Alternative Reality: Последний закат

Объявление

Объявления border="0" />
Доброго времени суток дамы и господа, уважаемые бродяги заглянувшие к нам на огонек, и потенциальные игроки, остановившиеся здесь в поисках новых приключений. Приветствуем вас на ролевом проекте «Alternative Reality: Последний закат». Наша игра ведется по эпизодической системе, мастеринг смешанный. Рейтинг - NC-21, жанр смешанный. Будьте уверены - здесь найдется всё что угодно вашей душе: свобода, кровь, адреналин, хоррор, треш, мистика и многое другое. Для быстрой навигации по форуму, рекомендуем воспользоваться удобным навигационным меню справа. Если у вас есть какие либо предложения, замечания или жалобы, милости просим в соответствующую тему: «Книга жалоб, отзывов и предложений», где вы своевременно получите ответ на любой интересующий вас вопрос касающийся данного форума.

Сюжет ГостеваяСвод правилШаблон анкетыСрочно требуютсяЗанятые внешности

Сводка новостей ПредупрежденияЗапись на эпизодыХроники первой главыХроники второй главыМировой путеводитель

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Alternative Reality: Последний закат » Минувшие дни » Эпизод №2 Ценою в жизнь.


Эпизод №2 Ценою в жизнь.

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

1 - Участники:
Rihard Salvaro, Stiven Fours, Ekaterina Tarmasheva

2 - Дата начала событий:
Прибытие, день первый. Раннее утро. 1:00
Примечание: События данного эпизода, начинаются за два часа до начала первого эпизода. Соответственно, обе линии в последствии не единажды будут пересекаться между собой.

3 - Отправная точка игры. Описание локации
Приткнувшийся к одному из островов Эллайского архипелага «Сильварим».
Величественное круизное судно Сильварим, неожиданно, после полуночи появившееся на всех экранах центрального спутникового слежения будто бы из ниоткуда. Своим появлением, он вызвал неоднозначную реакцию в политической сфере общественности и высших исполнительных органах. Для многих, он стал приятной неожиданностью, ведь возможно судно скрывает в себе сенсационный ответ на как минимум одну из величайших тайн древнейшей эпохи первого мироздания, канувшей во мраке минувших миллионов и тысяч лет. Получение этих ответов является первостепенной задачей для ведущих государств мира. Но так ли всё просто? На первый взгляд, порядком потрепанный корабль выглядит необитаемым, давно покинутым. Оно словно несколько лет бесхозно дрейфовало в море, перед тем как приткнулось к острову, что уже само по себе кажется невероятным. Судно встречает своих новых пассажиров пустотой. Но здесь кто-то есть и этот кто-то отнюдь не рад незваному вторжению...

http://images.vfl.ru/ii/1384796042/95d2fb11/3556106.png

4 - Краткое описание
00:10 В центральный штаб «АОСС» (Альянс Объединенных Силовых Структур) поступил сигнал о несанкционированном вторжении неизвестного, крупного объекта в воды темного моря, вблизи одного из островов Эллайского архипелага. Вскоре стало ясно - обнаруженным объектом является ничто иное, как крупное круизное судно, не принадлежащее ни одной из известных судоходных компаний. Ни одна из попыток связаться с ним не увенчалась успехом. Уже к 00:50 был экстренно собран отряд быстрого реагирования «Шесть» и незамедлительно отправлен к месту обнаружения корабля, для выяснения причин случившегося, и последующего сбора всей доступной информации. 15:35 - момент истины, первое сообщение прибывшего на место отряда, подтвердили некоторые смелые догадки - обнаруженным судном является «Сильварим». Но первое сообщение отряда, в некотором смысле стало и последним. 17:00 - тот час когда Шестерка согласно указаниям должна была выйти на связь во второй раз. Но вместо организованного доклада, в эфир с трудом пробились лишь бессвязные обрывки чужих фраз и трудно различимых звуков, тонущие в рёве бушующего шторма и треске статистических помех, казалось не имеющие никакого отношения к высланному отряду. После нескольких не увенчавшихся успехом попыток связаться с шестеркой, к Сильвариму был экстренно выслан ударный отряд особого назначения, состоящий из двух организованных групп. Что их ожидает в томящийся неизвестности? Участь очередного пушечного мяса направленного в пасть голодного хищника, или же ответы на судьбоносные вопросы способные перевернуть с ног на голову все их укоренившиеся представления о мире, и возможно навсегда изменить их привычный уклад жизни?...В любом случае, для них, как и для бывших пассажиров лайнера, это билет в один конец.

5 - Очередность постов
Rihard Salvaro, Stiven Fours, Ekaterina Tarmasheva

0

2

Равномерный гул запущенных на полную мощь двигателей, равномерная тряска, за последние три года службы ставшая настолько привычной частью его жизни, что уже утратила какую бы то ни было значимость, не доставляла никакого дискомфорта, не приковывала к себе ни единой доли внимания. Напряженные, непроницаемые лица окружавших его ребят превращенных в бездушные машины для убийства на службе правосудия, которые он возможно видел в последний раз. Последний день. Для Рихарда Сальваро это был последний день выслужки в осточертевшем АОСС и первый день начала его новой жизни. Так же как и все, он не знал многого о предстоящей операции, и о том что его, и его ребят будет ожидать на месте, но в отличии от всех, он был осведомлен на порядок больше. То место куда они направляются, имеет гораздо большее значение, чем многие могут себе представить. Пока мозги одних будут затуманены древними тайнами и тому подобной чепухой, другие будут действовать. Рихард готовился к этому событию ещё задолго до того, как Сильварим попал в поле зрения Альянса, и сегодня был последний, решающий день для удачного свершения второй фазы его личной вендетты. Теперь пути назад нет. Либо он подохнет на этом судне, либо к утру следующего дня покинет его не только отомщенным, но и будучи способным поставить на колени Альянс, а вместе с ним и весь этот сраный мир, медленно подыхающий под натиском собственной анархии. Когда то что зажравшиеся ублюдки называют ведущими государствами - развалится по кусочкам, кто-то должен будет встать во главе новой эпохи, и этим кем-то собирался стать он.
- Видим судно. До высадки десять минут. - спустя шесть часов лёта наконец возвестил Рихарда о прибытии второй пилот, посредством коротковолновой внутренней связи «H23». Без неё, в конвертоплане невозможно было расслышать ни единого слова. Кроме того согласно уставным предписаниям, каждый член ударного отряда особого назначения «Stag», на любой из экстренно боевых операций обязан облачаться в легкий, индивидуально изготовленный защитно-боевой костюм, представляющий из себя не много не мало - машину-убийцу, превращающую своего оператора в абсолютное оружие, самое совершенное из когда либо созданного, имеющего к тому же две собственные шифрованные частоты радиосвязи. Но тщательно проведенные личные исследования Рихарда показали, что "идеальный" костюм имеет один серьезный изъян в области тотальной кибернизации организма, и этот факт значительно играл ему на руку. Он обвел взглядом своих ребят, которых вёл на последнее задание. Все шесть часов они сидели молча, не проронив ни слова. Рихард был уверен, что его отряд - один из самых лучших во всех отношениях, все они уважали своего командующего, у многих даже мысли не возникало о его двуличности, это было видно по их глазам. Сегодня все они погибнут, вероятно от его же рук. Но тем не менее их поступок достоин внимания и уважения. Рихард отлично их натренировал.
- Отряд, приготовится к высадке. Восемь минут.

Отредактировано Rihard Salvaro (2013-11-18 23:09:47)

+1

3

Как и все бойцы направляющиеся к месту боевой операции, самый молодой член элитного отряда особого назначения - Стивен Фоурс, весь шестичасовой путь сидел молча, прямо напротив своего командира Рихарда Сальваро, невольно вслушиваясь в словно бы всепроникающий звук четырех двигателей, несущих многотонный конвертоплан вперед, сливающийся в единый равномерный гул, воплощающий собой непревзойденную мощь заполняющую всё его существо. Несмотря на то что в душе Стив ликовал, он не собирался нарушать укоренившееся в отряде внеуставные порядки. Оставив позади все подколы, личные неприязни друг к другу, и тому подобное, все члены отряда морально подготавливались, настраивались к предстоящей операции, кто-то попросту был поглощен своими мыслями, или внеслужебными проблемами, оставленными на континенте. В некотором смысле, это и означало единство команды, здесь все были равны. У Стивена же, имелись более чем веские основания для ликования, ведь это была его первая боевая операция в составе ударного отряда АОСС, после четырех лет усиленной, изнуряющей подготовки. Попасть в Стаг не просто, служба в этом отряде, с одной стороны - сопряжена с крайней степенью риска, но с другой - открывает в жизни каждого новобранца большие перспективы. Стив уже знал что если Альянс привлек к делу отряд «Stag» это уже само под самой подразумевало что увеселительной прогулки ждать не стоит, но этот факт, лишь ещё больше разжигал огонь в его взбудораженном вестью о месте их назначения сердце. Сильварим...В жизни каждого жителя Инсогнии, это слово имеет особое значение. Но далеко не каждому удается подобраться к нему настолько близко, насколько вот-вот подберутся они. Конечно, помимо ликования, присутствовала и некая доля страха, ведь первая отправленная к таинственному судну группа исчезла, кто знает какая участь будет теперь ожидать их самих...
- Отряд, приготовится к высадке. Восемь минут. - чуть приглушенный помехами голос Рихарда, который вряд ли можно было спутать хоть с кем-то, возвестил о скором прибытии. Все, как ни в чём не бывало начали постепенно готовиться к высадке. Согласно уставу, Стивен двигаясь на автоматизме, радуясь уже тому что маска скрывает трепет отобразившийся на его лице, скрывает блеск в его глазах, перевел свой костюм в режим усиленной защиты, затем выстроился у двери вместе с остальными членами отряда, закинув штурмовую винтовку за плечо.

Отредактировано Stiven Fours (2013-11-19 14:56:04)

0

4

Восемь минут, пролетели как один миг. Отряд успел построиться и приготовиться к высадке всего за пять с половиной минут, в том числе и их новичок Фоурс, на первый взгляд практически не отстающий от опытных вояк, но лишь на первый взгляд. Оставшиеся две с половиной минуты, Рихард глядя в окно на угадывающиеся во тьме очертания действительно поражающего своими размерами, накренившегося, словно медленно опрокидывающегося круизного судна, пытался наскоро оценить ситуацию. Одно дело брифинг и тонны полученной теоретической информации, и совсем другое - видеть место высадки своими глазами. Зрелище было впечатляюще-мрачное, весьма безрадостное даже по его меркам. Внушительные участки корпуса прочно засевшего в скалистых валунах судна, были погнуты, искорежены, словно кусок фольги скомканный в грубых руках. Нахлестывающие штормовые, многометровые волны заливали корабль вплоть до самой верхней палубы, снопы мириадов брызг вырываемые из бушующего моря резкими порывами шквального ветра и разбиваемыми о содрогающиеся борта волнами, под напором врывались в разбитые иллюминаторы и корпусные пробоины. Если на Сильвариме еще и оставались выжившие пассажиры, что было вполне вероятно, то долго они не протянут. Не продержатся и пары часов, даже при условии относительной близости берегов. Их можно было и вовсе не брать в расчет. Даже сама тьма в этих местах была особенной, Рихард чувствовал это. Не зря море названо темным. Когда конвертоплан достиг места высадки, зависнув над палубой у носовой части судна, Рихард открыл дверь. В то же мгновение равномерный гул двигателей разбавляющий ночную тишину, сменил закладывающий уши рёв заполняющий кабину, вместе со свистящими порывами ветра и громогласным грохотом волн. Подождав секунду, он заскользил по тросу вниз. От ощущения свободного падения в самое буйство стихии, на какое-то мгновение перехватило дух, это было единственное к чему невозможно было привыкнуть на службе. Через несколько минут отряд из восьми бойцов полностью высадился. Почти одновременно с этим, зависшая громада конвертоплана повернула на запад и начала удаляться, поднимая туман брызг вокруг бойцов. К этому времени, Рихард уже был настороже, в боевой готовности. Он запустил устройство поверхностного сканирования местности. Здесь, стандартное локаторное устройство работало с помехами, но главное что вообще работало, вовсе без него было бы худо. Пока всё продвигалось гладко, в полном соответствии с тем, как было решено в офисе до вылета.
- Отряд, быстро выдвигаемся, без лишнего шума. Помните, мы здесь не одни. - последнее указание он произнес уже на ходу, поспешив убраться с открытого места, направляясь к прогулочной палубе по правому борту, откуда, согласно показаниям локатора, проще, и вероятно безопаснее всего можно было попасть в чрево судна.

Отредактировано Rihard Salvaro (2013-11-19 22:03:56)

0

5

Высадка была произведена быстро, и столь же быстро затих уже ставший за время полета настолько привычным гул работающих двигателей, что отсутствие которого, его теперь слегка дезориентировало, даже не смотря на целую гамму других окружающих его звуков - леденящий кровь в жилах стон содрогающегося судна, рёв волн, завывание порывов ветра...Стив пытался ни в чем не уступать по оперативности своим коллегам, не быть обузой на их плечах. Несмотря на многолетнюю подготовку, давалось это ему всё равно не просто, куда ему было до матерых оперативников, для которых служба уже стала неотъемлемым образом жизни. Когда транспорт забросивший их сюда - улетел, будто растворился в темноте, его вдруг накрыло странное ощущение, объяснения которому он не мог найти. Трепет перед легендарным Сильваримом и ликование о первом задании не угасали ни на единый миг, но сейчас было что-то ещё. Что-то сродни доле страха, круизный лайнер пугал его своим сломленным величием. Невзирая на своё новейшее вооружение и системы защиты, он чувствовал так же пугающую незащищенность перед лицом неизвестности. Однако Стив осознавал со всей ответственностью, что он сам принял решение вступить в этот отряд, теперь обратного хода нет. Вернуться домой, можно лишь удачно завершив возложенную на них задачу. Отряд по прежнему молчал, ожидая дальнейших указаний, и это затянувшееся молчание лишь еще больше угнетало. Он конечно знал что в случае какой либо опасности, ребята не бросят в беде, помогут, горой встанут за своих. Но хоть бы перебросились парой словечек для разрядки обстановки что ли. Благо с головой уходить в пессимистические мысли, ему вновь не позволил властный, непоколебимый голос Рихарда, коротко отдающего очередное распоряжение. Да, он не просто так стоял во главе своей группы.
- Отряд, быстро выдвигаемся, без лишнего шума. Помните, мы здесь не одни.
Не медля ни мгновения, все последовали за ним, Стив как самый молодой - замыкал отряд, приготовив винтовку к стрельбе. В случае нападения он был прикрывающим. Маловероятно что здесь вообще находился кто-то способный оказать должное сопротивление отряду, но факт остается фактом - "Шестерка" исчезла из эфира, и как минимум до тех пор пока не выяснится что стало с группой, нужно оставаться настороже. В режиме усиленной защиты, костюм превосходно справлялся с буйством стихии. Хоть видимость и была практически нулевой, из-за царящей здесь темноты и захлестывающих волн, но страшно было представить какого находиться здесь вовсе без него. Смерть была бы чертовски мучительной...

Отредактировано Stiven Fours (2013-11-20 11:12:05)

0

6

Одежда

http://savepic.ru/4824693m.jpg

Они хотели вернуться домой... Из Норвегии, из города Тронхейм, она - русская подготовленная ученица своего Командира группы "Альфа", сам Командир, которого она доставила в больницу после выполненного задания, в конце которого они умудрились нарваться на старые противопехотные мины. И молодая жена Командира, приехавшая на место последнего пребывания мужа, связь с которым и с его группой оборвалась в день задания навсегда. Русская троица, не найдя связи с Командованием, со своей базой, узнав, что всю группу записали в список умерших, придумала способ, как покинуть Норвегию и добраться до родной России - морем. Поездом (то бишь, колесами) и морем. Не воздухом, хотя, конечно, так было бы намного проще всем, и не автостопом, а именно морем - через Норвежское к Северному, обогнуть по нему Данию, проплыть между городами Слагельсе, Сверборг и Нюкёбинг, выплыть в Балтийское море и добраться до Польши, Литвы или Латвии, а там железной дорогой и до столицы России. Их такой слишком длинный путь, но хорошо спланированный и организованный маршрут плана провалился...

Она лежала на холодном полу каюты огромного круизного лайнера - того самого, который должен был доставить их ближе к родной стране, а других пассажиров, возможно, прямо и домой - остановок должно было быть много. Было холодно... Очень холодно. Векам было лениво открываться, хотелось еще нежиться, укрыться одеялом и спать дальше. Под веками темно, значит, вставать еще рано... Однако у русской было ощущение, что она что-то проспала. Завтрак? Нет... Ей куда-то сегодня надо? Вроде, нет...
Опомниться от собственных мыслей и осознать, что она чувствует, ей помогло какое-то движение и шум. Шум воды... Стук... Не такой, которым стучат по дереву или железу, а какой-то странный, обтекающий, будто чего-то слишком много врезается во что-то, что не хочет его пропускать. И вот снова этот громкий "Пшшшшшш", но Тармашева вдруг почувствовала, что у нее болит голова и боль сместилась с виска чуть выше, и снова больно уперлась в висок. Девушка постепенно начинала осознавать, что чувствует, но глаза вдруг открыть не получилось - веки тяжело сомкнулись и совсем не хотели подчиняться ее воле. Пахло сыростью... Деревом и... металлом. И снова ударило оглушительное "Пшшшшшшшш", и снова показалось какое-то движение, боль снова сместилась от виска на долю выше и снова вернулась к виску, но теперь к этим ощущениям добавилось новое - легкое движение чего-то неосязаемого, будто ветерок, который коснулся ее щеки, на которой она лежала. Ласково, но слишком холодно. Ощущения снова возвращали ее к осознанию. Это не воздух.... Холод был равномерный и "бегал" вверх-вниз по всей ее одной стороне тела, на которой она лежала, после "Пшшшш" и после боли в виске!
Гадать больше было нельзя, и русская, будто ошпаренная, чуть не подскочила на месте, раскрывая глаза, но не имея возможности подняться настолько быстро, насколько ожидала. Рот невольно раскрылся, делая жадный вдох. Вода! Вот, что было этим ласковым холодом, что перекатывался по одной ее стороне тела. Всего пара сантиметров воды гуляло по полу туда-сюда от наклона судна и от каждого "пшшшшш". Эта же вода попала и в рот Кате, так что пришлось взять себя в руки и приподняться на локтях, выплевывая эту гадость. Впрочем, почему гадость?
Здесь было темно, но блики были различимы от маленького источника относительного света. Позже в этим источнике девушка различила иллюминатор. Осознанно набрав в рот воды, Катя прополоскала рот - дышать стало немного легче даже. Но было холодно... очень холодно. До такой степени, что сторона, на которой она лежала, замерзла до онемения.
"Черт.... Что произошло?" - девушка, стиснув зубы от колющей, но терпимой боли затекших мышц, снова легла на пол на тот же бок, только голову повернула к источнику света. Глаза привыкли к окружающей темноте и могли различать силуэты. "Каюта... Но... почему криво стоит? И что я делаю на полу?" - возникали мысли. А взгляд бегал по стенам, различая стены каюты, какие-то крючки, сетки, прикрученный к полу стол. В этой темноте все выглядело каким-то ... заброшенным, что ли. На спальных полках были ткани - какие-то аккуратно сложенные, какие-то - мятые и небрежно брошенные. Один край большого тканевого полотна, похожего на плед, был наполовину скинут на пол и двигался в такт движущейся туда-сюда по полу воде.
Тармашева ощутила неудобство и дотянулась до талии, где возникло это чувство, рукой. Она нащупала что-то холодное и шершавое, что быстро открылось, а под ней - под шершавостью, - пальцы погладили холодную, приятную, гладкую поверхность. Это ощущение внушало уверенность и даже счастье, какую-то радость. Девушка изъяла это что-то гладкое и поднесла к глазам. Взгляд различил черную, темную сталь.... пистолета. От осознания, ЧТО она держит в руке, у Кати даже глаза расширились. Пальцы по какой-то автоматической привычке, будто на рефлексе, сдвинули рычажок, поднесли пистолет ко второй руке и вместе ее руки сотворили чудо - изъяли из пистолета прямоугольный "пенальчик".
"Магазин..." - зачем-то обозвала так "прямоугольник" девушка, рассматривая магазин - она насчитала семь плоских кружков одинакового диаметра. Семь патронов осталось в одном этом "магазине". С металлическим "бряк" девушка как-то уверенно вставила его обратно в пистолет, поставила его на предохранитель и убрала обратно в кобуру - ту самой шершавую поверхность. "Он намок.... Им нельзя пользоваться, когда он мокрый." - почему-то решила девушка, но тут же замерла. Она почувствовала неприязнь у груди. Относительно теплая рука устремилась под ткань ее не то водолазки, не то футболки с длинным рукавом, нащупала что-то противное, мягкое и изъяла это "что-то" наружу. Мокрая бумага... Что-то, относительно твердое - корочка. Открыв ее, девушка ничего не разобрала - внутри была фотография молодой женщины, текст - наверное, ФИО, а сбоку - что-то непонятное, расплывчатое. Наверное, это размокли и потекли чернила. Катя разобрала только "Альфа" и "Е...ате..на", помимо чего-то крупно напечатанного "Удо...товер..и...".
" Я...." - осознание ударило в голову, словно поток адреналина, заставляя мозг работать яснее, " я... не помню как меня зовут... Как такое возможно?"
Захотелось еще раз вынуть те бумажки и прочитать их досконально, при ярком свете, которого в ближайшее время можно было не ждать, но от этой идеи ее отвлекли три факта. Катя медленно опустила приподнятую было голову на пол, возвращая ее к тому положению, в котором она очнулась. Руки так же заняли свои позиции, как и лежали на тот момент, когда она проснулась. Проснулась? Первый факт, который ее напряг, был свет. Пятно света, бросившееся в глаза через боковое зрение. Он никуда не исчез, а когда Катя вернула голову в изначальное положение, стал видел отчетливо хорошо. Он блуждал, то медленно, то резко бродя из стороны в сторону. Второй факт - это звук. Она его даже не разобрала, но почувствовала. Вода, что медленно, маленькой волной ходила туда-сюда по полу, вдруг чуть колыхнулась против своего размеренного направления, но новое очередное "Пшшшшш" снова меняло ее направление, возвращая к спокойствию ее блуждания, а вместе с этим "Пшшшш" все помещение чуть накренилось и Катя снова почувствовала боль в виске и чуть выше него. Она явно во что-то упиралась головой, но за это время не удосужилась убедиться, во что именно! Но сейчас не это ее напрягало. За метра два-три от нее, была маленькая щелочка, через которую был видел блуждающий свет. Этот свет не говорил "я спасу, кричи, я тебя ищу, найду и помогу!". Этот свет говорил о постоянном вечном поиске, и этот свет был холодным, белым, а не каким-нибудь оранжевым и солнечным, говорящем об уюте. Звук... Звук сопровождал свет периодическим хлюп и ласковым, медленным шевелением в воде. Она слышала звук чуть приглушенно, но четко, и, кажется, чувствовала, как вздрагивала вода. Хотя нет, это, наверное, просто расшалившаяся фантазия.
Русская испугалась. Стало немного страшно. Этот белый, блуждающий свет, сопровождаемый звуком, внушал ей страх гораздо больший, чем само это темное помещение. Вода на полу, перевернутые полки для спальных мест, перековерканные тряпки и одеяла - все это казалось ей сейчас гораздо лучшим, чем тот свет, который становился ближе к щелке ее помещения.
Третий факт, который ее напряг, был голосом... Она пока не разбирала языка, но присутствие людей со светом и таким звуком в такой обстановке ее не радовало.
Наверное, пусть у нее была хоть капля памяти о прошлом, если бы она понимала, что здесь происходит и уже произошло, если бы понимала, что на лайнер пришли спасатели, она бы не вышла ни к ним самим, ни позвала бы на помощь. Если она одна - постарается вылезти самой, оценить ситуацию и решить - действовать самой или же попросить помощи, раз одна не справится. Откуда это - она не знала. Точнее, не помнила.
Свет был уже близко, поэтому девушка решила притвориться той же не то спящей, не то мертвой, не то бессознательной, какой была считанные минуты назад. Сколько времени прошло? Ей казалось, что целый час, а то и полтора, а на деле-то прошло от силы минут десять...
Максимально расслабив тело, Катя закрыла глаза. Она слушала и расслабляла мысли, отчего наступало спокойствие (вынужденное, натренированное не то где-то, не то самой собой), дыхание успокаивалось, становилось редким и глубоким, спокойным, замедленным, сердцебиение успокаивалось, уменьшая ритм от редкого и глубокого дыхания. Одно было проблемой - терпение и... холод. Девушка уже почти не чувствовала руку и плечо, на которых лежала.
"Не двигаться, не моргать, спокойно... Без редких движений." - настраивала себя русская, а сама чувствовала, как расслабились холодные мышцы. Если выживет, будет долго отогреваться... Только вот под чем. Да хоть под теми же пледами - высохнут, если их отсюда убрать и не окунать каждый раз в воду...
"Пшшшшшшш", и снова маленькая волна на полу прошлась по краю ее лица, шеи, плеча, и дальше вниз по телу, чтобы удариться о стену и направиться обратно - более мелкой, до нового "Пшшшш" или покачивания каюты.

Отредактировано Ekaterina Tarmasheva (2013-11-25 11:43:35)

0

7

Уже спустя менее десяти минут, отряд, предсказуемо не встретив на своем пути никакого ощутимого сопротивления, в полном составе шагал по одному из заваленных хламом, хитросплетенных коридоров третьей палубы B-класса, уверенно направляясь в самую пасть голодного Таорского хищника, в самое его чрево. Вероятно коридор являлся последним прощупанным локатором и предложенным им как наиболее предпочтительный вариант пути местом на этом судне. Затем для бойцов, по нарастающей начнутся сложности, поскольку устройство сканирования всё чаще давало сбой - с каждой минутой всё больше и больше заглушалось помехами и теряло связь со спутником и внешним миром, дальше им предстояло продвигаться вслепую. Для Рихарда это были хорошие новости, хоть и безрадостные для его ребят. Обстановка царящая внутри, мало чем отличалось от того что творилось снаружи. Но ветер здесь был на порядок спокойнее, да и сырости поменьше, всё это благоприятствовало тому что бы отключить режим усиленной защиты, в целях экономии отнюдь не бесконечных энерго-ресурсов костюма. По прежнему никто не нарушал строгого молчания, боевое задание - есть боевое задание, каждый боец обязан оставаться максимально сосредоточенным до самого конца. Никаких внеуставных разговоров. Блуждающие во мраке коридора лучи фонариков, натыкались на россыпи битого стекла, кучи обломков мебели, и груды искореженного металла, создающие много препятствующих тихому передвижению проблем. Пару раз, на пути попадались чудовищно изуродованные трупы. Рихард возглавляющий отряд, останавливался возле них лишь на мгновение, дабы с некоторой долей любопытства взглянуть в их искаженные предсмертными страданиями лица. Возможно он оставался единственным знающим о том, кого они из себя представляли. Они - совершенно иная цивилизация.
"Так вот какие вы...люди..." - едва не проронил он вслух, брезгливо перешагивая через останки стройной женщины в лохмотьях едва прикрывающих её наготу, которые когда-то возможно были изысканным вечерним платьем. Казалось что у неё внутри разорвалась бомба - труп был забрызган грязно-желтоватым гноем, подсохшей кровью и обломками её же перемолотых костей.
- Боже, как такое вообще возможно... - не выдержав всё же нарушил молчание один из его бойцов. Голос принадлежал молодому сержанту Карлу Форголту. В «Стаге» он числился уже полтора года, но будучи прирожденным Эрийцем, с трудом вырабатывал привыкание к службе и всем сопутствующим ей сложностям. Однако не смотря на это, Карл, обладая блестящим умом приносил много пользы на боевых операциях, а порой бывал и вовсе незаменим.
- Возможно и не такое - коротко бросил Рихард в ответ, приостановившись у заляпанной той же "смесью" стены рядом с девушкой.
- Судя по всему её здорово рвало перед смертью. Не удивлюсь если она изрыгалась всем этим дерьмом, перед тем как упасть здесь и сдохнуть.
"Жалкие, ничтожные создания..." - люди были ему противны. Хоть он и не знал практически ничего об этой примитивной цивилизации, но того что уже увидел - вполне хватило на то, что бы зародить свое первое мнение о них.
- Не задерживаемся. Наша первостепенная задача отыскать группу шесть, или то что могло остаться от них. Труппы пассажиров корабля задача второстепенного плана.
- Кажется здесь есть одна живая. - прорезал эфир голос Сэма Грифита осматривающего одну из кают, в нескольких шагах впереди. "Гриф" не пожелал останавливаться у трупа, так же как и все он желал лишь поскорее выполнить задачу и убраться отсюда. Сэм был опытным оперативником, с воодушевляющем послужным списком, стоящим практически наравне с самим Рихардом. Но в нем, по мнению Рихарда имелся один существенный недостаток - он являлся ярым идеалистом, на службе своего государства, защитник униженных и обездоленных засранцев, да ко всему прочему ещё и примерный семьянин. А жаль, в предстоящем деле они могли бы быть не плохими партнерами. Рихард подошел ближе. Всё складывалось как нельзя лучше, его предположения сбывались.  Перед тем как заглянуть в каюту, он оточенными до автоматизма движениями снял винтовку с плеча, спустил предохранитель и положил палец на курок, дабы вовремя нейтрализовать объект угрозы. Но как оказалось, этого вовсе и не требовалось. Выжившей оказалась очередная молодая девушка, валяющаяся в полузатопленной каюте, окатываемая ледяной морской водой. Именно в этом месте, в корпусе судна зияла внушительная пробоина. О том что девушка была жива, свидетельствовало отсутствие каких либо серьезных телесных повреждений и мерное вздымание её груди - она дышала. Быстро оценив ситуацию, он отдал короткое приказание:
- Майк, Хоус, Стив - привести её в чувство, допросить и убить. Остальные за мной. - догадываясь какой эффект его слова могут произвести на молодого Стивена, он уже на выходе из каюты пояснил: 
- Нас прислали сюда не просто так. В целях безопасности ни один из здешних носителей информации, не должен покинуть судно.
Рихард не зря доверил это дело Майку, Хоусу и Стиву. Первые два бойца были проверенные временем садисты, он был уверен как в самом себе. Если понадобится, они с большим удовольствием выбьют из девушки всю доступную, и даже недоступную информацию, а затем не моргнув глазом пустят пулю в голову, если перед этим не пустят по кругу. Что же касается Фоурса...Молодому Стивену будет полезно на это посмотреть. Пора сучонку осознать куда он попал.

Отредактировано Rihard Salvaro (2013-11-26 14:04:15)

0

8

Вскоре относительно опасное, обдуваемое шквальным ветром открытое место главной, и прогулочной палуб, сменил тесный внутренний коридор второй палубы, погруженный в густой, практически непроницаемый ночной мрак. Как ни странно, но едва шагнув внутрь корабля, Стив несмотря на то, что прокравшиеся в глубины души дурные предчувствия упорно не отпускали его, почувствовал некоторое облегчение, словно какая-то часть давящего на плечи груза свалилась с плеч. Возможно причина этому, обстояла в некоторой закрытости от действительно пугающей силы бушующего шторма. Сильно мешающий обзору сплошной туман морских брызг, уступил место хрустящим под ногами осколкам битого стекла, и грудам прочего самого разнообразного хлама, выхватываемого из темноты, лучами маленьких, компактных но мощных фонарей, встроенных в костюм. Однако немало Стивена беспокоили участившиеся помехи прибора сканирования местности, находящегося у Рихарда. Не исключено что это были лишь какие-то временные неполадки, возникшие в связи с труднопроходимостью сигнала в эти отдаленные места, но предчувствия убедительно подсказывали ему, что еще не много, и они вовсе лишаться помощи этого полезного электронного проводника. Может у других членов отряда и имелся опыт хождения вслепую по подобным недоброжелательным местам, но Стивен пока был этого лишен. Корабль был пугающе огромен, заблудиться здесь, оказаться один на один с неизвестностью, к тому же при необходимости выполнить возложенное Альянсом задание - может означать большие испытания, проверку на прочность, в том числе и моральную. Но с другой стороны, несколько обнадёживало то, что в других членах отряда он не заметил ни единой толики волнения, никто кроме него даже не обращал внимания на локатор. По видимому они и правда способны были выпутаться из любой передряги, как гласил один из их лозунгов. Не нарушая позиций, Стив весь путь шагал в конце отряда, он был учитывая обстоятельства - максимально сосредоточен и внимателен, пытаясь подготовиться себя к любого рода неожиданностям. Во многом этому способствовала его расовая принадлежность, он был Герийцем - прирожденным охотником, хоть его качества и открывались пока очень неохотно. Но при всём при этом, он с неподдельным интересом и волнением перед неизвестностью, осматривал коридор. Ведь подумать только - он находился внутри самого Сильварима...В этот момент, он едва не споткнулся о первый изувеченный труп встреченный на пути, но поздновато замеченный. Как бы он ни старался, но похоже бдительность всё таки была не к черту. В самом факте обнаружения трупа, не было абсолютно ничего странного или пугающего, это логично. Странно было бы если бы здесь не было вообще никого. Но что могло так изуродовать его? Следую примеру ребят, он попросту перешагнул через массу бывшую некогда пассажиром судна. Едва успев осветить его лицо, Стив увидел что это был молодой парень, возможно подросток лет пятнадцати, большего он не успел увидеть, кроме того что умирал несчастный в страшных муках. Нельзя было отставать от отряда. Вскоре большая часть ребят, всё же остановилась у очередного трупа, Стивен так же не мог пройти мимо. Подойдя ближе, он увидел что это было изуродованное до нельзя тело девушки в вечернем платье превращенном в лохмотья пропитанные сплошным месивом из бурой крови, развороченных внутренностей, гноя и обломков костей, которое к тому же отпечаталось, на стенах и даже на потолке.
- Боже, как такое вообще возможно... - донесся до его слуха, чуть дрогнувший голос сослуживца. Единственного Эрийца в их отряде. Стив полностью поддерживал его вопрос, и мог понять его эмоции, поскольку то что представало их взгляду, с большим трудом подавалось  осмыслению. Действительно, как такое вообще возможно? Что, или кто могло сотворить такое с пассажирами корабля? Возможно такая же участь настигла и пропавшую шестерку? А если и их самих ожидало тоже самое?...
- ...Судя по всему её здорово рвало перед смертью. Не удивлюсь если она изрыгалась всем этим дерьмом, перед тем как упасть здесь и сдохнуть. - голос Рихарда по прежнему был холоден, непреклонен и расчетлив. Но лучше бы он в данной ситуации вообще молчал. После его слов, Стив почувствовал как холодный озноб прокатился по его телу. Казалось Рихарда в этом мире вообще ни что не могло сломить. И ведь не поймешь - язвит он, или же говорит серьезно? Неужели её и правда рвало всем этим...дерьмом, перед тем как она испустила дух?...В этот момент, Стив был безумно благодарен конструкторам разработавшим этот боевой костюм, а точнее был безмерно благодарен тому, что тот надежно фильтровал воздух. Можно представить какая здесь сейчас стояла непереносимая вонь протухшего мяса. Однако тем не менее, этот корабль по прежнему упорно не переставал его удивлять. Когда он услышал голос Грифита, вещающего о том что здесь есть одна выжившая, некоторое мгновение он просто отказывался верить своим ушам. Чуть опомнившись, Стив, уже не смотря себе под ноги и не соблюдая позиций, поторопился к Сэму, едва не наступая на пятки Рихарду. Кого в этот момент волновал строевой порядок?...Еще несколько секунд, и его взгляду предстала молодая девушка, лежащая у самого выхода одной из кают, в отличии от первых двух попавшихся трупов, она была почти лишена каких бы то ни было телесных повреждений. И этот первый же бросившийся в глаза факт невольно заставлял насторожиться. Она была жива, она дышала, тогда как другие пассажиры всего в нескольких метрах отсюда, превратились в черт знает что. Короткая оценка ситуации, напряженная тишина, разбавляемая лишь ревом волн врывающихся во внушительную пробоину в корпусе. И наконец, очередное приказание:
- Майк, Хоус, Стив - привести её в чувство, допросить и убить. Остальные за мной.
Стив облегченно выдохнул. Дальнейшие пояснения не требовались. Он прекрасно знал что любой объект угрозы должен быть своевременно нейтрализован. Единственное что заставило его несколько задуматься, это лишь вопрос - почему РИхард оставил именно его с Майком и Хоусом? Но как бы там ни было, Стивен готов был без промедления отправить девушку на тот свет, если только та покажется ему чрезмерно...подозрительной. Когда все ушли дальше, грузный Майк, более напоминающий гориллу переростка, склонился над девушкой, безо всяких церемоний схватив одной рукой рукой её за отворот легкой курточки, тут же затрещавшей по швам, второй довольно таки грубо похлопал по щекам:
- Ледяной воды тебе мало да?! Просыпайся давай живо!
Стив вместе с Хоусом взяв оружие на изготовку встали у выхода.

Отредактировано Stiven Fours (2013-11-27 11:39:38)

+1

9

Лежа на ледяном полу, в ледяной воде, Тармашева слышала голоса, начала разбирать фразы и даже поняла язык... Хоть в последнем ей повезло - она могла осознавать, о чем говорят вокруг, пусть и не видела говорящих. Да что уж там - она вообще не желала видеть проходящих за дверью в каюту людей. Тяжелые, но с твердой поступью, медленные шаги отдавались приглушенным, но отлично различимым эхом по воде. Они проходили мимо, куда-то дальше, отчего девушка, так сильно замедлившая и дыхание и сердцебиение, немного расслабилась. Но это она сделала зря...
Дверь каюты открылась и вода сбилась со своего мерного движения, посылая теперь откуда-то над головой Фейт мелкие частые волны.
- Кажется здесь есть одна живая. - различила Катя и мысленно обругала все, на чем свет стоит!
И снова послышались шаги, но на этот раз быстрые, хоть и такие же множественные и уверенные. Вода покрылась мелкой рябью от движения. А девушка все еще лежала, с таким же редким, медленным дыханием и сердцебиением, которое, впрочем, начало ее подводить, чуть участившись.
- Майк, Хоус, Стив - привести её в чувство, допросить и убить. Остальные за мной. Нас прислали сюда не просто так. В целях безопасности ни один из здешних носителей информации, не должен покинуть судно. - последнее Катя слышала уже отдаленно - человек уходил дальше по коридору.
"Пшшшшшш" - звук нового порыва воды и запоздалая волна в каюте, ставшая даже больше - видимо, пока дверь была закрыта, воды через ее щелку проникало гораздо меньше.
"Спокойно, реагировать слабо, вяло и помнить, что у тебя есть оружие. А так же попытаться не дать его у тебя отобрать." - привычка обращаться к самой себе как к отдельному лицу помогала раньше Кате лучше выполнять Приказы, а позже это вошло в постоянную привычку, которую можно было отнести больше к вредным, чем к полезным.
Тяжелый шаг почувствовался волной и послышался слишком близко. Катя уже приготовилась к пинку ногой, встряске, шлепанию по щекам, окунанию головой в воду, возможно даже выбросу за борт, только бы не резали, иначе боль от холодной стали она не переживет. Ей можно сколько угодно угрожать, надавливать, но не переходить к действию. Однако части из всего этого списка не произошло пока что. Вместо этого девушка с неожиданностью для себя самой и с внутренним страхом ощутила, как сильная рука приподняла ее от холодного пола и воды, почти что сажая. Катя слышала и чувствовала, как треснул куртка сбоку, но совладала с собой и осталась безвольно висеть в расслабленном состоянии. Она настроилась не моргать, не дрогнуть веками, если вдруг почувствует капли воды или что-то иное. Более того, при поднятии ее от пола, голова невольно откинулась назад (так рискованно выставляя шею, ведь это самый простой способ убийства человека), руки безвольно повисли по бокам.
"Ведь стрелять из мокрого пистолета нельзя, да? Нельзя... Но "нельзя", как "во вред оружию", или "как во вред самому стрелку"?" - задумалась Катя, начиная волноваться, отчего пульс еще немного участился.
По щекам прошелся хороший шлепок, причем не один. Это было довольно грубо не по самому действию, а уже по его силе. Онемевшая от холода одна сторона тела слушалась плохо, но двигаться могла, но отдельный, хоть и недолговечный плюс от этого онемения состоял в том, что она не чувствовала той возможной боли, какую могла бы почувствовать, если бы не была "заморожена".
- Ледяной воды тебе мало да?! Просыпайся давай живо!
Она терпела... Однако долго это продолжаться не могло. Они уже поняли, что она жива, могут нащупать пульс. Человек не может не придти в сознание после хлопков, особенно после ТАКИХ хлопков и с учетом ее настоящего состояния. Катя приоткрыла рот, вдыхая сырой воздух и, слабо сдвинув брови, приоткрыла глаза. Картинка снова была затуманена, но более-менее глаза снова привыкали к ней, хоть это и было уже сложнее - яркий свет светил почти прямо в глаза.
Она видела только огромную широкоплечую фигуру мужчины в каком-то странном, неизвестном ей костюме; где-то позади него девушка с трудом различила и заметила за такой тушей часть стоявших людей с оружием и в таких же костюмах на выходе из каюты. Все было настолько близко, учитывая небольшие параметры перевернутой каюты, что больше походило на расстрел. Это явно не группа спасателей, с таким-то отношением... Это - вояки! Причем, судя по небольшой группе и отсутствию отчетов, либо спецподразделение, либо наемники...
Она не сразу понимала, что ей говорили, вяло реагируя, но перемещая мутный взгляд на шлем того, кто ее держал. Она попыталась встать, подогнув ноги под себя и чуть выпрямившись, но и этого не получилось, ноги были ватными (намеренная игра), да и держали ее будь здоров. Куртка пока что выдерживала. Девушка схватилась слабой хваткой за руку, державшую ее, как бы держась за нее,  прекрасно понимая, что это может не понравится этому... "товарищу". Ситуация накалялась, надо было что-то делать, но пока Катя лишь ждала продолжения и уже набросала себе план возможных действий, с учетом двух конвоиров, стоявших у дверей...

Отредактировано Ekaterina Tarmasheva (2013-12-24 15:55:50)

0

10

Практически сразу, после того как Рихард оставив часть своих ребят в каюте с уцелевшей сукой, вновь закинув оружие на плечо, направился с отрядом дальше по коридору, его заволоченный помехами локатор окончательно сдох. Не медля, он отключил ставший бесполезным электронный хлам. Было бы худо, если бы он отказал еще до того как они попали во внутрь судна. Далее он и вовсе не был нужен, ни ему ни тем более его обреченным ребятам. Все что требовалось получить, они уже получили, теперь оставалось лишь правильно воспользоватся полученной информацией. Дать верный старт и не сойти с пути, не подставиться. Рихард, да и не он один, обладал редкой нынче способностью - должным образом полагаться на собственное, врожденное чутье, в отличии от всей этой электроники - хваленного достижения союзного прогресса, оно, закаленное годами службы и обостренное опасностями глухой неизвестности, его еще никогда не подводило, ни разу. Вероятно его отсутствие у "шестерки" и сгубило их. Поделом. Еще через две минуты пути, захламленный коридор заворачивал налево. Его конец тонул во тьме, мощности фонарей не хватало на то, что бы достигнуть его, выхватить из непроницаемого мрака дальнюю стену. Перед тем, как направиться туда, Рихард остановился, предельно напрягая слух, дав знак своим - замереть. Произошло то, чего он ожидал, к чему готовился. Рев бьющихся о борт волн, завывание шквального ветра, предсмертный стон многотонного судна - неотъемлимые спутники тишины, в этой гробнице внешнего мира, обители холодной смерти. С момента высадки, его разум, оперативно успел выработать привыкание к ним, воспринимал эти звуки как что-то привычное, как тиканье часов, само собой разумеющиеся, дабы иметь возможность вовремя распознать чужеродность. И та не заставила себя ждать. На какое-то мгновение к ним примешалось что-то иное, новое вторгающееся в привычную гамму, словно брошенный камень, вторгшийся в привычное, равномерное журчание ручья. Посторонний шорох, там впереди. Сильно приглушенный расстоянием, сбитый посторонними звуками, едва уловимый, будто таракан пробежал. Только не таракан это был. Рихард беззвучно расстегнул чехол поясного ножа. Стрелять наугад - верх идиотизма. Нет, он не жертва сейчас, он охотник. Главное - не спугнуть свою жертву, не давать ей ни малейшего шанса скрыться, не дать шанса позволить заставить себя врасплох. Не привык он меняться ролями. Секунда, другая, третья. Еще один звук - потревоженный чьим-то, неосторожным вторжением хлам. На сей раз, это услышал не только он. Рихард выключил фонарь. Тоже самое сделали его ребята. Отряд тут же обволокла густая тьма. То что скрывало объект потенциальной опасности, они теперь использовали во благо себе. Теперь они были скрыты во тьме. Сняв винтовку, он передал её стоящему рядом Грифу. На всякий случай расстегнул кобуру с пистолетом, и положив руку на рукоять ножа, ступил вперед. Его ребята уже знали что нужно было делать.

+2

11

К облегчению Стива, продолжалось избиение не долго. Ему безумно хотелось поскорее с этим закончить, и вернуться к своему отряду, а еще больше хотелось вернуться домой. Уже после первых крепких шлепков по щекам, он, с большой внимательностью, безотрывно следя за девушкой, отметил первые явственные признаки её пробуждения. Если она была живой, то оставаться равнодушным к таким звонким оплеухам было просто невозможно. Для него, это был пожалуй самый напряженный, самый волнительный период с момента их высадки. Сначала она медленно открыла глаза, но даже с такого расстояния, он отчетливо заметил что взгляд её был слишком мутным, непонимающим, затуманенным. Оно и понятно, судя по отсутствию каких либо серьезных телесных повреждений, её просто вырубило и теперь она, как-то уж чрезмерно медленно просыпалась, словно от глубокого сна, и не в заливаемой водой каюте, а в мягкой, уютной постели у себя дома. Хотя конечно свою немалую роль в этом играл и луч его фонарика направленного прямо ей в глаза. Кажется пыталась к тому же еще и встать, но подкашивающиеся ноги попросту не слушались её. Знакомые симптомы, неужто со спиртным перебрала?...Затем, вяло ухватилась рукой, за руку Майка вцепившуюся в её расходящуюся с треском курточку. Стив невольно крепче стиснул ствол винтовки. Какой-то отдаленной частью сознания, ему показалось странным это тягуче-медленное поведение дамочки. Хотя вероятно об этом говорила лишь его обострившаяся паранойя. Прекратив пощечины, Майк несколько непонимающе взглянул на руку девушки. Но длилось это замешательство не долго, в следующее же мгновение, по всей видимости войдя во вкус - кулаком свободной руки, одним мощным ударом наотмашь он разбил ей губы в кровь, опрокидывая на пол повисшую на нем девушку, брезгливо выдергивая из и без того слабой хватки свою руку, словно стряхивал её, от чего-то мерзкого.
- Не прикасайся ко мне...мразь - проговорил он, не скрывая своего отвращения, но при этом с долей какого-то садисткого удовлетворения промелькнувшего в голосе. Об отряде «Стаг» ходили легенды, он был известен на весь мир, и служить в нем было самой желанной мечтой доброй половины подростков, но очень не многие знали о тех методах к которым прибегал этот самый отряд, ради того что бы защищаемый им народ, мог спать спокойно. 
- Эй, полегче. Так и убить можно! - воскликнув Стив, невольно шагнув вперед. Тут же, на его плечо легла тяжелая, удерживающая рука Хоуса, мол не стоит мешать. Майк, не отходя от девушки ни на шаг, обернулся через плечо, взглянув на Стива. Тот не видел его лица, скрытого за защитной маской, но готов был поспорить что он скалится в язвительной усмешке, и его слова, проникнутые сарказмом оказались лишним тому доказательством:
- Да что ты говоришь? Ты не слышал приказа?!
- Малец прав - серьезным тоном произнес Хоус, убирая руку с его плеча, в тот самый момент, когда Стив готовился было возразить словам Майка - Рихард по головке не погладит, если ты убьешь её раньше времени.
Майк перевел взгляд на Хоуса, Стив шагнул обратно, возвращаясь на свою позицию. Все они на какое-то время, выпустили из внимания пленницу, и это оказалось большой, непростительной ошибкой перед лицом неизвестности. Когда он вновь взглянул на девушку, его взгляду предстало то, что они все упустили ранее - на какое-то мгновение в свете фонаря, в её второй руке, блеснул зажатый кусок металла, который напоминал...
- Майк! Пистолет! - отчаянно выпалил он, рефлекторно переводя прицел винтовки на руку девушки, и не медля выпуская короткую очередь надеясь выбить пистолет из её рук. За мгновение до выстрелов, Майк перевел непонимающий взгляд на Стивена, но быстро поняв что к чему, вновь повернулся к пленнице, в замахе для очередного удара. В момент стрельбы, Хоус откатился в сторону, намереваясь прикрыть Майка с тыла. Все действовали на заученных долгими годами тренировок рефлексах, быстро и слаженно, но способно ли было это их спасти?...

+1

12

Остались по прежнему только три человека в каюте, причем двое из них стояли у выхода. На подкашивающихся ногах, Катя ухватилась за руку того огромного бойца, что сейчас не очень доброжелательно пытался привести ее в чувство. Ботинки скользнули по скользкому от воды полу, но зато рука незнакомца в странном, каком-то непривычном костюме не опускалась, что позволяло девушке все-таки держаться и не свалиться обратно на пол с невысоким уровнем ледяной воды. правда... продержаться так удалось всего считанные мгновения... секунды. Русская со страхом и непониманием смотрела, как шлем чуть повернулся, но в следующее же мгновение она получила удар по лицу. Она даже не разобрала, кулаком или той же ладонью, но и этого ей хватило. Да уж, прикусила она себе губу сильно, так, что теперь губа и вся часть щеки и подбородка с этой стороны пылали огнем. Зажмурившись от боли, девушка аж вздрогнула. В этот момент она уже не слышала слова брезгливости вояки (непонятно какого военного подразделения. Кажется, даже оперативники так не действуют, и даже особый отдел. Хотя... если ее воспринимаю как преступницу, то все вполне оправданно. Откуда такие мысли???), у нее все пошло вверх ногами. Перед глазами вставали образы и окружающие обстановки. Закрытые, ограниченные помещения, темные, либо очень темные. Каменные, либо же вполне подходящие для жилищных условий. Разные, неизвестные ей лица, но все эти картинки и образы объединяло одно: удары.
- Не спи! Действуй! Не дай противнику опередить себя. Блок! Блок, блок! - эти слова звучали разными тембрами, но всегда голоса были только мужскими. - Блок, удар! Достала оружие - стреляй! Если не будешь стрелять, не доставай пушку! Если уж достала, не дума! Стреляй! Хоть в воздух, но выстрел должен быть. Правило два: на поражение! Не на защиту, а именно на поражение! Стреляй, Стреляй! - звучали голоса. Однако одна фраза решила все, будто подвела итог и без того уже обученной до автоматизма девчонке: - "Если бьешь, бей больно, если предупреждаешь, заставь себя услышать"! Эта арабская народная пословица в своей время была вбита ей в голову Командиром, как "Отче наш".
Иногда одно движение может дать старт безумству в виде разъяренного, почти непобедимого зверя. Зверь этот называется "Адреналин". Он наполняет все тело изнутри, поднимает все вверх тармашками, заставляет работать все необходимые рефлексы и органы на своих максимальных частотах. Вот и сейчас кровь резко прилила к голове, мысли и образы куда-то пропали, было только одно желание: жить.
"Уйти, уйти, уйти..." - только это подстегивало, но разум вдруг тоже присоединился к инстинкту самосохранения, вновь "цитируя" фразы, которые когда-то она получала постоянно.
Тармашева открыла глаза, полная уверенности в своих, непонятно откуда взявшихся, силах. Холодный, более осмысленный, но совсем немного мутноватый взгляд исподлобья смерил присутствующих снизу. Один обернулся, а два других сократили расстояние, отойдя от входа в каюту.
- Рихард по головке не погладит, если ты убьешь её раньше времени. - эти слова дали старт к действию.
Тармашева быстро, отточенным движением выхватила свой пистолет, одним пальцем проверяя и спуская предохранитель - у нее не будет второго шанса.
- Майк! Пистолет! - послышалось на все маленькое помещение, но было уже поздно. Не поднимаясь с пола, а только перевернувшись на спину, Катя выстрелила из холодной, но гладкой, такой родной и знакомой стали, отправляя первую пулю в забрало шлема ее "гориллы". Если уж умирать, так умирать достойно, не без боя. Она не собиралась что-либо просто говорить и быть убитой в благодарность за доставленную информацию, понятия о которой еще и сама не имела. Она не могла дать им чего-то дельного, так что лучше уж защитить себя по-максимуму, чем подыхать как жалкий мусор, за который ее и воспринимали.
"Вы ко мне со смертью пришли, так получайте ее же и взамен." - после первого выстрела девушка тут же перекатилась, сменяя позицию. Она слишком быстро поднялась с пола на колено, тут же стреляя по ближайшему противнику, так же целясь в забрало шлема. Эта часть их костюмов ей казалась единственной, слабо защищенной. Можно еще попробовать бить в колени, но из этого вряд ли что-то получится, да и попасть нужно умудриться. Пока что Тармашева не видела никаких других вариантов для слабостей. Пули одна за другой уходили в забрало обоих оставшихся шлемов, тех, кто был уже в лежачем положении, девушка уже не трогала, если они больше не двигались, да и по ледяной лужице расплывалась темная муть. Проверять, кровь это от убийства или же от ранений у нее не было ни желания, ни времени. Девчонка сокращала расстояние и, совершая выстрел, параллельно сделала удар локтем по ближайшей челюсти, до какой, впрочем, смогла дотянуться - тут люди были не низкого и не среднего роста...
Ждать подкрепления не хотелось, поэтому, русская тут же опустилась к ближайшему лежачему, стянула с него автомат, спустила курок, слышал оглушительную, но короткую дробь. Захватив пару прямоугольников, больше похожих на запасные магазины, Тармашева ринулась вон из каюты, часто дыша от адреналина, волнения и страха. Тяжелое оружие было неудобное, но зато в нем больше свинца (или чего там?), чем в ее несчастной "хлопушке". Широко раскрытыми глазами девушка замерла, приникнув спиной к стене и с большими глазами смотрела в темноту. Глаза уже снова привыкли к тьме, но что-то внутреннее подсказывало идти тихо, словно в болоте на врага. Так русская и поступила, медленно, стараясь почти не тревожить воду, переступая и отправляясь куда-то вверх, туда, где зиял огромный проход. Виднелась наполовину разваленная лестница, но не это заставило девушку остановиться - ее взгляду предстало ужасное зрелище - вывернутые на изнанку организмы людей. Жуткий запах трупов, крови, сырости и чего-то еще, что свидетельствовало о давности какого-то события, что превратило красивый лайнер в тот ужас, что сейчас зиял перед ней. К горлу подступала тошнота, но все тело внутри твердило об опасности и давало ей только одну мотивацию – срочно уйти: покинуть это чертово помещение, убежать и скрыться от того ужаса, что только начался в каюте. За спиной послышалось движение воды, отчего девушка мигом обернулась назад – свет фонарей беспорядочно блуждал в перпендикулярном коридоре, изредка слышались голоса, но вот сейчас повисла тишина.
«Вот отсюда!» - мелькнула мысль, словно чем-то приказ сверху, которому девушка даже не смогла противостоять, тут же развернувшись и двинувшись вперед со всем шумом воды и так вовремя поддакнувшим посторонним «Пшшшшшш». На лестнице уже возникли сложности – под ногой громко для такой атмосферы сломалась и треснула деревянная, покрытая тонким слоем металла, доска, выдавая с головой ее местоположения. Но этого мало – прямо сверху на нее двинулась и вылилась большая масса соленой, ледяной воды, - точно такой же, какая была в каюте, только еще холоднее из-за своего количества. Хрипло вскрикнув от  неожиданности и холода, катя выдержала напор воды, держась за металлическое подобие перилл, и что есть силы двинулась дальше – на верхнюю палубу.
Однако там царил настоящий кошмар: волны огромными гребнями поднимались над беззащитным кораблем, тут же накрывая его своей пучиной. Ледяной океан (или же море?) будто был рассержен и хотел любой ценой потопить непотопляемый корабль, что и без того уже умер. Выждав секунду, русская бегом ринулась куда-то на противоположную сторону палубы, скрываясь за какой-то огромной, непонятно для чего предназначенной, полуразрушенной трубой. Она выглянула, держа оружие на изготовку и тут же дала огонь по показавшейся во тьме темной фигуре. И снова она оставила «башню» и побежала куда-то дальше. Она не знала что делать, не видела, что происходит, но искала только «мишени» для стрельбы.

+1

13

Жертва, кем бы она ни была, оказалась чуть более расторопной чем он предполагал себе изначально. Рихарду с ребятами, чуть более чем за пять минут пути, удалось пройти внушительное расстояние по коридору не производя ни единого постороннего звука, но та по прежнему не выдавала себя. Вероятно каким-то образом она учуяла преследование и теперь отдалялась от них, столь же тихо, столь же осторожно, напряженно, сколь и они приближались к ней. Либо замерла где-то там, в темноте, готовясь к решительному броску. О том, что это мог быть кто-то из смертельно раненных, испускающих последний вздох, он не думал, просто потому что вероятность этого была крайне мала. По сбившемуся дыханию следующих за ним бойцов, он чувствовал что некоторые из них волнуются, в том числе и опытный Гриф. Что-то не так сегодня было с этим парнем. Вскоре, его натренированный взгляд начал увереннее привыкать к темноте, выхватывая всё большие и большие участки, всё более четкие очертания разбросанного хлама и наваленных обломков. Иногда можно было даже разглядеть часть текста на обрывках каких-то разбросанных бумаг. Еще через минуту, метрах в десяти впереди, стали видны очертания дальней стены. Она не заканчивалась тупиком, там был еще один поворот, направо. И именно там Рихард увидел желанную цель. Довольно вовремя, поскольку мгновением ранее, невольно в его голову начали было прокрадываться пессимистические мысли о том, что ей удалось ускользнуть. Это был чей-то хрупкий силуэт, легкого телосложения, в бессилии прислонившийся плечом к стене. Было видно что он с трудом стоял на ногах. Его легко можно было принять за часть груды сваленных там рядом обломков, от рухнувшего перекрытия крыши, если бы он, не подрагивал всем телом, как от холода. Длинные волосы, подрагивали в такт, будто чуть развивались на ветру. Лица не было видно, она стояла спиной, но кажется эта была женщина. Которая собиралась с силами двигаться дальше. Их дальнейшее продвижение могло её спугнуть. Они могли попытаться прокрасться незаметно к самой её спине, и попросту схватить, не дав ей шанса вырваться. Но лучше в данной ситуации не рисковать. Рихард осторожно, вынул из кобуры пистолет. Это было не простое оружие, не наградное, в какой-то мере даже не служебное. Затем убрал руку с рукояти ножа и для надежности обхватив пистолет двумя руками, не спеша прицелился. Он не желал убивать сейчас. Она могла дать информацию, а он готов был предложить ей сделку - быструю смерть, в обмен на то, что нужно ему. Еще секунда ожидания и грохот первого выстрела заполнил тесный коридор. Пуля прошла мимо, чиркнув об стену в сантиметрах от девушки. Та резко обернулась. Не медля он выстрелил еще. В этот раз получилось более удачно, хоть и не совсем так как желал он. Пуля, звонким рикошетом угодила в груду хлама, раздался приглушенный, жалобный женский вскрик, и звук падающего тела. Она упала, но не в силах подняться, пыталась ползком скрыться за поворотом.
- Прекрасно...она наша. - обронил он, убирая оружие обратно. Достав нож, теперь уже не соблюдая осторожности и тишины, Рихард направился дальше. Серьезно раненной жертве уже не скрыться, при всём её желании. Но едва он сделал несколько шагов вперед, как расслышал приглушенные выстрелы раздавшиеся позади. Поначалу подумал было что ребята прикончили пленную. Но прислушавшись, понял что выстрелов подозрительно много. Что-то у них пошло не так.
- Гриф, Боукс - узнайте что там у них. Я не желаю слышать ничего, кроме доклада об успешно выполненном поручении.
В ответ утвердительные кивки, и спешно удаляющиеся шаги еще двух отделившихся членов отряда. Рихард продолжил путь.

+1

14

Всё произошло молниеносно быстро, кажется девушка открыла огонь одновременно с ним. С диким воплем, Майк так и не успевший нанести удар - повалился на спину. Так не должно было быть, этот костюм способен был защитить даже от выстрела в упор, если стрелять не бронебойными патронами, а это уж точно были не бронебойные. Едва-едва разум Стива, какой-то отдаленной частью успел осознать саму невероятность произошедшего, как следующий, оглушающий выстрел доставшийся ему, резко отдернул его в сторону, вынуждая выпустить винтовку из рук. По стеклу разошлась паутина трещин, из ушей лениво потекла теплая струйка крови. Те, первые мгновения были решающими, и они сыграли не в его пользу. Шлем спас его от верной смерти, но с последствиями справиться было не так просто. Дезориентированный, оглушенный, он лежал на полу. Разум помутился, мысли, вероятности, возможности - всё перемешалось в голове, тело двигаясь на инстинктах, откатилось с возможной траектории стрельбы, дрожащими руками Стив попытался поднять "забрало" защитных очков, но те кажется заели. Он попытался снять бесполезный шлем, который почему-то, так же не поддавался. То ли сил не хватало, то ли что-то и впрямь было не то со снаряжением. Что-то болезненно впилось в кожу, кажется это были мелкие осколки стекла. Он ни черта не видел, но до его гудящего слуха, каким-то отдаленным эхом доносились звуки выстрелов, крики, какая-то возня, шаги, обрывки чьих-то голосов...Более-менее оклемавшись от первичного шока, Стив попытался нащупать свою винтовку, но вяло шарящая по полу рука натыкалась лишь на какой-то хлам разбросанный по каюте. Кажется в какой-то момент, в помещении воцарилась давящая тишина. Не было слышно никаких посторонних звуков, лишь медленно затихающий гул в его ушах, волнами растекающийся по всей голове. Стив попытался встать, но и эта попытка так же не увенчалась особым успехом. Его ноги почему-то вдруг потеряли способность удерживать вес как-то резко отяжелевшего тела. Что стоили все эти долгие, изнуряющие года подготовки, все эти теоретические знания вбиваемые в голову и терзаемое тренировками тело, по сравнению с реальной боевой операцией, и сложностями сопутствующими ей?...Всё пошло не так...Кажется необходимо было попытаться связаться с ребятами по рации, но...работала ли она? И что с Майклом и Хоусом, живы ли они?...Почему тишина?...Град вопросов вторгался в лениво пробуждающиеся сознание. Разрозненные мысли, лениво начали обретать какую-то четкость, последовательность. А одновременно с этим, он кажется опять услышал приближающиеся шаги. Это были всё те же, что он слышал секундой ранее, или кто-то иной приближался?...Какие-то обрывки фраз. Встревоженные голоса казались ему знакомыми, но смысл слов всё ещё доходил до него с трудом. Почему он всё еще не мог отчетливо слышать? Поврежден костюм, или слух?...Неожиданно, чьи-то сильные руки, резко перевернули его на спину, ухватились за шлем. Стив практически не сопротивлялся. Тот хоть медленно, всё же поддался, болезненно обдирая кожу на лице. Когда голова обрела наконец свободу от оков в виде того, что должно было обеспечивать защиту, восприятие реальности обрело больше четкости. Слух, взгляд и обоняние, которого лучше бы не было вовсе. Почти сразу в нос ударил удушающий смрад горелой плоти. Перед ним стоял один из ребят их отряда, еще один склонился над неподвижном телом Хоуса, лежащим там же, где и оказался в тот момент, когда поменял позицию для прикрытия Майкла.
- Стивен живой! - встревоженный голос сержанта Боукса, подавшему ему руку.
"Живой?...что...это значит..." - вопрос пришедший на ум сам собой. Вопрос, пытающийся отчаянно отвергнуть пугающую вероятность того, что могло произойти. Он вцепился в протянутую руку. Сержант помог ему встать. В какой-то момент всё поплыло перед глазами - последствия легкого головокружения. Он медленно взглянул в ту сторону, откуда по его мнению исходила эта ужасная вонь. Её объектом оказалось тело Майка. Еще не веря своим глазам, Стив медленно, не твердым шагом подошел на пару шагов ближе. От увиденного зрелища, к горлу мгновенно подступила дурнота. Защитное забрало Мака было разбито, местами оплавлено изнутри. На его покрытом волдырями лице застыла маска ужаса, рот всё еще был раскрыт в отчаянной попытке возопить, обголенные зубы треснули. Почерневшая кожа вздулась и всё еще дымилась. Казалось что костюм в какой-то единый миг просто спалил его изнутри, причем температура должна была быть просто ужасающей. Тело Хоуса не было обезображено столь сильно, но тем не менее, все признаки, говорили о том что он мертв, тут и проверять нечего.
- Что здесь мать твою произошло?! - прорычал Гриф поднимаясь на ноги. Даже в костюме, выглядел он в этот момент настолько грозно, что заставил Стива невольно попятиться назад.
- Девчонка...Она...У Неё...У неё было оружие... - Пролепетал он в ответ.
- Что??? Но... - Боукс в полном недоумении взглянул на обезображенное тело Майкла.
- Кажется с костюмами что-то не так... - ответил он, на не высказанный вопрос сержанта - ...Я думаю она не могла уйти далеко...
Кажется пораженный Боукс попросту не слышал Стива. Его можно было понять. Гриф, будучи более опытным бойцом, пришел в себя быстрее, рационально оценив ситуацию, уже более спокойным тоном отдал указания:
- Переводим костюмы в нейтральный режим. Надо снять это барахло...Стивен к Рихарду, доложи о неисправности, нужно деактивировать костюмы. Боукс за мной, она...Сержант! - наконец тот обернулся к говорившему - Ты боец мать твою! Такое случается. За мной, нельзя тратить ни секунды, поймаем эту суку, пока она не убежала далеко!
- Есть! - Ответил Стив, спешно отправляясь к Рихарду.
- Есть... - Чуть дрогнувшим голосом ответил сержант, направляясь следом за Грифом.

Отредактировано Stiven Fours (2014-01-10 22:58:16)

+1

15

Добежав до еще одной полуразрушенной и явно не функционирующей трубы, Тармашева скрылась за ней. До заветного прохода - следующей лестницы, ведущей наверх, оставалось всего-ничего. Какие-то четыре-пять метров - за поворотом! Эх... легко сказать, чем сделать.
Сбоку просвистела пуля, а следом за свистом послышался грохот - какая-то груда не то металла, не то дерева свалилась на пол. Кто-то промахнулся, но не стоило полагаться на то, что неизвестный ей стрелок промажет еще раз. Рефлекторно обернувшись от неожиданности, девушка увидела четко различимую тень, параллельно чувствуя, как все внутри нее поднимается от осознания, страха встретить сейчас последнюю в этой жизни долю свинца. Адреналин снова ударил в голову, заставляя спасать жизнь. Недолго думая, Катя покинула свое укрытие и отправилась бегом, как только могла, дальше, дрожа от холода, как осиновый лист.
Она не ждала, не хотела, боялась, и получила. Тармашева даже не поняла, что произошло, когда вдруг резко навернулась на ровном полу. Она не просто поскользнулась. Это ощущение, будто мышца твоего организма резко дала сбой. Будто что-то внутри щелкает и все летит насмарку. Вот и у нее что-то щелкнуло, так что она полетела на холодный, омываемый мелкими волнами ледяной воды, пол. И только сейчас он поняла, что ей безумно больно.
- Черт! - невольно по-русски выругалась девушка, чувствуя, как хлещут из глаз слезы боли.
Неконтролируемые, не сдерживаемые горячие дорожки потекли по щекам, невольно обжигая замерзшую кожу русской. Однако валяться было нельзя, поэтому девушка тут же ползком двинулась вперед, привстала на колено здоровой ноги и так и скрылась за поворотом. Там, оценив обстановку, удовлетворившись, что никого пока не своем пути не встречает, девчонка, хромая, держась стены, облокачиваясь о перила, вышла на лестницу, впопыхах, слыша неумолимо приближающиеся шаги где-то позади, совсем близко, уже наступая на раненную ногу, подкашиваясь, кое-как бегом вылезла на верхнюю палубу.
Здесь творился полный хаос из ветра, ледяного ливня и постоянно накатывающей и сходящей вниз воды. Шторм бушевал во всю мощь. Волосы растрепались, прилипая широкими локонами к лицу и закрывая обзор. Мурашки покрыли все тело, так что даже на шее и скулах возникло небольшое ощущение натяжения.
- Господи... - невольно вырвалось с губ на всю эту картину.
Однако ждать и думать было нельзя, поэтому девушка, так же, хромая, отправилась вперед по палубе. Она держалась за перила, а потом, когда они закончились, стала искать новый способ продвижения дальше. Ее поиски были прерваны чьим-то чужим голосом. На этот раз девушка упала сразу на пол, чтобы избежать шальных и целенаправленных возможных пуль. Пистолет ей мешал, поэтому Катя убрала его в кобуру, закрепив ремешком.
- Перестреливаться ЗДЕСЬ - это же самоубийство! - думала Катя, параллельно пытаясь ухватиться не то за канат, не то за водоросли - не разберешь в такой темноте.
И в этот самый момент новая волна с силой ударила о борт покачивающегося корабля, накрывая его собой, как свое дите одеялом. На этот раз Катя оказалась полностью мокрой, погруженной в небольшой уровень ледяной воды. Уровень-то небольшой, зато сила потока огромная! ее снесло к борту, как легкий мусор порывом сильного ветра. Русская больно впечаталась спиной с невысокий борт, когда вода стекла. Оставаться здесь было нельзя - следующая волна может выкинуть ее отсюда. И Катя бы, наверное, что-то бы, да придумала, если бы не мелькнувшая в ночи сталь. Незнакомец в уже знакомом ей непонятном костюме направлял оружие в ее сторону. Ей сейчас все казалось медленным, адреналин и страх били в голову так, что девушка почти пьянела. Не дожидаясь, когда патрон дошлется в патронник убийцы за шлемом, когда небольшой механизм отправит пулю в ее сторону (или какой там у него агрегат, если не привычный ей?), девушка перекатилась в пару оборотов туда-обратно, села, захватилась руками за край борта, подтянулась, вставая под сильным напором ветра. Позади поднималась волна, вынуждая Тармашеву решаться и действовать быстрее. Она даже не забралась на край бортика, а просто перегнулась через него, прямиком отправляясь в темную, ледяную водную пучину. Шум из воды, ветра, голосов прервался звуком стрельбы...

+1


Вы здесь » Alternative Reality: Последний закат » Минувшие дни » Эпизод №2 Ценою в жизнь.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC