил даже, что это не стена - очередная дверь. Причем запаянная, с круглым рулем-ручкой, для поворота которого юноше пришлось бы приложить все оставшиеся у него силы.
Он даже не думал и секунды о том, открывать ли дверь. Не думал о том, что с той стороны может оказаться не одна такая тварь, как та, что за ним гналась, а несколько. Дикий животный страх, пульсацией отдававшийся в его голове, сводил с ума, лишал последнего разума и заставлял действовать неосторожно. Лишь голый инстинкт выживания, лишь паническое желание бежать без оглядки, найти безопасное место и спрятаться там, пережидая все невзгоды.
"А есть ли тут вообще безопасное место? - отчаянно подумал юноша. - Что, если с корабля вообще нет выхода? Что, если он напоролся на рифы у мели, далеко от берега? Что мне делать тогда?
Липкая паника нарастала, руки юноши, пытающиеся повернуть огромную ручку-рычаг, дрожали и соскальзывали. И дверь не поддавалась. Ни в какую. Сколько бы юноша не пытался - все бес толку. Рычаг не сдвинулся ни на дюйм.От осознания этого, от мысли о том, что дверь закрыта, заблокирована с той стороны, а может просто механизм заржавел или вышел из строя, юноше стало так нестерпимо плохо, такие кошки у него на душе заскреблись, в кровь расцарапывая его мягкое нутро, что Крис не выдержал и тихонько, совсем по звериному заскулил, перемежая слезы и всхлипы с рваными фразами:
- Не может быть...-отчаянно пробормотал он и с силой ударил по двери здоровой рукой. - Этого просто не может быть! Я чуть ли не на брюхе прополз половину корабля, чтобы быть пойманным и сожранным каким-то зомби прямо у этой чертовой двери?! - голос юноши сорвался, снова переходя в бессвязные всхлипы. Ноги подвели его, и он полусел-полускатился на холодный пол,размазывая по лицу грязные отчаянные слезы. Ему казалось, что оно уже дышит ему в спину. Если такие, как это создания, вообще дышат.

Отредактировано Christopher Keat (2013-12-25 15:16:49)

+1


Вы здесь » Alternative Reality: Последний закат » Минувшие дни » Эпизод №1 Дожить до рассвета.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC