Вверх страницы
Вниз страницы

Alternative Reality: Последний закат

Объявление

Навигация

Новости:

30.04.2017 - Начало игры.
------------
Стартанул первый сюжетный эпизод: «Пробуждение» - Очередная группа людей, согласно никому непонятной логике начала приходить в себя. С первых минут они вынуждены сражаться за жизнь, ведь привычный им мир прекратил свое существование. Что ждет их впереди? Много насилия, много боли, новые знакомства, и возможно чуть приоткрытая завеса тайны...
------------

Погода:

Нью-Йорк. Манхэттен.
------------
+4° +10°. Высокая облачность, сильный дождь. Скорость ветра 13,9-17,1 м/с

Администрация

Nathan Hogart

События в игре:

Здесь будет текст

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Alternative Reality: Последний закат » Минувшие дни » Эпизод №1 Дожить до рассвета.


Эпизод №1 Дожить до рассвета.

Сообщений 31 страница 60 из 65

31

Спустя несколько драгоценных секунд ей это удалось. Наконец застрявшая нога обрела свободу, но падение не прошло для неё даром. Казалось, её собственное тело, вдруг отяжелело настолько, что та более не могла его поднять. Мария еще способна была кое как пошевелить вызволенной конечностью, но уже не более чем. Пыталась опереться на ногу, но та совершенно не держала веса. Мария не могла больше ходить. Ярость и досада за очередное возникшее препятствие, вылились в очередной, полный безудержной ненависти вскрик. Однако, пока ещё близкий запах удирающей плоти, и иной примешивающийся к нему запах живого человека, находящегося где-то совсем рядом, был до такой степени пленительным, что она готова была ползком добираться до своей пищи, никакие препятствия не способны были встать на её пути, до тех пор пока она способна была чувствовать их плоть и страх. Нет, она не могла упустить его, упустить их...Не сейчас. Она уперлась единственной здоровой рукой в пол, и поволокла свое беспомощное тело вперед. Слабый рывок, рука заскользила по гладкой поверхности пола. Еще один, чуть более увереннее, крепче, и вот ей удалось дотянуться до топора, ухватиться за него, словно за источник спасения. А затем, нетерпеливо продвигаться дальше, рывок за рывком. Это было тяжело, и с каждой последующей секундой всё более тяжелее - ползти вперед, по тесному коридору, полагаясь лишь на единственную, не здоровую, но всё еще функционирующую руку, с зажатой в ней рукоятью тяжелого топора. Её казалось бы мертвый организм, желающий лишь пищи, не способный чувствовать ничего кроме голода - уставал, истощался, отчаянно требовал отдыха, как раскалившийся от долгой работы механизм, готовый вот-вот перегореть и отказать. С её губ непроизвольно срывался какой-то жадный хрип, он, приходящий откуда-то из самых глубин организма - сильно ей мешал, но и подгонял одновременно. Ладонь и костяшки пальцев стирались в кровь, оставляя за собой следы на полу. Несколько раз топор выпадал из её рук, но она подбирала его вновь, зная что он поможет ей расправиться с добычей, или с теми кто пожелает сожрать её, а без него у неё нету шансов ни против тех, ни против других. Однако же, помимо жгучего голода, теперь появилось что-то еще, что подгоняло её вперед. Это был слабый, рассеянный луч восходящего солнца, изредка проникающий в разбитое окно впереди, с трудом разбавляющий царящую в коридоре темноту. Кажется он, этот свет, имел для неё какое-то особое значение, потому что какая-то отдаленная крупица разума ухватилась именно за него, а не за искрящийся, яркий свет из электрического щитка чуть дальше, и стремилась к нему, словно мотылек стремящийся к свету. Еще один рывок, еще, еще и еще. Голод отчаянно подгонял Марию, но силы стремительно покидали её. Когда она добралась до окна, их больше не осталось. Но в этот самый момент произошло что-то странное. Мария уперлась ладонью в один из рассыпанных по полу осколков битого стекла впивающегося в её кожу, и вдруг почувствовала острую боль вспыхнувшую в ладони, боль которой раньше не было. Разжав стиснутую рукоять топора, она резко отдернула руку, словно от обжигающего её огня, и глядя на кровоточащую ладонь, ничего непонимающим взглядом, впервые задалась вопросом:
"...Кровь???...П...П...Почему?..."
Ворвавшиеся в окно снопы мирриадов ледяных брызг, в миг обдали её холодом сковавшим тело. Она чувствовала холод, а забившаяся в рот вода, вынуждала её закашляться, отхаркивая кровь. Забрезживший затем слабый луч света, с трудом пробивающийся сквозь плотную завесу грозовых туч, приковал к себе её взгляд, помимо её воли. Вместе с чувством боли, и холода, Мария по прежнему чувствовала дикий голод. Но этот свет...Было в нем что-то удерживающее, успокаивающее. Будто согревающие душу, приятные объятия родной, любящей матери, успокаивающей расстроенное до глубины души дитя, твердящей приятным, родным голосом: "успокойся, остановись же, всё будет хорошо..."...И Мария действительно верила что всё будет хорошо. Где-то позади послышался какой-то шорох,  грохот и неуверенные шаги. Тот парень который был с ней, с вывороченными внутренностями, тот чей желудок лопнул от переизбытка пищи, он тоже учуял жертву, и теперь, опьяненный адреналином и ненасытным голодом, продвигался вперед. Несколько секунд, и он поравнялся с ней. Очередная ворвавшаяся в окно волна, сбила его с ног, парень упал на четвереньки, но снова вскочил, и ни на что не обращая внимания, не твердой походкой, будто перебравший со спиртным, понесся дальше, одержимый инстинктом хищника. Почему свет не действовал на него, так как на неё? В отчаянной попытке остановить его, она резко потянулась к его ноге. Не известно говорила ли в ней жадность, или что-то еще, но её сил не хватило. Неожиданно резко прокатившаяся по телу, нестерпимая боль сорвала с её губ сдавленный крик, отяжелевшие веки вновь закрылись, погружая сознание в бездонное небытие.

0

32

Теперь Майкл был уверен совершенно точно, в том что неизвестный, или неизвестные находящиеся по ту сторону двери - приближались, и приближались довольно быстро. В этом не было никаких сомнений. Теперь оставалось лишь молиться на то, что бы их там оказалось мало, а дверь выдержала натиск, кем бы ни были эти ублюдочные твари. Он сам загнал себя в западню, кажется иного выхода отсюда не было, не считая каких-то отверстий в стене, напоминающих какое-то подобие коллекторов с остановившимися вентиляторами. Его взгляд, заприметил их еще в самом начале, как только он попал сюда. Но что бы лезть туда, нужно быть идиотом со стальными яйцами, или конченным самоубийцей. Не внушали они вообще никакого доверия. Хотя, что вообще внушало доверие на этом корыте? Он и так и эдак был смертником. Кажется корабль кишел этими тварями, и уверенность в том что ему удастся выбраться отсюда живым, с тремя патронами в пистолете - таяла с каждой последующей минутой. Он вновь безуспешно попытался прокрутить в памяти карту судна, должно же было быть на ней это помещение! Должен же он был на него наткнутся, выискивая всевозможные пути побега! Должен, должен же быть отсюда еще хоть какой нибудь выход...Не отпуская ручку двери, Майкл вновь окинул взглядом помещение, стараясь не акционировать своё внимание на всем том...дьявольском безумии которое представало его взгляду - на этой скользкой слизи, вперемешку с кровью, в которых копошилась какая-то мерзость, на этих страшно изувеченных, изрезанных, исколотых, расчлененных трупах, которые когда-то были такими же живыми людьми, как и он сам. Но не получилось, к горлу вновь стремительно подступала дурнота. Кажется его слуха коснулся какой-то шорох, что-то отдаленно напоминающее всхлип. Где-то здесь? Или за дверью? Всё это кошмарное зрелище дезориентировало его, доводя едва ли ни до головокружения. Поскорее бы уже свет окончательно погас, погружая весь этот кошмар во тьму. Но гулкий удар в дверь, заставил Майкла невольно вздрогнуть и вновь сосредоточить всё своё внимание на ней.   
- Этого просто не может быть! Я чуть ли не на брюхе прополз половину корабля, чтобы быть пойманным и сожранным каким-то зомби прямо у этой чертовой двери?!
Голос! Это был живой, человеческий голос проникнутый неподдельным отчаянием! Но вместе с затмившей разум радостью от осознания того что вероятно он здесь не один живой, пришел вполне логичный вопрос - что делать то теперь? Открыть дверь и дать тому шанс спастись, при этом подставившись самому? Или к черту парня, собственная жизнь дороже? Панически терзаясь, Майкл перевел неуверенный взгляд на зажатый в руке пистолет. Сталь револьвера блеснула в мигнувшем свете флуоресцентных ламп, словно слабый лучик надежды, будто говоря "смелее! Я защищу!" У него имелось оружие и три патрона, у человека же с той стороны должна была иметься хоть какая нибудь информация, о том как отсюда выбраться или о том что за херня здесь твориться, должно было иметься хоть что-то! Да и вдвоем выбраться отсюда - значительно больше шансов...Но с другой стороны - кто знает на что еще способны были эти твари? Может это был вовсе не живой человек, а один из них, учуявший, и пытающийся теперь выманить его отсюда? Драгоценные секунды уходили, необходимо было решаться на что-то, пока еще была такая возможность. Глубоко вздохнув, еще не совсем трезво осознавая что он делает, Майкл дрожащей рукой отпер дверь, и потянул её на себя. Та поддалась очень неохотно, через силу. Что бы открыть её примерно на половину, пришлось порядком потрудиться, уперевшись в неё обоими руками. Кажется от всей этой незатихающей волны стресса, его силы были уже на исходе. Сразу же, настороженному взгляду Майкла предстал затемненный коридор и молодой, даже слишком молодой, отчаявшийся парень, подросток по сути, размазывающий сопли по морде, да еще и в лохмотьях. Похоже сильно его потрепало. Но главное - живой! Едва он это осознал, едва успел выдохнуть с облегчением, и отпустить руку с револьвером, как на него, откуда-то справа, из темноты выскочила одна из этих зомбированных тварей, кажется это был какой-то парень с развороченным пузом. Реакции Майкла едва хватило на то, что бы упереться в того локтем, будто защищаясь от удара, удерживая зубы прожорливой твари, подальше от своего тела, а затем резко оттолкнуть от себя. Тот не удержавшись на ногах, неловко упал, но тут же попытался подняться вновь. Не теряя ни мгновения, Майкл перехватил удобнее револьвер и выстрелил навскидку. Волнение и темнота сделали своей дело - первая пуля прошла мимо, звонко срикошетив от какой-то из стен.
- Внутрь! Забегай внутрь! - Воскликнул он, не оборачиваясь, надеясь что молодой паренек его поймет. Не медля он выстрелил еще. Пуля прошибла грудь слишком быстро поднявшемуся парню, пройдя на вылет. Этот выстрел не убил тварь, вероятно даже не побеспокоил его. Но сила выстрела оттолкнула того на несколько шагов назад. Этого хватило на то, что бы запастись несколькими драгоценными секундами для спасения. Майкл рванул обратно в помещение, ухватил за дверь и потянул, надеясь её запереть за собой до лучших времен. Но к его ужасу, та не поддалась, ни сдвинулась ни на дюйм. Уперся плечом - тот же самый результат. Кажется что-то было с петлями.
- Черт нет! Нет, нет! Нет!
Оставив бесполезную дверь, он рванул к единственному шансу на спасение - к коллектору.

Отредактировано Michael Garlend (2013-12-27 12:53:22)

+1

33

Дори, заинтересованным взглядом, а порой и с нескрываемым восторгом рассматривая причудливые, огромные корабельные конструкции, шагала по очередному длинному коридору, ведущему в неизвестность. После очередной короткой словесной перепалки с Джессикой, она гордо шла впереди в некотором отдалении от неё, потому что не желала больше казаться обузой и беспомощным ребенком на чьих-либо плечах. Она считала себя достаточно сообразительной и самостоятельной, что бы просто шагать рядом, без строгого надзора. Ну упала она несколько раз, когда отвлеклась на блестящие глянцем журналы, ну поцарапалась, ну и что же с того? Не смертельно же? Да, чуть было не выпала наружу через дыру в стене, но ведь не выпала же! Лучше бы поблагодарила, за то что раздобыла развлекательный буклет, который частично мог бы сгодиться как карта. Ключевое слово - мог бы, если бы Джессика его не выбросила. С того момента как она проснулась, прошло где-то около часа, или двух. Тогда, она не знала и не помнила вообще ничего, в том числе и своего имени. Сначала - это сильно напугало, но она быстро сообразила что к чему, и сама назвала себя тем единственным именем которое без какого либо основания крутилось в голове, как прицепившаяся песенка - Дориана. Фамилию она так же придумала сама. Сначала увидела бутылочную этикетку рядом на полу, с надписью "Херес", но не называть же себя Хересом? Это глупо...Не много фантазии, и вот она уже Дориана Херриан, до тех пор, пока не вспомнит настоящего имени. Едва она выбралась из странного помещения в котором проснулась, как наткнулась на молодую, добрую девушку, и вот они вместе ищут выход отсюда. Всё оказалось просто до банальности - сначала они долго шагали по темному коридору, почти на ощупь, но выход наверх оказался отрезан водой и разным мусором, через который не пробраться. Пришлось возвращаться обратно, и искать другие пути, искали, искали, и так они набрели сюда. Кажется это было что-то связанное с механикой, и многочисленные рабочие робы, различные инструменты, встречающиеся на пути, были тому доказательством. Местами здесь горел свет, местами нет. Она уже знала что это корабль, большой, и сильно потрепанный корабль. Но не боялась, потому что когда они проходили мимо рядов окон, она видела берег, он был совсем рядом, а значит они не утонут, надо только найти выход наружу. А еще с недавних пор, ей сильно захотелось есть и пить, желудок всё чаще и чаще обиженно урчал, а в горле было как-то...противно сухо, и гадко. В который раз она уже жалела, что не уговорила Джесс остановиться в развлекательном центре, что бы подкрепиться, они же все равно проходили через него. Нет, так-то шагать с Джессикой по странному кораблю было интересно, по девичьи они судачили о всяком, но иногда...иногда она проявляла просто чудеса тупизма!...Еще через несколько шагов, коридор спускался на целый лестничный пролет вниз, тянулся вперед, и разветвлялся в форме буквы Т. По левую и правую сторону, находились запертые герметичные двери. Дориана догадывалась для чего это - для того что бы не пропускать воду, вот только хреново они справлялись со своей задачей, потому что воды внизу было по колено. Спустившись по ступеням, девочка осторожно погрузила одну ногу в воду. Та была ледяной, настолько ледяной, что казалось будто обжигала.
- Мне почему-то кажется, что там тоже нету выхода... - пробормотала она себе под нос, с сомнением взглянув на Джесс. Но в ту же секунду, прислушавшись, перевела взгляд обратно вперед. На какой-то момент, ей показалось, что где-то там были слышны человеческие голоса:
- По моему там кто-то есть...

+1

34

Джесс лишь раздраженно фыркала, глядя, как её маленькая спутница идет, с восторгом глядя по сторонам, подбирая всякую всячину и каждый раз норовя куда-то провалиться. Она лезла во все дыры и щели, собирала весь хлам в округе и один раз даже чуть не выпала в дыру в стене! Каждый раз, когда малышка намеревалась выкинуть какой-нибудь очередной трюк, сердце её спутницы болезненно сжималось в едком страхе. А что, если в этот раз она не просто оцарапается, а серьезно себе что-либо повредит? А если в этот раз не обойдется и Дориана выпадет таки в очередную дыру?... А что...
Этим "а что, если" конца и края не было, Джессика уже даже устала волноваться за Дори. Настойчивость, с которой девочка отвергала помощь, ощетиниваясь, словно маленький ёжик, ужа порядком утомила девушку. Вот и сейчас малышка Херриан шла впереди, и если Джессика вдруг пыталась сократить небольшое расстояние, разделявшее их, девочка тут же ускоряла шаг, горделиво задрав голову. Господи, какой же она все-таки ребенок! Порой Джесс хотелось схватить её в охапку и так и не отпускать, держать все время за руку, контролировать чуть ли не каждое движение... Нет, конечно Дориана была очень умной, смышленой и храброй девочкой, Джесси даже диву давалась. Но в то же время храбрость малышки несла за собой скрытые и не столь скрытые опасности. В отличии от своей маленькой спутницы, Джессика особой радости от пребывания на попавшем в кораблекрушение корабле не испытывала. Даже берег, увиденный мельком в одном из разбитых иллюминаторов, из которого веяло свежестью,холодом и морем, особо не успокаивал. С судна ещё надо было  как-то выбраться: не прыгать же прямо из многочисленных рваных дыр судна на встречу с острыми рифами!
Сама ситуация её немало озадачивала. Все началось пару часов назад. Или нет, все началось ещё раньше. Что-то буквально вынудило Джесс сесть на этот самый лайнер, который сейчас лежал мертвой железной грудой, издавая последние предсмертные вдохи и отдаваясь на расправу морской стихии. Почему корабль потерпел крушение? Нет ответа.  Но так или иначе, девушка села на Сильварим - названия лайнера они с Дори узнали из дурацкой рекламной брошюрки, которую девочка нашла, чуть не свалившись при этом в одну из пробоин -  ведомая какими-то поисками. То, что девушка что-то искала, было очевидно. Когда она очнулась на полу корабельного ресторана и поднялась, потирая ушибленную голову и разглядывая в неярком свете уцелевших ламп множественные ссадины и ушибы, она осознала, что не помнит своего имени. И не помнит, кто она, как очутилась там, где очутилась. В животе скрутился жесткий холодный узел испуга.
" Я ничего не помню" - потерянно подумала тогда она. - "Ничегошеньки не помню!
Тогда то, потерянная, дрожащая от холода и порывистого ветра, врывавшегося в пробоину корабля, Джессика и нашла подсказку. Ниточку, тонкую связь, напоминание о прошлом, которого она не помнила. В кармане своей длинной шерстяной кофты девушка обнаружила телефон: сенсорный, почти новый, блестящий и явно дорогой. По экрану прибора расходилась и ветвилась трещина, но, как ни странно, само устройство работало. Кажется, от падения - а ведь он падал, вместе с кофтой и Джесс, на которой эта кофта была - у него повредились какие-то данные: книга контактов была пуста, или же в ней присутствовали какие-либо номера, но без подписей. Сигнала, что не удивительно, не было. Как и доступа в интернет. Экран показывал 01.27 ночи, сама же дата почему-то сбилась и никак не хотела отображаться. В самом телефоне не было ничего примечательного, никаких крутых приложений или заметок... Кроме одного входящего смс-сообщения, о котором настойчиво напоминал маленький значок в виде конверта наверху экрана.
Дрожа от волнения, Джесс открыла сообщение, моля бога, чтобы оно не оказалось одним из множества спам-оповещений. Возможно, её молитвы были услышаны.
"Ладно..." - гласило сообщение. - "Это твой выбор. Удачных поисков, Джессика. Только береги себя!"
А после экран телефона моргнул и погас, напоследок оповестив, что батарея телефона полностью разряжена.
-Джессика...- одними губами произнесла девушка. - Значит, меня зовут Джессика.
Почему-то стало очень грустно. Она сделала выбор, который не понравился кому-то, кому-то, кто знал её. Она отправилась на какие-то поиски. Но что она искала?...
Сколько Джесс не думала об этом, но все никак не могла вспомнить. Мысли расползались от неё во все стороны, как жирные мерзкие личинки, не желали собираться в общую картину, как осколки витража. Девушку не покидало ощущение, что она забыла что-то очень важное.
От попыток хоть что-либо понять девушку отвлек шум в коридоре рядом с рестораном. На цыпочках подкравшись к выходу, Джессика выглянула в проход и увидела там маленькую девочку. Так она и встретила Дориану. Вид одинокого ребенка кольнул сердце сердобольной Джесс, и просто не могла оставить девочку одну, просто не могла бросить её на растерзание судьбы. Так Джессика и взяла над малышкой опеку. Опеку, которую девочка, кажется, не особо ценила, хотя и относилась к Джесс с детской непосредственностью и детской же нежной и трепетной любовью. Как к старшей сестре. Сестре...почему это слово кажется таким родным? Может быть Джесс и правда была чьей-либо сестрой?..
Дориана, а попросту Дори, также ничего о себе не помнила. Это ещё больше насторожило её спутницу. Ладно, если человек не помнит о себе ничего, но если их таких уже двое...Избирательная амнезия - не вирус какой-то, массово людей не поражает! Ну, а с другой стороны, возможно в этом были свои плюсы. Идти вперед, не отвлекаясь на груз прошлого, концентрируясь только на настоящем и будущем...
И все привело к тому, к чему привело. Джесс и Дори шатались по кораблю в поисках выхода, пару раз им даже приходилось возвращаться, наткнувшись на тупики. Они шли уже второй час, и обе девушка и девочка уже стали уставать. К тому же, у Дорианы уже живот урчал от голода, и Джессика чувствовала себя немного виноватой за то, что, торопясь скорее найти хоть какой-нибудь выход, отвергла предложение Дори остановиться ненадолго в развлекательном центре. Самой Джесс есть почему-то ещё не хотелось, хотя от жажды пересохло во рту. Вот бы найти хоть немного питьевой воды...
- Мне почему-то кажется, что там тоже нету выхода... - себе под нос пробормотала Дори, когда они дошли до затопленного лестничного пролета. Девочка тут же поспешила окунуть в воду ногу, Джесс даже ничего поделать не успела.
- Боюсь, что ты права. - с сомнением покачала головой девушка. Нет, она сама минуту назад молила бога хоть о капельке пресной воды...Но Джессика вовсе не это имела в виду. - Дори, не суй ноги в воду, простынешь. -все-таки неодобрительно заметила девушка и, присев, дотронулась кончиками пальцев до воды. - Да она же ледяная!
- По моему там кто-то есть...  - услышав эти слова, Джесс резко поднялась с колен и прислушалась. Пару мгновений она не могла уловить ничего, кроме звука льющейся воды, и уже хотела сказать Дори, что той показалось, но тут где-то не так далеко и правда раздались голоса. Приглушенные, но Джессика могла поклясться,что слышала их, что это не обман слуха, что ей не прислышалось.
- Эй! - опасливо крикнула она, на всякий случай вставая так, чтобы в случае чего прикрыть Дориану. - Есть тут кто? Отзовитесь!

Отредактировано Jessica Hagart (2013-12-28 03:32:53)

+1

35

Боукс остановился всего в шаге от него, с выражением едва промелькнувшего недоумения во взгляде. Нейтан был уверен что ему это не показалось. Его слова, произвели на сержанта некоторый эффект неожиданности, или во всяком случае что-то сродни ему. В какой-то мере было приятно осознавать тот факт что всего несколькими неосторожными фразами, удалось поколебить казалось бы непроницаемую выдержку сурового бойца. Даже ощущая дыхание смерти, можно на какой-то момент, порадоваться простым вещам. Однако рукоять ножа всё еще была зажата у того в руке, а острозаточенное лезвие, дьявольски поблескивало в свете ламп. Нейтан взирал на него со страхом и волнением. Пока он оставался жив - он чертовски боялся смерти. Но пока он был ранен и каждое движение отдавалось вспышкой чудовищной боли - он беспомощен, и ничего не мог поделать дабы воспротивиться судьбе. Кто знает что у того было на уме?
- Когда мы выберемся отсюда, напомни мне посоветовать тебе хорошего психотерапевта - произнес он переведя взгляд куда-то выше и левее его головы, неуверенным движением убирая нож обратно. Нейтан спокойно выдохнул.
- Нет уж спасибо. Лучше я здесь испущу дух, чем пойду с тобой еще куда либо - криво усмехнулся он в ответ, взглянув туда же, но не увидел ничего кроме голой стены, упирающийся в наглухо запертую дверь. Сержант вновь взглянул на него, их взгляды встретились. На сей раз Боукс вновь был совершенно серьезен:
- Не всё так просто. Ты мне еще нужен живым. Не обещаю что такая жизнь тебе понравится. Но в твоих же интересах всё вспомнить поскорее. Я получу информацию - ты получишь свободу.
"Ты издеваешься черт тебя дери?!" - мысленно воскликнул он. Нейтану стоило больших усилий не высказать этого вслух. Он понимал что чрезмерно большое количество нервных фраз способно привести к беде, необходимо сдерживать себя. Вместо этого, он попытался собрать роющиеся в голове мысли в кучу и размышлять рационально. Это помогало удерживать ускользающее сознание.
"...На кой хрен нужен был нож, если я нужен тебе живым? Не для пыток же..."
Вероятно Боукс и сам не понимал как ему стоит действовать в сложившийся ситуации. Сержант -  не такое уж это и высокое звание, опыта у того пока еще могло быть мало. Нейтан и сам не понял откуда вдруг пришло это осознание, оно просто пришло в едином потоке размышлений, да и не придавал он этому сейчас особого значения. Возможно имело смысл именно сейчас попытаться перетянуть одеяло на свою сторону, взять ситуацию под свой контроль, пока не поздно? В то время как сам Боукс будет думать что он остается хозяином своего положения...
- Вопрос в том, выберемся ли мы отсюда?...Холодно черт побери...Эта вода, она нас убьет раньше, чем затопит.
Словно в ответ на его вопрос, где-то в отдалении, за запертой дверью раздался приглушенный, женский голос:
- Эй!
Их взгляды снова встретились. На сей раз оба были напряжены, словно взгляды собак, в стойке на охоте. Показалось?
- Ты это слышал?
В ответ лишь легкий кивок. Сержант пытался прислушаться, ловя каждый посторонний звук, что было довольно не просто учитывая плеск прибывающей воды.
- Есть тут кто? Отзовитесь! - более отчетливый голос.
На сей раз не оставалось никаких сомнений - с той стороны находились живые люди! Позабыв о ране, Нейтан резко попытался встать. Но та, сию же секунду отозвалась новой вспышкой раскатившийся по телу боли, вынуждая того заскрипеть зубами. 
- Не двигайся! - обронил Боукс, вновь приблизившись к двери - Мы тут! Дверь заклинило! Помогите, здесь серьезно раненный, нас затопляет!
"Черта с два..."
Сейчас было самое время попытаться взять ситуацию под свой контроль, вот только необходимо было сначала расправиться со своей беспомощностью. Безуспешно стараясь превозмогать боль, он пытался подняться на ноги.
- Да чтоб тебя! - воскликнул приближающийся Боукс, заметивший это безумие. Нейтан вновь осел назад, покорно поднимая руки кверху, гремя браслетами, мол: "все-все, понял"...

0

36

Он ушам своим не поверил. Подумал, что сознание помутилось окончательно, что от всего пережитого уже галлюцинации начались. Уставившись пустым взглядом в пол, юноша настороженно слушал, и слышал как скрипит механизм двери, как с большим трудом, медленно, непозволительно медленно открывается дверь.
"Не может быть"-снова подумал юноша, на этот раз с нарастающей, расцветающей, пробивающейся из глубин отчаявшегося сознания надеждой. - "Неужели мои молитвы были услышаны..."
Страшась того, что он может увидеть, Крис осторожно приподнял голову, полоснув испуганным взглядом область рядом с дверью и увидел...Человека. Настоящего, мать его, живого человека. Напряженного, с оружием в руке, недоверчиво глядящего на самого Криса. Но человека!
"Господи, спасибо, спасибо тебе...- с каждым моментом какой-то болезненный и нездоровый восторг, сначала очень слабый и чуть ощутимый, набирал обороты. Парень даже не заметил, но последние слова: "...Спасибо тебе..." он произнес вслух, чуть шевеля сухими и потрескавшимися губами.
Как обычно, долго ликовать ему не дали. Юноша испуганно шарахнулся в сторону от монстра, напавшего откуда-то сзади. Только быстрая реакция уберегла его от очередной, возможно, даже фатальной, травмы. Тварь вцепилась в незнакомого юноше мужчину, который, впрочем, не растерялся. Ему удалось откинуть это нечто от себя и даже выстрелить. Попал незнакомец по монстру или нет, бывший стюард так и не понял. Заметить он успел только одно: как оказалось, это было другое создание, не та неживая девушка с топором, но парень, вроде бы, даже примерно одного с Крисом возраста. Парень с жутко развороченным животом и свисавшими из рваной раны...дыры, внутренностей.
"Их тут, наверняка, безумное множество"-ужаснулся он. Дальше размышлять ему не дали.
- Внутрь! Забегай внутрь! - резкий окрик, подобно выстрелу, ударил по Крису и тот, не медля, вскочил на ноги, сжимая зубы, не обращая внимания на боль в подвернутой ноге и рванул за приоткрытую массивную дверь. Повторять дважды ему не нужно было.
Вскоре к юноше присоединился и вооруженный незнакомец, который тут же поспешил закрыть железную дверь обратно. Крис попытался ему помочь, насколько смог, но все было безрезультатно - дверь не закрывалась.
"Заклинило..."- мелькнула в сознании парня испуганная мысль, а в желудок затопило противным холодком страха, к которому, в общем то, пора было бы уже привыкнуть, но вот беда - никак не выходило. Страх врывался в сознание, сминая мысли, плюя на сопротивления, сворачивался колючим клубком и сковывал.
- Черт нет! Нет, нет! Нет! - вот тут Крис был полностью согласен со своим товарищем по несчастью. Смутно вспыхнула колкая мысль, что если бы незнакомец не открыл дверь, то ему бы сейчас не угрожала такая опасность. Но времени на самобичевание и угрызения совести не было. Спохватившись, парень рванул за незнакомцем, без раздумий ныряя следом в коллектор. Раздумия в сложившейся ситуации вообще значительно тормозили весь процесс, отвлекали, мешали сосредоточиться и вели к неизменной гибели.Девизом любого, желающего выжить на этом корабле были бы такие лозунги, как : "не стоять не месте", "меньше слов - больше дела" и тому подобные мотивирующие кричалки.
Крис очень, до болезненной ломоты в висках, хотел жить. Поэтому он, не медля, ничего не спрашивая, стараясь не отставать от своего спутника, передвигался следом. Больше, чем смерти, юноша боялся одного. Снова остаться одному.
После того, как он нашел - или его нашли, не важно - другого человека, живого, нормального, не ставшего монстром  - в этом парень уверился, услышав голос незнакомца. Жуткие создания не говорили, только жутко рычали и...выли - , одна только мысль об этом могла вывести Криса из шаткого равновесия, отнять последние силы, чуть ли не с ума свести. Рвано дыша, парень изо всех сил спешил за незнакомым мужчиной. У него даже сил на вопросы не было: лишний раз откроешь рот, и тут же собьется дыхание, начнешь задыхаться, потеряешь равновесие и упадешь, не дай бог - на больную конечность.

Отредактировано Christopher Keat (2014-01-01 03:30:11)

0

37

То что по началу Майкл принял за коллектор, на деле же мало чем отличалось от той тесной, запыленной канализационной шахты, по которой он, некоторое время назад сбивая себе колени в кровь, попал в это гиблое помещение, вынуждающее его снова бежать, опять трусливо спасаться бегством, отчаянно цепляясь за жизнь. Если первые минуты удавалось бежать вперед, лишь слегка пригнув голову, то в какой-то момент пространство резко сузилось, уменьшилось в размерах, вынуждая опять падать на колени и ползти дальше ползком. Оно и понятно, если "коллектор" был длинным, а он именно таковым и оказался, то было бы слишком не логично, накладно, да и не функционально проектировать его с человеческий рост. Ползти было больно, но физическая боль и усталость, не значили ничего, по сравнению с подгоняющем, всё возрастающим страхом, с затмившим разум адреналином. Гулкий звук панически бьющихся о тесные, металлические стенки колен, тяжелое сбившееся дыхание, бешеный перестук сердца - всё сплеталось в единую гамму сплошного отчаянного желания спастись, желания жить, эхом разносящуюся по коллектору. Впереди не видно ничего за непроглядной тьмой, мерзкий пот застилал глаза. Ползти приходилось на ощупь. Каждую минуту Майкл, мертвой хваткой вцепившийся в револьвер - оборачивался, страшась увидеть одну из тех прожорливых тварей, каждый раз ему казалось что они приближаются, что уже рядом, вот-вот нагонят его, вцепятся, с жадностью оторвут кусок плоти, вонзаясь в его тело своими зубами. Когда обернулся первый раз, то едва не пристрелил с трудом поспевающего за ним паренька, едва ни потратив на это последний оставшийся в револьвере патрон. Вероятно никакого преследования и вовсе не было, но остановиться Майкл смог не скоро, инстинкт самосохранения гнал и гнал его вперед, до тех самых пор, пока двигаться дальше, он не смог уже физически. Отдышка участилась настолько, что в какой-то момент, воздуха в легких стало просто не хватать, колени болезненно заныли, сухость во рту неприятно раздирала горло. Тяжело, с шумом дыша, он вынужден был остановиться, приняв более-менее удобное, сидячее положение, прислонясь спиной к осточертевшей, боковой коллекторной стене, устало взирая на порядком отставшего парня. Что-то явно не так у того было с рукой, где успел  только...В этот самый момент, страх, отчаяние и медленно возгорающая ярость, неожиданно даже для него самого затмили разум Майкла настолько, что тот, незамедлительно готов был самолично потратить единственную оставшуюся пулю, на то что бы пустить её в кудрявую бошку юнца, если его спасение окажется бесполезным для самого Майкла, и вся эта пробежка была проделана зря. Неважно что превратило этот корабль в сплошной фильм ужасов, гораздо важнее - как теперь выживать.
"Почему...почему я не видел этого помещения на карте, почему я не наткнулся на этот херов коллектор..." - эти вопросы упрямо не отпускали его, терзали разум каждое мгновение тех секунд, когда не приходилось бежать, двигаться. Он знал что так не должно быть, та карта которую он содрал со стены была подробной, на ней вроде как был указан каждый закоулок, каждое ответвление целого лабиринта вентиляционных шахт, каждая каюта, и изучал он её с большим вниманием. Майкл просто не мог пропустить это место, не мог ошибиться. Но факт оставался фактом. И почему сам коллектор был настолько длинным? Настолько прямым? Кажется они ползли минут двадцать, если не больше, и повернуть пришлось лишь один раз в самом начале. Что-то здесь было не так...Решительно не так...Он с сомнением взглянул вперед. Лишь темнота. Стоит ли ползти дальше?...
"Черт бы побрал этого ушлепка!" - мысленно в полном отчаянии возопил он, вновь резко обернувшись назад. За это время парень подполз уже достаточно, что бы Майкл смог схватить того за отворот рубашки, и с грохотом повалить на пол, поворачивая на спину, не обращая ровным счетом никакого внимания на его руку. Он уперся коленом в его грудь, дабы лишить того возможности вырваться, и прижал дуло револьвера ко лбу:
- Здесь один патрон, назови мне три причины, по которым я не должен пускать его тебе в голову!

Отредактировано Michael Garlend (2014-01-03 00:04:09)

+1

38

Не самый богатый словарный запас, позволил Дори лишь устало закатить глаза, в ответ на очередное проявление явно излишней заботы Джесс. Ну сколько можно то уже??? Однако ногу она всё же вытащила, не потому что решила вдруг послушаться, а скорее потому что вода здесь и впрямь была уж слишком ледяной, да и на всякий случай, в нерешительности отступила на пару шагов назад, поднявшись на несколько ступенек вверх по лестнице. Предчувствие стало подсказывать ей что-то недоброе. Это было какое-то необъяснимое волнение, сродни тому, что идти по пустынному ночному переулку, и вдруг, где-то впереди услышать чьи-то голоса. Ей было очень любопытно узнать кто бы это мог быть, и был ли это вообще кто-либо? Но одновременно, от этого вроде как было чуть боязно. А вдруг это кто-то не добрый?...Невольно Дориана на какое-то мгновение, сосредоточила свое внимание не на послышавшихся звуках и запертых дверях, а на самой воде, и противной сухости в своем горле. Вода была сырая, холодная, освежающая, её было очень много, она была совсем рядом, и этот звонкий плеск, будто где-то тёк ручей, он так соблазнял...Кажется пить её нельзя было - машинное масло, грязь и всё такое прочее. Но ведь от пары глотков ничего же страшного не будет? Её едва начавшиеся размышления, резко прервала чья-то мужская речь, раздавшаяся всё там же, где-то впереди, в ответ на возгласы Джесс:
- ...Дверь заклинило!..Здесь...Раненный, нас затопляет!
Это точно были человеческие голоса! Они были всё еще сильно приглушены, но слышны уже более отчетливо чем в первый раз. И совсем не похоже было что это кто-то не добрый. Даже совсем наоборот - им нужна была помощь!
- Они там! - воскликнула Дори, указывая рукой туда, откуда по её мнению разнеслись голоса.
Не медля ни мгновения, словно боясь упустить какой-то радостный момент, она понеслась вперед, с разгону сиганув с последних ступеней лестницы, в затяжной прыжок, едва не сбив Джесс с ног. Она сама не поняла чему вдруг так обрадовалась. Возможно желала спихнуть часть надоедливой заботы Джесс на кого-то другого, а может в её душе разгорелось безудержное желание кому-то помочь, показать что она всё-таки самостоятельная и может оказаться полезной! Резкий перепад температур сбил её дыхание, будто сильный удар в живот, выбивающий из легких весь воздух. По телу незамедлительно пробежала волна мурашек. Стараясь преодолеть первичный шок и холод, девочка понеслась дальше вперед, так быстро, как только могла, расталкивая воду, не спуская взгляда с той самой двери. Что было очень не просто, ведь все двери были одинаковы, а вода как-то резко вдруг достигла чуть выше её пояса.

Отредактировано Doriana Herrian (2014-01-03 15:24:58)

0

39

- ...Дверь заклинило!..Здесь...Раненный, нас затопляет! - и все-таки им не показалось. Там, где-то за дверью, были люди, которым явно требовалась помочь. Первым порывом Джесс было рвануть вниз по лестнице и помочь, чем получится. Но следом пришло зябкое опасение. А вдруг это ловушка?.. Они ничего не знают об этом месте, они ничего не знают о тех, кто находится за дверью. А что, если после того, как Джессика и Дориана помогут этим людям, те им навредят? Откуда девушке знать, что те, кто просят о помощи, друзья?
"Да что я, зверь какой-то что ли?- вдруг ужаснулась Джесс собственным мыслям. - "Там раненый, а я стою и хладнокровно рассуждаю, спасать их или не спасать. Что это такое вообще?!- отчитав саму себя, девушка уже собиралась сказать Дори ждать здесь и осторожно спуститься к заклинившей двери, но девочка опередила свою спутницу.
- Они там! - воскликнула Дориана и чуть ли не с разбегу сиганула в ледяную воду и задев Джесс, которая с трудом, но все-таки смогла удержать равновесие. Что ж, самое время для решительных действий. И испуга, наконец нашедшего выход и причину. Честное слово, эта девочка будет виновницей седых прядей в шевелюре Джессики.
- Дори, куда?! - ужаснулась девушка и поспешила следом - делать все равно было нечего. Она и так решилась уже спасать незнакомцев, а тут ещё и её маленькая спутница. - Не торопись хотя бы, воды наглотаешься. Да стой же ты! -  с трудом, но спустившейся в ледяную - на самом деле ледяную, как будто только айсберг растопили - воду, Джессике удалось настичь свою спутницу и, отгородив той путь рукой. - Утонуть решила?! - рявкнула она. - А ну замерла, где стоишь, дальше только ещё глубже будет, тут, видимо, какой-то спуск или скат.
Належда на то, что Дориана её послушает, была не то, чтобы мала...Она была микроскопической. Но Джессике, если честно, сейчас было не до пререканий и долгих нудных лекций. Вода, на первый взгляд показавшаяся холодной, на деле оказалась такой морозящей, что обжигала. Странное и пугающее ощущение, откуда-то Джесс знала, что после вот такого ледяного жара наступает онемение, потеря чувствительности и, в худшем случае, потеря отмороженных частей тела. Вода так и норовила набраться в нос, в рот, мешая дышать. Быстро намокшие волосы облепили голову и лицо, закрывая обзор и мешая ориентироваться. Дно все время уходило из под ног и в конце концов, Джесс, сдавшись, дальше просто плыла, изо всех сил борясь с нежданной водной стихией. К тому же, кажется, тут даже присутствовало течение, ибо чем ближе Джессика подбиралась к двери, тем труднее ей было сделать несколько следующих шагов или гребков. Стараясь не думать обо всем этом, она упрямо продвигалась вперед сквозь толщу воды, помогая себе руками. К тому моменту, как Джесс удалось добраться до двери, вода доходила ей почти до плеч. Девушка вдруг с пугающей ясностью осознала, что тут где-то есть брешь, сквозь которую поступает вода. То, что вода в помещение прибывает, она поняла по шуму, сравнимому разве что с маленьким водопадом. Не самое удачное сравнение, слишком радостное. Впрочем, сейчас времени на пространные рассуждения не было совсем от слова вообще.
Слава богу, что дверь, видимо, открывалась на себя. Упершись ногами в стену рядом с дверью, девушка ухватилась за  ручку и изо всех сил потянула на себя.  Сначала ничего не происходило. Джессика все тянула на себя, но дверь оставалась безразлична ко всем стараниям девушки. Но потом все-таки упрямица поддалась и, мерзко скрипнув ржавыми - и когда только успели заржаветь?! - петлями, начала медленно приоткрываться.
- Скорее... - произнесла Джесс, тяжело дыша и продолжая тянуть дверь на себя. - По..помогите мне, надо расширить проход. Раненого вперед, надо побыстрей доставить его сушу...Или что там у нас вместо неё... - не оборачиваясь и все ещё сражаясь с заклинившим механизмом, она крикнула Дориане. - Дори, если ты ещё не на берегу, то быстро шуруй туда и подготовь что-то вроде...не знаю, подстилки, чтобы уложить раненого. И тряпок каких-нибудь найди, если получится!
В моменты опасности, да вообще в любые волнующие, пугающие - в общем, эмоциональные моменты, которые будоражили кровь и заставляли усиленно соображать, Джесс всегда была особенно болтлива. Дурная привычка, оставшаяся ещё с прежних времен, весточка из той, забытой жизни, из мира, в который, как девушка смутно осознавала, дороги нет.

+1

40

Неумолимая вода всё пребывала и пребывала. Беспомощно сидящему Нейту, она уверенно уже достигала щетинистого подбородка. Он медленно провел ладонью по лицу, с ужасом осознавая что едва-едва способен чувствовать тепло своей руки. Нужно было хоть как-то подняться на ноги, выиграть ещё хоть какое-то время. Чудовищный холод всё более и более сковывал тело. Но с иной стороны, стоило отдать ему должное. Вместе с онемением, притуплялось и мучительное восприятие физической боли, как в легких, так и в помятом лице. Это ощущение пугало, он черт его дери, не чувствовал своего тела. Не знал что от этого стоит ожидать далее, если им удастся отсюда выбраться, но догадывался что ничего хорошего. И без того безрадостную ситуацию, не мало печалила та замеченная им область воды, которая медленно окрашивалась в бурый цвет его собственной крови. Кажется раньше этого не было, что-то не так с раной. Он попытался нащупать её рукой. Дышать было тяжело, не то от давления воды, не то от полученной травмы. С замиранием сердца, с мольбой во взгляде, он смотрел на сержанта вновь прильнувшего к двери, и вслушивался в раздающиеся с той стороны женские голоса, лишь чуть касающиеся его напряженного слуха. Этот вояка, всё еще стоящий на ногах, по эту сторону двери, оставался единственным его шансом на спасение. Все пререкания можно, и нужно было оставить на потом. Если сейчас не удастся отпереть дверь, то уже вообще не удастся. Кажется Боуксу, вода достигала груди, интересно сколько тому лет? Выглядит молодо. Хватит ли силенок?...Сержант вновь с силой налег на дверь. С той стороны тоже налегли, пытаясь открыть. Нейт этого не видел, но знал. Буквально осязал.
"...Ну давай же, давай, давай..." - вторил он, глупо надеясь хоть мысленно подтолкнуть упорно неподдающуюся преграду. Одна томительная секунда, две, три...Кажется ничего не происходило, и кажется теперь это был решительный конец. Нейтан устало чуть прикрыл глаза, отвернувшись от вконец осточертевшей двери.
- Ж-жаль...я...Н-не знаю никаких молитв. Сейчас было бы самое время...- пробормотал он себе под нос, подрагивающим от холода голосом. Едва он собрался попрощаться с жизнью, как жестокая судьба, не иначе как решив вдруг смилостивиться, подарила самый желанный звук - звук чуть скрипнувшей, немного поддавшийся двери, будто на давно не смазанных петлях. Некоторая часть воды, с шумом хлынула в приоткрывшуюся щелку, выравнивая давление. Нейт уставился туда же.
- Скорее...По...помогите мне, надо расширить проход...
Это был приятный слуху мягкий женский голос. Голос той, кому он теперь вероятно был обязан жизнью. Конечно, не только ей одной он был обязан, но как ни странно, лишь от этого голоса, веяло чем-то родным, будто согревающем, где-то глубоко внутри.
- Налегли... - проронил сержант, вновь со сдавленным стоном, стиснув зубы, налегая на дверь. Потоки воды, и совместные усилия, помогли медленно приоткрыть её чуть шире. Теперь, она просто физически не могла не поддаться.
- Кажется хватит...
- Дори, если ты ещё не на берегу, то быстро шуруй туда и подготовь что-то вроде...не знаю, подстилки, чтобы уложить раненого. И тряпок каких-нибудь...
- Не знаю заметили ли вы, но кажется это корыто тонет - произнес сержант, быстро возвращаясь к Нейту. Тот покорно поднял руку, гремя браслетом. Боукс подхватил её, и перекинув через плечо наконец поднял его на ноги, вновь поволочив вперед.
- Нужно убираться отсюда как можно скорее, нельзя медлить. Берег близко, но добраться до него не просто. Пройдем через лазарет, иначе этот дохляк не доживет до утра. Поверьте, пока еще он нужен живым. И вам, и нам.
Поравнявшись с дверью, Нейт не вслушиваясь в слова Боукса, но всё еще держась в сознании, намеренно перекинув наибольшую часть веса своего тела на плечо сгибающегося вояки, взглянул в миловидное личико, спасшей его девушки. Не взирая на всю тяжесть положения, его не мало удивил тот факт, что при ближайшем рассмотрении, она казалась хрупким подростком, лет семнадцати.   
- П-привет...Вы не представляете как я рад вас видеть...Когда выберемся отсюда, клянусь выучить какую нибудь молитву...
Сержант, чуть замедлив шаг, непонимающе уставился на него, а затем, так же перевел непонимающий взгляд на девушку.
- Да...и если я опять отрублюсь, не снимайте с меня браслеты, пожалуйста...
- У него бред. Не обращайте внимание - коротко проронил он, оставляя наконец осточертевшую дверь позади, направляясь туда, где была видна лестница ведущая наверх, и копошащаяся где-то там девочка. Воды тут была так же много, но впереди, в каким-то нескольких шагах, была желанная суша. Вот только добраться до неё, оказалось не так уж и просто. Очень скоро, Нейтану пришлось пожалеть о том, что он решил в корыстных целях, воспользоваться желанием сержанта, тащить его на себе. Сделав несколько шагов вперед, Боукс неожиданно оступился, потерял равновесие, невольно выпустил руку Нейта, но всё же в последний момент, мерзко выругавшись, проронив что-то напоминающее "блять!" удержался на ногах, а вот Нейт, еще не способный твердо стоять на ногах - топором рухнул вниз.

0

41

Ползли вперед они долго, даже, как показалось Крису, слишком долго. Впрочем он старался сконцентрироваться на самом передвижении и всеми силами игнорировать с новой силой занывшую сломанную руку.
"Если...когда мы отсюда выберемся, нужно будет что-нибудь с ней сделать." - устало подумал парень, неловко переползая какое-то незначительное препятствие. - "Я только надеюсь, что не отрезать..." - от этих мыслей его озноб пробрал, и Крис, отгоняя непрошеные жуткие картины, появляющиеся в его сознании, упорно полз следом, очень стараясь не отставать от незнакомца и спасителя в одном лице. Но вскоре у юноши сбилось дыхание, здоровая рука уже подгибалась от усталости, ноги ему еле-еле удавалось волочить за собой. Постыдное желание лечь прямо тут посреди коллектора, закрыть глаза и уснуть терроризировало сознание юноши последний десяток минут. Держался он только потому, что где-то на грани полусонного от усталости сознания понимал -  у одного его шансов выжить вдвое меньше, чем с вооруженным спутником. Пусть и , как вскоре оказалось, спутник не был дружественно настроен по отношению к Крису.
В какой-то момент он просто резко обернулся и, схватив не сопротивляющегося юношу, который, даже если бы захотел, не среагировал бы должным образом, буквально уронил на спину на пол и больно придавил своим весом, удерживая в прочном захвате. От сильного удара спины об пол, отдавшегося в больной конечности, Крис только успел протестующе и болезненно пискнуть. Юноша тут же замолк и, почувствовав холодное прикосновение к виску, скосил в ту сторону глаза.
- Здесь один патрон, назови мне три причины, по которым я не должен пускать его тебе в голову! - рявкнул незнакомец. Кажется, он был уже на пределе и...в отчаянии? Да, Крис хорошо понимал это чувство, он сам последние несколько часов только и делал, что трясся в всеобъемлющем ужасе...Но чего было бояться сейчас, когда те жуткие создания отстали? Тем более - чего бояться вооруженному человеку?
" Он что, спятил?" - как-то отрешенно подумал Крис, который от навалившейся на него, как пыльный мешок усталости уже не находил в себе сил пугаться. Чуть помедлив, парень разомкнул потрескавшиеся губы, нервно их облизывая, и заговорил.
- Во-первых, - голос его звучал просто ужасно. Если бы парень не знал, что это он сам говорит, решил бы, что один из корабельных монстров что-то бормочет сорванными связками. - В пистолете один патрон, как ты сказал, и если ты спустишь его мне в голову, то чем будешь защищаться дальше? Вручную? Патрон - какое-никакое, а преимущество... - пространные рассуждения- не лучшее решение в данной ситуации. Но сознание юноши плыло и он, радуясь весьма смутной передышке, которая вообще может перерасти в вечный покой, пытался собраться в кучу и словить хитрую нить мысли, дабы хоть что-то отвечать.
- Во-вторых, - честное слово, если бы он мог, он бы пальцы стал загибать, подсчитывая. Сдуру Крис все-таки попытался пошевелить пальцами сломанной руки, и тогда ему пришлось прервать свои рваные объяснения, так как все срывавшиеся с его губ слова потонули в протяжном болезненном стоне, сменившимся чем-то, больше похожим на скулеж. Как ни странно, его вооруженный спутник за это время все ещё не пристрелил Криса и тот, немного даже воодушевленный, продолжил отстаивать свое право на жизнь. - неизвестно, не превращусь ли я в одно из этих...созданий, когда умру. Ведь все они - мертвые, да? А если я превращусь, то стану в несколько раз сильнее, потеряю восприимчивость к боли, и даже пули, как я видел, этих тварей не берут. А ещё я захочу тебя сожрать. Охота тебе остаться один на один в узком коридоре с голодным зомби? У тебя ведь даже уже патрона не будет... А в третьих... - "Черт, а что в третьих то? Думай, Кристофер, думай...Не смей отключаться, а то проснешься уже на том свете!" - вот наконец на смену нездоровой апатии пришла и паника. Громогласное "жить, жить" снова плескалось в крови и отдавалось в голове вместе с биением собственного сердца.
-  Я могу тебе пригодиться! - поспешно выпалил парень, опасаясь тянуть время дальше. - Ты можешь использовать меня как живой щит, или отправлять вперед на разведку, или ещё что... - да Крис сейчас что угодно пообещал бы, лишь бы не умирать. Инстинкт самосохранения наконец набрал силу и теперь со всей доступной ему убедительностью скребся по оголенным нервам, нашептывая "выжить, не умереть". Это сводило с ума, от всей какофонии собственных мыслей и эмоций у Криса начала кружиться и болеть голова.
"Надеюсь, это будет не очень больно..." - отчаянно подумал юноша. - "Умирать...А если ли там что-то, после смерти? Или я правда стану одним из этих...созданий? - последнее предположение вызвало немалое отвращение. Но жить или умирать - решать было отнюдь не Крису. Юноша наконец сфокусировал взгляд на своем спутнике и стал ждать вердикта.

Отредактировано Christopher Keat (2014-01-05 10:56:46)

+1

42

Мария осознавала то что происходило - сон. Когда тьма, медленно, словно заботливо оберегая свое дитё, расступилась перед её погруженным в бездонное небытие сознанием, она, обнаружила себя стоящей на раскисшей от дождя земле. Было непроглядно темно, не переставая, не затихая ни на мгновение шел холодный ливень, милостиво смывающий с неё всю ту грязь, боль и кровь что она нацепила на себя, на том судне. Она трезво осознавала что дождь - это лишь обманчивая иллюзия, что на самом деле, она сейчас по прежнему беспомощно лежит, там в коридоре, обдаваемая снопом ледяных, морских брызг врывающихся в окно, вероятно всё с тем же мучительным чувством, незатихающего голода, которого она не чувствовала здесь. Здесь она не была прожорливой хищницей, здесь она была человеком. Но в таком случае действительно ли это сон, раз она способна была это осознавать? Раз она настолько остро способна была чувствовать холод, длинные волосы прилипшие к лицу, и капли дождя вымочившие до нитки её одежду, стекающие по её телу? Где же реальность? А где лживая иллюзия? Она шагнула вперед, чувствуя что именно это она и должна была сделать. Не назад, не куда либо еще, именно туда - вперед. Разум подсказывал ей идти туда, как если бы там был кто-то, кому она нужна, и кто-то кто нужен ей. Этот шаг дался ей с трудом. Обе ноги были кажется в порядке - подчинялись ей, но делали это будто бы с большой неохотой, едва удерживая вес её собственного тела. Грязь противно чавкнула, под ногой. Тяжелый ком раскисшей земли прилип к подошве. Она резко ухватилась за шершавый сук старого, могучего дерева дабы не упасть. Мария боялась падать, потому что боялась, что потом - уже не сможет подняться. Медленно подняв голову, она взглянула вверх, подставляя лицо тяжелым каплям дождя. Неба не было видно, не было видно ни звезд, ни луны, лишь смутно угадывающиеся очертания оголенных, корявых крон деревьев, напоминающих чьи-то могучие, когтистые лапы. Казалось что эта тьма - воплощала собою всё сущее в этом мире.
- Мария?... - мягкий старческий голос, как если бы кто-то, кого она хорошо знала, но не видела уже давно, вдруг узнав, но еще не веря своим глазам, окликнул её. Она знала, чувствовала где-то в душе, что этот голос, был для неё не просто знакомым. В какой-то иной жизни, он значил для неё невероятно многое, дорогое сердцу. Но кому? Кому он принадлежал? Она столь же медленно обернулась. Действительно ли это был чей-то голос, кого-то, кто был рядом, или прозвучал он лишь у неё в голове, как какой-то обрывок воспоминаний из той самой другой жизни? Позади не было видно никого, впереди тоже.
- Ч-что?...- не уверенно произнесла она в пустоту перед собой. Никакого ответа. Лишь равномерный рокот дождя, без грозы. Откуда же пришел голос? Издали, или позади? Не понятно, казалось отовсюду сразу. Вероятно тот, кто обратился к ней, был скрыт за плотной завесой темноты. Но где?
- Что?! - уже более увереннее повторила она. Секунда...другая. Никакого ответа. Осторожно оторвав ногу от земли, она сделала еще шаг вперед, не уверенно отпустив ствол дерева служащего ей опорой. Вероятно именно там, впереди был кто-то, потому что чувствовала она, что именно туда ей нужно.

0

43

Юноша паниковал. Да так скверно что ей богу, было тошно. Оно и не удивительно, жить то хочется всем, а на краю гибели многим, и ему самому в том числе, глубоко плевать на честь и достоинство. Хоть обосрись, но выживи. В чем-то паренек был прав - учитывая обстоятельства, тратить единственный оставшийся на него патрон было неразумно, на крайний случай можно оставить, что бы себе в лоб пустить, если совсем дерьмово всё встанет. Да и пригодится паренек действительно мог. Немного поколебавшись, Майкл тяжело вздохнув, приводя тем самым сбившиеся дыхание в норму, отпустил парня, убирая револьвер в сторону. Нет, все же наверняка убить он не мог, так что бы не дрогнув рукой. Это были просто нервы, временное помутнение рассудка, то что случается со всеми. По крайней мере, самому ему хотелось в это поверить, когда затмившая разум ярость, стала постепенно затихать. Не хотел он оказаться убийцей, опасался он, не столько моральных угрызений совести, сколько вероятных проблем с законом.
- Ладно...- приняв решение, он на мгновение осекся подбирая более-менее подходящие под ситуацию слова - Проехали. Меня Майкл зовут...Мне всё равно как зовут тебя, потому что идти дальше, или ползти, ты будешь молча. Не нервируй меня, или придется попрощаться со своими зубами.
Он убрал колено с его груди, намереваясь продолжать двигаться дальше. Осознавая что до тех пор, пока они находились на этом судне - они оставались в опасности, а долгая остановка была равносильна самоубийству. Необходимо было двигаться, до тех пор пока они не окажутся на берегу. Майкл не знал что их будет ожидать на земле, и будет ли там безопасно. Но пока - это оставалось единственной надеждой на спасение, а там как уж карта ляжет.
- Ах да... - проронил Майкл, переводя взгляд вперед, намереваясь поинтересоваться у юноши о том, о чем он хотел спросить в самом начале, когда отворял дверь. Однако, то что в следующий момент предстало его взгляду, на какое-то мгновение попросту лишило дара речи. Поначалу это был маленький, яркий огонек напоминающий пламя зажигалки, или спички, неожиданно вспыхнувший в темноте. Первое время он так и подумал, вероятно там, где-то впереди находился кто-то, у кого был при себе хоть какой-никакой источник освещения. Но уже в следующее мгновение, понял - что-то не так, решительно не так. Пламя стало выгибаться, вытягиваться, словно под резким порывом сильного, но не затихающего ветра. Майкл с силой зажмурился, посчитав что ему показалось, мало ли? Но когда снова открыл глаза, его взгляду предстало нечто еще более невероятное. Свет стал "растекаться" по коллектору - по стенам, крыше, полу, как потоки воды заливающие иссушенную почву, образующие маленькие, резво разбегающиеся, переплетающиеся ручейки. Как вены, в кровообращении человека. Всё произошло за какие-то доли секунды, но отдаленной частью своего сознания, он уже понимал, что ничего хорошего от этого не стоит ожидать. 
-...Что...за... - обронил он одними губами, попятившись назад, с ужасом осознавая что "оно" приближается, растекается с угрожающей скоростью. Когда, спустя каких-то пару секунд это настигло их, голову Майкла резко прошибла чудовищная, непереносимая боль, словно через его затылок, по садистски медленно пропускали раскаленную металлическую проволоку. Эта боль заполняла всё его существо, она закладывала уши, вызывала град слез, пропитывала крик, он даже не застонал - заорал, завопил что было сил, но не слыша собственного голоса, вцепившись в собственную казалось готовую разорваться голову. Он был уверен что не отключался, не знал сколько это продлилось - пару секунд или пару часов, время потеряло свой счет, но когда всё закончилось, когда боль затихла так же резко как и появилась, он ощутил лишь глухую тишину. Когда первичный шок медленно сошел на нет, пришел страх, боязнь того что оглох. Но еще через какое-то время, его слуха, неуверенно коснулся первый звук. Знакомый, и пугающий. Что-то напоминающее горький детский плач, не рядом, где-то...Где-то там, в отдалении. Он не уверенно открыл глаза, обнаруживая себя на...Деревянном, дощатом полу. Здесь была ночь. С густым мраком, с трудом справлялась дешевая, засаленная маломощная лампочка, висящая без абажура, под потолком. Револьвер лежал рядом, на полу, на расстоянии вытянутой руки. Где-то позади, звук барабанящего в окно дождя. Впереди чуть приоткрытая, покоцаная дверь и виднеющиеся через щель перила резной лестницы ведущей вниз. Майкл не мог дать этому никакого рационального объяснения, кроме того что обстановка казалась ему смутно, очень смутно знакомой. Произошло что-то невероятное, не поддающиеся осмыслению, и его разум попросту отказывался анализировать ситуацию. 
"О нет..." - он панически обернулся, откровенно страшась остаться здесь, в неизвестности одному. Надеясь увидеть где-то рядом того паренька с которым он был. В этот момент, к детскому плачу, резко примешался истошный женский визг, приглушенный звук падающего тела и грубый мужской голос:
- Заткнись тварь! Шлюха...Ты за всё...Я клянусь, ты ответишь за всё!
Затем раздался звук тяжелых, приближающихся шагов. Кто-то поднимался по лестнице. Не совсем трезво соображая что он делает, Майкл, дрожащей рукой потянулся к револьверу, лишь сейчас с ужасом узрев что барабан чуть откинут, а того самого - единственного патрона в нем уже не было...

0

44

Где-то позади уже слышался назойливый голос её персональной надзирательницы, та что-то кричала. За звонким плеском воды, поднимаемым её же ногами и руками, она не могла отчетливо расслышать слов, но этого и не надо было, и так ясно что опять попытается удержать. Но вот только теперь, она не собиралась подчиняться, она это сделает и точка! Дори твердо решила помочь, знала что именно это она и должна была сделать, только бы успеть еще добраться до желанной двери быстрее чем вмешается Джесс...Кажется плавать девочка не умела, а воды было тем не менее многовато, чем дальше тем глубже. Многочисленные, холодные брызги забивались в глаза, в нос и рот, даже в уши. Она откашливалась, но всё равно старалась нестись вперед, не сбавляя темпа. Шаг, еще один, еще...неожиданно, в какой-то момент, когда она уже преодолела примерно половину расстояния, Дори почувствовала чью-то крепкую хватку на своей руке. Невольно остановившись, она резко обернулась.
- Утонуть решила?! - рявкнула подоспевшая Джесс. От откровенной грубости в голосе стало как-то...натурально не по себе...
- Но я...- начала было девочка, но та видимо даже слушать её не желала:
- А ну замерла, где стоишь, дальше только ещё глубже будет, тут, видимо, какой-то спуск или скат.
Оставив Дориану, Джесс направилась дальше, всё глубже погружаясь под воду. Девочка с нескрываемой ненавистью смотрела в спину своей няни. К горлу резко подступил ком обиды, хотелось заплакать, она поджала губу, глаза наполнились слезами, и заплакала бы не медля, лья горькие слезы разочарования и обиды, если бы вскоре, обида и злость не сменилась волнением. Сначала это было волнение за саму Джесс, вода ей вскоре доходила уже до плеч. А вдруг дальше утонет? Малышка места себе не находила. Что же делать-то? Вот так прям стоять и ничего не делать?!...Может именно от неё там сейчас зависела жизнь каких-то людей???...Очень скоро, волнение за Джесс, уступило место волнению за дверь, которая не поддавалась. Точнее - за людей которые находились за той дверью. Им определенно не хватало сил что бы её открыть, нужно было помочь! Не думая больше, Дори уже более осторожно направилась вперед. Пусть Джессика ворчит, потом сама спасибо скажет. Шаг, другой...И вдруг, следующий шаг как-то не нашел под собой опоры. Здесь резко увеличивалась глубина, девочка с плеском погрузилась под воду, даже не успела воздуха вздохнуть. Наглоталась воды, закашлялась, забарахталась. Кажется в какой-то момент, нога запуталась в каких-то проводах. Страх - сильная штука, он придает стимула желанию жить. Худо-бедно малышке удалось всплыть на поверхность, резко оттолкнувшись от дна, а потом панически, даже не разгребая, а расплескивая воду руками, вернуться обратно, на безопасное место. К этому времени, дверь уже удалось открыть, там раздавались какие-то голоса. Дориана невероятно этому обрадовалась, едва ли не заплясала от радости, глаза радостно заблестели. Но и одновременно с тем, пришло волнение - а вдруг она покажется обузой?...
- Дори, если ты ещё не на берегу, то быстро шуруй туда и подготовь что-то вроде...не знаю, подстилки, чтобы уложить раненого. И тряпок каких-нибудь найди, если получится!
- Ладно! - ответила она, что было сил, с большой радостью, не медля ни мгновения направляясь обратно к лестнице. И суша, и одновременно шанс проявить себя. Вот только...тряпки...где же их взять?
- Блять! 
Это был мужской голос. Дориана с интересом обернулась, именно в тот момент, когда второй мужчина, недалеко от двери, плюхнулся в воду, так же как и она минутой ранее. Ей ситуация показалась несколько забавной - взрослые мужчины, барахтаются почти что как она. Тем более что оставшийся стоять на ногах, кажется был в военной форме.
- Осторожнее! - крикнула она, указывая пальчиком в то место, где провалилась и она - Там тоже глубоко!
А затем, уже не медля резво поднялась по лестнице и что было сил, помчалась по коридору, туда где они встречали по пути рабочие робы.

Отредактировано Doriana Herrian (2014-01-05 23:24:48)

0

45

- Нужно убираться отсюда как можно скорее, нельзя медлить. Берег близко, но добраться до него не просто. Пройдем через лазарет, иначе этот дохляк не доживет до утра. Поверьте, пока еще он нужен живым. И вам, и нам. - донесся до девушки окрик из-за приоткрытой двери. Кто бы ни был этот второй, не раненый, но он уже начинал действовать Джессике на нервы.
- Что значит "пока ещё нужен?" - возмутилась она, все ещё борясь с водной стихией. Неожиданно, или наоборот, ожидаемо, но в её продрогшем теле с новой силой вспыхнул огонь заботы. Дори, пожалуй, могла вздохнуть спокойно, ибо на все ближайшее время внимание Джесс будет отдано раненому.  - Он человек, а не какой-либо предмет, нельзя относиться к нему как к... -и, не то, чтобы устыдившись своих слов, но скорее прерванная порывом воды, при очередном сильном всплеске забившемся в рот и нос девушки ,Джесс проглотила свои слова, пытаясь откашляться. Когда ей это наконец удалось, она снова произнесла. - Поторопитесь, пожалуйста.
И слава богу, долго девушке торчать у двери все-таки не пришлось: скоро из-за неё, не без труда, показались двое. Один - военный, что-то во всем его облике наводило подобные мысли. Очертания подбородка ли, одежда, которую из-за воды и всей ситуации не удавалось как следует разглядеть - и, придерживаемый первым, другой мужчина. Выглядел он неважно. Да что там, отвратительно он выглядел, бледный, явно ослабевший. Вокруг него по воде расходились кровавые разводы, заставившие Джесс мысленно ужаснуться - насколько тяжела рана этого мужчины? Его спутник сказал, что если они срочно не доберутся до лазарета, то раненый не жилец. Мысли об этом заставляли девушку не слабо нервничать. А сам мужчина держался молодцом: оказавшись с этой стороны двери, он, глянув на Джессику, слабо улыбнулся и произнес:
- П-привет...Вы не представляете как я рад вас видеть...Когда выберемся отсюда, клянусь выучить какую нибудь молитву...
-И ты здравствуй, - Джесс неуверенно растянула свои губы в подобии улыбки. Выкать незнакомцу в таком положении она считала глупой. - Не волнуйся, все будет хорошо. - сама не зная, зачем, добавила она, протягивая к потерпевшему руки и закидывая  его свободную руку себечерез свое плечо. - Мы тебя вытащим.
Как оказалось, часть веса раненого она приняла на себя не зря, так как стоило военному, которому Джесс пыталась помочь нести раненого, сделать несколько шагов, как тот с оглушительным, как показалось девушке, плеском, ушел под воду, напоследок выругавшись. Джессика, внезапно оказавшаяся единственной оставшейся опорой для раненого, чуть не рухнула следом. А вот сам раненый попытался, не по своей воле, конечно, утонуть, выскальзывая из слабой хватки удерживающей его на поверхности девушки. Хорошо только, что военный вскоре вынырнул, хотя для его товарища было бы уже слишком поздно. Если бы не Джесс, которая успела все-таки среагировать и перехватила раненого по пути ко дну. Правда, без помощи второго мужчины, ей долго его удерживать не удалось бы: она уже чувствовала, как силы покидают её тело, а ноги немеют от холода.
-Нет-нет-нет, мы тут не утонем... - дрожащим голосом пробормотала она, сама не замечая, что произносит эти слова вслух. До суши оставалось не так уж много и девушка, прислушавшись к предупреждению Дори, видимо, внимательно наблюдавшей все с берега, на подгибающихся ногах двинулась дальше, старательно обходя указанное Дорианой место.
С одной стороны, вода ей помогала, сильно уменьшая вес, возложенный на хрупкие плечи Джессики. Но с другой - ледяной пронизывающий её холод и сильные потоки и брызги мешали и грозили перерасти в серьёзное препятствие. Слыша перестук ног своей маленькой спутницы, Джесс смогла понять, что девочка убежала куда-то,возможно, в поисках необходимого тряпья. Увидеть этого она не могла, так как от постоянных и непрекращающихся брызг то и дело жмурилась и мало осознавала, что перед ней, только двигалась в верном направлении. В верном - это она судила по тому, что уровень воды стал все-таки снижаться и вскоре уже достигал девушке поясницы. Ещё немного -  и вот он,желанный берег.
- Ты как?... - тяжело дыша и поражаясь тому, как она ещё не рухнула без сил, спросила Джессика. Спрашивать: "ты в порядке?" было бы по меньшей мере глупо, и ежу понятно, что мужчина ни разу не в порядке. - Держишься? - и, пытаясь отвлечь и себя и раненого, представилась. - Я Джессика, кстати.

+1

46

Единственной опорой, в последний момент удержавшей его от пугающего погружения под воду, оказалась лишь слабоватая хватка вовремя перехватившей его девушки. Уже за это, он был ей безмерно благодарен. Реакция и старания достойные уважения. Он видел и чувствовал, как та, резко согнулась под не малым весом его тела, долго она не могла его удержать. Не желая мириться с подобным положением дел, скрипя зубами он безуспешно пытался нащупать дно онемевшей ногой, перекинуть хоть часть веса на ту конечность, которую практически не чувствовал, та скользнула по дну, но не желала упираться в пол. Он не хотел снова оказаться под водой, без разницы много её там или нет, чертовски этого боялся, уже хотя бы потому, что эта самая вода, едва его не убила. Хотя "едва не убила" - понятие весьма относительное. Благо сержант спохватился быстро, и вновь подхватил его, подставляя свое сильное плечо. Кое как справившись с досадным недоразумением, они снова продолжили путь. До спасительной лестницы оставалось уже совсем недалеко.
- Нет-нет-нет, мы тут не утонем...
Голос её сильно дрожал, не то от холода, не то от волнения, но его он заряжал уверенностью в том что они выберутся отсюда, и он вместе с ними, иначе просто не могло быть. 
- Слишком много...слишком...много мы прошли, что бы тонуть вот так. Дойдем...Куда мы денемся? Иначе и быть не может.
- Не утонем. Если будем клювом меньше щелкать - внес свою лепту тяжело дышащий Боукс.
- Как же мне осточертела эта вода...
Копошащаяся там наверху девочка, указала на еще одно "глубокое место", которое им удалось благоразумно обойти. Вскоре уровень воды стал резко понижаться, еще не много, и вот он желанный берег. Осталось лишь подняться по ступеням, что бы наконец минутку передохнуть перед несомненном длинной дорогой, ожидающей их впереди.   
- Я не буду...п-по...тебе скучать...- пробормотал он, чуть повернув голову в сторону остающийся позади воды.
- Ты как?...Держишься?...Я Джессика, кстати.
- Я порядок вроде, только дышать тяжело, но думаю боль проснется когда онемение спадет...Джессика...очень красивое имя. Приятно познакомиться...Я Н-Нейтан...вроде как...А вот это вот ч-чудо - он кивнул головой в сторону сержанта - сержант Боукс
Представившись, Нейт взглянул вперед. Оставалось миновать последние ступеньки. Он снова перевел, любопытный взгляд на Джессику:
- Почему-то мне кажется, что мы пересекались раньше...
Поднявшись наверх, Боукс прерывая едва завязавшуюся беседу, помог Нейтану и Джесс, осторожно сесть на металлический пол, а затем и сам присел рядом, резко, отнюдь не осторожно задернув его майку вверх. На сей раз, настала очередь Нейта на мгновение непонимающе уставиться на вояку. Проследив за его взглядом, он неуверенно взглянул на свой торс, сию же секунду резко отвернувшись, почувствовав как его стало мутить от вида собственной раны. Даже на лице самого сержанта, на мгновение промелькнуло выражение замешательства. Это был глубокий, открытый порез, пересекающий весь правый бок, от пояса до ребер, со рваными, чуть припухшими краями, не переставая шла густая кровь. Едва оттаявшего Нейтана, кажется снова прошиб холодный озноб, рефлекторно, он прикрыл рану одной рукой, второй, вцепился в ладонь Джесс.
- Значит так мальчики и девочки. Я в этом не уверен, но кажется там внутри кусок металла, его нужно вытащить и чем быстрее, тем лучше, потому как он в движении, медленно продвигается всё глубже. Если достигнет жизненно важных органов, Нейтан труп. Он думаю уже что-то задел, но это не столь страшно. Сейчас перевяжем рану, и двинем дальше, я её перевязал на скорую руку, но кажется повязка спала... - прервавшись он устало взглянул вперед, туда же куда убежала девочка. Нейтан смотрел туда же. Услышанное его не обрадовало.
- Ну где эта девчонка то?...Кстати, ни у кого из вас нет медицинского образования?
После последней фразы сержанта, стало совсем печально.
- Ох черт тебя дери...Если мы отыщем операционную, но не найдем хирурга, или хотя бы учебника по ковырянию в телах, дайте мне спокойно помереть в уголке.
Боукс перевел взгляд на Джесс. Секунду помедлил, будто собираясь с мыслями, а затем проговорил:
- Мне всё равно кто он для тебя, для меня он именно что предмет, вещь которую стоит оберегать. Что будет дальше, зависит только от него самого...
Закончив, он пробурчал уже значительно тише, себе под нос:
- Люди...тупые создания...

+1

47

Кажется, убивать его передумали. Была ли это заслуга Криса и его доводов, или просто незнакомец сам смилостивился, но пистолет от виска юноши он убрал.
- Ладно...- произнес незнакомец, отпуская парня, и ненадолго замолк, будто подбирая слова. - Проехали. Меня Майкл зовут...Мне всё равно как зовут тебя, потому что идти дальше, или ползти, ты будешь молча. Не нервируй меня, или придется попрощаться со своими зубами.
Юноша в ответ только кивнул, давая понять своему спутнику, что понял его. От резких слов было немного обидно, но на самом то деле, какая разница, что Майкл говорит, главное дверь ту открыл и не пристрелил сейчас. Перестав паниковать, Кристофер перекатился на бок, поджимая под себя сломанную руку. Как странно это бы ни звучало, но он был даже благодарен своему спутнику за такой своеобразный отдых. Хоть и натерпелся страху, но смог передохнуть, перевести дыхание. В боку перестало колоть, а прилив паники отступил, подарив, однако, Крису неожиданный прилив сил. Он уже собирался двинуться дальше, неловко поднимаясь с колен и придерживая здоровой рукой поврежденную, как тут Майкл вновь заговорил:
- Ах да... - только и успел произнести он, резко оборвав свои слова и вперив внимательный взгляд вперед. Крис поспешил также вглядеться, пытаясь понять, что привлекло внимание его компаньона, и заметил нечто...похожее на огонь. Пламя, странное красноватое сияние, медленно, не неумолимо растекающееся по стенам. Майкл, кажется, даже зажмурился, а вот юноша, неизвестно почему, словно завороженный, будто кролик, загипнотизированный удавом, сделал шаг вперед, протягивая к странному охватывающему стены пламени здоровую руку. Последовавшего за этим восклицания Майкла он даже не услышал
А потом их накрыло огненной волной. Это было похоже...да на все тот же огонь. Крис будто сгорал изнутри, корчась от невыносимых мучений. Он хотел закричать, открыл рот - и не смог выдавить из себя ни звука. Горло как будто сжали невидимые тиски, пламя разливалось по телу, проникало извне, пожирая, сминая сознание, растирая его в пепел. В какой-то мере все эти ужасные ощущения казались знакомыми...И мерещилось, что только руку протяни, схвати шприц, закатай рукав и вколи новую дозу, и боль отступит. Но желанного наркотика нигде не было, а боль не исчезала, только усиливаясь, теперь морозя и сковывая в своих ледяных объятиях. В какой-то момент Крис просто перестал существовать.
А потом снова появился, если можно,родился заново будто феникс. Только в отличие от мифической птицы, переломанный, перекрученный, не возродился и стал лучше и чище, а просто стал быть. Все закончилось слишком быстро: и вот Крис уже сидит, пытаясь отдышаться и истекая потом, словно после пробуждения от жуткого кошмара. Отдышавшись, он оглядывается: незнакомое место, пол из старых, плохо подогнанных или просто разошедшихся от времени деревянных досок, под потолком одиноко покачивается одна единственная лампочка без абажура - источник слабого света, озаряющего помещение. Дверь приоткрыта, из-за неё доносятся звуки, смутно напоминающие детский плащ. Майкл лежит рядом с юношей на полу и, кажется, что он без сознания. По крайней мере Крис очень на это надеется, осторожно подползая к своему путнику и боясь того коснуться. Он же не может быть мертв, правда?..
- Майкл? - дрожащим голосом окликает его парень. - Ты...ты в порядке?
Вообще, происходит что-то странное, очень странное. И место, и пламя...Это все может быть плодом больного воображения юноши, вероятнее всего так и есть. Но тогда...его спутник тоже ненастоящий?..И те твари? И сломанная рука? Болит она ну очень уж натурально.
Пока Крис задавался всеми этими вопросами, замерев рядом с распростертым на полу мужчиной, тот дернулся, медленно приходя в себя и не замечая юноши. И только Кристофер хотел его окликнуть, как из-за двери, откуда-то снизу раздался женский...крик? Вопль, скорее, если не визг. А потом на пол будто что-то уронили. Или кого-то. Или даже намеренно бросили...
- Заткнись тварь! Шлюха...Ты за всё...Я клянусь, ты ответишь за всё!- грянул, как раскат грома, разъяренный мужской голос. Крис аж подпрыгнул от неожиданности, и неосознанно схватился за одежду Майкла. Теперь, во всей этой сложившейся ситуации, он уже казался своим, а значит - менее опасным, чем все остальное. Но тут раздались тяжелые шаги по ступеням лестницы и, судя по всему, неизвестный поднимался наверх. В то время, как спутник юноши схватился за лежавшее рядом оружие, Крис незамедлительно отступил к двери, за дверь, укрываясь в тени.

Отредактировано Christopher Keat (2014-01-07 16:44:00)

+1

48

Постепенно, её осторожные шаги становились всё более тверже и уверенней. Тяжелое, прерывистое дыхание и неравномерный перестук сердца успокаивались, становясь более ровными, спокойными. Казалось что движение, лениво пробуждало её затекшие в долгой спячке конечности. Всё реже Мария хваталась за стволы деревьев, дабы на некоторое время перевести дух. Она шагала медленно, не торопясь. Страшилась ускорять шаг, эта была не столько боязнь неизвестности, сколько волнительно-панический страх пропустить что-то важное, что-то, что лишь едва затронуло её сознание в образе этой необъяснимой тяги вперед, и обратившегося к ней голоса, но готовое в любой момент ускользнуть. Она шагала вперед, будучи уверенной что туда ей нужно, но куда конкретно, если здесь кругом лишь лес? Да даже если бы и хотела ускорить шаг, то не смогла бы. Скользкая грязь противно чавкала и хлюпала под ногами, ничего не стоит неосторожно оступиться или подскользнуться на ней. Легкая, промокшая одежда прилипала к телу, вызывая сильное раздражение и дискомфорт. Холодный дождь не желал успокаиваться, а взгляд упорно не привыкал к темноте. Еще через какое-то время, ей удалось выйти на пустынное шоссе, по которому, судя по состоянию никто не проезжал как минимум год, или два. Ровное, дорожное полотно пересекало лесную чащу с севера на запад, оба его конца упирались в непроницаемую темноту. Через покрывший большую часть асфальта плотный слой перепрелой листвы, вероятно когда-то нанесенной сюда ветром, смутно угадывались очертания грязно-белой дорожной разметки. Мария неуверенно остановилась на краю дороги, пытаясь собраться с мыслями. Если есть разметка, значило ли это, что где-то рядом должен быть какой-то населенный пункт? Возможно именно туда ей и нужно было. Только что это даст? Что-то ждет её там, но что? Что вообще происходило с ней? Если это сон, то почему же он настолько реален?...Может она умерла, а это и есть та самая потусторонняя жизнь?...В этот момент, её взгляд бесцельно блуждающий по дорожному полотну, зацепился за маленький кусок торчащего из листвы металла, совсем рядом с подошвой её промокшего ботинка. Она наклонилась, осторожно поддев пальцами предмет, а затем чуть отчистив его от грязи, вновь поднявшись на ноги, поднесла к глазам. Им оказалась тронутая ржавчиной, сильно покоцанная полицейская бляха с почти стертой временем, вычеканенной надписью: "Герберт Мэнголд. Округ Колумбия"
"Округ Колумбия..." - медленно проронила она вслух, мысленно пытаясь зацепиться за это словосочетание, которое в общем-то мало о чем ей говорило...Кроме того, что это точно не потусторонний мир. Радоваться этому или нет, она пока ещё не знала.
- Мария? Это ты? - тот же самый, мягкий старческий голос, с той же самой интонацией, на сей раз раздавшийся совсем рядом, будто под самым её ухом. На мгновение позабыв обо всем, она вздрогнув от неожиданности, резко обернулась, но не увидела ничего кроме деревьев, плотной ряби дождя и темноты. На сей раз она была совершенно точно уверена что это был чей-то голос, не обрывок всплывшего воспоминания.
- ...Да...Герберт?...- неуверенно, дрожащим голосом произнесла она в пустоту - Герберт Мэнголд?...
Кажется в этот момент, её собственный голос, показался ей чужим, каким-то отстраненным. И вновь никакого ответа, лишь гнетущий рокот дождя. Мария не сразу заметила что от напряжения, так вцепилась в бляху, что та, чуть погнувшись, до крови впилась острыми краями в ладонь.
- Боже...да кто же вы?! Что вам нужно?! - в отчаянии вопросила она, предсказуемо не получив ничего в ответ. Она не знала кто этот парень, но её пугало то, что её сердце отзывалось волной теплой истомы на его голос. Он был нужен ей, и она ему по всей видимости тоже. Но почему, почему в таком случае он так поступает?!...Тяжело вздохнув, Мария пересекла шоссе и направилась дальше через лес, непонимающим взглядом, разглядывая бляху.

Отредактировано Maria Walsh (2014-01-07 20:39:27)

0

49

Он был здесь не один. Лениво, слишком медленно пробуждающийся разум Майкла, словно приходящий в движение древний механизм, как-то отрешенно отмечал что его горе-спутник всё ещё оставался с ним, что он по всей видимости так же не понимая ни черта сначала вцепился в его одежду, а затем расслышав шаги, попытался спрятаться в тени за дверью. От этого было легче, но не намного. Способен ли он был каким-либо образом помочь?...Майкл вцепился в пустой револьвер так крепко, как только мог, учитывая свое "сонное" состояние. Пусть патрона там нет, но на крайний случай можно было им зашвырнуть, отвлекая внимание, или даже вырубая плохого парня. Он медленно попытался подняться на ноги, те подчинялись ему медленно, чертовски медленно! Шаги неумолимо приближались...Секунда, вторая...Шаг, другой, третий. Жалобный скрип половиц, и вот дверь резко, с протяжным скрипом на не смазанных петлях, распахнулась. В комнату вошел, даже не вошел, а ввалился не твердо стоящий на ногах, грузный парень. Самые худшие опасения Майкла более чем оправдывались, при чем самым подлейшим образом. Неприступная гора - эта первая и единственная ассоциация, пришедшая ему на ум, при виде верзилы, на добрую голову выше, и чуть ли не в трое, шире него самого. Дешевая, выцветшая рубашка, заляпанная жирно-масляными пятнами кажется вот-вот готова была разойтись по швам от мощи его явно перекаченного тела. Пожалуй больше внушительного вида парня, Майкла пугал его горящий ненавистью взгляд из под кустистых бровей, четкая линия плотно сжатых губ на чуть выпирающей челюсти, и в особенности кухонный нож который тот сжимал в руке. Казалось что нахождение посторонних парней в комнате, не показалось ему неожиданностью, ровно как и отсутствие щуплого паренька, скрытого за дверью.
- Ссссука... - прорычал он, быстро сокращая расстояние до своего "постояльца". Майкл в страхе попятился назад, на негнущихся ногах, попросту позабыв о своем револьвере. Но не успел он сделать и пары шагов, как мужик уже оказался возле него, со свистом рассекая воздух ножом, в сантиметрах от шеи Майкла. В этот момент его дыхание резко перехватило, тело пробил даже не холодный - ледяной озноб, а сердце мгновенно ухнуло куда-то вниз. Черт побери! Этот разъяренный медведь действительно был полон решимости убивать! Еще один взмах. Реакции Майкла едва-едва хватило на то, что бы отшатнувшись в сторону, рефлекторно прикрыть лицо рукой. Не то взмах был настолько сильный, не то нож настолько острый, но как бы там ни было, а лезвие рассекло ладонь если не до кости, то очень глубоко. Руку будто ударило высоковольным током, а затем почти сразу обдало жаром, из раны вырвался фонтанчик крови. Вскрикнув, Майкл в ответ замахнулся для удара своей второй рукой, с зажатым оружием, даже в общем-то не надеясь на успех. Верзила вовремя её перехватил своей лапищей, а затем мощным ударом ноги куда-то в область живота попросту отшвырнул его к дальней стене, заставив мешком повалиться на пол. Револьвер покатился по полу. Кажется отбитые легкие Майкла были превращены в фарш. Каким-то макаром он не отключился, всё еще держался в сознании, заходясь кашлем, с жадностью хватая ртом воздух словно рыба выброшенная на берег. И наверняка не прожил бы дольше пары секунд, если бы не произошло не иначе как чудо. Комнату заполнил закладывающий уши грохот. Верзила резко обернулся. На пороге стояла молодая девушка, лет девятнадцати с виду, не больше. Выглядела она ужасно. Губы были превращены в практически сплошное кровавое мессиво, нос и бровь разбиты, один глаз заплыл. Обоими, дрожащими от страха руками она сжимала короткий обрез двухстволки.
- Алан! Успокойся, я прошу тебя! Они не...не...- она заикнулась, кажется не зная что сказать.
- Мразь...твою, тебе мало?! - верзила направился к ней, быстро сокращая расстояние. Раздался еще один выстрел. Как ни странно, но дробь попала в потолок прямо над Майклом, осыпая того градом мелких щепок. Она целенаправленно промахивалась, иначе и быть не могло.
- Ты что творишь обдолбаная тварь?!
Подойдя к девушке, он попросту резко выхватил оружие у той из рук, ударив прикладом её по лицу. С жалобным вскриком та повалилась на колени. Воспользовавшись заминкой, Майкл пнул револьвер к двери. Это единственное на что ему хватило сил. Вся его надежда оставалась лишь на щуплого паренька. Тем временем, верзила, упустив из внимания покатившийся по полу револьвер, присев напротив девушки, схватил её за волосы, резко поднимая голову над собой:
- Ты, шлюха помоечная хотела убить меня?!

Отредактировано Michael Garlend (2014-01-07 23:29:59)

0

50

Многие участки длинного коридора где с перебоями горел свет несколькими минутами ранее, когда они с Джесс шагали по нему, сейчас уже были погружены в темноту, но быстро мчась вперед, Дориана этого просто не замечала, достаточно было уже того, что её взгляд хоть кое-как способен был различать очертания пола и стен. Движимая целью, девочка не чувствовала страха перед вероятной опасностью могущей скрыться во тьме, она испытывала лишь волнение выливающееся в учащенное перестукивание её маленького сердечка, и какую-то необъяснимую радость, едва ли не восторг полностью затмивший разум. Для страха места просто не оставалось. Вероятно это была радость от осознания того что они нашли еще людей, не одни здесь пытаются найти выход, от того что сейчас, именно в этот момент она способна была оказать им помощь, могла быть полезной, найти применение своим талантам, показать на что способна. Спихнуть наконец таки часть надоедливой заботы Джесс на других, тех кому она нужна была больше. Всё это сплеталось в какую-то единую силу, единую гамму эмоций, которая гнала и гнала её вперед. Да и интереснее могло быть в большой компании, исходя из того что она увидела, эти люди могли оказаться веселыми ребятами. Иногда девочке попадались небольшие лестничные пролеты, то вверх, то вниз. Дори их попросту перепрыгивала с разбегу, и не медля мчалась дальше. Но когда, через какое-то время коридор заканчивался Т-образным разветвлением, она в нерешительности остановилась, вглядываясь то в одну, то в другую сторону. Кажется идти надо было направо, потому что слева виднелся заваленный чем-то целый лабиринт служебных коридоров ведущих неизвестно куда. Когда они сюда шли, здесь тоже горел свет, но сейчас здесь было темно, и казалось даже, что сейчас вообще всё было как-то по другому здесь. Когда она мчалась по прямому участку, то бежала от одного слабо освещенного места до другого, так было намного легче, свет виднеющийся впереди, являлся для девочки своего рода маячком, но здесь же ничего подобного не было, только непроглядная темень. Вот кажется именно сейчас, в её душе стал медленно просыпаться страх. Тот самый детский страх еще не окрепшей психики перед темнотой, когда взгляд направленный вперед, не видит ничего, кроме слабых очертаний пола, да стен, и полагается лишь на подсознание, которое рисует в голове кошмарные картины, с полчищами кровожадных тварей из фильмов ужасов, или страшных историй. А еще была какая-то досада, от того что сейчас, тогда когда этого совершенно не нужно - она одна, и даже не на что отвлечься. Куда только делись переполняющие её радость и волнение?...Она медленно обернулась назад, там где-то далеко позади виднелся слабый подмигивающий свет, зовущий к себе, манящий, будто говорящий "давай же глупышка не глупи, возвращайся". Возможно когда она вернется, то погаснет и он. Желание вернуться было велико, только как она будет стоять рядом с ними, с людьми которые ждут от неё чего-то, зная что вернулась она с пустыми руками и ничем не помогла, испугавшись темноты?...Нет, она так не сможет, ведь придется признать правоту Джесс о её детской несамостоятельности. Вновь устремив взгляд вперед, девочка медленно наклонилась, пытаясь нащупать среди обломков сваленных у стены, что-то что можно было взять с собой и использовать в качестве примитивного оружия. Конечно, надежды на то что это может помочь от страхов перед темнотой было мало, но так хоть не много спокойней было бы. Вот только попадались одни лишь увесистые, и длинные листы поломанного, погнутого металла и тяжелые обрывки каких-то труб, которых и не поднять даже. Тихо выругавшись себе под нос, тем же самым словом которое услышала от того военного парня, Дори поднялась и не спешно направилась вперед, стараясь производить поменьше шума, сама прислушиваясь к звукам, бегающим взглядом шаря по темноте. Где-то рядом капала вода, что-то приглушенно грохотало, скрипело и завывало там, снаружи. Она не ошиблась в направлении. Короткий длинный участок, скоро еще раз заворачивал налево, в виде широкого дверного проема, за которым тоже располагался очередной, довольно широкий коридор, с помещениями для персонала - столовой, раздевалкой и тому подобным. В первых двух они с Джесс уже заглядывали, а в другие Дори и не нужно было, смелости не хватит ей одной сунуться сейчас туда, и времени на это не было. Именно здесь по полу были разбросаны рабочие робы, чуть дальше от того места где она сейчас стояла.
- Ух...ну ладно... - чуть слышно проронила она себе под нос, направляясь вперед. Этот коридор заканчивался чуть приоткрытой дверью, там впереди, через которую они с Джесс и попали сюда, этой же дверью заканчивался механический отсек. Как же он ей не нравился...Как же ей хотелось поскорее закончить с этим, и пройти в заветную дверь, туда где темнота не пугает...По неосторожности, Дори пнула увесистый гаечный ключ, который с оглушающим лязгом покатился по полу. Девочка резко остановилась, напряженно вслушиваясь в этот противно режущий слух звук. Вскоре лязг затих, и к нему, вопреки всем опасениям девочки, ничего лишнего не добавилось.
- Дурочка... - тяжело выдохнув, пробормотала она, отчитывая саму себя за трусость. Но тем не менее, осторожности ради, еще секунду помедлила, и только тогда зашагала дальше. С вниманием вглядываясь себе под ноги, на мгновение остановилась возле потревожевшего её ключа, что бы поднять его. Он был новый, хромированный, чуть поблескивал в темноте. С ним и впрямь было не много спокойнее, все-таки хоть какое никакое, а средство защиты. Еще через несколько шагов, она поравнялась с дверным проемом одного из служебных помещений. Кажется это было что-то вроде мягкого уголка, или комнаты отдыха. Легкая деревянная дверь была превращена в щепки, а внутри кажется не было никого, лишь виднеющиеся очертания груды сваленной мебели, да брызги бьющиеся об уцелевшее окно, через которое проникали слабые, рассеянные лучи света заливающие тесную комнатку. Страх начал медленно утихать, здесь не было ничего из  того что можно было бы бояться, на место страха, стало приходить любопытство. Может ей удалось бы найти еще что-то полезное, если осмотреть эту комнату? Едва она об этом подумала, как тут же себя отдернула. Ведь она и так много времени протянула, её там ждут! Отойдя от дверного проема, Дори ускорила шаг, схватила ближайшую к ней рабочую куртку, потом еще одну и еще. Любопытства ради, пошарила по карманам, во многих из них что-то было. Разглядывать свой "улов" не было времени, то что выуживала из карманов, она просто ловко перекладывала в карман своих джинс, довольствуясь тем, что представлялось на ощупь, а на ощупь это были какие-то бумажки, какие-то маленькие коробочки, что-то мелкое-бренчащее, что-то рассыпающееся прямо в руках, даже что-то жирное на ощупь. Последнее, она не задумываясь пихнула в рот, но тут же выплюнула, сплевывая с языка что-то невероятно гадкое. Решив что трех больших, взрослых курток хватит, она отправилась обратно. Но когда опять поравнялась с привлекшей её внимание комнатой, всё же не удержалась и осторожно, переступила порог помещения.
- Эй...тут кто нибудь есть?... - произнесла она перекинув робы через плечо, и переведя поднятый ключ в боевое положение. Никакого ответа не последовало. Сделала еще один шаг внутрь, неуверенно остановилась. Здравый смысл, отчаянно сигнализировал ей о том, что слишком много времени она уже потратила...В конце концов, решившись довериться ему, преисполненная самых положительных эмоций, помчалась обратно к людям, и Джесс, готовясь возгордиться собой перед ней.

0

51

Слава богу, они все-таки добрались до этого треклятого берега, на котором Джессика и военный - как выяснилось, он действительно был военным, к тому же сержантом - усадили пострадавшего мужчину, Нейтана, прямо на пол. Боукс тут же, нимало не осторожничая, задрал майку Нейта, открывая всеобщему обзору жуткую рану. Джессика, сначала хотевшая было уже недовольно зашипеть на военного, чтобы тот был обходительнее с раненым, во все глаза уставилась на ужасное повреждение раненого. В отличие от Нейта, которому явно поплохело от вида собственной травмы настолько, что тот поспешил отвернуться, Джесс никак не могла отвести от рваных краев раны. Глубокий кровоточащий порез через всё туловище мужчины. Но больше всего девушку насторожило и, пожалуй, испугало подозрительное покраснение краев разреза, если его можно было так назвать. Джессика не помнила, как много она смыслит в медицине, но в её разум закралось подозрение о том, что рана уже начала подгнивать. Её поразило то, с каким спокойствием - ну не прямо так ледяным спокойствием, но с какой выдержкой - она смотрела на ранение, в то время как её мозг подмечал малейшие детали, анализируя и делая выводы о повреждении.
От дальнейших размышлений её отвлекла крепкая, даже болезненная хватка Нейтана. Отведя неконец взгляд от ужасного повреждения, девушка перевела глаза на самого раненого мужчину.
-Эй, все будет хорошо, помнишь?  - дрогнувшим голосом попыталась она подбодрить беднягу. Увидев, как тот пытается прикрыть рану , Джесс, не без труда конечно, перехватила руку, не дав Нейту коснуться раны. - А вот этого не надо. Ещё большую...То есть, я хотела сказать, инфекцию занесешь. Возможно, мы где-то раньше виделись... - ответила она на ранее произнесенную фразу мужчины, стараясь разговором отвлечь его от собственного развороченного торса. - Но я не помню. Ничего не помню... - как-то растерянно добавила она, отводя взгляд, будто в потере памяти была её вина. Тут же девушка припомнила, что и Дори, как и сама Джесс, о себе не могла вспомнить ничегошеньки, и решила спросить о воспоминаниях Нейтана, подсознательно зная, что он ответит и боясь этого ответа. Конечно, сейчас было не время для расспросов и разговоров, но ей необходимо было знать. - А ты...помнишь что-нибудь?
- Значит так мальчики и девочки. Я в этом не уверен, но кажется там внутри кусок металла, его нужно вытащить и чем быстрее, тем лучше, потому как он в движении, медленно продвигается всё глубже. Если достигнет жизненно важных органов, Нейтан труп. Он думаю уже что-то задел, но это не столь страшно. Сейчас перевяжем рану, и двинем дальше, я её перевязал на скорую руку, но кажется повязка спала...Кстати, ни у кого из вас нет медицинского образования? - громыхнул звучный голос Боукса, прерывая активную мозговую деятельность Джессики.
- Не перевязать. - поспорила она. - Сначала обработать. Я мало что помню из этого, но кажется какие-то познания в медицине у меня присутствуют...И его рана уже начала нагнаиваться, мне совсем не нравится то, как покраснели её края. Даже, кажется, и гной уже выделяется. Металл мы, ясное дело, тут вытащить не сможем, надо будет тащиться в медблок, кстати, я помню, где он  находится, совсем недалеко отсюда,  но вот с краями раны надо разобраться прямо сейчас, иначе заражение и гной пойдут дальше, рана окончательно воспалится и... - сказать, что в данных условиях это с приведет к летальному исходу, девушка не смогла. Не при Нейтане, который напряженно вслушивался в разговор. - ...все будет ещё хуже - в итоге скомканно договорила она.
- Ох черт тебя дери...Если мы отыщем операционную, но не найдем хирурга, или хотя бы учебника по ковырянию в телах, дайте мне спокойно помереть в уголке. - обреченно произнес раненый, и Джесс поспешила с ним поспорить.
- Ну уж нет! - с пылом и мнимым убеждением воскликнула она, даже от волнения повышая голос. - Мы тебя вытащим, ясно?
- Мне всё равно кто он для тебя, для меня он именно что предмет, вещь которую стоит оберегать. Что будет дальше, зависит только от него самого... - тут откликнулся на недавно произнесенную Джессикой фразу сержант, до этого что-то усиленно обдумывавший. Девушка лишь бросила на него злой взгляд и тихонько прошипела сквозь зубы: "Чурбан бесчувственный". По иронии судьбы, её фраза была произнесена в то же время, что и нелицеприятное высказывание сержанта о людях, так что, хорошо это или плохо, но сказанных себе под нос Боуксом слов девушка не расслышала.
Тут наконец вернулась запыхавшаяся Дориана.
-Долго же ты! - посетовала Джессика, но тут же поспешила похвалить девочку, подхватывая у той куртки. - Умница! Давай их сюда! - девушка тут же поспешила обыскать карманы, ища необходимые для хотя-бы минимального обеззараживания раны предметы. Ей повезло, в первой же куртке она нашла небольшой складной перочинный ножик, а в другой - вот это действительно была очень важная находка - небольшую переносную флягу. Торопливо раскрутив крышку ёмкости, Джесс поднесла флягу к носу, и по её обонянию тут же ударил резкий запах алкоголя.
- Слава богу! -  с неимоверным облегчением в голосе произнесла она. - Этим можно обработать края раны и ножик. Так, - она попыталась собраться. - Нам нужен ещё какой-то кусок ткани чтобы Нейтан зажал его во рту. Предупреждаю, - она сострадательно поглядела на раненого. - будет больно. Очень-очень больно. Сержант, вам надо будет его держать, так крепко, как только сможете. Зафиксировать в одном положении, пока я буду удалять ножиком... - тут девушка осеклась, но тут же продолжила - к-куски загнившей плоти... Иначе никак, нельзя оставлять его рану в таком состоянии. - будто оправдываясь перед всеми, добавила она.
- Дори, - девушка наконец обратила внимание на свою маленькую спутницу. - Мне понадобится твоя помощь. Твоя задача - осторожно - только очень осторожно, ранение большое, а у нас мало алкоголя - выливать жидкость из этой фляги прямо на край раны. Медленно. И снова повторяю, очень осторожно. Лучше бы найти какую-нибудь ткань, смочить её алкоголем и обтирать рану, но нужна мягкая тряпка, а такой у нас...Так, стоп! - прервала она саму себя, и начала шарить по карманам собственной одежды. Через пару минут Джесс вытащила большой носовой платок. - Вот, сойдет. Значит действия твои таковы:  обтираешь края раны этим вот платком, периодически смачивай его повторно. - с этими словами Джессика вылила немного алкоголя из фляги на платок и, убедившись, что тот насквозь пропитался резко пахнущей жидкостью, раскрыла перочинный нож, смочила и его в алкоголе. После всех этих действий девушка снова заговорила, обращаясь к Дориане. -Ну как, справишься? Это будет трудно, тебе придется внимательно и довольно близко глядеть на рану...

Отредактировано Jessica Hagart (2014-01-12 17:25:01)

+1

52

Поначалу как-то проскользнувший мимо внимания вопрос Джессики о том, помнит ли он что нибудь, вновь невольно всплыл в памяти и на мгновение заставил призадуматься, после очередной высокомерной речи вояки, в ответ на которую Нейт лишь саркастически хмыкнул. Она тоже ничего не помнила, так же как и он, так же как и та девушка с которой он был до того, как его вырубили. Кажется это, чем бы оно ни было, массово затронуло людей. Что же черт его дери случилось на этом судне?...
- Неа...ни черта...совершенно ни черта не помню... - задумчиво произнес он явно не к месту, сильно запоздало отвечая на вопрос, именно в тот момент, когда Джесс с Боуксом обменивались бессвязными бормотаниями, заставившими его губы чуть растянуться в ухмылке. Кажется в этот момент, выглядел он весьма глупо, ровно как и складывающаяся ситуация. Казалось, эти двое уже готовы были перегрызть друг другу глотки, если бы его плачевное состояние не заставляло их действовать сплоченно. Им обоим он был нужен живым, и приятно согревало сердце осознание того, что кому-то он был нужен именно как человек, а не как носитель информации. Сейчас Боукс был хозяином положения, если не выживет Нейт, то он вполне мог попытаться выпутать информацию у Джесс, а этого себе он позволить не мог. Стоило лишь на мгновение представить её, на его месте, что бы устыдиться своей слабости, беспомощности. Умирать было решительно нельзя, только не сегодня. Сегодня он выживет, а завтра они вместе заставят вояку танцевать под их дудку. Если пораскинуть мозгами, то последнее не могло составить особого труда. Исходя из всего того что Нейт уже видел - Боукс отнюдь не такой непробиваемый каким хочет казаться. Конечно, присутствовала у него немалая армейская выдержка, но стоило лишь надавить посильнее, что бы заставить того потерять самообладание, прогнуться.
"Черт побери...кем же я был...кто я есть" - уже второй раз за последние три часа, задался он по сути одним и тем же вопросом, поражаясь своему методу мышления. Если изначально он считал себя конченым трусом и эгоистом, то сейчас, пугал сам себя. Пугал в хорошем смысле. А затем, сбивая ход его мыслей, прибежала запыхавшаяся девочка, с охапкой рабочих курток и гаечным ключом в руке. Получив возможность получше разглядеть их маленькую помощницу, Нейт доброжелательно улыбнулся ей. Она действительно заслуживала похвалы, хотя бы уже потому, что отнюдь не производила впечатления избалованной капризницы.
- Умница - поддержал он Джесс, чуть кивнув, словно соглашаясь.
Нейт опять же сам не понял откуда вдруг пришли такие ассоциации. В какой-то миг, он просто испытал, показавшееся до боли знакомым чувство раздражения к капризным, визжащим детям, граничащее с умилением от того, что эта, чуть потрепанная девочка, не казалась одной из них. А затем, с интересом воззрел на то, как ловко Джесс обыскивала карманы, будто искала что-то. В этот момент, краем зрения он отметил как сержант смотрел на девочку, и его взгляд решительно ему не нравился. Было в нем что-то не доброе. Но еще больше, ему не понравилась речь Джессики, к его удивлению и одновременно ужасу, кажется обнаружившей именно то что искала:
- Этим можно обработать края раны и ножик...Нам нужен ещё какой-то кусок ткани чтобы Нейтан зажал его во рту. Предупреждаю, будет больно. Очень-очень больно.
Он поймал её встревоженный взгляд, и почувствовал как вновь холодный озноб разлился по телу:
- Стой...ты...ты серьезно? - дрогнувшим голосом пролепетал он. Нейтан до последнего надеялся что про обработку ран, она говорила не всерьез, но по всей видимости зря. Ребята кажется его не слышали. Джесс продолжала отдавать указания, сержант согласно кивнул, а Нейтан нервно сглотнул.
- Его нужно будет положить на спину, так будет удобнее. Должно быть удобнее. Если само собой рука не дрогнет. Хорошо хоть кто-то здесь с медициной на ты
"Куски плоти?! Черт...черт...да что вы несете???"
Как-то отрешенно он наблюдал за действиями Джессики, отметил, что даже девочка беспрекословно соглашалась, согласно кивая, не смотря на панически бегающий взгляд, и дрожащие руки, которыми та подхватила платок.
- Я вам не мешаю?...Может вы меня хотя бы вырубите? Знаете, я уже устал от этой боли и...
- Заткнись. Даже не надейся - прервал его сержант, с треском разрывая кусок ткани от одной из курток - отдохнешь когда выберемся отсюда. Хватить ныть, я тоже устал тебя тащить на своем горбу.
Он протянул вырванный кусок ткани Нейту. Тот с сомнением поглядел, не спеша его принимать:
- Оу ну конечно. Резать то не тебя будут...Ребята, пожалуйста не надо...я же не переживу этого... - он в отчаянии поглядел на Джесс - ты ведь говорила что знаешь где медицинский блок? Мы бы могли...
- Как он меня достал! - рявкнул сержант, в едином рывке сокращая отделяющее их расстояние, силком опрокидывая его на спину, и навалясь сверху, запихнул кусок ткани в рот. Всё произошло настолько быстро, что Нейт вовсе не успел отреагировать. Да и бессмысленно было пытаться что-либо сделать - хватка была сильной.
- Приступайте! Не медлите!
Нейт впился зубами в ткань, готовя себя к чудовищной боли, вспотевшие ладони, рефлекторно сжались в кулаки...

+2

53

Быстрая реакция - это то, что сейчас позарез требовалось Крису. Вот просто кровь из носа как. Оказалось, что жуткие создания с корабля были не худшими существами на свете: по крайней мере так юноша решил, толком разглядев огроменного и озлобленного мужика. Который явно был либо под кайфом, либо просто безбожно пьян. Поразмыслив, Кристофер, пользуясь всплывающей откуда-то из глубин сознания информацией, решил, что все же второе - наркоманы выглядели и вели себя иначе, хотя бессмысленная и разрушительная агрессия им также была присуща. Парня вообще удивило, как этот бугай на ногах то держится. Как чуть позже оказалось, не только на ногах держится, но и с оружием неплохо управляется, по крайней мере с холодным. И намерения у него были самые что ни на есть убийственные: мужчина направился прямиком к Майклу, попятившемуся назад и кажется ещё не полностью восстановивщему контроль над собственным телом. "Черт побери, он же его убьет!" -  мысленно ужаснулся Крис, все ещё выжидая в тени двери, не зная впрочем, чего конкретно он ждет. Словно подтверждая мысли юноши, грузный мужчина замахнулся и сделал первый выпад большим кухонным ножом, который все это время сжимал в руке. Слава богу, от первого удара спутнику Кристофера удалось уклониться, что нельзя уже было сказать о последующем. Нож стремительно пронесся перед самым лицом мужчины, в последний момент заслонившемся рукой, глубоко распарывая - это было заметно даже с той точки обзора, в которой находился Крис - ладонь чуть ли не до кости. Майкл попытался сопротивляться, даже замахнулся на озлобленного мужчину револьвером - странно, там же вроде должен был остаться ещё один патрон, почему он его не использует? Или...А что, если патрон пропал? Но куда? - но громила перехватил руку мужчины и от души врезал ему ногой прямо в живот. Да, что ни говори, а бить этот бугай умел и любил.
Мысли Криса беспорядочно метались в голове, четко складываясь только в одно паническое: "Что делать?. Странно, но вот о возможности побега юноша даже не подумал, усиленно осмысливая все возможные попытки выручить своего товарища по несчастью, которого вот-вот добьют и оставят валяться на полу хладным трупом. Правда парень так и не успел ничего предпринять, так как в этот же момент в комнате раздался оглушительный грохот. Выстрел...? Как оказалось, это действительно был выстрел, а стреляла молодая, изметеленная в кровь скорее всего этим же громилой, девушка. Она держала в руках какое-то оружие, кажется, двухстволку.
Верзила, не долго думая, ринулся к девушке, угрожая ей почем зря. Раздался ещё один выстрел, который, как Крис смог заметить, попал куда-то в потолок, из-за чего чуть живого Майкла осыпало штукатуркой. Впрочем, больше она ничего совершить не успела - разъяренный мужчина таки добрался до нее и попросту врезал бедняжке прикладом по лицу, отчего та с всхлипом повалилась наземь.
Тем временем Майкл, кажется слегка придя в себя, пихнул в сторону Криса револьвер. Парень тут же схватил оружие и проверил патроны, которых - вот ведь неожиданность! - действительно больше не было. Даже того последнего, которым мужчина когда-то угрожал Кристоферу в коллекторе.
"Ты что, блять, издеваешься?!- очень эмоционально подумал юноша, подтверждая свои мысли выразительным взглядом в сторону своего спутника. - "И что мне, по-твоему, делать с НЕЗАРЯЖЕННЫМ револьвером?!
Но, с револьвером или нет, надо было что-то делать, ибо ясно было, что как только громила разберется - Крису даже думать не хотелось, как именно - с бедной девушкой, он вернется к добиванию Майкла, а потом и очередь Криса.
К счастью юноши, на его стороне была ловкость и увертливость, которой даже сломанная рука не сильно мешала, а нога так и вовсе перестала болеть - хоть что-то тут было хорошее. А ещё - верзила был пьян и не особо твердо стоял на земле. Сила его была, не смотря на глупый каламбур, именно что в силе, но не в четкости. И он отвлекся на несчастную девушку, сейчас громко всхлипывающую в его руках. Здоровяк мало того, что выронил большой кухонный тесак, он ещё и двустволку рядом бросил, все внимание уделяя своей молодой жертве - иначе бедняжку назвать не получалось.
Кристофер на уровне подсознания, где-то далеко в глубинах памяти, в её чертогах, помнил как выживать в таких ситуациях. В конце концов, он же был когда-то наркоманом, наверняка ютился по притонам, был готов за дозу убить. Ему даже захотелось рассмеяться сейчас - забавно, что именно такой опыт, возможно, поможет ему сейчас выжить. Действия его были рискованными, очень необдуманными и грозили в худшем случае  - смертью. Но что ему оставалось, какая альтернатива?
Медлить было нельзя - и парень начал действовать. Сыграл на эффекте неожиданности, доверился своим каким-то инстинктам, понадеялся на ловкость. Практически бесшумно добраться до тесака и подобрать его особого труда не составило. Следующими его действиями было: приблизиться к громиле, схватить с пола забытое до поры до времени оружие и, не медля, полоснуть огромного мужчину по ногам его же ножом. Обездвижить, перерезать главные сухожилия и артерии. Что он и сделал - быстро, четко,а главное - успешно. Видимо нож и правда был заточен на славу, ибо достаточно было одного длинного удара сзади по ногам, под коленями, чтобы кровь брызнула чуть ли не во все стороны, а здоровяк потерял опору и рухнул наземь, страшно матерясь. Кристоферу повезло - нож был не только очень острым, но и легким, практически невесомым, как влитой лег в руку. А ещё ему повезло с тем, что, как оказалось, обеими руками он орудовал на "отлично". Возможно, он переученный левша?..
Дальше юноша просто рванул обратно к своему спутнику, уже не осторожничая, и пихнул тому двустволку, все ещё вцепившись здоровой рукой в тесак. Он чувствовал себя чуть ли не Рэмбо: кровь бурлила, адреналин в этой самой крови зашкаливал. Видимо правду говорят: в чрезвычайных ситуациях в людях просыпаются экстраординарные способности.
- Понятия не имею, как управляться с этой штукой. - шепнул он Майклу, присев на корточки и напряженно следя, как громила оборачивается, пытаясь заставить слушаться бесполезные теперь ноги и ища новую цель и по совместительству виновника его травмы. - Если у меня все получилось, то он до нас разве что доползти сумеет.

Отредактировано Christopher Keat (2014-01-14 23:54:48)

+1

54

Она не ошиблась в выбранном направлении. Спустя около двадцати минут, Мария, случайно ли? Наткнулась на отчетливые следы зарастающей тропки, определенно когда-то, кем-то использующийся активно, следуя которой, ей удалось в скором времени выйти к окраинам неизвестного ей, довольно таки крупного с виду городка, без каких-либо обозначений. Невзирая на то, что она ожидала и надеялась в скором времени выйти к какому нибудь населенному пункту, то что предстало её взгляду, ввергло Марию в некоторое недоумение, едва ли не в шок, хотя бы уже самой вероятностью своего существования. Конечно, далеко не факт был в том, что происходящее сейчас с ней - именно действительность, а не фантазии подсознания. Совершенно уверенна, Мария в этот момент была только в одном: то что представало её взгляду - точно не главный вход в город. Но это и не столь важно, гораздо важнее было нечто иное. Очертания довольно внушительных по виду строений, она разглядела еще издали, когда лес стал постепенно расступаться, открывая её взору все большие и большие участки местности, тягуче-медленно выплывающих из темноты, поддернутой плотной рябью дождя. Эти здания, ровно как и целая вереница иных, выстроенных по обе стороны от теряющегося во мраке шоссе, образующих собой некое подобие городской улицы протянувшийся вглубь города, отнюдь не производили впечатления обитаемых. Свет в окнах не горел, да и сами конструкции строений уже были тронуты неумолимым воздействием времени. Кирпичи, металлические пожарные лестницы, и деревянные перекрытия - поблекли, отсерели, как зачерствевшая в хронической нищете, сочащаяся серостью душа, а через трещины в асфальте уверенно пробивалась растительность. Где-то впереди, смутно виднелась линия электропередач, и по прежнему ни одной живой души. Город был необитаем, а лес, по всем признакам с каждым годом подступал всё ближе, отвоевывая обратно все большие и большие, когда-то отнятые у природы участки. Войдя в город, вновь ступив с осточертевшей раскисшей грязи на твердый, сырой асфальт, Мария в нерешительности остановилась. Поднимался холодный ветер. В ритм с резкими, пронизывающими порывами, где-то впереди поднимался душераздирающий скрип металла об металл. Звук равномерного рокота дождя, чуть сменил привычный ритм. Тяжелые капли стучали о металлические крыши, бились в засаленные окна, скапливаясь в потоки, журчащими ручейками стекали вниз, исчезая в трещинах побитого временем асфальта. Ну и что дальше?...Предчувствие привело её в покинутый всеми город. И куда теперь-то? Она была уверенна, где-то здесь находился тот, кто ей нужен, тот кто служил причиной этой необъяснимой тяги вперед, приведшей её сюда. Но сейчас произошло то, чего она так боялась. Мария упустила цель, не знала куда идти дальше. Остался лишь какой-то осадок в глубинах души, острое желание найти, не упустить. Это было даже не столько желание, сколько требование, веление сердца. Она вновь внимательно взглянула на бляху, которую всё еще держала в руке. Вероятно, этот город относился к округу Колумбии. Только что это ей дает?...Ровным счетом ничего...Убрав бляху в карман брюк, она медленно направилась вперед, по пустынному шоссе, внимательно разглядывая опустевшие здания. Первым зданием, которое она увидела входя в город, по правой стороне от шоссе, как ни странно оказалась местной гостиницей, о чем свидетельствовала покоцанная, выцветшая металлическая вывеска, выполненная в праздничном стиле, к двухсотлетию города, названия которого различить она не смогла, за плотным слоем ржавчины. Марии показалось несколько странным местоположение гостиницы, у самых окраин. Но еще более странной ей показалась вывеска. Что могло заставить жителей разом забросить город в юбилейный праздник? В основном по левую и правую сторону располагались высотные, некогда жилые здания, частные особняки и коттеджи, какие-то магазинчики. Возможно имело смысл зайти куда нибудь, обогреться, обсохнуть, переждать дождь. Ведь и без того мерзкая погода, портилась еще больше. Ветра только и не хватало. Останавливал её от этого лишь собственный обострившийся страх. Город выглядел зловеще. Его антураж, определенно не предвещал ничего хорошего...

Отредактировано Maria Walsh (2014-01-14 21:03:50)

0

55

Произошло не совсем то, на что делал основной расчет Майкл. Поначалу, когда он, заметил револьвер в дрожащих руках юноши, подумал было, что удача сегодня определенно на их стороне, умирать слишком рано. Но когда же тот, решив поступить совсем не по плану, стал проверять наличие патронов в барабане, отметил что радостные выводы были сделаны слишком поспешно. Тем не менее, еще оставалась какая-то смутная надежда, на то что юнец все-таки сообразит что нужно делать, и не растеряется. Однако, когда же встретился своим встревоженным взглядом, с его совершенно непонимающим, то с ужасом понял что не осталось и её, и им откровенно говоря теперь светит полный пиздец. Всё произошло за какие-то доли секунды, но казалось что никогда еще эти секунды ожидания, не были столь томительными.
"Ты блять тугодум, давай действуй! Выруби его!" - едва в отчаянии не выпалил он вслух. Кровь продолжала хлестать из глубокой раны, боли в которой он как ни странно практически не чувствовал. Чего нельзя было сказать о легких, разрываемых от мастерски нанесенного удара. Здоровой рукой он попытался хоть как-нибудь пережать порез, пока громила был занят девушкой. Обилие собственной крови его уже пугало, ведь только от такого обильного кровотечения ничего не стоило отбросить копыта, а так может еще могло произойти чудо, и им еще удастся выкарабкаться из этой передряги, хоть какой-то шанс еще оставался. Не хотелось Майклу умирать, безумно не хотелось! Особенно вот так глупо - неизвестно где, неизвестно от чьих рук, без памяти, да еще с горе напарником, которому он так и не пересчитал зубы. И не иначе как по иронии судьбы, именно в тот момент, когда его внимание было несколько отвлеченно на собственное состояние, произошло то самое желанное чудо. Скрипя зубами от боли в легких, Майкл едва-едва расслышал какую-то возню на полу, лишь перевел взгляд к источнику звука, мысленно подготавливая себя к самому худшему, как увидел хлынувшую кровь из под ног верзилы, который с воплем раненного зверя повалился на пол, да с такой силой, что на какой-то миг показалось пол вот-вот провалится.
- Аааа козляра! Ты...Ты труп!...Ааа...Мммм...Ссссуууука...Я убью тебя уебосос! Убью! Убью!!! - в переполняющем гневе орал мужик, пытаясь зажать руками порезы. Крови было много, очень много, та хлестала с такой силой, что попытки верзилы ровным счетом ни к чему не приводили, по сравнению с этими ранами, его собственный порез казался каким-то незначительным. Кажется были перерезаны артерии. Девушка поднявшись на ноги, с немым ужасом взирала на верзилу, а Майкл с полнейшим недоумением уставился на приближающегося паренька. Он надеялся на чудо, но никак, совершенно никак не ожидал что юноша способен будет спасти ситуацию. Майкл был настолько поражен, что кажется на какое-то мгновение, даже позабыл о собственных болячках.
- Понятия не имею, как управляться с этой штукой...
На какое-то мгновение, Майкл даже испытал нечто сродни гордости, за то что не пристрелил тогда эту кудрявую бошку. Не таким уж он казался и безнадежным, при желании из них вполне могла бы получиться не дурная команда. Громила же тем временем, оставив в покое раны, пытался заставить слушаться свои ноги, взирая на юношу горящим ненавистью взглядом. Его лицо было перекошено от боли и ярости. Похоже месть была для ублюдка более желанной целью, нежели собственная жизнь. Но стоило отдать должное уровню упорности мужика. Выглядел он сейчас, намного более грозно, чем тогда, когда стоял на ногах.
- Если у меня все получилось, то он до нас разве что доползти сумеет.
- Вообще-то я имел в виду вырубить, для надежности...но ладно, и так сойдет...
Прыть мужика, его пугала. Необходимо было торопиться. Осторожно присев, прислонясь спиной к стене, Майкл не столько стянул с себя, сколько сорвал здоровой рукой рубашку, наспех обматывая лохмотьями рану. Где-то внизу, всё еще надрывался плачем ребенок. Как ни странно, этот звук казался Майклу до такой степени...Жалостливым, до такой степени цеплял за живое, что ему показалось каким-то не важным, отстраненным все эти раны, зомби, и в особенности их странное местоположение. Ведь это же ребенок! Непорочное, чистое дитя, а тут буквально на его глазах устроили...такое. Может стоило забрать его с собой?...Майкл уставился на стоящую в нерешительности девушку. Его взгляд, не выражал ничего, кроме неприкрытого презрения.
- Как дошли до жизни то такой?!...Блять...Это же надо а...
Никакого ответа он не получил, кроме испуганного взгляда девчонки и воплей мужика. Затем он вновь перевел уставший взгляд в сторону своего спасителя:
-...Что ни говори, а все-таки приятно осознавать свое торжество над силами противника. Бери двухстволку и спускайся вниз. Попробуй успокоить ребенка, не могу терпеть этот плачь...Найди патроны если они есть, поесть что нибудь, попить...Я займусь информацией. Надо убираться из этого дурдома - он протянул ему здоровую руку - только помоги мне встать для начала.

Отредактировано Michael Garlend (2014-01-14 23:58:30)

0

56

Старания девочки были вознаграждены, причем в двойном размере. Пусть похвала была слишком короткой, но зато, она действительно стоила её стараний. Наконец-то ей выпал долгожданный шанс показать себя, и ведь не ударила в грязь лицом, даже когда было очень страшно, и так сильно хотелось вернуться обратно ни с чем! Это было очень приятно. И в какой-то мере, столь же не ловко. Встретившись своим торжествующим взглядом, с благодарным взглядом раненного мужчины, Дори смущенно отвела глаза в сторону, невольно расплывшись в довольной улыбке. С интересом наблюдая за тем, как Джесс обыскивала карманы курток, девочка буквально чувствовала на себе взгляд второго, мужчины-военного, но не отважилась взглянуть в его сторону. Хоть это и приятно, но все таки как-то неуютно ей было находится в избытке внимания со стороны незнакомых людей. С удивлением, и черной завистью, Дориана обнаружила что из карманов тех курток которые она своими руками обыскивала в том коридоре, Джесс вытащила еще складной ножик и какую-то небольшую, металлическую флягу. За свою невнимательность, девочке пришлось поплатиться таким ценным упущением как перочинный ножик. Вот это оружие, так оружие...С досадой, она взглянула на свои, чуть припухшие от добычи карманы. Любопытно, перепало ли ей самой хоть что нибудь ценное, там в темноте ведь не разглядеть было. А уже в следующее мгновение, после пугающих слов Джессики о боли и кусках плоти, Дори испытала мучительное предчувствие чего-то очень, очень нехорошего. Будто слова эти были обращены не к раненному, что-то лепечущему в ответ, а к ней самой.
- Дори - вздрогнув, она оторвала взгляд от курток, куда тот сполз как-то невольно, и испуганно взглянула на Джесс:
- Твоя задача - осторожно - только очень осторожно, ранение большое, а у нас мало алкоголя - выливать жидкость из этой фляги прямо на край раны.
Только после этих слов, она взглянув на раненного более внимательно, с широко раскрытыми от изумления глазами, заметила ужасный, действительно ужасный! Сочащийся кровью порез у того в боку. Кажется в этот момент, мужчина испытывал ту же самую бурю эмоций которая захлестнула и её саму. Только теперь, в довесок ко всему прочему, она почувствовала еще легкое головокружение, недомогание. Девочке было дурно от вида...такого...
- Значит действия твои таковы:  обтираешь края раны этим вот платком, периодически смачивай его повторно. Ну как, справишься? Это будет трудно, тебе придется внимательно и довольно близко глядеть на рану...
Она снова неуверенно взглянула на Джесс, потом на платок который та держала в руках, и флягу. Теперь Джессика её не злила, не совсем нет, теперь она её пугала. Только что делать теперь? Девочка совершенно не была уверенна что справится с таким. Её уже от самого вида раны мутило не слабо, а тут еще прикасаться и смотреть близко...Неужели отказаться? Она и впрямь хотела отказаться, но сама не поняла как согласно кивнула, и дрожащими от волнения руками, приняла платок. Кажется этот упорный взгляд военного на неё так действовал. Вот как можно было отказаться, когда от неё ждут помощи трое взрослых людей? Только вот как теперь еще оправдать их ожидания...
- И...Что...То есть...Мне прямо сейчас?... - вопросительно пролепетала она, кажется не совсем понимая что требуется сделать. Неужели провести этим платком по краям раны бедняги? Это же больно! А мужчина судя по его же словам, совсем не был готов к боли. Вот только военный, придерживался совсем другого мнения...
- Приступайте! Не медлите!
Голос его прозвучал очень властно, и совсем не заботливо. На автомате девочка, выронив гаечный ключ, упала на колени перед лежащем раненным, и чуть прикрыв глаза, даже не понятно зачем задержав дыхание, отнюдь не аккуратно, протерла им по рваным краям пореза. Страх сподвигал её на то, что бы не просто провести платком, как пыль стряхивая, а надавить им как можно посильнее, что бы вычистить всю заразу...

+1

57

- Надо. - упрямо произнесла Джессика, поудобнее перехватывая перочинный ножик.  - Нейт, если мы не уберем эту заразу сейчас, то ты уже в любом случае не жилец.  Ой, прости, я хотела сказать...Не суть важно, крепись.
Как ни странно, но девушка даже испытала какое-то подобие благодарности к сержанту за то, что так быстро среагировал. Хотя его методы были далеки от идеала, честно говоря. Чурбан-чурбаном, но преимущества от присутствия военного рядом определенно были. Как бы он потом их всех по очереди в расход не пустил, а то кто их знает, этих вояк.
- И...Что...То есть...Мне прямо сейчас?... - пролепетала сильно побледневшая Дориана, стараясь вообще никуда не глядеть. Бедный ребенок, это зрелище точно не для её глаз предназначено.
- Да, детка, сейчас. - ласково произнесла Джесс, тем временем практически залезая Нейтану на колени и устраиваясь так, чтобы рана была в зоне досягаемости. - Ты справишься.
"А вот на счет себя не уверена..."- Боги, что она делает, что она делает?!С чего она решила, что сможет? Кто она вообще такая, чтобы человека...резать по живому?Она ведь даже не знает, откуда у неё в голове та или иная информация! "Так, Джессика, спокойно, вдох-выдох, ты сильная, ты справишься. Вот, Дори уже начала обрабатывать края ранения, твоя очередь, пошла-пошла!
Всеми силами пытаясь заставить себя держать нож как можно крепче, Джесс склонилась над жутким разрывом тканей, если его так можно назвать. Единственное, что в этой ситуации хоть немного радовало - волосы, мокрые и некоторое время назад приглаженные к голове, не мешались и не лезли в глаза, отвлекая девушку от такого трудоемкого и чрезвычайно ответственного процесса.
- Так, - прошептала Джессика, закусив губу, - начали. Прости, Нейтан.
Дори уже приступила к дезинфекции, заставив раненого застонать от боли, так что медлить было нельзя. Девушка примерилась к  краю раны, выглядевшему паршивее остальных и, чувствуя на себе пронзительный взгляд Боукса, решительно подцепила острием жуткий огрызок кожи и плоти. Нейтан практически зарычал в тряпку, непроизвольно дернувшись, но сержант держал его на славу.
- Ничего-ничего, потерпи пожалуйста... - нервно залепетала девушка, тем не менее ведя руку дальше, а другой крепко ухватившись за плечо сержанта, придавая себе устойчивости. - Все будет хорошо, вот увидишь... Это для твоего же блага.
Мерзкая эта фраза: "Для твоего же блага." Обычно после её произнесения стараются испортить человеку жизнь. Будто кто-то другой может знать, как надо жить вот этому одному конкретному представителю человечества. Век ярлыков и стереотипов, чтоб его. Хотя когда было иначе? Да, пожалуй девушка предпочла бы сейчас думать о чем угодно, но только не о расслаивающихся тканях и корчившемся от боли человеке, которого она просто живьем резала. Рука Джессики все-таки немного подрагивала не смотря на все её усилия, из-за чего отрезы получались не всегда ровными. Но главное - гнойные ткани удалялись, медленно, мучительно для всех - пожалуй, кроме сержанта, который, Джесс затылком чувствовала, продолжал сверлить её взглядом, а может просто очень пристально наблюдал за...кхм, операцией в полевых условиях - , но удалялись. Дори медленно вела пропитанную алкоголем ткань по краям раны, закусывая губу, все время прикрывая один глаз и периодически надавливая уж слишком, по мнению Джесс, сильно. Она уже пару раз останавливалась, смачивая пропитавшийся в крови и гное платок в алкоголе. Её спутница по свежеобработанному пути обрезала края раны, также временами смачивая свой нож в алкогольном напитке из фляги. Нейтан закрывал глаза, стискивал зубы, сжимал кулаки, всем телом, каждой живой клеточкой напрягался и стонал, кричал, орал и выл в ткань. Боукс просто сильнее стискивал то ли пытающегося вырваться, то ли просто непроизвольно дергающегося раненого, а Джессика, опираясь на него одной рукой, чувствовала, как буквально застыли все мышцы под её ладонью, выдавая напряжение и сосредоточенность военного.
В какой-то момент девушке пришлось сменить положение,она бы и руки с удовольствием поменяла, но ,к сожалению, была ярко выраженным правшой, так что более-менее ровно резать могла только одной рукой. В течение всей операции девушка постоянно что-то бормотала, чаще всего обращаясь к Нейтану и нередко повторяясь. Чаще всего звучало нечто, вроде: "Не спи, не спи, тебе нельзя спать, если уснешь - уже не проснешься! Нейтан! Нейтан, не вырубайся! Слушай меня! Ты слышишь меня? Только оставайся в сознании, терпи, терпи..."
За исключением причитаний Джесс и кричащего от боли Нейтана, все остальные сосредоточенно молчали, каждый занятый своим делом.Наконец, спустя бесконечное, по личным подсчетам девушки, время, они закончили. Джессика срезала последний жуткий обрывок кожи, отобрала у теперь уже посеревшей Дори свой платок и, щедро облив его из фляги, ещё раз провела тканью по краям раны Нейтана, у которого, кажется, уже не было даже сил стонать. Возможно, он сорвал себе голос где-то на середине оперирования, но главное - мужчина оставался в сознании. Его глаза глядели ошалело и он никак не мог сфокусировать свой взгляд на чем-либо конкретном, но раненый точно бодрствовал.
И тут Джесс столкнулась с проблемой, о которой она раньше даже не думала. Чем перебинтовать рану? Чуть помявшись, девушка поднялась на негнущихся ногах и, подхватив с пола одну из принесенных девочкой курток, быстро отошла куда-то в сторону и полумрак коридора. Следом послышалась какая-то возня, а потом Джессика вернулась, на ходу застегивая слишком большую по размеру куртку и держа в руках собственный хлопковый бадлон. Распотрошив наверняка дорогое изделие какого-нибудь немало известного модельера, девушка начала было забинтовывать ранение Нейта, пытаясь хоть как-то прикрыть и зафиксировать рану, и тут наконец силы ей отказали.
- Все. -произнесла она дрогнувшим голосом.- Все молодцы, Нейтан, ты особенно. Сержант, не могли бы вы перебинтовать его, у меня... - девушка перевела взгляд на свои ладони и нервно рассмеялась. - ...У меня все руки в крови! - немного удивленно заметила она. Нет, изначально Джессика хотела сказать совсем не то, девушка лишь хотела посетовать на внезапно оставившие её силы, но нервы Джесс под конец сдали, и девушка бессильно опустилась на пол, наконец позволяя себе затрястись в запоздалом шоке. Она поднесла к губам все ту же злополучную флягу и сделала глоток, допивая остатки пьянящей жидкости.
-Блин... - жалобно протянула Джессика, кутаясь в чужую куртку. - Я первый раз человека резала. И...нам правда надо поспешить, когда я...оперировала Нейтана, я увидела это железное...железную...инородный объект в его ранении. Там все...не очень хорошо. Она, железяка то есть, пока не особо далеко, но уже во время процесса она умудрилась слегка сместиться от рывка Нейтана. Боукс прав, надо эту пакость побыстрее вытащить.

Отредактировано Jessica Hagart (2014-01-16 00:54:16)

+1

58

"...в любом случае не жилец..." - невольно мысленно повторил он. Последние слова Джессики, обращенные к нему, перед началом импровизированной операции, отнюдь не подкрепили его уверенностью в том, что всё будет хорошо. Однако уже, и не так сильно хотелось ему после них, пытаться вразумить ребят, откладывать хирургическое вмешательство до медотсека, что теоретически могло быть намного надежней. Пустая трата драгоценного времени. Он со всей ответственностью понимал что если это действительно требовалось сделать прямо сейчас, значит хочешь не хочешь, а придется терпеть. Наматывать сопли на кулак, но все-таки терпеть. Что это было: воля закаленная прошлой жизнью, или попросту подвело к этому беспомощное положение? Его желания сейчас ровным счетом ничего не значили. Он был в меньшинстве, хотел бы отложить - не смог. Ни физически, ни тем более словесно. Оставалось лишь надеяться на то, что ребята и впрямь знают что делают, с отсутствием памяти то. Было чертовски страшно. И ведь не зря же он так боялся. Вся та разом взятая боль, которую он испытывал до этого, с того самого момента как впервые проснулся, казалось какой-то детской шалостью, по сравнению со всем тем, что пришлось испытать сейчас, от одного единственного, многострадального пореза. Нейтан не понимал каким чудом он держался в сознании, что заставляло его цеплялся за него, когда ему так хотелось отключиться, что бы не чувствовать этого. И ведь его кажется даже еще не начинали резать, он отметил что девочка, лишь провела смоченным в спирте платком по краям раны, как-то чрезмерно сильно надавливая на неё. Нейт никогда бы не подумал, что дезинфекция может быть такой мучительно болезненной. Ребенку давалось возложенное на неё дело с трудом, что сказывалось на её действиях. Тело рефлекторно дернулось. Пока он еще был в силах подавить рвущийся вскрик, сильнее впиваясь зубами в ткань, дабы не заставить никого паниковать. Ведь только дрогнет чья-то рука и ему конец. Сержант будучи готовым к этому, усилил и без того порядочную хватку.   
- Начали. Прости, Нейтан. - как бы он ни пытался, а подготовить себя к тому что происходило после этих слов, было невозможно. Просто нереально. Едва он ощутил холодную сталь ножа, чуть коснувшуюся его кожи, как резкая, неумолимая боль разлилась по телу, с силой неукротимого всеобъемлющего пожара, казалось она пожирала, поглощала его, всего, полностью, разом. Дыхание сбилось, сердцебиение участилось. Уже будучи не в силах сдерживаться, он выл через терзаемую зубами ткань, которой оказалось мало. Стискивал кулаки сильнее и сильнее, ногти впивались в ладони. Казалось, теперь даже вояке было не так просто удерживать его в смиренном лежачем положении. В какой-то миг Нейтану показалось что восприятие боли достигнув своего пика стало притупляться, а вместе с ней и восприятие действительности. Кажется это был предел выносливости его истощенного организма. Почувствовал как сознание стало ускользать, отделяться как отделялись куски плоти от его тела. Веки тяжелели, взор затуманивался. В этот миг он пребывал в какой-то прострации, на грани между реальностью и сном, от которого невозможно проснуться. Бездонным небытием. До его внутреннего слуха доносились какие-то голоса. Они казались ему знакомыми, но не теми, не совсем теми которые окружали его до этого. Не голос сержанта, не девочки. Это был гомон множества людей, различимый всё четче, чей-то смех. Казалось он даже расслышал знакомую интонацию Джессики. Там ему было хорошо, он чувствовал себя...Счастливым, так, будто получил на рождество тот желанный подарок, о котором грезил многими годами. Очередное воспоминание, очередные ассоциации, уже не кажущиеся такими далекими и незнакомыми...Если это была смерть, то она не пугала, совсем даже наоборот. Почему бы не отдаться ей, если она способна была вернуть в утерянное прошлое?
- ...Уже не проснешься! Нейтан! Нейтан!... - это тоже был голос Джессики, он он был каким-то...Другим. Он вклинился в его ускользающее подсознание, в этот счастливый гомон и смех, с иной стороны, как вклинивается звук будильника в крепкий сон, рано по утру.
- Слушай меня! Ты слышишь меня? Только оставайся в сознании, терпи, терпи...
Она не желала оставлять его в покое. Её голос с каждым словом был слышен всё четче. А те другие, счастливые голоса напротив затихали, ускользали.
"Нет, нет!...еще чуть...еще хотя бы минутку..." - ему хотелось удержать ускользающее счастье, хотелось хотя быувидеть одним глазком...
- Нейтан! - последний возглас, не то что бы разбудил его. Как ни странно, он кажется даже не заснул. Веки не были закрыты. Он лишь пару раз моргнул, возвращая трезвомыслие. По мере того как зрение вновь фокусировалось, он испытывал некоторую долю разочарования ведь он так и не увидел. Он был более чем уверен что это был какой-то момент из прошлой жизни, и ему так хотелось увидеть её, хотя бы одним глазком, хотя бы на мгновение. А вместо этого, опять этот полумрак, разбавляемый мигающим светом ламп, и вконец осточертевшая, напряженная морда сержанта.  Но одновременно почувствовал и некоторое облегчение. Всё закончилось, чудовищная боль стала затихать, дыхание выравнивалось. Со лба вниз, медленно потекла тепловатая, мерзкая капля пота. Подхватив одну из валяющихся курток, Джесс к некоторому удивлению Нейтана, поспешила скрыться во мраке коридора. Девочке стояла чуть в сторонке, взирая на него с тревогой. Скосив взгляд в её сторону, он вновь приветливо улыбнулся ей, мол всё хорошо. А вот Боукс, так же смотря с некоторой долей тревоги на него, все еще стискивал его. Кажется с разумом вояки было точно что-то не так.
- Ей богу...будь у меня сейчас силы...отцепись уже...Ты меня бесишь.
- Это взаимно - хмыкнув ответил Боукс, освободив наконец его от железной хватки и поднимаясь на ноги. А в скором времени вернулась и Джесс в другом, одеянии, которое определенно ей было велико размера на два. С невольной усмешкой, Нейтан отметил взгляд сержанта, направленный в область её груди, в тот момент когда та начала перебинтовывать раненного.
- Ну хотя бы традиционной ориентации... - пробормотал он, как бы между делом. Кажется никто его не расслышал, кроме самого Боукса, чьи глазки как-то смущенно забегали по сторонам.
- Сержант, не могли бы вы перебинтовать его, у меня...У меня все руки в крови!
- Да...с радостью... - в тон ей ответил он - и да, не терплю фамильярности, давай перейдем на ты?
Вояка справился быстро с возложенной задачей, перебинтовав рану довольно таки аккуратно. Но определенно не без задней мысли, решив отомстить за фразу про ориентацию, затянув повязку как-то чрезмерно туго. О чем Нейт и дал знать:
- Ты что делаешь? Туго же! -  проронил он
- Заткнись, я знаю что делаю... - коротко ответил он, перенимая флягу у Джесс и так же делая глоток.
- Можно мне тоже глоток?
Сделав вид что не слышит, завернув флягу крышкой, вояка убрал её в карман, подавая руку Джесс и переводя взгляд на девочку, снова подобравшую свой гаечный ключ:
- Так чего же мы ждем? Давайте доведем дело до конца, а в себя придем уже на берегу. Не знаю как вы, а я хочу покинуть это корыто поживее. Вы говорили, что знаете где медблок? Тогда ведите нас. Время уходит...

+1

59

- Ага, вырубить. - протянул парень, глядя на своего спутника и размышляя, не ударился ли тот головой, пока падал. - Глянь на меня, ты действительно думаешь, что у меня хватит сил вырубить кого-то, кто больше меня втрое? Да ещё и револьвером? В таком случае ты мне очень льстишь. - парень криво ухмыльнулся, с опаской поглядывая на прыткого громилу, не оставляющего попыток подняться и костерившего Криса, да и вообще весь мир почем зря. Потом юноша перевел взгляд на своего спутника и ужаснулся жуткой ране на ладони того. Заставив себя приглядеться, Крис решил, что порез, если это вообще можно так назвать, действительно дошел аж до кости. Поморщившись от этих мыслей, парень отвлекся на собственное повреждение, как-то обреченно потыкав онемевшую сломанную конечность. Рука уже не болела, не полыхала от огня, не мерзла - её просто как будто не было, и это пугало юношу неимоверно. Мелькнула и тут же была поспешно отогнана мысль о том, что, возможно, с рукой уже можно попрощаться.
Так или иначе, но вволю пострадать над вероятно утерянной конечностью Кристоферу мешал громкий детский рев с первого этажа дома. Ну, наверно это был дом. Да и о том, что этаж, который находится под ними - первый, юноша подумал так, навскидку.
Когда Майкл нелицеприятно высказался о избитой женщине, произнеся это ей прямо в лицо, Крису стало только жальче бедняжку. Она ж не виновата, что этот...кем бы он ей не приходился, такой садист и изверг. Но спорить со своим спутником юноша не стал, памятуя об обещании того пристрелить парня, если тот будет вякать. А парень ведь уже и так не раз раскрывал рот, чтобы сказать то или иное...Собственные произнесенные вслух слова как-то разряжали обстановку и успокаивали Криса.
-...Что ни говори, а все-таки приятно осознавать свое торжество над силами противника. Бери двухстволку и спускайся вниз. Попробуй успокоить ребенка, не могу терпеть этот плачь...Найди патроны если они есть, поесть что нибудь, попить...Я займусь информацией. Надо убираться из этого дурдома, только помоги мне встать для начала. - произнес снова Майкл, на что Крис незамедлительно откликнулся, решив, что все-таки сейчас говорить уже все-таки можно. Наверняка. Скорее всего.
-Да чего уж там...-вздохнул парень, хватая здоровой рукой своего спутника за запястье и помогая тому встать. Получилось не ахти, кстати: он чуть сам не повалился на пол. Что ни говори,а сил в пареньке было - кот наплакал. - Спасибо, что живые. Ну относительно. Этого бы я добил, - он кивнул в сторону громилы и понижая тон. - Так, на всякий случай, пока он до нас не дополз, не вызвал полицию или что он ещё может сделать. Я не сторонник убийств, но ведь он первый начал...И сейчас явно не особо доброжелательно настроен.
Вот это "первый начал" звучало смешно и очень по-детски. Но на самом то деле: какой-то пьяный огромный хмырь, не удивившись двум взявшимся откуда ни возьмись мужчинам в своем - а Крис почему-то думал, что это его жилище - доме, а сразу полез убивать, при этом грозясь всеми карами небесными. И сейчас грозится, вон как глаза сверкают. Страшно - не то слово. Спутникам просто повезло, что они живы остались.
-Но что мне делать с оружием?.. - растерянно вопросил парень, снова опускаясь до шепота. - Я же сказал:стрелять не умею. Максимум - прикладом по голове огрею, но это все, на что я способен. Может лучше я у себя этот тесак оставлю, а ты с огнестрельным? Мы все равно сейчас оба считай что одноруки...Так что оставь её у себя! -  рвано закончил свою фразу Крис и поспешил вниз. Пробегая мимо здоровяка, которого парень предусмотрительно обошел по широкой дуге, он все равно чуть не схлопотал огромной ладонью по ноге. Скорее всего, громила пытался его схватить, неизвестно как рванув вперед на довольно приличное расстояние, только вот быстрая реакция спасла юношу. Он резко отдернул свою ногу, избегая хватки великана и стремглав бросился вниз по лестнице, спасаясь бегством и крепко сжимая в ладони нож. Слава богу, внизу никого не было, если не считать хрипевшего от длительного плача ребенка в колыбели. Кристофер приблизился к детской кроватке и, положив нож недалеко , на расстоянии вытянутой руки от себя, потянулся к надрывающемуся младенцу.
- Ну и что ты хнычешь? - осуждающе произнес он, протягивая к ребенку руки и осторожно вынимая его из кроватки. Одной рукой получалось не очень, пришлось буквально положить кроху на кое-как закрепленную сломанную руку и придерживать здоровой.Малыш на мгновение замолчал, но потом, набрав в легкие побольше воздуха, снова разразился плачем. - Но-но-но, давай ка без этого. Во что ты плачешь, а? Не надо плакать, тшш, все хорошо. -юноша на пробу осторожно покачал малыша. Вот засада, откуда ему знать, как вообще с детьми управляться? А может он обкакался или  голодный?... Крис,борясь с отвращением, проверил подгузник ребенка, который оказался сухим и чистым. Значит, голод? - Слушай, мелкий, - безрезультатно обратился парень к младенцу. - А ты не голодный?
Ребенок предсказуемо не ответил и лишь продолжил плакать. Кристоферу ничего не оставалось, как отправиться на поиски кухни, продолжая покачивать ребенка на руках. Помещение, являющееся местом питания, он нашел практически сразу. Выглядело оно правда...не ахти. Весь стол был уставлен пустыми бутылками и банками из под пива, на плите стояла сковорода, наполовину заполненная остывшей жаренной картошкой. От вида еды у юноши сразу же забурчало в животе, вот только плачущий ребенок на руках не давал о себе забыть. Разом смахнув со стола на пол все бутылки и банки, юноша кое как уложил плаксу на стол и двинулся к засаленному холодильнику, в котором - вот везение! - на одной из полупустых полок он нашел баночку с детским питанием. Внимательно вчитавшись в инструкцию, парень развел странного вида субстанцию в первой попавшейся чашке и, зачерпнув немного найденной тут же маленькой пластиковой ложкой, ткнул прямо в рот малышу. О чудо, ребенок видимо и правда был голоден,ибо принял ложку без протестов и ,с причмокиванием и обслюнявливанием, умял всю детскую...кашку?Пюре? Пожалуй, это все-таки было пюре. И, сыто срыгнув, замолчал.
- Аллилуя! - не сдержал радостного восклицания Крис и поспешил отнести начинавшего засыпать карапуза обратно в его люльку.

Отредактировано Christopher Keat (2014-01-17 23:57:25)

+1

60

Медленно, с замиранием сердца, ожидая с момента на момент появления чего-то, какой-то развязки, конечной точки своего пути, вслушиваясь в равномерный перестук собственных шагов, в волнительное перестукивание сердца и рокот дождя, перемежающийся крепчающими порывами ветра снаружи, Мария по запыленным ступеням внутренней лестницы поднималась наверх, минуя один погруженный во мрак пролет необитаемой высотки за другим. Хотя такой ли уж необитаемой? Еще пару минут назад, она шагала по шоссе, внимательно разглядывая мрачные, обветшалые строения. Общественные заведения все более и более уступали место величественным, строгим громадам некогда жилых высоток. Где-то впереди уже смутно виднелся перекресток. Несколько раз ей попадались какие-то дорожные обозначения, фонарные столбы, давно неработающие светофоры. Это действительно был какой-то очень крупный город. И именно этот незавидный факт, в какой-то момент, заставил её вновь остановиться в нерешительности, неподалеку от очередного столба линии электропередач, на покоцанном, заросшем тротуаре. Город угнетал её своей давящей угрюмостью, а перспектива длительного нахождения здесь - пугала Марию, ровно как и перспектива проснуться в том же самом коридоре, с мучительным чувством голода. Именно в этот момент, её уставший, блуждающий взгляд невольно зацепился за отчетливый, человеческий силуэт промелькнувший в высотном окне одного из зданий, по правую сторону от шоссе. Его было видно лишь пару секунд не больше, но даже не взирая на темноту и плотную рябь дождя, она была совершенно уверенна в том, что это не обман зрения, там точно был кто-то, и этот кто-то смотрел на неё, перед тем как, будто в нерешительности скрыться. Мария не знала тот ли это был человек, ради которого она проделала весь этот путь, тот ли что звал её. В сердце ничего не вспыхнуло, кроме какого-то облегчения от осознания того, что это был первый человек, которого она встретила в этом странном и вероятно всё-таки не совсем пустынным месте, и которого не желала упускать. Может он был и не тем кто ей был нужен, но во всяком случае он мог бы дать хоть какую-то информацию, пролить свет на нужное направление. Не желая терять даром ни секунды, Мария направилась ко входу в здание. Как ни странно, войдя в холл, она практически не испытывала страха перед темнотой, перед пустотой и неизвестностью. Минуя этаж за этажом, она чувствовала лишь всё более разгорающееся волнение, потесняющее все прочие чувства и эмоции. Вероятно именно это и послужило роковой ошибкой. Если бы страх, заставил обостриться инстинкты, возможно и не произошло бы того, что ожидало её впереди. Внутри было ничуть не теплее чем снаружи, разве что не так сыро, и не так ветрено. Изнутри, здание пребывало ровно в том же состоянии, в коем и выглядело снаружи - никакого разгрома, лишь следы воздействия времени - осыпающаяся краска с потолков и стен, слой пыли и сильно застоявшийся воздух. Казалось, что жители просто разом, организованно покинули это здание, и более никто сюда не возвращался. Странно это. Весьма странно...Но что сейчас, в последние пару часов вообще не было странным? Размышлять сейчас об этом не было ни времени, ни желания. На одном из этажей, она наконец услышала чей-то шорох. Он сильно выделялся от звука дождя и ветра. Мария ускорила шаг, буквально вбегая на лестницу:
- Кто здесь? Не бойтесь! Я не... - яркий луч света, резко ударивший по глазам, прервал её на полуслове, вынуждая остановиться и прикрывая глаза рукой, не вольно отступить назад. Этот был ослепляющий луч фонарика, какого-то очень мощного фонарика. Свет причинял боль её глазам, буквально выжигал их. Да и тот факт, что она уже порядочное время провела в темноте, играл немалую роль. Одновременно с тем, как она отступила назад, едва не оступившись на одной из ступеней, Мария расслышала звук приближающихся шагов, он не внушал ей ничего хорошего. Он внушал страх и беспокойство, только слишком поздно страх этот проснулся.
- Мария...Я...Ждал тебя. Зачем?...Скажи мне, зачем?! - этот, вопрошающий голос, тот же самый, который она дважды слышала в лесу, сбил её с толку, потому что принадлежал он явно не тому кто был впереди, с фонариком, но опять же прозвучал настолько реально, будто совсем рядом, в каком-то шаге позади.
- Чт... - закончить ей не позволил удар. Болезненный, резкий, молниеносный, как разряд высоковольтного тока. Он пришелся спереди, со стороны света, со стороны приближающихся шагов. Удар был настолько сильным, безжалостным, что буквально отшвырнул её на целый лестничный пролет вниз. Она успела лишь коротко вскрикнуть, перед тем как с грохотом удариться об стену и потерять сознание...

Отредактировано Maria Walsh (2014-01-18 00:58:59)

+1


Вы здесь » Alternative Reality: Последний закат » Минувшие дни » Эпизод №1 Дожить до рассвета.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC