Вверх страницы
Вниз страницы

Alternative Reality: Последний закат

Объявление

Навигация

Новости:

30.04.2017 - Начало игры.
------------
Стартанул первый сюжетный эпизод: «Пробуждение» - Очередная группа людей, согласно никому непонятной логике начала приходить в себя. С первых минут они вынуждены сражаться за жизнь, ведь привычный им мир прекратил свое существование. Что ждет их впереди? Много насилия, много боли, новые знакомства, и возможно чуть приоткрытая завеса тайны...
------------

Погода:

Нью-Йорк. Манхэттен.
------------
+4° +10°. Высокая облачность, сильный дождь. Скорость ветра 13,9-17,1 м/с

Администрация

Nathan Hogart

События в игре:

Здесь будет текст

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Alternative Reality: Последний закат » Минувшие дни » Эпизод №4 Освоение


Эпизод №4 Освоение

Сообщений 1 страница 30 из 43

1

1 - Участники:
Doriana Herrian, Salim Helveyz

2 - Дата начала событий:
День седьмой. 15:00

3 - Отправная точка игры. Описание локации
Основная локация - остров, спасительный берег, неподалеку от севшего на мель лайнера. Отправные точки: Временный лагерь неподалеку от пляжа, тропический лес, пляж, Сильварим.

4 - Краткое описание
Первая ночь, встретившая первых проснувшихся пассажиров Сильварима на пороге новой жизни, была сложной. Не каждому пришлось под силам её пережить. В суровом ритме выживания, в отчаянной борьбе за жизнь, не было времени задавать вопросы, решать кто прав кто виноват. Неважно что случилось, что превратило океанский лайнер в сплошной фильм ужасов с тысячей неизвестных, гораздо важнее как прожить следующий час, что скрывает в себе темнота за следующим поворотом, за следующей дверью, хватит ли патронов, хватит ли сил сделать верный шаг, хватит ли выдержки не сойти с ума...

http://s8.uploads.ru/AZsXv.jpg

С момента последних событий, миновала неделя. Из тринадцати проснувшихся, дожить до рассвета удалось десятерым, многие из них получили серьезные телесные повреждения. Однако с рассветом нового дня, вместе со слабо забрезжившими лучами восходящего солнца пробивающимися через серую завесу тяжелых штормовых туч, истощенные страхом, болью, души выживающих, вновь загорелись надеждой. Дьявольский лайнер неохотно расставался со своими обитателями, однако жажда жить была сильней. С желанного ощущения твердой земли под ногами, ситуация медленно начала нормализовываться. Берег действительно являлся спасением, возможностью временной передышки. Штормовое буйство непогоды, постепенно, день ото дня затихает, всё более уступая место мягкому, теплому климату. Неподалеку от берега, группа выживших, во главе с сержантом Реймондом Боуксом организовала временный лагерь. Среди группы, мнения о сержанте неоднозначны. Одних настораживает явная двуличность исходящая от него, однако же не подкрепленная фактами, другие же прониклись уважением перед его тактикой выживания, возможностью взять ситуацию под свой контроль, организовать людей. Под его руководством произошло разделение труда следующим образом: Джессика Хаггарт, Екатерина Тармашева, Инна Тринадцатая, Дориана Херриан - уход за раненными, приготовление пищи. Нил Уосмер, Майкл Гарленд, Кристофер Кит - обустраивание лагеря, исследование острова, поиск и сбор пресной воды. Сам же Боукс возложил на себя доставку провианта, путем визитов на лайнер, однако запасы корабля не вечны - с едой проще, с водой многим сложнее. Доклад о проделанной за день работе, происходит в полночь, перед самым отбоем. Какие опасности подстерегают выживших впереди? Покажет лишь время...

5 - Очередность постов
Doriana Herrian, Salim Helveyz

0

2

Второй час, Нейтан сидел на пляжу, на мягком, нагретом ласковыми лучами солнца песке, прислонившись спиной к стройному стволу одной из пальм, неподалеку от импровизированного лагеря, наслаждаясь приятным вечерним спокойствием, любуясь живописным видом закатного солнца открывающимся его взору с берега, словно бы в награду за то, что выжил той ночью. Последние три дня, с тех пор как погода наконец окончательно нормализовалась, а чертовски медленно затягивающаяся рана уже более-менее позволяла ходить самостоятельно, это являлось одним из его самых любимых времяпровождений. Он, в некоторой степени открыв романтичную сторону своей души, мог долгими часами напролет сидеть вот так, мечтательно любуясь необъятной ширью моря, задумчиво взирая на мрачную громаду лайнера прочно засевшего в прибрежных скалах, прислушиваясь к ласковому ропоту лениво набегающих на берег волн, или поднимаемому легкими порывами ветра шелесту раскинувшихся позади тропиков. Была бы еще гитара, хоть какая нибудь, хоть самая простенькая, побренчал бы с великим удовольствием. Кто знает, может в прошлом он был гитаристом в какой нибудь рок-группе, и какие нибудь задатки музыканта все еще остались в памяти? За эти минувшие семь дней, Нейтан так ничего и не вспомнил о прошлой жизни, ровно как и все иные ребята из числа выживших. Он, вместе с воякой и тремя девочками, оказался далеко не единственным из тех, кому удалось вырваться той ночью с лайнера, причем некоторых потрепало ничуть не меньше его самого. В основном, все ребята были хорошими, со всеми он успел познакомиться, с каждым успел поболтать, узнать что-то новое о лайнере и той судьбоносной ночи. За исключением сержанта Боукса, который не нравился ему с каждым днем все больше. Чертов вояка быстро подсуетился - взял ситуацию под свой контроль, держась особняком отдает распоряжения, выслушивает доклады. Единственный человек с которым этот ублюдок более-менее спокойно общается, без всей этой нудной официальщины, и холодности, была Джессика. Во всяком случае, она была единственной из всех тех, кого он лично видел общающийся с сержантом, и это Нейтану чертовски не нравилось. Ровно как и не нравилось как вояка косо поглядывал на него. Он готов был поклясться, что сейчас Боукс лишь выжидает когда память вернется к его пленнику, а что потом, когда получит желанную информацию? Перестреляет всех к чертям? Нейтану, не нравилось в Реймонде решительно всё, и в особенности его участившиеся визиты на лайнер. Вот и сейчас он обитал там, используя для этих визитов единственную уцелевшую спасательную лодку. Он прикрывается тем, что доставляет оттуда на берег провиант и медикаменты, но черта с два Нейт готов был поверить в эту чушь, как верили многие. Провианта и так было собрано уже минимум на целую неделю, да и в лекарствах недостатка нет, даже палатки для укрытия от непогоды сооружены...Разве что вода, с которой приходится туго...С одной стороны это было прекрасно, вот так сидеть, мечтать, размышлять, пока другие вкалывают не жалея сил своих. Угрызения совести не мучают, ведь ничего не делает то он по уважительным причинам. Вот заживет рана, и еще покажет себя. Однако с другой, беспомощное положение как-то не особо радовало. Лагерь-пляж-пляж-лагерь, вот и весь распорядок его времяпровождения. Какие бы живописные виды его при этом не встречали, рано или поздно надоедают даже они. Сердце уже порядком истосковалось по чему-то новому, а ведь так хотелось хотя бы вот вдоль пляжа пройтись пару километров, открыть какие нибудь новые природные красоты, быть может даже отыскать признаки цивилизации. Ведь из всей информации, об их местоположении, пока подтвержден лишь тот факт что они находятся на острове, но необитаем ли он? Помощи бедствующим, какой нибудь эвакуационной группы до сих пор не было, и черт её знает когда она прибудет, что было весьма странным, ведь пропажа такого огромного океанского лайнера просто не могла остаться незамеченной, при всем при этом, трижды проклятый сержант не спешит делится какой бы то ни было информацией, что вызывало у Нейта лишь новую порцию подозрений...

+2

3

Палящие лучи знойного, медленно заходящего солнца, тропическая жара, чуть разбавляемая легким, освежающим бризом, осточертевший плеск волн...Последний, усталый взмах веслами и тяжелая, потрепанная во время шторма, спасательная шлюпка наконец, с глухим стуком приткнулась к металлическому борту лайнера. За день, Реймонд совершал уже второй визит на злополучный Сильварим. Каждый из них, давался не просто, практически выжимал из него все соки физически, и выматывал эмоционально. Он был должным образом подготовлен к тяжелому физическому труду. Невзирая на молодые года, и относительно низкий чин сержанта, за время службы, его успели натаскать, в том числе и к временному выживанию в экстремальных ситуациях. Однако, ему было бы во многом проще переносить все тяготы своего нынешнего положения, если бы не мысли, ложащиеся тяжелым грузом, занимающие и терзающие его разум день ото дня всё сильнее и сильнее, словно нарастающий снежный ком. Трудно было держать их в себе. Желание поделиться хоть с кем-то, с кем-то, кто мог бы помочь разрешить вопросы вставшие перед ним непреодолимой преградой было велико. Только не было сейчас таких рядом. Он был один. Как так могло получиться? Возможно где-то он совершил ошибку? Но где? Казалось что обстоятельства складывались таким образом, будто все пережившие ту ночь, теперь оказались в одной упряжке. Но как бы не так. Кто бы мог подумать что однажды, Реймонду предстоит выживать в дикой, отдаленной от цивилизации местности, с жалкой кучкой людей, скрываясь от всего внешнего мира. Неизвестно на какой длительный срок, но для всех он умер, пропал без вести, как весь их боевой отряд в ту ночь. Для людей, это было банальным выживанием, отчаянной борьбой за собственные шкуры под его руководством. Знали бы они во что ввязались, пусть и не по своей воле, а узнав - наверняка сами бы не пожелали жить дальше. По сути, сейчас они сидели на его шее, нельзя сказать что бы это ему особо нравилось, но пока Реймонд ни в чем не был уверен, убивать людей было нельзя, никого из них. В основе своей, причиной тому был Нейтан и Джессика. Предположительно, именно в голове у Нейта должна была находиться наибольшая часть требующийся ему информации, а Джессика...Джесс ему просто нравилась, вопреки всем законам логики и здравого смысла. Пока Реймонд был занят поисками других следов, других крупиц информации, ему было чрезмерно накладно тащить раненного, и Джесс за собой, оберегая его жизнь, и вешая лапшу на уши девчонке. Гораздо легче когда выжившие занимаются зализыванием ран совместными усилиями, а за выматывающей работой взваленной на их плечи, ни у кого не было ни времени, ни желания интересоваться о чем-либо бросающим его в пот. Что будет потом? Время покажет. Вероятнее всего, оставлять в живых их будет слишком рискованно. Для всех, он был занят сбором провианта, медикаментов и поисками оружия. В какой-то мере, так оно и было, без провианта и медикаментов долго не продержаться, а оружие в самом ближайшем времени могло понадобиться, хоть какое нибудь огнестрельное оружие, требовалось отыскать в самые кратчайшие сроки. Однако же основная причина его визитов на судно, заключалась тем не менее в ином...Надежно закрепив лодку, Реймонд при помощи поручней и выпирающих, рваных кусков металлической обшивки, ловко взобрался на палубу. Ветер на верху был чуть более крепким, не теряя времени, сержант направился внутрь. Нужно было поторопиться, успеть вернуться в лагерь до наступления темноты...

+2

4

Выбравшись из плотной стены джунглей, в которых они последние три дня по сути без толку, вынуждены были проводить наибольшую часть времени, возвращаясь в лагерь лишь для того что бы переночевать в безопасности, да поделиться новостями, Майкл с Нилом направились вдоль изгибающийся полосы пляжа окрашиваемого в цвета закатного солнца обратно к лагерю. Оба были вымотаны изнуряющими исследованиями, тропическими дебрями через которые им день за днем приходилось пробираться километр за километром вглубь острова, и теперь шагали молча, говорить особо было не о чем. По его самым грубым подсчетам, обратный путь теперь должен был занять часа два, не больше. Как раз успевали до темноты. Исследование острова, лежало на них троих. На Майкле, Ниле и Крисе, последний сегодня остался в лагере по причине тревожащей руки. Сложный перелом заживал медленно, и как оказалось весьма мучительно. Похожая история происходила и с Нилом, у того был открытый перелом ноги, сейчас он сильно хромал, передвигаясь с помощью палки - жалкого подобия костыля, вызывая тем самым беспокойство у Майкла - как бы инфекцию не занес. Слишком рано ему еще было вставать на ноги, а тем более исследовать остров, спотыкаясь и падая на каждом неосторожном шагу. Принципиальный, упоротый, и откровенно говоря совершенно бесполезный парень, не желал оставаться в лагере вместе с Крисом, в силу чего сильно тормозил Майкла, благо ему самому в ту ночь удалось отделаться без каких-бы то ни было серьезных переломов, малой кровью если можно так выразиться. Ему не нравилась безрезультатность их поисков, их трудов. Уже который день подряд они возвращались фактически с пустыми рюкзаками. Ни воды, ни информации. За последние три дня, им удалось узнать лишь что находятся они сейчас на острове, со всех сторон омываемом бескрайней водной гладью, а не на какой нибудь части материка, путем взбирания на возвышенность в юго-восточной части острова, в первый же день. Кажется он был необитаем, однако это предположение еще не было подтверждено окончательно. Тогда, на возвышенности их заинтересовала дальняя, юго-западная оконечность острова. У них не было никаких приборов дабы разглядеть ту часть поближе, но что бы добраться туда, требовалось дня три-четыре пути не меньше. В ту ночь, на докладе общим решением было решено пока не соваться туда. Естественно самому Майклу, в отличии от подавляющего большинства остальных, это решение пришлось не по душе. Спрашивается чего ждать то?! Если остров был обитаем, значит нужно было ловить момент, и пока не поздно, добраться до помощи местных. Если же необитаем, то они могли со всей уверенностью удостовериться в этом, и со спокойной душой, без возрастающего недовольства сосредоточиться на чем-то ином. Его недовольство так же разделил и Нейтан, который поделился с ним, своими подозрениями насчет сержанта. Майкл еще слишком плохо знал Реймонда, дабы делать какие бы то ни было определенные выводы относительно него, однако принял к сведению. Говоря на чистоту, ему и впрямь не особо нравился этот военный.
- Как же достало... - в сердцах пробурчал он, ни к кому конкретно не обращаясь.

+2

5

Остров выглядел пустынным, необитаемым. Словно затаившийся хищник, сейчас он представлял из себя полную противоположность тому дьявольскому месту, которым являлся или которым во всяком случае казался тогда, той бушующей ночью неделю назад, когда Нил, ломая ногти впиваясь в размокшую землю, в отчаянии прощался со своей жизнью, молил господа бога о помощи, когда неумолимо преследующая, холодная смерть дышала ему в затылок, а пугающая неизвестность и беспомощность загоняла в глухой тупик безысходности. Создавал полную иллюзию спокойного, уединенного, оторванного от цивилизации места, где существенную опасность представляет из себя лишь нехватка медикаментов, провизии, воды и конечно собственная невнимательность. Причем в провизии особого недостатка у них сейчас не было, да и с внимательностью всё было более или менее в порядке. Настолько реальную, что Уосмер и сам начинал в неё верить. Верить в то, что на самом деле не было ничего пугающего той ночью, а все те страхи от которых он тогда бежал, всего лишь нарисовало его воображение. Нил был не единственным из тех, кто проснулся на берегу. Как оказалось впоследствии, вероятно все выжившие - прибыли с одного океанского лайнера напоровшегося на скалы неподалеку от берега, рядом с лагерем. По неизвестной причине, все его пассажиры заснули, это был необычный сон, потому как проснулись люди в разных местах, с полной потерей памяти. Однако, он оказался единственным из проснувшихся на берегу, кто каким-то непостижимым чудом пережил первую ночь. Факт в том, что что-то убило тех людей которых он встречал, бродя той ночью по берегу. И этим чем-то, точно не было штормовым буйством стихии. Сейчас по какой-то причине, не осталось даже трупов. Возможно конечно он бродил не в тех местах, тропики везде одинаковы, а запоминать точное месторасположение каждого тела тогда совершенно не было времени, но это маловероятно. Нил более склонялся к тому, что трупы пусть и неизвестно каким образом, все же исчезли, будто и впрямь не было ничего пугающего той ночью. Он не знал стоит ли рассказывать ребятам, просто потому что не знал о чем конкретно им рассказывать, он и сам не мог дать какого-то объяснения произошедшему, ни в чем не был уверен, Нил помнил лишь леденящий душу страх, помнил как надрывал глотку от боли, сломав ногу. Сейчас, он искал доказательства, искал за что можно зацепиться, искал тела, а пока не рассказывал никому ни о чем. Для всех, у него шило в заднице, он просто не желал сидеть на одном месте, не взирая на сломанную ногу, которая сильно мешала передвижению...Опираясь на свой импровизированный костыль, Нил покорно шагал следом за Майклом возвращаясь в лагерь. Очередной день исследований и поисков им ничего особенного не дал. Он со всей ответственностью понимал что сильно тормозил, и мешал Майклу своей беспомощностью. Он намного быстрее и сильнее уставал, хотя бы уже потому, что был на много моложе Гарленда, по сути он был еще подростком. Не знал скольку ему самому лет, но сам не дал бы себе больше семнадцати. Часто падал путаясь в цепких тропических зарослях, иногда не мог подняться самостоятельно, иногда болезненно тревожил ногу, вынуждая тем самым устраивать кратковременный привал. Но по иному он не мог, просто не мог он сидеть в лагере, покорно дожидаясь удобного момента, когда заживут все болячки. Это было чудо что он выжил тогда, второго такого шанса может и не быть, если не подготовиться, и не знать врага в лицо...
- Как же достало... - эмоционально пробурчал его спутник. Оторвавшись от размышлений, Нил устало взглянул на него:
- Ты о чем?

0

6

Этим вечером, Дори покорно сидела в лагере, заранее заняв излюбленное место на любимом сваленном бревне, у потрескивающего, медленно разгорающегося костра - своего рода сигнала к долгожданному отдыху после трудового дня, то и дело лениво шебурша его палочкой, позволяя разгореться сильнее. Скоро здесь соберется пока еще занятый разными делами народ, ей было интересно долгими часами слушать их разговоры, какие-то новости, какие-то рассказы, иногда самой участвовать в них, рассуждая о чем-то, разглядывая яркие, пляшущие языки пламени, всегда как в первый раз вызывающие у неё какой-то особый интерес. Совсем скоро будет готовиться ужин, что-то вкусное. Очередной тяжелый день подходил к концу. Чуть в отдалении, в импровизированной "кухне" уже распаковывали привезенные с лайнера продукты. Девочке нравилась такая жизнь, даже не смотря на то что ей приходилось видеть много крови, много не самых приятных взору искалеченных тел. Даже не смотря на то, что она сама с первыми лучами солнца, выматывалась наравне со всеми. Такие вот вечера придавали какой-то особый романтизм их пусть и не простой ситуации. Джессика говорила что это не долго, скоро за ними прибудет спасательная группа и всё закончится, поэтому она ловила момент, наслаждаясь своим пребыванием здесь, что бы там куда их заберут, дома, каким бы он ни был, ей было о чем вспомнить, о чем с гордостью рассказывать, чем выпендриться перед всеми. Дори знала что у неё был дом, иначе как бы она попала в этот круиз? А значит есть у неё и родители, которые ждут её, и которые будут гордиться своей дочерью, ведь она еще ни разу, ни единого разу не ударила в грязь лицом перед окружающими её сейчас людьми, выручала раненных, когда было страшно и противно, даже помогала таскать вещи. По ночам в тропиках было холодно, без разницы от того какой был день - жаркий или прохладный, но костер приятно согревал, согревала и теплая дружеская, общительная атмосфера. Люди были хорошими, добрыми, во всяком случае многие из них, девочка чувствовала себя своей среди них, наконец она чувствовала себя полезной. Сегодня она одна занималась разгрузкой лодки, и перетаскиванием разных вещей в лагерь, пока другие занимались перевязкой раненных и сбором дров для костра, в результате чего даже удостоилась довольной улыбки военного, что случалось редко, точнее вообще не случалось. Сержант почти не разговаривал, вместе со всеми каждый вечер и ночь сидел у костра, задумчиво смотрел на пламя, но в разговорах почти не участвовал, прям как робот, без чувств и эмоций. Через некоторое время, из мед.палатки где лежали тяжело раненные и где складывались все медикаменты, вышел и Кристофер, присаживаясь к костру.
- Как рука? - заботливо поинтересовалась она. Дори знала что перелом сильно мешает парню, сегодня он даже не пошел с ребятами осматривать остров. Иногда, когда день не сильно выматывал её, она тоже по своему осматривала остров, бродя по пляжу, вдоль берега неподалеку от лагеря. Далеко отходить было хоть и интересно, но всё-таки немного пока еще боязно...

+1

7

В ту роковую ночь произошло что-то невероятное, что-то ужасное, что-то такое, что разум её просто не способен был рационально осмыслить произошедшее с нею тогда. Но как бы там ни было, вместе со всей болью и всем тем ужасом что пришлось ей тогда испытать, произошло и что-то чудесное, потому как с первыми лучами восходящего солнца, Марии удалось причислиться к кучке выживших. Выживших, а не погибших как она того боялась. Она чувствовала себя ужасно, но она знала что заслужила это. Это являлось самой меньшей платой за те бесчеловечные поступки, которые она тогда сделала, своими же руками убивая и пожирая многих, многих из тех кто еще был жив, кто боролся за свою жизнь, кто сейчас мог быть здесь, в лагере, чьи голоса она могла бы слышать сейчас, но вместо этого заплатил собственной жизнью за то, что бы жила она. К концу подходил уже седьмой день их пребывания здесь, на берегу пока неизвестного, но как оказалось спасительного клочка земли. Не смертельные но серьезные ссадины и ушибы, рваные раны и порезы которыми был покрыт почти каждый участок её тела с головы до ног, заживали медленно и очень болезненно. Она редко выходила из палатки, в которой лежала вместе с двумя покалеченными парнями уверенно идущими на поправку, просто потому что у неё, в отличии от них, сил ни физических, ни эмоциональных особо то на это и не было. Всё больше, она лежала на своем месте, на каком-то подобии больничной койки, иногда принимая спящий вид, дабы не тревожил никто, не сбивал ход её мыслей, иногда и впрямь прикорнув не на долго. Было бы на много легче, если бы она сама помогала своему выздоровлению, если бы она желала этого. Не редко она обсуждала этот вопрос с ребятами, с которыми лежала в палатке. Иногда такие обсуждения, затягивались на долгие разговоры, которые давали ей новую пищу для глубоких размышлений, но не более. Да, в ней была тяга к жизни, как и в любом другом человеке, просто потому что она боялась смерти, на уровне инстинктов выживания. Но как можно хотеть чего-то, чему-то радоваться, когда словно в наказание за случившееся, у тебя забрали всю память о прошлом, подчистую стерли все воспоминания, но во всех красках, до самых мельчайших подробностей оставили память о той ночи?! Она помнила испуганные, панические, ничего непонимающие взгляды живых людей, на которых она охотилась словно дикая хищница, испытывая мучительное, незатихающее чувство голода. Тогда они убегали от неё, искали спасения от той обезумевшей твари в которую она превратилась, но сейчас они преследовали её, их взгляды и предсмертные вопли, когда она с жадность, и противоестественной ловкостью разрубала топором их тела. Хотела бы забыть, отвлечься на что-то и не вспоминать больше, начать новую жизнь, но не могла. Она помнила вкус крови, вкус человеческой плоти. Это перебивало её аппетит сейчас, вызывало рвотные позывы, вызывало страх. Мария боялась темноты, боялась засыпать на долго. Ей было тяжело от того, что она не могла рассказать о многом тем людям которые сейчас заботились о ней, с которыми ей было приятно, тяжело от того, что она не могла поделиться с ними тем что её беспокоит, что не дает ей покоя, не позволяет радоваться жизни, потому что боялась непонимания, презрения. Она могла бы их понять, но она боялась того, что их отношение к ней резко могло измениться. Она боялась еще большего наказания за содеянное. До её нюха, донесся едкий запах разжигаемого костра. Значит скоро будет перевязка и ужин. Скоро лагерь накроет очередная ночь, заполнится голосами людей...
- Эй, может выйдешь? Прогуляешься, разомнешься не много? - голос одного из покалеченных, Криса кажется. Мария в ответ лишь молча отвернулась, давая понять что не хочет и разговор окончен. Тяжелый вздох в ответ.
- Ну и черт с тобой.

+1

8

Она не знала какой это был по счету день. Да и был ли смысл считать, когда все они были похожи один на другой. Стоило ли считать то, что давно потеряло значение. День был похож на день, а час на час. У нее не было часов и потому она ориентировалась по времени лишь относительно. По смене дня и ночи. А смысл… Смысла записывать где-то сколько минуло дней просто-напросто не было. Дни приходили и уходили. А она все больше погружалась в рутину, которая давала успокоение. Она вдруг задумалась как-то на днях, что в действительности с ней даже полноценной истерики до сих пор не случилось. Она слабо помнила свое прошлое, еле вспомнила свое имя и совершенно не знала и не помнила что с ней происходило. Однако все это не то что не пугало ее, а заставляло лишь все больше сосредотачиваться на каких-то обыденных и рутинных делах. Таковым например стало ухаживание за Нейтаном.
Она до сих пор помнила тот день когда ей пришлось вспоминать врачебные навыки. Она толком и не помнила откуда знала как нужно правильно делать надрез, акк нужно правильно бинтовать, как зашивать. Она просто знала, просто осознавала что делате все правильно, что так и должно быть, а никак иначе. И, что самое главное, старалась не давать делать не правильные вещи другим членам ее группы. Кто-то пытался помочь, кто-то стремился перебинтовать допустим Хагарта, но Инайя упорно держала оборону и старательно пыталась делать все сама, как будто боялась допустить ошибку. Или же она просто боялась лишиться работы? Как бы то ни было следила она за состоянием больного строго. Тем и жила несколько дней.
К слову она уже не помнила как они перебрались на сушу, но вот образ который пришел ей в певрый момент пробуждения, тот коридор в котором она  очнулась и тот иллюминатор который проткнул ей ладонь – она помнила как ни странно хорошо. Раз за разом она погружалась в сон и каждый раз видела этот коридор. Он был длиннее чем в действительности и ему будто не было конца. Каждый раз она проходила кажется все больший путь во сне проходя мимо дверей и слыша какие-то голоса. Иногда ей хотелось заглянуть во внутрь, но она от чего-то боялась того что увидит там. А увидеть она могла многое.
Многое оставалось загадкой. ЕЕ навыки, ее содержимое сумочки, которое умудрилось уцелеть как ни странно, кольцо на пальце. Явно обручальное и судя по расположению на руке оно было действующим. Значит она была замужем, не разведена и не вдовствовала. А отсюда был вопрос о муже. В общем память оставляла все больше белых пятен и все больше вопросов, однако и спасала медицинскими навыками, погружением в рутину, погружением в жизнь на острове, в которой она пыталась принимать максимальное участие.
Это был один из обычных дней, которых был ни с честь. Один из тех, который она хотела кажется просто пережить погрузившись в механическую работу. Иногда в голове всплывал вопрос о том, а что она будет делать когда лечить и заботиться станет не о ком. Что она будет делать когда закончатся эти перевязки, беспокойства и проблемы со здоровьем у других участников группы. Что будет тогда когда она наконец отвлечется от своего занятия и посмотрит в лица , а не на раны. Она кажется боялась этого. Боялась увидеть в лицах что-то, что оттолкнет ее во всех смыслах этого слова. а еще она боялась вдруг стать бесполезной, хоть и потенциально понимала, что на деле от нее вряд ли избавятся как от ценного кадра-медика. Но что она умела помимо этого? Инайя не помнила и не знала толком. Впрочем может стоило бы просто начать что-то еще делать, а потом уже понять получится это или нет?
Как бы то ни было пока она наблюдала за Нейтаном. Вот и сейчас в определенное время она решила все-таки проверить его. Тринадцатая осмотрела место в поисках своего больного и заприметив его не далеко, подошла ближе:
- Ты так скоро загоришь ровно по контуру. Я конечно ничего против свежего воздуха и солнца не имею, но не хватало тебя еще от солнечного удара спасать, - улыбнулась она присаживаясь на корточки рядом. – Как самочувствие сегодня?

+2

9

Прошла неделя, а Тармашева уже сто раз потеряла счет дням и ночам. Когда ты просыпаешься среди ночи, не можешь заснуть, идешь по берегу туда-обратно, чтобы проветриться под пледом, снова засыпаешь, просыпаешься, а перед глазами все та же ночная тьма, уже не понимаешь, сколько ты проспала - несколько минут или же все сутки?
Днем спать не удавалось - все что-то делали. Тармашева взяла на себя приготовление пищи, благо с корабля и из джунглей приносились какие-то продукты, фрукты. В основном еда получалась "диетическая" - без соли и приправ. Инна была в их лагере медиком, так что она следила за больными. Маленькая Дори была ценным работником, по мнению Тармашевой, так как девочка помогала носить продукты и вещи, которые привозили с корабля. Мария была какой-то отстраненной, многого боялась, плохо спала по ночам, а днем была чересчур задумчивая, как, впрочем, и Нейтан. От разбитого лайнера у Тармашевой были не самые приятные впечатления. Одно было что вспомнить - с какой дикостью бурлил адреналин, когда она бежала от вооруженной группы людей в военных, незнакомых ей костюмах. Кстати готова, тот же самый сержант Боукс был для нее неким объектом для размышлений. У Тармашевой были вопросы к данному мистеру, но пока она не могла найти подходящий момент для того, чтобы задать их. Этот человек, несмотря на все, что он мог сделать с ней, как с выжившей на корабле и попавшей к ним на глаза, был ей ближе по духу. Возможно потому, что он был военным - Кейт не знала. Она учитывала, что ему попросту не нравится находиться среди потенциальных мертвецов (потенциальных - просто потому, что все они могли стать мишенями, так удачно выстроенными в ряд). И их попытки сбежать, скрыться будет для него только потехой. Кейт предполагала такой вариант событий, беря за основу тот факт, что е просто дико повезло вырваться с "Сильварима" только с прострелянной ногой. Благо здесь оказался медики  пулю относительно быстро удалось извлечь. Следующие пару дней Тармашева ходила прихрамывая, но без костылей, зато потом приноровилась, да и рана уже не сильно болела. Сейчас это было только неприятное, но насыщенное эмоциями и чувствами (боли, страха, желания выжить) воспоминание, лишний раз напоминающее девушке о том, что она жива.
Готовкой занималась в основном она, так что сейчас, уже ставя котел на небольшой костер, отдельный от основного, огромного, Катя столкнулась с одной неприятной проблемой. Воды становилось меньше... Девушка вылила часть воды в котелок, остальное отставила. Сегодня будут щи, без мяса, естественно.
Кстати говоря, Тармашева одного не могла понять: как могли привозить продукты и вещи с корабля, когда там все в труху разваливается? Сколько она спала? Как не погибла в этой ледяной воде, на корабле, который явно не две недели тут стоит застрявший. Ей-богу, словно "Титаник", только не на дне океана, а на его поверхности.
Вода закипала, как раз когда русская очистила несколько овощей, похожих на картофель. Нарезав их кубиками, Катя отправила их вариться.
Через час, когда уже все было готово, пора было собирать народ на обед-ужин. Авось уже скоро и их "путешественники" придут. Подобие супа было разлито в чаши, которые нашли на корабле. В качестве столовых приборов использовались вилки и ложки, ножи, найденный так же в каютах "Сильварима". Кейт очень надеялась, что где-то там глубоко внутри есть и оружие, может быть, даже пистолет с сигналкой или хотя бы фейерверки, сигнальные ракеты. Ну хоть тротил! Хоть что, то , что могло бы послать сигнал. А еще она не понимала, как товарищ сержант не нашел еще рацию или "черный ящик" (он на самом деле оранжевый - что на кораблях, что на самолетах). Разлив бульон пока что в три плошки, Катя взяла три ложки и отправилась к собравшимся около Нейтана. Ему было трудно передвигаться, поэтому девушка решила не напрягать парня передвижением к "обеденной". Правда, прежде чем пройти к Нейтану, и Инне, русская прошла сначала к Марии.
- Держи, пока горячий. - Катя присела на корточки и отделе девушке одну плошку и ложку для супа. - Не грусти, пожалуйста. Приходи.
Отдав порцию Марии, Катя вышла из палатки, направившись к пляжу.

+1

10

Эта нехватка информации не редко заставляла и откровенно понервничать, всё более подкрепляя в некотором роде лишенную логики догадку о том, что рано или поздно Боукс перестреляет всех к херам. Из всего того что он уже узнал еще будучи находясь на лайнере - Реймонд причислялся к правительству, отославшему его сюда в составе некоего военного отряда, дабы разгрести некое дерьмо стоящее угрозой. Значило ли это, что задержка эвакуационной группы каким-либо образом была связана с ним? Определенно была. Так в чем же дело? Какая угроза от них то могла исходить? От всего этого, складывалась какая-то безрадостная ассоциация с закрытой карантинной зоной. Что же черт его дери такого могло случиться на этом лайнере, о чем им нельзя было знать, что их не выпускало отсюда? Из глубин океана вырвалась какая-то неизученная, древняя, опасная тропическая зараза, передающаяся воздушно капельным путем? Это бы могло послужить ответом на некоторые неизвестные.
- Вопросы, подозрения...И почему мне больше всех надо?... - пробурчал он, лениво переведя взгляд с громады Сильварима, на палубе которого копошился сержант, на спокойную водную гладь.
- Наверно потому что другим этот ублюдок не угрожал. Пусть и не напрямую, но всё же... - сам ответил Нейт на свой же вопрос, отсекая вероятность паранойи. Ну и конечно же от надоедающего безделья. Раз он временно был лишен возможности подвижного образа жизни, оставалось лишь замечать, подмечать, вспоминать, размышлять. Интересно, а что его ждало там, за краем океана? Он должно быть весьма состоятельный человек, раз мог себе позволить такой круиз. Ну или во всяком случае был на побегушках у весьма состоятельных людей. Может быть даже, что кто-то его ждет дома: девушка, жена, дети. Ну или родня то уж точно должна быть. А если даже и нет, то ничто не могло помешать ему начать новую жизнь, скажем путешествуя по свету в поисках новых природных и не только красот, приключений. При условии конечно, что это скажем так недоразумение с Сильваримом, однажды таки останется в прошлом, как приключение ставшее отправной точкой, тем самым увесистым пинком под зад. Вскоре Нейтан почуял запах костра, исходящий со стороны лагеря. Пожалуй пора было уже возвращаться обратно. Подтверждении этой догадки послужила подошедшая к нему Инна - уже третий по счету человек которому он был обязан жизнью. Кто знает, чем бы для него окончилась та ночь, если бы они тогда так и не добрались вовремя до медблока. Сейчас она вместе с двумя другими девушками присматривала за раненными.
- Ты так скоро загоришь ровно по контуру. Я конечно ничего против свежего воздуха и солнца не имею, но не хватало тебя еще от солнечного удара спасать. Как самочувствие сегодня?
- Да в лагере сутками сидеть надоедает... - ответил он, оторвав взор от водной глади, с интересом взглянув на присевшую рядом девушку - а так хоть какое-то разнообразие, загар мне не повредит. Самочувствие вот как раз таки благодаря солнышку и умелым рукам - прекрасно, иду на поправку...приятно когда о тебе так заботятся, Джессика и ты, и Катька...Знаешь... - вновь сосредоточив взгляд на море, он собрался было поделиться с нею своими мыслями касательно дома, прошлой жизни, путешествий по миру, но невольно прервался, заметив что привычный вечерний пейзаж несколько преобразился. Ровная линия горизонта, оказалась прерванной не четкими очертаниями медленно выплывающих из дали парусов. Это было какое-то судно.
- Черт меня дери - пробормотал он, осторожно поднимаясь на ноги, стараясь не тревожит рану. Все в его голове смешалось в одно мгновение. Были забыты все тревоги и обиды относящиеся к сержанту и их текущему положению дел. Вот она! Вот она черт побери помощь! Поднявшись, он сложил руку козырьком прикрывая глаза от солнца, вглядываясь в горизонт.
- Кажется там какое-то...судно... - с волнением в голосе отметил он. Судно было слишком далеко, что бы разглядеть его тип. Невозможно было толком понять яхта это, или что-то крупнее, и куда оно направляется...

+2

11

Была в этом какая-то ирония. Раз за разом Реймонд проникал в чрево загнивающего судна, по сути тем же путем которым он впервые попал туда в составе ударной группы. Та же самая прогулочная палуба, те же самые захламленные коридоры, те же самые изувеченные трупы попадающиеся на пути, в том числе и трупы их же погибших в первые минуты ребят. Смерть уровняла всех, он бы и сам мог оказаться в их числе, если бы не переступил черту. Тогда всё было по иному. Под воздействием неумолимо скоротечного времени, что-то менялось с каждым новым однообразным днем, всё более и более отрывая его от возможности вернуться, и все более втягивая в дьявольский водоворот Сильваримовской истории, уходящей корнями в непроницаемый мрак минувших эпох. Затягивая в эту игру не имеющую конца. Тропическое солнце накаляло сталь, трупы гнили словно в духовке, пропитывая запахом гнилья застоявшийся воздух. Неизменным оставался лишь плеск воды, да его шаги гулким эхом разносящиеся по коридорам. Однако помимо воздействия времени присутствовало здесь что-то еще. Кто-то еще находился на этом судне, кажется не спеша сходить на берег. Он, кем бы ни был и какие бы цели ни преследовал - действовал осторожно, почти не оставляя следов. В первый день своего визита, Реймонд превозмогая отвращение, посетил погибшего Майка. Он сам не понял зачем сделал это. До идеалов чести ему было далеко, да и сам Майк был тем ещё ублюдком, давно ад по нему плакал. Однако что-то тем не менее заставило его переступить порог той каюты, вероятно это было каким-то предчувствием, сродни тому когда оно заставляет обернуться в роковой момент, может что-то еще. Однако как бы там ни было, уже на следующий день, шагая мимо, он невольно бросив туда взгляд к своему удивлению обнаружил что труп был кем-то потревожен. Он не просто лежал не в той позе в которой погиб, он лежал в совершенно в другой части каюты, обуглившимся лицом упираясь в обломки мебели. Если бы не то посещение, днем ранее, он бы не придал этому никакого значения, теперь же складывалось такое впечатление, будто кто-то волочил его по полу, словно тряпичную куклу. Осмотр других тел, так же указал на чье-то вмешательство, причем ни на одном один из трупов не было обнаружено следов тех прожорливых тварей с которыми они столкнулись той ночью. Трупы, неизвестно зачем были просто сдвинуты со своих мест. Этот факт заставил его насторожиться, даже встревожиться не на шутку. Необходимо было выяснить кто это, хотя бы ради того, что бы  подтвердить, либо опровергнуть самую пугающую догадку о том, что этим кем-то мог оказаться Рихард. Существовала ничтожная вероятность того, что некоторые члены отряда могли выжить и продержаться всю эту неделю, однако они совершенно точно рвались бы к спасительному берегу, лишь Рихард мог осознанно остаться здесь, разыскивая что-то, выжидая, готовясь к чему-то. Призрак абсолютного хаоса, он был не просто сильным противником. Перспектива того, что это действительно мог быть именно он - действительно пугала. Реймонд многое отдал бы только за то, что бы догадки его оказались ошибочными. Можно было просто убежать, крыть где нибудь в глубине острова и сидеть тихо, не высовывая носа. Но до тех пор, пока он не получил от этого лайнера то, что ему было необходимо, такой выход в конечном итоге ни к чему не приведет. До поры до времени нужно остаться, но при этом,  необходимо знать в лицо противостоящего врага, потому как идти против неизвестности - в разы сложнее. Каждый его новый визит на лайнер, всё более и более подкреплял его уверенностью в том, что здесь точно кто-то был, и указывали на это не только труппы. Реймонд день за днем, шел по "следам", пытаясь не выдавать себя перед неизвестным...

+1

12

- Всё о том же... - досадливо ответил Майкл, бросив взор на осточертевшую тропическую завесу, дабы не встречаться взглядом с юношей. Еще с первыми лучами того восходящего дня когда они ступили на берег, вместе с разлившийся по бешено колотящемуся сердцу приятной истомой радостью от спасения, от ощущения твердой земли под ногами, в его душе образовался какой-то ком отчаяния, от осознания того что берег это хоть и спасение от всей той дряни что осталась позади, но тем не менее всё еще не дом. Все они так стремились к земле, панически убегая от преследующей опасности, а что дальше? Ком возрастал с каждым новым таким безрезультатным днем, сменяющим один другой с пугающим однообразием. Становился всё тяжелее, удушливее, заполняя собой ту образовавшуюся по началу пустоту от потери памяти, от того что ничего не мог вспомнить. Этот ком отчаяния, с каждым новым безрезультатным днем, вытравливал из него жалкие крупицы надежды. От того что он, будучи скованным в своих действиях, ничего не мог сделать с этим бездействием, от того что он вынужден был топтаться на одном месте, вместо того что бы искать путь домой, Майкл чувствовал не просто потребность выговориться, он чувствовал как скапливающиеся эмоции всё упорнее и упорнее подталкивают его сделать с этим что-то.
- Не знаю как остальных, а меня уже достало это бездействие... - всё тем же тоном, ни к кому конкретно не обращаясь продолжил он - ...костью поперек горла стоит понимаешь?! Я устал блять так жить, бесцельно прожигая один день за другим. Хочу вернуться домой, хочу вернуться к прежней жизни, засадить наконец за решетку сраных ублюдков повинных в случившимся... - прервавшись, Майкл вновь взглянул перед собой. Не единожды он задумывался над тем, что еще удерживало его от того что бы дать волю эмоциям - а что если это именно он, столь рвущийся домой, тем или иным образом повинен в произошедшем? Его беспокоил тот факт, что той ночью, он обнаружил полуразряженный револьвер в расстоянии вытянутой руки от себя, это же имело под собой какой-то смысл, да и его навыки обращения с оружием так же говорили о многом. Документы которые он обнаружил при себе, указывали на его высокий статус в обществе. Дома, там за океаном, его ожидало одно из двух: либо счастливая жизнь, не мало пропиаренная Сильваримом, либо тюрьма. Эта неизвестность, неопределенность пугала...

0

13

Уосмер догадывался что подавать голос в такой момент было чрезмерно лишним. Ведь и так можно было понять что Майкл был взвинчен, а его брошенный ненароком вопрос лишь подлил масла в огонь. Только до него это дошло слишком поздно. К слову говоря - далеко не в первый раз. Интересно он всегда был таким тугодумным, или это случившиеся притупило его разум? Как бы то ни было, теперь вместо того что бы шагать в вечерней тишине прекрасно располагающей к раздумьям, он потеряв нить своих размышлений, вынужден был ковылять молча, слушая гневное изливание речи Майкла, вникая в смысл его слов. Его интонация была буквально пропитана нервозностью, раздирающим душу отчаянием. В последние дни, по той или иной причине они все были на нервах, кто-то более, кто-то менее. Теоретически Майкла можно было понять. Ему осточертела такая жизнь, он рвался домой и естественно их безрезультатный труд выводил его из себя. Понять можно было, но согласиться - вряд ли. У Нила имелось свое мнение о складывающийся ситуации, идущее вразрез с пессимистическими взглядами Майкла, которым он однако делиться пока еще не спешил. Да, ему тоже безумно хотелось вернуться домой, к спокойной жизни, убраться подальше от всего этого. Он на собственном опыте убедился что иногда, долгое пребывание в негостеприимной местности вдали от дома, да еще и без памяти, способно действовать угнетающе, прививает ту еще тоску. Нельзя сказать что бы ему так уж осточертела такая жизнь в тропиках. Да, это было тяжело, но еще не до такой степени что бы вгонять в отчаяние, по крайней мере после всего того, что пришлось пережить и прочувствовать той ночью. Их походы, исследования местности не приносили никаких результатов - ни воды, ни информации, но если посмотреть на это под другим углом, то они шагали по лезвию ножа, один неосторожный шаг, и поминай как звали. Кто знает что в себе скрывает этот остров, и на что они в конечном итоге могут напороться? Если Майкла беспокоила безрезультатность походов, то Нила беспокоила неизвестность. Вероятно Гарленду не давало покоя что-то еще, о чем он, как и Нил пока не спешил делиться...В конце концов, у каждого свои тараканы...К его удивлению, и одновременно облегчению, эмоциональная буря Майкла затихла так же быстро как собственно и разразилась:
-...засадить наконец за решетку сраных ублюдков повинных в случившимся...
Нил вновь взглянул на него, ожидая продолжения, которого как ни странно не последовало. Фраза была закончена с явным ощущением недосказанности. Саркастически хмыкнув, он перевел взгляд на море окрашиваемое в бурые цвета заходящего солнца:
- Может эти, как ты выразился сраные ублюдки, сейчас среди нас? Или того лучше, погибли вместе со всеми кто не дожил?...Вот тот же сержантик например, он явно чего-то не договаривает. Или Мария которая сторонится всех...Да если так подумать, то вообще добрую половину лагеря можно под одну гребенку...Но да, ты прав, безнаказанным такое оставлять нельзя...

Отредактировано Nil Uosmer (2014-02-04 14:23:10)

0

14

После того, как они наконец смогли выбраться с треклятого судна, каждый день был для Джессики хоть немного, а легче предыдущего. С той памятной операции, что девушка провела на Нейтане, она постепенно, шаг за шагом, перелом за переломом, ушиб за ушибом вспоминала. Не разумом, но телом. Руки её привычно скользили по ранам, обрабатывая, забинтовывая. Не дрогнувшей рукой она вкалывала анестетик наиболее пострадавшим в крушении. А таких было немало: худой бледный паренек Крис с жутким переломом руки,Нил, который мучался от болей в сломанной ноге, но все равно норовил убежать куда подальше "исследовать местность", как он это называл. Бедняжка Мария, у которой, пожалуй, были самые серьезные и жуткие повреждения. Когда Джесс увидела её впервые, то  была убеждена, что девушка - не жилец, насколько ужасно выглядели все её рваные раны, глубокие порезы. Но хрупкая с виду, Мария оказалась гораздо сильнее, чем все думали и выжила, не смотря ни на что. Но её разум явно оказался слабее её тела: Джесс буквально осязала терзания бедняжки и ничем не могла помочь. Девушка никого не подпускала к себе, почти не говорила, мало ела и все время проводила в лагере, почти не вставая.
И конечно же, не стоит забывать о Нейтане, которого Джесс уже порядком достала своей чрезмерной заботой. Но он был ей первым пациентом и, как бы там не было, девушка чувствовала на себе ответственность за его жизнь и благополучие. Тем больше её раздражала беспечность мужчины и то, с каким упорством тот норовил убежать - вольно или невольно - из под опеки своего "доктора". Джессике оставалось лишь бессильно злиться, волноваться и переключать свое внимание на другого пострадавшего.
Она начинала понимать Дори: наверно малышка, и тогда, на лайнере, и сейчас, чувствовала себя также - отчаянно желала быть полезной, не быть обузой. Джесс изо всех сил старалась быть хорошим доктором: ночами напролет читала все медицинские книги, которые смогла забрать с собой с корабля, тщательно следила за здоровьем своих спутников, бережно хранила все лекарства, особенно ревностно оберегая их от внимания Криса - множественные уколы на его руках заставляли её думать о наркозависимости и всех вытекающих из этого неприятностях. Проблема была в том, что юноша не помнил - Джессика как-то напрямую спросила. Парень лишь пожал плечами и заметил, что "все может быть" и, "никто не без изъяна". Такие ответы самопровозглашенного доктора не удовлетворили и с тех пор Джесс удвоила свое внимание к болезненному юноше.
А вот кому досталось меньше всех  - так это самой Джесс, ещё двум девушкам: Инне и Кате, малышке Дориане, да хмурому сержанту Боуксу. Неожиданно, но вот с военным у Джессики сложились вполне приятельские отношения. Возможно дело было в том, что она, как единственный хоть что-то понимающий в медицине выживший, казалась ему полезной. Может дело было ещё в чем-то. Но хотя в самом начале их знакомства Джесс хотелось утопить сержанта недалеко от злополучной двери на лайнере, за которой он и Нейт обнаружили себя, то теперь девушка вполне спокойно могла разговаривать с военным и даже - вот уж чудо из чудес! -задаватье му вопросы. Она звала его Реймондом, даже мысленно не сокращая до Рея - эта краткая форма собственного имени совсем не подходила молчаливому и серьёзному вояке. Знала, когда он отбывает на очередную вылазку к лайнеру и когда примерно его ждать обратно. Один раз даже рискнула напроситься вместе с ним, за что была удостоена ещё более мрачного, чем обычно, взгляда, но на лайнер все-таки попала. В тот раз ей показалось, что сержант как будто намеренно уводил её от некоторых палуб, будто там было скрыто нечто, чего девушка не должна была увидеть. Впрочем, гнетущая атмосфера, царящая на покинутом корабле, быстро забрала Джесс в свои объятия. Джессике то и дело мерещились тени тут и там, так что как только они с Реймондом набрали побольше припасов и медикаментов и сержант предложил вернуться, девушка с радостью и облегчением согласилась. Больше на лайнер она не просилась, мысленно содрогаясь от одной мысли о возвращении на пробитое, покореженное водной стихией судно. И удивляясь, откуда в военном столько стойкости, чтобы каждый день туда плавать. Впрочем, возможно ответ таился в том, кем Боукс являлся - военным. А Джесс...Она даже не знала,кто она. Никто из их разношерстной компании выживших неудачников ничего о себе не помнил, но девушке от этого было не легче. Наоборот - это все наводило на параноидальные мысли. "Почему мы ничего не помним?Так не бывает. Может,это какой-то неизвестный вирус?" - и не менее тревожные мысли. - "Мы долго тут не продержимся. Где спасательная группа? Неужели о крушении лайнера ещё не известно? А будут ли их вообще спасать?
Девушка старалась не поддаваться панике и делать то, что может. Не думать, действовать. В конце концов, как говорится, надежда умирает последней. Так или иначе, но Джесс не могла себе позволить раскисать. Надо было сменить повязки тем пострадавшим,что сейчас находились в лагере, да и подкрепиться бы не мешало.
Джессика быстро, не встретив никакого особого сопротивления - да и вообще какой-либо реакции - от Марии, сменила бедняжке повязки, обработав медленно подживающие раны вонючей густой мазью.
- Ты как? - тихо, как бы между делом спросила она, но, после длительного ожидания, не услышав ответа, тяжело вздохнула и поспешила к следующему пострадавшему, которым оказался бледный, словно моль, Кристофер. Было видно, что сломанная рука все ещё не дает ему покоя. Парень сидел, замерев в одной позе и поджав под себя ногу, прикрыв глаза и тревожно вслушиваясь в привычные уже звуки близких джунглей.
"А ведь он предпочел бы тоже отправиться исследовать остров."- с тоской подумала Джесс. - "И этот туда же, еле боль терпит, а уже норовит влипнуть в новые неприятности"Дикий лес настораживал и пугал девушку. Мало ли, что там может таиться. Но она с каждым днем, с каждым часом томительного ожидания спасательной команды понимала, что вечно так длиться не может. Что рано или поздно им придется сняться с места, собрать свой небогатый походный лайнер. И - либо вернуться на покореженное, медленно тонувшее судно, с каждым днем кренившееся на один бок все больше и больше, либо - что наиболее вероятно - отправиться в самое сердце джунглей в поисках чего-то неизведанного. Может быть, проблем. А может быть и спасения.
Размышляя в подобном ключе, девушка закатала рукав потрепанной растянутой кофты, в которую все время кутался Крис и вколола ему слабую дозу обезболивающего. Посовещавшись, оба - и раненый, и его импровизированный доктор - решили не усердствовать с лекарствами: мало ли, вдруг их догадки относительно пагубной зависимости парня окажутся правдой? Поэтому каждый день Кристофер получал ровно ту порцию лекарств, которая притупляла боль до терпимой и способствовала заживлению сломанной конечности, которая, не смотря на все опасения парня, хорошо срасталась.
Закончив с юношей, Джесс вернулась к костру, где не спеша - съела свою порцию и, отставив тарелку в сторону, вооружилась бинтами и бранным словом - двинулась на поиски Нейта. В этот раз ему было не уйти. Парень все никак не мог поладить  сержантом, открыто не доверял Боуксу и каждом слове военного искал подвох и всегда стремился находиться от Реймонда как можно дальше, сторонясь того, словно чумного. Вояка же в свою очередь относился к Нейтану с подчеркнутым пренебрежением, а раз, когда Джессика не выдержала и нажаловалась ему на Нейтана, заявил: "Нечего с ним так возиться, не подох - и ладно". В тот раз у девушки снова возникло низменное желание утопить сержанта в ближайшем водоеме. Только вот в соотношении сил и габаритов их двоих это было неосуществимо. Так или иначе, но долго Джесс бродить не пришлось - Нейт нашелся на своем любимом месте в стороне от лагеря. Рядом с ним расположилась Инна.
Джессика поспешила к ним, уже предвкушая головомойку, которую устроит развалившемуся на земле Нейтану. Но стоило ей только приблизиться к парочке, как мужчина подскочил и, вглядываясь вдаль, произнес.
- Кажется там какое-то...судно..
Бурю эмоций, которую испытала Джесс после этих слов, не описать. Отчаянная надежда, тревога, страх, сомнение. А вдруг ему показалось? А вдруг это пираты или ещё какие-нибудь разбойники? А может это спасательная группа? Точно, это должны быть они! Что делать? Подать сигнал?
Девушка последовала примеру Нейта, прикрывая глаза от солнца и вглядываясь в горизонт.
- Где? - жадно спросила она, приподнимаясь от волнения на цыпочки и щурясь. - Не вижу...

Отредактировано Jessica Hagart (2014-02-05 03:01:34)

+1

15

Ожидания девочки о том, что на ужин будет что нибудь новенькое, вкусненькое - не оправдались, причем самым подлым образом. Это опять был уже надоевший до невозможности суп, который они ели на протяжении уже почти всей недели. Нет, конечно Дориана всё понимала. Пока они находились в бедствующем положении, пока они сами не знали когда прибудет помощь, и на всем необходимо было экономить, о богатом разнообразии блюд можно было и не мечтать. Особенно после того как она, разгружая лодку, сама поняла насколько это тяжело добывать еду. Но попробуй объяснить это бунтующемуся против однообразной пищи желудку? Да и в конце-то концов, неужели некому было хотя бы рыбы наловить?! Или неужели, для разнообразия нельзя было хотя бы поджарить те овощи, которые сейчас плавали в тарелке? Пока девочка ещё держала своё недовольство при себе, но с каждым днем, она всё меньше и меньше верила в то, что её терпения хватит на долго. Возмутиться смелости естественно не хватит, а вот подойти к кому нибудь и попросить наловить рыбы или предложить поджарить овощи, вполне себе могла. Какое-то время она, будучи твердо уверенной в том что никакая сила не способна сдвинуть её со своего места, сидела у костра, не спешно хлебая только что приготовленный, горячий суп, с чуть горьковатым привкусом костра, которым казалось пропахло уже всё в этом лагере, вплоть до каждой веточки. Ровно до тех пор, пока её взгляд, в какой-то момент случайно, не встретился с чьим-то чужим взглядом. Кто-то чужой, точно не из их лагеря, будто в нерешительности, стоял за плотной стеной тропических зарослей, прямо напротив девочки, всего в какой-то паре метров от неё. Невозможно было понять парень это, или девушка, но кем бы оно ни было, смотрел пришелец не столько на неё саму, сколько на тарелку которую та удерживала в руках. Девочку это не столько испугало, сколько поразило, до самой глубины души. Кажется нужно было привлечь чье нибудь внимание, указать что здесь кто-то чужой, но вместо этого, на пару секунд Дори так и замерла с ложкой супа поднесенной ко рту. А в следующую секунду, пришелец исчез, так же неожиданно как и появился, не издав ни звука, будто и не было его. Даже веточка не хрустнула. Осторожно опустив ложку обратно в тарелку, Дори поглядела на сидящего у костра Криса, кажется он, поглощенный чем-то своим, ничего не заметил. Рассказать? Ох и шума же будет...а вдруг ей показалось?...В нерешительности она поднялась, осторожно шагнула к зарослям, сомнительно взглянула на костер. Кажется никто не заметил её отсутствия. А затем, набравшись смелости, все-же шагнула вглубь тропического леса, надежно удерживая в руках тарелку с почти доеденным супом. Дориана была уверена что успеет вернуться до того как все соберутся...

0

16

Сегодняшний вечер, определенно был каким-то особенным. Казалось что каждому что-то от неё было нужно, каждому хоть словом, хоть действием обязательно нужно было её потревожить. Тревожили и раньше, но не с такой завидной регулярностью как сегодня. Хотя возможно это ей лишь казалось во мраке то и дело будто нарочно сбиваемого потока раздумий, но так или иначе, вероятно именно поэтому, ею всё более и более одолевало какое-то странное, нехорошее предчувствие того, что сегодня что-то явно пойдет не так, что сегодняшний день, станет последним днем размеренной жизни, когда не нужно вырывать у ожесточившийся судьбы право прожить еще один час. Пусть лайнер со всеми его ужасами и болью, в некотором роде и остался позади, но это относительное недельное спокойствие казалось каким-то затишьем перед приближающийся бурей, которая должна была вот-вот разверзнуться, снова подвергнув их испытанию, которого они могли и не пережить. Снова обрушив на их головы боль, смерть, страх и ужас. Должно быть каждый понимал, что находясь на этом острове, все они ходили под боком у самого дьявола. Пожалуй впервые за последние семь дней ей хотелось, действительно остро хотелось что бы поскорее наступила ночь, что бы все снова собрались в лагере, заполняемом дружелюбными, живыми голосами, не позволяющими ей крепко заснуть, провалиться в поглощающую бездну кошмаров, но способными хотя бы чуть отвлечь от мрачных мыслей разрывающих её голову. Что бы это предчувствие отпустило её, как необоснованный временный, эмоциональный порыв, образовавшийся по причине постоянного дерганья кем-то.
"Бог же ты мой...Как же я так дальше жить то буду?..." - чуть ни проронила она вслух, осторожно принимая сидячее положение. Это было далеко не самым приятным решением, особенно после долгой отлежки. Всё её тело, не иначе как пропущенное через мясорубку, резко отозвалось раскатившийся волной боли. Не такой конечно дикой как той ночью на лайнере, или в первые дни спасения, но тем не менее хорошего мало, кроме более-менее приятного осознания того, что эта была боль от заживающих, а не только что полученных ран. Мария понимала, что как бы она этого ни хотела, а лежать сутками напролет все-таки было нельзя. Головокружение уже почти не мучило её, всё еще оставалась какая-то дурнота, вызывающая тошноту, но кажется еще пару таких дней, и она сможет к этому привыкнуть...Свесив ноги вниз, Мария так же не спешно, осторожно поднялась на ноги. Как это ни странно, но она, способна была по примеру Нейтана самостоятельно преодолевать небольшие расстояния, при том факте, что её ранения были просто ужасны. Подхватив тарелку с принесенным ужином, она всё же решила последовать совету Криса и выйти не много прогуляться, размяться, хотя бы до костра пройтись несколько метров...Понять что здесь не так, после того как она вышла из палатки, было не сложно. Почему-то у костра сидел всего один человек - тот самый Крис, при том что сейчас было время ужина вроде как. Допустим Нейтан как всегда на пляжу, Реймонд Боукс опять на корабле. Может кого-то с собой прихватил, но уж точно не Дориану, которой тоже не было в лагере...
- А где все? - не желая терзаться догадками, поинтересовалась она, приближаясь к костру.

+1

17

На самом деле Крис предпочел бы сбежать исследовать окрестности вместе с Майклом и Нилом. Свою сломанную руку особой помехой для исследований он не считал. Как оказалось, зря. С самого утра поврежденную его конечность скрутило и начало жечь неимоверно. Юноша не понимал, что случилось, но предпочел не рассказывать о внезапной вспышке боли местному врачу, суматошной девушке по имени Джессика. Она, видимо, раньше действительно была медиком и, кажется, знала, что делает, выхаживая всех пострадавших в крушении. Кристофер даже краем уха слышал, что ещё на лайнере она провела операцию на Нейтане, тем самым спасая мужчине жизнь. Но, тем не менее, обращаться к девушке за помощью Крис не спешил. Во-первых - выдать себя этой болью означало, что в ближайшее время из лагеря его далеко не выпустят, ссылаясь на его травму. К тому же, они же с Джессикой сами решили, опасаясь возможной правды о Крисе, что медикаменты парень будет принимать в самых малых дозах, ровно столько, сколько требуется для прогресса в лечении. С обезболивающими была та же история, так что день изо дня юноша получал пару таблеток, приглушающих лишь самые сильные боли. Поэтому и восстанавливался он хуже, чем остальные. И вынужден был терпеть постоянную ноющую боль, впрочем стараясь отвлечься от неё на что угодно. Именно поэтому Крис и вызвался исследовать местность вместе с двумя другими мужчинами.
Однако сегодня было не как всегда, рука усиленно напоминала о том, что она сломана, противилась восстановлению, а Майкл и Нил в итоге ушли в джунгли без него. Кажется, Майкл догадывался о том, что юношу сильно беспокоит рука, но слава богу, не стал озвучивать свои догадки.
Так или иначе, но компания выживших после крушения и...всего, что произошло после - Крис предпочитал даже не думать о событиях, произошедших на лайнере - оказалась разномастной. Мужчины и женщины разных возрастов: среди них оказался и военный, и маленькая девочка, которая выглядела лет так на двенадцать, не больше, и... Мария.
Юноша сразу узнал её. С первого мгновения, с первого мимолетного взгляда. Сначала просто скользнул по её фигуре взглядом, но вдруг замер, не веря своим глазам, тут же перевел взгляд обратно, молча уставился в лицо незнакомке. Или знакомой? Но обстоятельства, в которых они познакомились...Возможно, Крис ошибался? Может это и не она была? Но нет, такие пугливые мысли не могли обмануть его - эта девушка была именно тем созданием, которое чуть не сожрало юношу на судне. Разве что в этот раз она была спокойнее. Не пыталась ни на кого накинуться и отгрызть кусок плоти. Наоборот - молчала и всех сторонилась, вид имела крайне загнанный и, кажется, все время обдумывала что-то совсем не веселое.
Первые несколько дней Крис её избегал, насколько это вообще было возможно для человека, вынужденного из-за своей травмы ночевать с Марией в одной палатке. И продолжал настороженно наблюдать за ней, ожидая нападения в любой момент. Он не рассказал о своем открытии никому из других выживших, даже Майклу, который тоже видел этих тварей там, на корабле. Кажется, все потерпевшие кораблекрушение дали негласный обет не разглашать ничего из того, что произошло на судне - по крайней мере об этом никто не заговаривал, да и вообще все старались как-то сторониться как самого корабля, так и разговоров о нем. Только сержант Боукс, хмурый военный, который нормально то общался только с Джессикой, с потрясающим упорством день за днем наведывался на гибнущее судно. Наверно, спешил забрать с корабля все, что может оказаться полезно. А может знал что-то, чего не знали остальные...
Тем не менее, исподтишка наблюдая за Марией, Крис был вынужден признать, что она ведет себя вполне как человек. Очень напуганный, потерянный и дезориентированный, но все-таки человек. Юноша начал думать, что все  те её действия на корабле могли саму её ужасать. Возможно, это был какой-то вирус, заразивший часть пассажиров лайнера и вызывая нечто...синдрома зомби, Крис не знал. Что бы это ни было, но парень не мог и дальше обвинять девушку во всех грехах человечества, и видя, как та страдает, даже попытался с ней как-то сблизиться, разговорить бедняжку. Возможно, она узнала его, а может ей просто было не до общения, но на контакт Мария никак не шла, и в итоге Кристофер оставил свои бесцельные попытки, лишь изредка пытаясь расшевелить девушку.
Вот и сейчас, когда юноша предложил девушке выйти прогуляться, развеяться, она лишь отвернулась к стене и ничего не ответила. Парень тяжело вздохнул и вышел из палатки и присел рядом с Дорианой у костра.
- Как рука? -  тут же заботливо спросила  она. Крис неоднозначно пожал плечами. Пожалуй, если он с кем-то и сблизился за все время, проведенное на берегу, так это с девочкой. По крайней мере она была единственной, кому он честно рассказывал о своем состоянии.
-Хуже чем вчера.- грустно отметил он. - Вроде срастается, я очень рад, что её вообще удалось сохранить...Но она так мешает порой! - юноша недовольно поджал губы и здоровой рукой подкинул веток в пламя. Потом взял свою порцию - снова суп, ну сколько можно! Хотя, спасибо что хоть суп...Парень на мгновение устыдился своей придирчивости. Катя, одна из выживших девушек, принявшая на себя обязанность повара, старалась, готовила дня них всех, а он тут носом воротит.
К тому же, суп не суп, но юноше требовалась подзарядка: все его немногочисленные силы уходили на медленное выздоровление. Так что Кристофер быстро и жадно выхлебал свою порцию, мало заботясь о том, чтобы не чавкать, и отставил миску в сторону.
Кажется, слишком поглощенный своими мыслями и приемом пищи, парень проглядел тот момент, когда Дори куда-то ушла. Куда - вот это был интересный вопрос, учитывая, сто бдительная Джессика обычно не выпускала девочку за пределы лагеря. Впрочем, долго одному у костра юноше оставаться не пришлось - тут же из палатки, по совместительству являющейся лазаретом, выглянула Мария, огляделась и, неуверенно переставляя ноги, приблизилась к костру. "Все-таки решила прогуляться." - подумал Крис.
-А где все?- тихо поинтересовалась девушка и Кристофер, последовав её примеру, обвел их небольшой лагерь взглядом.
- Ну, сержант, как обычно, на корабле. - начал объяснять он. - Майкл и Нил ушли на разведку. -"без меня" - так и подмывало добавить. - Инна вроде отправилась искать Нейтана,который снова убрел куда-то, чтобы осмотреть. Её благородные порывы очень облегчают жизнь нашему самопровозграшенному медику. Кстати, о ней: Джесс всех тут накормила таблетками, перевязала, уколола и тоже удалилась в сторону пляжа. И Катя ушла в том же направлении. Интересно, может там на этом пляже что-то интересное происходит, что все туда бегут? - призадумался парень, но тут же продолжил. - А вот Дориана только что тут была, убежала куда-то, пока я отвлекся. - Крис перевел свой взгляд на Марию и с минуту её задумчиво разглядывал. - А ты не голодна? Катя, вроде, приносила тебе супа, но может ты ещё хочешь? Тут ещё немного осталось...

Отредактировано Christopher Keat (2014-02-06 15:04:36)

+1

18

Через некоторое время томительного ожидания, напряженного взгляда в даль, стало совершенно точно ясно что судно направлялось к ним. Вероятно на борту, чем бы оно ни было, всё-таки заметили дым от костров. На пляж медленно подтягивались люди, подошла Катька, Джесс, они о чем-то спрашивали, он что-то волнительно отвечал, даже не столько отвечал, сколько едва слышно бормотал, с большим трудом вникая в смысл как задаваемых ему вопросов, так и в свои, бросаемые в ответ слова. Свободной рукой он просто указывал вдаль, что на его взгляд было красноречивее любых слов. Ведь вот же оно - спасение! Медленно, но уверенно приближалось, скоро, совсем скоро это всё закончится, останется позади, как какой-то кошмарный сон, они поплывут домой, к родным и близким, или к новым приключениям, о которых он так грезил несколькими минутами ранее. Нейтан словно загипнотизированный увиденным, ни на мгновение не сводил взора с парусов, страшась упустить столь хрупкий, радостный момент. Казалось что стоит лишь отвести взгляд в сторону и судно пропадет, исчезнет как мираж, как невесомая дымка безжалостно развеваемая резким порывом ветра. Ей богу, на четыре вещи можно было смотреть без устали - на то как горит огонь, как течет вода, как работают другие, и как в нужный момент, чудесным образом приходит спасение. По мере того как судно приближалось, складывалось какое-то странное, с каждой минутой всё более укрепляющееся, возрастающее ощущение нереальности происходящего. Уже через пол часа, можно было отчетливо понять что это не какая нибудь яхта, на которой состоятельные господа вышли прогуляться по морю, а самый настоящий, причем весьма быстроходный парусный бриг идущий под всеми парусами, попутным ветром, будто сошедший со страниц приключенческих книг, или какого нибудь исторического фильма...
- Согласитесь, бывают же причуды у непредсказуемой матери судьбы?... - наконец спустя чуть более часа с момента обнаружения судна, отчетливо произнес он, оторвав таки взгляд от моря и взглянув на собратьев по несчастью. К этому времени, кажется у берега собралась большая часть лагеря если не вся. Не хватало только девочки Дорианы и сержанта, ну и Нила с Майклом естественно. К этому времени, судно приблизилось уже на столько что можно было не бояться его исчезновения, можно было отчетливо разглядеть его оснастку и копошащихся на палубе людей. К удивлению бриг казался сильно потрепанный морем и непогодой. Метрах в пятидесяти от берега, легко и изящно корабль, развернувшись бортом, встал на якорь, уже убрав большую часть парусов. Все это и впрямь напоминало подготовку к съемкам какого-нибудь исторического фильма. Даже люди на корабле были одеты как-то, весьма странно. Где-то в далеких глубинах души, отчаянно завопил инстинкт самосохранения, безуспешно пытающийся пробиться сквозь плотную пелену затмившей разум радости.
- И повезло же сценаристам! Наше спасение послужит такой рекламой фильму, что лучше не придумаешь...Ну что ребята, пора вещички собирать и домой? Не знаю как вы, а я больше не желаю оставаться здесь ни единого дня. Джесс...
На полуслове его оборвал болезненно ударивший по ушам громовой раскат. Часть борта корабля окуталась дымом. И хоть залп картечью оказался не самый удачный, угодив в воду в нескольких метрах от берега, подняв в воздух тучу ледяных брызг, тем не менее он был страшен. В тот момент как туман брызг улегся, пораженный, оглушенный Нейтан увидел как Инна с Катей стоящие у самой кромки воды, без единого вскрика повалились лицом в воду. Впав в какой-то ступор, некоторое мгновение, он стоял не двигаясь с места, пытаясь понять, что это может означать, и не понимал. Очнувшись, но еще не совсем трезво соображая, он шагнул вперед, нагнулся над одним из упавших тел, не то в поисках разгадки, не то движимый желанием помочь. Перевернул и увидел остекленевшие глаза и развороченную в нескольких местах грудь. Раны все еще обильно кровоточили. Это всё казалось до такой степени невероятным, что у Нейтана на какое-то время даже дыхание остановилось, казалось, что он не может больше не вздохнуть и не выдохнуть, но легкие напряглись и впустили в себя свежий воздух...Кровь! Убита! Значит, пушки на корабле настоящие! И только тут дошло, прорвало и сразу стало ясно одно: бежать! Бежать, чтобы не рухнуть рядом с уже лежащими, бежать прочь, пока не поздно!
- Бежииим!!! - что было сил, до обжигающей боли в ране завопил он. В следующий момент, весь борт корабля выбросил густые клубы дыма. Один за другим по ушам били раскаты грома. Не соображающий, не понимающий ничего, Нейтан кого-то резко толкнул в сторону, кого-то рефлекторно ухватил за руку потащив за собой вглубь тропиков. Перед глазами мелькали ветки болезненно хлестающие по лицу, на пути вставали деревья, приходилось непрерывно петлять, огибать препятствия...

Иллюстрация №1

http://s8.uploads.ru/vkGtI.png

Иллюстрация №2

http://s9.uploads.ru/5lySL.png

0

19

Пугающий, дезориентирующий, неприятно бьющий по ушам, многотональным эхом разнесшийся по пустынным коридорам лайнера грохот ударил в тот момент, когда Реймонд выходил из очередной осмотренной каюты элит-класса, проверяя работоспособность найденного карманного фонарика в багаже какого-то бизнесмена - это была весьма и весьма ценной находкой учитывая сложившиеся обстоятельства, но увы, как оказалось - совершенно неработающей, совершенно бесполезной. Вскрикнув он выпустил фонарик из рук и ухватился за кровоточащие уши. Гул в голове затих еще не скоро, но более-менее придя в себя, он начисто позабыв обо всем, что было сил помчался к выходу. Перепрыгивая через трупы, через обломки мебели. Постравматический шок и дезориентация накрывшие его - делали свое дело. Часто он спотыкался обо что-то, несколько раз сбивался с пути. За минующие полтора часа, он успел пройти довольно далеко в чрево судна, и теперь найти выход оказалось не так уж и просто. Было совершенно ясно что грохот разнося снаружи, там что-то было не так, и ко всему прочему, кажется грохот был не один. Минут через двадцать панических блужданий, буквально вылетев из мрака коридоров, на прогулочную палубу, как пробка из шампанского, сержант не медля помчался к корме, туда где он оставил шлюпку. Но не пробежал и десяти метров, как остановился будто налетев на преграду, узрев то, чего он никак не ожидал увидеть - прямо напротив лайнера покачивался на волнах потрепанный бриг со убранными парусами, от него к берегу отходили две шлюпки до отказа нагруженные людьми. А прямо с мачт на палубу лайнера, ловко перебирая по реям босыми ногами, бросились пираты с поблескивающими в лучах солнца саблями и пистолетами в руках.
- Твою же мать... - пролепетал он, в нерешительности отступая назад, от заполняющих узкую прогулочную палубу пришельцев. Реймонд знал кто это, он никогда не надеялся встретиться с ними лицом к лицу, и уж тем более никогда не страшился возможности встречи с ними, до этого момента. Сейчас у них над ним было явное преимущество. Один из пиратов - явно из числа предводителей уверенно приближался к сержанту, быстро сокращая разделяющее их расстояние, одетый безо всякой защиты в простые широкие штаны и безрукавку. Дикий взгляд, обветренные губы, щетина покрывающая добрую половину лица. А за ним приближались и остальные, кажется их было не больше десятка. Он в нерешительности взглянул за борт.
- Беееей! - с животной дикостью завопил кто-то из пиратов. Шедший впереди взмахнул саблей, сержант на рефлексах отпрянул в сторону, и это не много не мало - спасло ему жизнь. Клинок просвистел над самой макушкой - Боукс буквально почувствовал, как он скользнул по волосам. Пират не растерялся, сабля резко вновь, со свистом рассекая воздух взмыла вверх для следующего удара. На сей раз Реймонд успел ударить противника ногой в самое уязвимое место - в пах. Такого удара не выдержал бы ни один мужчина. Вскрикнув тот выронил саблю и согнулся, Боукс добивая, с силой рубанул его сцепленными руками по шее. После этого Реймонд чувствуя как азарт завладевает разумом, бросился на очередного приблизившегося нападающего, начисто забыв об оружии и преимуществе пиратов, словно здесь шел не бой, а какая-нибудь уличная потасовка, в которых он к слову говоря имел не малый опыт. Но оосознал свою оплошность практически сразу же. Пират полоснул воздух абордажной саблей, но реакции сержанта хватило на то, что бы вовремя извернуться, крутанувшись едва ли не плашмя, удачно попадая ногой противнику в колено, тот сей же момент взвыл. Второй удар угодивший кулаком в челюсть, отправил пирата в нокаут. Неподалеку, кажется на берегу, и на мачтах самого брига захлопали выстрелы. Оставаться на палубе было смертельно опасно, ровно как и пытаться добраться до берега. Пираты дрались неумело, но отчаянно. В нерешительности Реймонд отступил еще на пару шагов назад, от приближающийся толпы. Он боялся что рано или поздно они задавят его числом, набросятся всем скопом и тогда - конец. Сделав еще шаг, он споткнулся о какой-то цилиндр запутавшийся в ногах, и выругавшись повалился на палубу. Бросив на него мимолетный взгляд, Реймонд увидел, что это невесть как оказавшийся здесь огнетушитель. В следующий миг сержант вскочил на ноги, а руки, действуя, сами перебросили рукоятку. Вылетевшая струя ударила в нападавших, те попятились назад, пытаясь закрыться руками. Огнетушитель быстро иссяк, но его хватило на то, что бы выработать рискованный план спасения. Сержант бросил в пиратов пустой цилиндр, вскочил на фальшборт, и тут что-то остро и горячо толкнуло в спину, буквально сталкивая его в воду...

Отредактировано Raymond Boux (2014-02-08 15:54:42)

0

20

Майкл расслышал первый залп еще издали. Прокатившийся по побережью грохот, оборвав его на полуслове, заставил невольно остановиться, напряженно вслушиваясь в медленно затихающее эхо. Почему-то он ни на мгновение не сомневался в том, что громыхнул именно пушечный залп, а не взрыв, или что-либо еще. Его разум с ходу отреагировал на это, словно на что-то знакомое. Секунды напряженной тишины, а затем его слуха едва-едва коснулось приглушенное эхо мужского, отчаянного крика, кажется исходящий со стороны лагеря. Теоретически больше вопить было не кому, неоткуда, кроме как из лагеря, а потом, почти сразу, по побережью раскатилась целая канонада залпов, будто в ярости бросаемая вслед. Казалось от силы грохота, даже песок под ногами пришел в движение. Что-то там было не так. Решительно не так - первая и единственная, пугающая логическая догадка пришедшая на ум. Догадка бросающая в паническую дрожь.
- Что-то не так в лагере... - озвучил он её. Решение пришло так же, само собой.
- Жди здесь! - бросил он уже на ходу, помчавшись к лагерю, так и не взглянув на своего молодого спутника. Усталость и раздражение, несколько притупляли страх - ледяным холодом обволакивающий готовое выпрыгнуть из грудной клетки сердце. Этот страх не загонял в тупик как тогда на лайнере, но всё быстрее и быстрее подгонял его вперед. Говоря проще - он находился на зыбкой грани между здравомыслием и слепой паникой. Мчась по берегу, перепрыгивая и оббегая возникающие на пути препятствия, Майкл не чувствовал под собою ног. Откуда залпы? Кто, или что стреляло? Что произошло? Это были единственные вопросы терзающие его разум в томительные минуты неизвестности. Они сподвигали выстраивать одну пугающую догадку за другой. Однако, как оказалось впоследствии, ни одна из них не соответствовала той решительно противоречивой логике и здравому смыслу действительности, что спустя пол часа бега открылась его взору. До лагеря оставалось еще приличное расстояние - метров двести-триста, но изгибающаяся форма побережья, позволила на таком отдалении, более-менее отчетливо разглядеть происходящее. Это было парусное судное, бриг точь-в-точь как на иллюстрациях в учебниках истории, он мерно покачивался на волнах, рядом с Сильваримом, прямо напротив лагеря, на берегу уже копошились какие-то люди, их было много, но они были точно не из своих. Похоже пробиваться к лагерю сейчас было равносильно самоубийству. Майкл мгновенно понял, что игра ведется всерьез. Вдаваться в причины нападения не было времени, как и задумываться, почему оно производится при помощи музейной рухляди, не задумываться же в такой момент о всякой всячине!...Но живы ли остальные?...Удалось им спастись? Тяжело дыша, он переведя взгляд на море, заметил еще два приближающихся к берегу судна. Майкл на всякий случай пригнулся, и не желая оставаться на раскрытой ладони перед нападавшими, скрывшись в тропических зарослях, осторожно выглянул из-за какой-то пальмы, устремив взор к двум другим приближающимся судам. Это был огромный галеон - не много не мало плавучая крепость, и еще один бриг. Галеон приближался к Сильвариму, а вот бриг, к ужасу Майкла пошел в обход острова, как раз в ту сторону где остался Нил!
- Ссссука...Блять! - выпалил он, не теряя времени побежав обратно, стараясь не выбегать на открытый пляж, отчаянно надеясь опередить бриг...Нил...его нога, как...как им быть то?! Вот теперь, Майкл кажется начинал терять последние, жалкие крупицы самообладания.

Отредактировано Michael Garlend (2014-02-08 22:03:21)

0

21

Если первый залп заставил Нила насторожиться, то последующая за ним, прокатившаяся по побережью чудовищная канонада, бьющая по ушам, разрывающая душу на части, ввергла его не просто в страх. То что он почувствовал, это был даже не просто животный ужас, не просто неконтролируемая паника. Это было что-то непередаваемое. В единый миг перед его глазами всё померкло, ледяной холод сковал сердце, пульс участился, а внизу живота всё скрутилось в тугой узел отчаяния. Майкл, приказав ему ждать, убежал вперед, оставляя его одного, на милость жестокосердечной судьбы терзаться мучительными догадками и предположениями. А ведь случись еще что, ему было не спастись, не убежать со своей то ногой. Совершенно ясно было лишь одно - что-то произошло в лагере, и это что-то определенно не предвещало ничего хорошего. Залпы несли смерть, спустя несколько минут они затихли, дьявольское эхо наверняка унесшее чьи-то жизни, медленно затерялось где-то в джунглях, но гул прочно засевший в его голове затихать не спешил, а серые краски перед его глазами, не спешили приобретать жизнерадостные тона. Вот так, когда никто этого не ожидал, когда им всем столь наивно казалось что всё пугающее уже осталось позади, и осталось лишь дождаться помощи, как гром среди ясного неба, наступил сокрушительный конец их недельному безмятежью. Всё повторялось по накатанной колее, повторялся тот же самый сценарий, разве что в других декорациях. Опять гнетущая неизвестность, опять страх, боль и смерть. В нерешительности Нил топтался на одном месте, томиться в затянувшимся ожидании было невыносимо. Пять минут, десять, двадцать. Сколько бежать до лагеря?...А вдруг бесполезно ждать Майкла, вдруг...Вдруг он тоже погиб? От этой догадки, сразу стало как-то мучительно больно. Вот он какие-то минуты назад беседовал с человеком, выслушал его гневную речь, делился с ним своими мыслями, своими взглядами, и вот его нет. А вдруг он остался один? Единственный уцелевший, благодаря счастливому стечению обстоятельств, и то неизвестно насколько долго?
"Нет...Господи пожалуйста, прошу тебя...Нет, нет..." - панически, мысленно лепетал Нил, медленно шагая вперед, словно что-то, какая-то неведомая сила толкала его вперед, а он уже наперед знал что не увидит там впереди, ничего кроме изувеченных трупов и собственной смерти. Шагать вперед, с предельным напряжением покрывая один метр за другим, было волнительно страшно, но стоять на одном месте, в бездействии томясь неизвестностью было еще мучительней. Вечерние потемки лишь еще больше усугубляли ситуацию, Нилу постоянно казалось что среди продолговатых теней деревьев, и его собственной тени, мелькал кто-то чужой. Чуть ли ни через каждый шаг он оборачивался. Страх, рисовал в его подсознание пугающие иллюзии, путающиеся с действительностью, и это сыграло с ним злую шутку. Кажется Нил прошагал так минут пятнадцать-двадцать, покрыв не более полукилометра, когда шорох зарослей - сильнее чем поднимаемый ветром, и звук хрустящих под чьими-то тяжелыми шагами веток, со стороны тропиков заставил его остановиться, вглядываясь в непроницаемый лесной мрак.
- Майкл? Это ты? - в надежде на возвращение спутника, произнес он. Никакого ответа не последовало, и звуки ходьбы стихли.  Будто кто-то, как и сам Нил прислушивался.
- Майкл?... - повторил Уосмер, рефлекторно отступив на несколько шагов к кромке воды. Нил перехватил свою палку-костыль в боевое положение, дабы иметь хоть какую-то возможность отбиться от неприятеля в случае чего. Но всё оказалось понапрасну. В следующее мгновение, из зарослей буквально вылетел как черт из табакерки какой-то мужик, одним резким движением валя юношу на песок. Мешков повалившийся Нил, кажется даже вскрикнуть не успел, прежде чем его же костыль, со свистом рассекая воздух, обрушился на его голову...

========>>>Эпизод №6 Плененные Базгартом

0

22

Каким-то непостижимым чудом его зацепило лишь касательно, в то время как позади, на берегу, разворачивался самый настоящий ад, иначе это и не назовешь. Как оказалось, били не только картечью. Оглушенный, дезориентированный залпами, он с невообразимым ужасом отмечал как перед ним падали выкорчеванные деревья, некоторые прямым попаданием снаряда разлетались градом щепок болезненно впивающихся в кожу. То и дело то тут, то там вздымались клубы горячего песка забивающегося в рот, глаза, уши. Перед глазами постоянно мелькали беспорядочно разрезающие вечернюю темноту раскаленные куски металла, грозя в любое мгновение отправить его на тот свет. Нейтан не слышал и не чувствовал ничего кроме звенящего гула, заполняющего всё его существо, панически подгоняющего вперед. Паника, слепая, глухая ко всему здравому смыслу паника - вот что им двигало в эти минуты. Что-то сбивало его с ног, он постоянно обо что-то спотыкался, ударялся обо что-то. Перекатывался, поднимался и мчался дальше. Казалось что сам дьявол наступал ему на пятки. Струйки крови стекали по его телу, вместе с каплями пота, но он не чувствовал боли...Неизвестно сколько продолжался весь этот безумный калейдоскоп, может пять минут, десять, пол часа, час. Но в какой-то миг всё разом закончилось. Деревья больше не падали, раскаленная картечь больше не рассекала воздух, пробираться через плотные заросли стало на много сложнее. Кажется он убежал достаточно далеко. Споткнувшись на ровном месте, Нейтан повалился на землю, воздуха в легких не хватало. Едва-еда затянувшаяся рана в боку, вновь закровоточила, ноги сковала какая-то тяжесть, ломота, медленно поднимающаяся всё выше, разливаясь по всему телу. Откинувшись на спину, он взглянул вверх. Через плотные, ветвистые кроны деревьев виднелись обрывки вечернего неба, уже усыпанного звездами. Боже, как же в этот момент ему хотелось раствориться и стать его частью, частью этого бескрайнего безмятежья, не чувствовать больше боли, страха...
- ...Нейтан! - до боли знакомый голос, с трудом пробившийся через медленно затихающий в голове гул. Кажется это был голос Джессики. Похоже ей тоже удалось спастись...
- Нейтан! Вставай! - уже более отчетливо. Она была близко, она нашла его. Он не один...- Вставай же! Надо двигаться! Они...Кажется они прочесывают лес...
Происходило что-то странное, он слышал её голос, он был рад тому что она жива, но смысл слов проскользал мимо его сознания, смысла её речи он не мог уловить. Всё происходило слишком быстро, панически быстро. Радость спасения, трупы, панический страх, гул несущий в себе смерть, побег...Сейчас его разум просто отказывался, упорно не желал анализировать ситуацию, нужно было время что бы придти в себя. Нейтан будто находился в какой-то прострации, словно на грани между сном и явью. Испытывал что-то близкое к посттравматическому шоку.
- Ты слышишь меня?! - она опустилась рядом. Только теперь он взглянул на неё. Джессика выглядела сильно потрепанной. Было видно что ей тоже досталось, как физически, так и эмоционально. Поразительно как ей еще удавалось сохранять здравомыслие, тем самым превосходя его, крепкого парня, в расцвете лет! Вероятно это он, бездумно убегая попал в самое пекло, а ей каким-то макаром повезло отделаться лишь испугом?
- О боже, твоя рана...Давай же, обопрись на меня, нужно идти!
-...Я...в порядке... - еле ворочая языком ответил он, медленно начиная приходить в себя - кажется меня не задело. А ты?...Что...Что с остальными?
При помощи Джессики, он осторожно поднялся на ноги, а затем они направились дальше. Нельзя сказать что ему было так уж приятно передвигаться опираясь на девушку в разы младше него самого, но сейчас было не до пререканий и самостоятельности. Нужно было идти. Не важно куда, и как, главное - подальше, как можно дальше от смертельной опасности. Так, пусть и чертовски медленно, но всё-же пробираясь через тропические джунгли, они с трудом преодолевая метр за метром, прошли еще минут пятнадцать, прежде чем вышли к практически отвесному, поросшему мхом, подножию скалы. Вероятно именно её имел в виду Майкл, когда он вместе с парнями, в одном из первых походов в джунгли, выяснил что тот клочок суши на который они попали, является омываемым бескрайней гладью островом. Взобраться на неё при таком физическом состоянии, да и к тому же без альпинистского снаряжения можно было и не пытаться, да и зачем? А еще через некоторое время, мрачные своды неприступной скальной гряды и диких зарослей, сменилась темными сводами вырубленной в скале пещеры. К этому времени, Нейтан уже мог худо-бедно идти самостоятельно, ведя за руку Джесс, словно на прогулке с ребенком, второй рукой зажимая рану. Было видно что пещера рукотворная, вырубленная кем-то с определенной целью, но не использовалась как минимум последние пару сотен лет. Вход зарос подступающими практически вплотную тропическими зарослями. Нейт и заметил то её по сути, по чистой случайности.
- Надеюсь здесь мы будем в безопасности... - произнес он, не спешно, с расстановкой шагая вперед. Перед тем как двинуться, он как мог замаскировал за собой вход, что бы не было видно следов их шагов - переломанных веток и тому подобного. Внутри царила непроницаемая темень, и какая-то странная, можно сказать тяжелая, давящая, гнетущая атмосфера. Невольно, Нейтан инстинктивно напрягаясь, крепче вцепился в ладонь Джессики. Вскоре каменные своды, начали сменяться гниющими деревянными перекрытиями, под воздействием времени превращающимися в труху. Деревянный настил под ногами, стены, потолок. Кто-то, зачем-то это всё возвел.
- Интересно что это за место... - задумчиво пробормотал он, скорее рассуждая вслух, нежели обращаясь к кому-то - вроде шахту напоминает...Хотя...Нет...Не уверен...Думаю лучше здесь ничего не трогать...
Создавалось впечатление, что деревянные перекрытия, возводились для того, что бы удерживать вот-вот готовые обвалиться своды пещеры. Черт его знает что будет, если вдруг все эти деревянные конструкции обрушатся, что казалось вполне возможным при любом неосторожном движении. Стоит только не так дыхнуть. Может раньше они и были надежными, но сейчас не внушали ровным счетом никакого доверия. Прошло пять, десять, пятнадцать минут томительного пути, а конца пещеры так и не было видно. Волнение перед неизвестностью, напряжение оседающее тяжелым грузом на плечах лишь возрастало с каждой последующей минутой. На очередной неуверенный шаг, деревянный настил неожиданно отозвался душераздирающим скрипом, предсмертным стоном, к его изумлению и ужасу, исходящему казалось не столько из-под под ног, сколько откуда-то далеко из-под низу, разошедшемуся гулким, пугающим эхом. Душа мгновенно убежала в пятки. Этот звук, казался сродни тому, как скрипят ненадежные конструкции ходящие ходуном, на большой высоте. Ужасающая, ледянящая кровь догадка, прошибла разум с силой ударившей молнии... 
- Так Джесси...Давай-ка лучше назад... - пробормотал он, попятившись назад. Шаг, второй, третий. Он собрался было перейти на бег, но неожиданно, пол под ногами затрещал, как не окрепший лед после первого мороза. Ноги потеряли опору раньше чем он успел как-то отреагировать. Его догадка оказалась верной - это был не просто дощатый настил, под ним зияла пропасть, расселина черт его знает какой глубины!
- Нет!!
Так и не выпуская ладонь Джесс, он взмахнул рукой в отчаянной попытке за что-то ухватиться, но та лишь разрезала воздух...

Иллюстрация

http://s9.uploads.ru/jEsF0.png

========>>>Эпизод №5 Кто не ищет - тот найдет

0

23

...Но она ошиблась. Надеясь незаметно для всех, буквально посмотреть одним глазком и быстренько вернуться, будто ничего и не произошло, девочка не взяла в расчет неукротимый уровень своего любопытства который какой-то, будто толкающей в спину силой попутного ветра постоянно подгонял и подгонял её вперед. Разгорающийся безудержным пламенем азарт во много превосходил все доводы её разума. Очень скоро Дори потеряла счет времени. Не замечая того, как она с каждым шагом отдалялась всё дальше от лагеря, навстречу губительной  неизвестности и опасностям, девочка с необычайным упорством шагала следом за почему-то удирающим гостем, отчаянно пытаясь сократить всё более разделяющую их дистанцию. Сейчас она была совершенно точно уверенна в том, что ей не показалось, это не её иллюзии. Здесь точно был кто-то чужой, но отнюдь не страшный, не опасный. Она видела примятые под шагами заросли, очень смутно мелькающий между деревьев человеческий силуэт - то пропадающий в вечерней темноте, то снова появляющийся. Она цеплялась за него напряженным взглядом, словно утопающий цепляющийся за соломинку, не отпуская до самого последнего момента. В отличии от неё, он двигался практически бесшумно и довольно быстро, а значит хорошо знал местность, но вот почему он удирал? Неужели от неё веяла какая-то опасность? На её возгласы он никак не реагировал, будто и вовсе не слышал её просьб и мольб остановиться, заверений о том, что она не причинит зла, и тому подобное. Дори в свою очередь тоже старалась ступать осторожно, внимательно расставлять шаги пробираясь через дикие заросли, не споткнуться и не упасть, дабы не разлить и без того скудные остатки бережно оберегаемого, почти остывшего супа которыми собиралась накормить голодного гостя, тем самым расположив его к себе, показать что бояться нечего. Девочка прекрасно знала что могут означать местные жители, для их группы, и она была преисполнена решимостью двигаться, догнать, не отступаться от своего, даже если ради этого, пришлось бы пробегать всю ночь. Цель несомненно оправдывала все средства. Однако, кажется у судьбы на этот счет были несколько иные планы. Пугающая, неприятно бьющая по ушам канонада пушечных залпов, неожиданно разрушивших, разбивших в пух и прах вечернее спокойствие и тишину, заставила её невольно остановиться и резко обернуться назад, с беспокойным перестукиванием сердца, давно сбившимся дыханием вслушиваясь в затихающее эхо. Только сейчас девочка со всей, пугающей ответственностью отметила что на тропики опустились сумерки. Она преодолела уже внушительное расстояние. За эти семь дней, Дори никогда еще не была в этих местах, не решалась заходить так далеко...Да и выглядели все эти дикие, мрачные заросли не очень то уж дружелюбно...Сможет ли вернуться назад в потемках? Не собьется ли с пути? Она ведь даже не запоминала дороги...Вскоре пугающее эхо затихло, Дориана в нерешительности перевела взгляд вперед, с ужасом отмечая отмечая что незнакомец исчез. Воспользовался её заминкой и исчез...

0

24

Мария помнила Криса. Но по воле судьбы, она, все эти дни видела в нем не столько человека, сколько ту затравленную жертву, которой чудесным образом удалось спастись. Точнее будет сказать - она медленно, день ото дня узнавала в нем человека, за тем, кем он был для неё тогда. Он был последним из тех, на кого она охотилась в ту ночь, чей страх почуяла, кого едва не отправила на тот свет, и как ни странно именно он - хиленький паренек, с бегающим, каким-то даже затравленным взглядом оказался единственным человеком кому удалось спастись после встречи с ней тогда. А он помнил её. После всего случившегося, для него она навсегда останется потенциальной угрозой. Между ними, разделяющей стеной постоянно стояло какое-то напряжение. Но никто, в разговорах ни разу не поднимал эту тему, по крайней мере в открытую, просто потому что оба чего-то боялись - Крис боялся лично её, она боялась воспоминаний и отторжения. Оба понимали, что играя с огнем, можно обжечься. А то что и многие иные ребята не поднимали тему о том что случилось с ними на лайнере, лишь способствовало этому. У каждого свои тайны, свои скелеты в шкафу, и их не стоило ворошить. Пусть хранить их в себе тяжело, но уж лучше так, чем иначе. Радовало лишь то, что вечность это не продлится, когда нибудь, жизнь раскинет их всех по разным углам земного шара, и с годами произошедшее с ними, всё глубже и глубже осядет в темных углах памяти, как кошмарный сон...Собственно как она и предполагала - часть ребят занимались своими обычными делами, а часть что-то забыли на пляжу. Любопытно...Переведя взор на пламя костра, Мария сделала вид что не заметила задумчивого взгляда Кристофера направленного на неё. Однако восприняв последующую за тем фразу про голод, не иначе как издевку, в отместку, нарочно села рядом с ним, почти вплотную, касаясь своим плечом его, расположив при этом, свою полную тарелку с супом на земле. Аппетит как-то резко пропал.

***

Мария с Крисом не долго просидели у костра. Не только ей одной было любопытно что же такого могло произойти на пляжу, что заставило там собраться людей в вечерний час, когда все примерно в это время собирались в лагере? Судно идущее под парусами, она увидела почти сразу как только вышла на открытую полосу песка. Мария как и все с напряжением вглядываясь вдаль, ожидала приближения корабля. Ну вот и всё. Вот и конец. Впереди - новая жизнь. Может и безрадостная, ведь она понимала что если Крис молчать не будет, то её могли на весь остаток жизни упечь за решетку, но сейчас это уже не важно. Главное - подальше отсюда, как можно дальше от этого клочка суши, от Сильварима, страха и смертей. Как-то с трудом верилось что после стольких дней ожидания, всё вот так вот просто заканчивалось, без волнительной дикости и криков. От этих минут ожидания веяло какой-то сказочностью, романтизмом. Тропический закат, остров затерянный где-то в океане, легкий, изящный бриг уверенно идущий под всеми парусами. Будет о чем вспомнить дома. Дом...Ну наконец-то. Интересно, какой он? Она не задумывалась над тем, почему именно парусник. Ну мало ли? Важен был лишь сам факт. Судно приблизилось довольно быстро, убрав большую часть парусов, развернулось бортом.
- ...Наше спасение послужит такой рекламой фильму, что лучше не придумаешь...Ну что ребята, пора вещички собирать и домой? Не знаю как вы, а я больше не желаю оставаться здесь ни единого дня.
Вот здесь, Мария была от первого, до последнего слова согласна с Нейтаном. Она собралась было ответить ему что-то непринужденное, как произошло нечто непредвиденное. Нечто, что за какие-то доли секунды разом лишило их всех надежды на спасение. Оглушающий раскат грома, борт корабля окутавшийся дымом, взметнувшийся столб брызг всего в нескольких шагах от неё, застрявшие где-то в горле слова так и не сорвавшиеся с губ. Упавшие в воду девушки стоящие у самой кромки воды...Смерть...Всё произошло слишком быстро. Разум, пытаясь достучаться до неё - твердил, панически вопил ей о том, что они мертвы, что бриг принес смерть, что надо бежать, спасаться. Но она стояла не двигаясь, словно приросшая к своему месту, с широко раскрытыми глазами, пораженная увиденным, не веря своим глазам. Как же так? Почему?! Секунда, другая. Она видела подошедшего к кромке воды Нейтана. Зачем?! Кто-то закричал, завопил. Голоса доносились до её слуха каким-то странным отдаленным эхом, непонятно откуда, казалось отовсюду сразу.  Оторвав ногу от песка, она медленно сделала шаг назад. Не оборачиваясь попятилась всё быстрее и быстрее. Еще секунда, с еще большим ужасом она отметила, как бойницы в борту корабля один за другим окутываются густыми клубами дыма. Развернувшись, Мария побежала, так быстро, как только могла при своих увечьях. Только бы успеть добраться до спасительной кромки леса...Но она не успела. Громовые раскаты, один за другим болезненно били по ушам, она видела как впереди падали деревья, как в щепки разлетается их лагерь, как то тут, то там вздымаются клубы песка. Неожиданно что-то подбросило её в воздух. Она инстинктивно завопила. Что-то обжигая, болезненно впилось в кожу. А затем, швыряющий удар об песок, выбивающий из неё всю душу...

========>>>Эпизод №6 Плененные Базгартом

0

25

Майкл отчаянно надеялся успеть, он думал что успеет вовремя. Он мчался вперед на пределе своих возможностей, почти не чувствуя боли от хлестающих по лицу веток. Одышка становилась всё тяжелее, воздуха в легких с каждой минутой не хватало всё больше и больше, мерзкие капли пота застилали глаза. Часто он спотыкался, но сей же момент, не прекращая бега ни на секунду - поднимался вновь. Он не заметил как в одном из таких падений, потерял свой рюкзак со скудными остатками провианта и питьевой воды. В какой-то момент, его старания были вознаграждены не просто радостным, а каким-то даже счастливым осознанием того, что идущий вдоль берега бриг остался позади. Казалось удача улыбалась ему. Вечерние сумерки и плотность зарослей играли Майклу на руку, он так и не выдал себя. Однако в конечном итоге, не иначе как по провидению безсердечной дьяволицы судьбы, обстоятельства сложилось таким противоречивым образом, что все его попытки оказались совершенно тщетными для спасения Нила, но спасительными для собственной шкуры. Сосредоточив наибольшую часть своего внимания на бриге пошедшим в обход, Майкл не принял в расчет тот факт, что нападающие могли высадиться на много раньше, еще с того судна который дал залп, и начать прочесывать лес. Каким-то чудом их пути не пересеклись. Словно налетев на невидимую преграду, Майкл вынужден был резко остановиться, метрах в пяти от того места где теперь находился юноша. Гневно впившись пальцами в ствол дерева, невольно срывая на нем вскипающую ярость, он буквально ничком повалился на землю, тем самым скрываясь за ветвистыми зарослями. Скрипя зубами Майкл, стараясь не шевелиться, с обливающимся кровью сердцем наблюдал за тем как двое мускулистых, рослых парней, одетых в какое-то рванье, вели убитого, или скорее всего выубленного Нила куда-то вдоль берега. Они были вооружены, по сути такой же музейной рухлядью как собственно и сами корабли. Шпаги, пистолеты...Вступать с ними в бой при таком соотношении было полной бессмыслицей, он не имел при себе вообще никакого оружия, а едва-едва затянувший порез на руке отнюдь не делал жизнь проще. Откровенно говоря, одной большой бессмыслицей являлось всё то, что происходило здесь в последние час-полтора. Сейчас единственное что ему оставалось, это лишь наблюдать, не выдавая себя и понадеяться на то, что ребята ещё живы. Поначалу он столько, сколько это было возможно, не высовываясь следил за ними взглядом, а затем, когда пираты, а иначе этих ублюдков и не назовешь почти скрылись из глаз, Майкл всё-же решился и осторожно, стараясь внимательно расставлять шаги, держась на почтительном расстоянии двинулся следом. В какой-то момент, когда он поднялся на ноги, как-то невольно в глубинах подсознания резко возгорелось желание удрать, спасаться самому бегством. Ведь в то время как другие казалось были обречены, он был еще свободен и мог попытаться спастись. Но с другой стороны - а далеко ли он уйдет один? Надолго ли хватит его везения? Всё-таки, для успокоения совести стоило как минимум узнать что к чему, куда повели Нила. Может все не настолько дерьмово как кажется? А если их удастся вытащить, то лавры которые после этого могли посыпаться на него - определенно стоили того что бы хотя бы попытаться. Парни были сильно пьяны, это было отчетливо видно и слышно по заплетающимся языкам, в силу чего были весьма невнимательны, что прекрасно способствовало передвижению Майкла за их спинами. Тем не менее, следуя за ними, один раз он все-же почти выдал себя, по собственной глупости споткнувшись о какую-то лиану стелющуюся по земле. С ужасом осознавая что привлек внимание одного из парней, Майкл затаив дыхание, с замиранием сердца фактически пластом приник к земле. Однако удача с завидным упорством, по прежнему оставалась на его стороне. Дистанция которую он удерживал между ними, сыграла ему на руку. Один из пиратов, остановился всего в нескольких шагах от него, а затем так и не заметив вернулся обратно. Майкл спокойно выдохнул. Вот уж точно в рубашке родился. Можно конечно было попытаться свалить их по одиночке, но лучше не рисковать. Так он проследовал еще около часа почти до самого лагеря. Точнее до того места, где он когда-то располагался. Сложно представить что каких-то несколько часов назад, на перепаханном пушечными залпами, заполненном каким-то обезумевшими пиратами и затянутом гарью пляжу, располагалось спокойное, уединенное место. Майклу удалось разглядеть как они связали, а затем погрузили Нила и еще двоих на лодку направляющуюся к галеону. Это всё что требовалось узнать...

0

26

Всего несколько секунд напряженного взгляда вперед, и от сгубившего её азарта не осталось и следа. Остыл так же же быстро, как и разгорелся. Возвращающийся к здравомыслию разум услужливо подсказывал ей - идти дальше теперь было уже совершенно бессмысленно. Несколько раз она в последнем порыве отчаянной надежды, вопрошающе прокричала вперед, туда где скрылся неизвестный. Но ничего не получила в ответ, ничего кроме шелеста растительности, едва-едва поднимаемого слабыми порывами вечернего ветерка. Ну почему же? Почему он убежал??? Почему?! Только теперь, когда запал с таким упорством подгоняющий её вперед сошел на нет, она почувствовала что стало холодать. Тяжело вздохнув, Дори вылила остатки супа и направилась обратно. Поначалу, в эмоциональных переживаниях она не особо следила за дорогой, что было большой ошибкой. Время дорого, нельзя медлить. Ох и нагоняй же ей теперь наверно влетит...Поделом конечно, но как же обидно то. Всё оказалось безтолку, все её старания были тщетными, а она так надеялась на успех, так старалась догнать. И как теперь оправдываться? Рассказать правду? У неё ведь даже не было при себе никаких доказательств, кто ей поверит? Кто она вообще, по сравнению с парнями которые каждый день осматривают остров и возвращаются ни с чем? В какой-то мере даже пугающе-интересно было, какое ей наказание теперь придумают? Но очень скоро, мрачную пучину поглотившего её разочарования, превзошла иная, более мрачная проблема. В разы и разы более серьезная и пугающая нежели грозящий нагоняй. Она знала - для того что бы вернуться нужно было просто идти в прямо противоположную сторону, до тех пор пока не выйдет к пляжу. Пусть даже она не вышла бы прямиком к лагерю, но если выйдет к пляжу, то найти его потом никакого труда уже не составит. Наверняка её уже давно хватились, и теперь разыскивали. Может и те раскаты грома которые вынудили её остановиться и обернуться, были как-то связаны с этим. В теории все было просто. Однако сгущающиеся сумерки делали тропики до такой степени однообразными, что казалось она сбившись с пути, шагала по кругу. Собственных следов Дориана уже не могла найти, хотя знала что должны были остаться примятые под шагами заросли. Некоторые ветки она специально надламливала, или притаптывала посильнее, помня что надо будет как-то возвращаться. Только слишком уж поздно спохватилась. Сейчас же не могла найти вообще ничего. Усталость, гнетущее разочарование, пугающее одиночество, в совершенно незнакомой местности окутываемой к тому же, стремительно наступающей холодной ночью. Вот чем ей приходилось платить за свою оплошность, о которой она сейчас горько сожалела. Безумно хотелось заплакать, она и сама не понимала что её сейчас удерживало от того, что бы разразиться горькими слезами обиды и отчаяния. Дориана во второй раз, уже по другой причине потеряла счет времени, потеряла ориентацию, не могла определить сторону в которую двигалась, приближается ли к пляжу, или же напротив отдаляется от него. Под ноги она уже не смотрела, не до того было. Несколько раз спотыкалась, разбила вдребезги тарелку, разодрала джинсы, исцарапалась вся. Но всё это было уже не важно, не так пугающе. Отходило на задний план, по сравнению с не просто пугающей, а ужасающей перспективой провести здесь всю ночь, а может даже и не одну, в одиночестве. Да она же с ума здесь сойдет, если раньше не умрет! Да еще и людей совсем не было слышно. Неужели она настолько далеко забрела? А еще через какое-то время блужданий, девочка набрела на самое настоящее болото, напоминающее по форме очень большую кляксу. Мутная вода, открылась её взору настолько резко, настолько неожиданно, что девочка буквально в последний момент притормозила на самом краю осыпающего, раскисшего берега, по своей консистенции скорее напоминающего желе уходящее из под ног. Дори испуганно отпрянула назад, дабы не свалиться в воду. Целый рой мерзкой мошкары незамедлительно впился во все открытые участки кожи, мелкие, прожорливые твари, с необычайным упорством и жадностью лезли даже в глаза. Вот теперь дело было действительно дрянь. Окончательная дрянь...
- Кто нибууууудь! Джеееесика! Крииис!...Маааайкл! Ну хоть кто нибудь!!! - наконец предприняла она откладываемую до самого последнего момента, попытку позвать на помощь.

Отредактировано Doriana Herrian (2014-02-21 23:23:08)

0

27

Более-менее разведав обстановку, поняв что к чему, Майкл в темпе направился вглубь леса. Больше деваться было некуда. Для начала необходимо было скрыться, оказаться хотя бы в относительной безопасности, а потом, попытавшись рационально осмыслить сложившуюся ситуацию, думать, решать что делать дальше. Ему нужно, жизненно необходимо было какое-то время что бы отдышаться, придти в себя от всего этого хаотичного безумия, обрушившегося так внезапно. Сначала был лайнер с этими его мистическими закидонами, теперь ебанутые на всю голову пираты, родом из черти знает каких времен. Всё это попахивало чем-то запредельным. Его мозг просто отказывался понимать как такое вообще возможно. Едва только он невольно задавался этим вопросом, как сразу же вставал в глухой тупик полного непонимания. Да и не так уж было это важно сейчас. Голову над вторичными вопросами можно было поломать и потом, когда опасность окажется позади. Он понимал что его заминка может оказаться смертельной для ребят, но иначе было никак. Он выдохся, морально и физически. По сути своей шагал он сейчас на одном лишь адреналине. Естественно, в скором времени пираты так же могли направиться вглубь острова. Но в этом плане, у Гарленда было некоторое преимущество. Не такими уж и безрезультатными все эти их походы оказались, не много он все-таки знал местность. Играя в последнего героя, хитроумных ловушек он устанавливать конечно не станет, но тем не менее, полученные знания могли пойти ему на пользу, если правильно их использовать в соотношении с отсутствием знаний местности у нападающих если они были здесь впервые, а скорее всего, именно так оно и было. Сумерки стремительно опускались на тропики, переходя в ночь. Это как способствовало побегу Майкла, так и на порядок затрудняло его передвижение. Ночью, он не бродил здесь еще ни разу, и многое отдал бы ради того, что бы не шататься по этим тропическим дебрям ночами, убегая как можно дальше от убийц. А ведь если бы не налет пиратов, он мог сейчас сидеть у костра, ужинать, отдыхать, отсыпаться, набираться сил в конце концов! Откуда только эти ублюдки свалились, как снег на голову...Примерно минут через сорок пути, Майкл уже едва держась на ногах, вышел к болоту. Он был здесь лишь единожды, и абсолютно не горел желанием возвращаться сюда. Это зловонное место и днем было ужасно, что уж говорить про ночь. Застоявшаяся, казалось давно скисшая вода, гниль буквально оседающая в легких, прожорливая мошкара наверняка переносчица черт его знает какой заразы. Но был все-таки в этом один положительный момент. Если он вышел к болоту, значит скальная гряда уже где-то совсем рядом. А там и передышка. У склонов можно было надежно скрыться на ночь, а на утро взобраться наверх, с вершины видно многое. Вряд ли пираты попрутся туда раньше него. Осталось только узнать в какой части болота он находился, поскольку это пятно дерьма на лике острова было большим. Около километра в диаметре, это так же было видно с вершины скалы, в тот первый день, когда они туда забрались...
-...Маааайкл! Ну хоть кто нибудь!!!... - совершенно неожиданно, до боли знакомый, звонкий голос затихающим эхом коснулся его слуха. Не может быть. Голос? Голос Дорианы?! Девочка, она была жива! Он был уверен, совершенно уверен что это она. Звонкий голосок этой милой, забавной непоседы Майкл бы ни с чем не перепутал!
- Дори!!! - максимально напрягая легкие, воскликнул он в ответ, сложив руки рупором - Дори! Ты меня слышишь?! Шагай на голос!
Стараясь закрыть лицо руками, от налипающей мошкары, Майкл зашагал как можно быстрее прочь от берегов и вперед, на встречу девочке, выкрикивая первые слова какие только приходили на ум, в том числе и нецензурщину.

0

28

Панически, буквально из последних сил удирая прочь от гнилого болота, Дориана вслушиваясь в собственное же быстро затихающее, теряющееся в дебрях эхо, отмахиваясь от тучи жужжащих насекомых, надеялась услышать хоть чей-нибудь голос в ответ. Хоть чей нибудь. Это было единственное чего она сейчас желала больше всего, это было всё к чему в конце концов сводились все её мысли стремящиеся к спасению. По правде говоря, надежды на это уже почти не оставалось. Пусть и не со всей ответственностью, но к собственному ужасу девочка это понимала. В очередной раз споткнувшись обо что-то, Дори, уже не смягчая инстинктивно падение как ранее, в истощении повалилась на мерзкую, раскисшую болотистую землю, больно ударившись локтем о покрытый болотной плесенью валун. Сил больше не оставалось, ни на то что бы подняться, ни даже на то, что бы отмахнуться от назойливых насекомых. Девочка попросту готова была стать частью этого гнилого тлена, всей этой угрюмости столь ненавистного ею места. Закрыв лицо ладошками, она собралась было разреветься, от захлестнувшей боли, от обуревающего её отчаяния, сплетающихся в единую истеричную гамму эмоций требующих выхода, как неожиданно среди монотонного жужжания мошкары она расслышала! Расслышала столь желанный, знакомый голос зовущий её! В единый миг позабыв обо всем, девочка резко приподнялась, уставившись в ту сторону откуда исходил голос. И откуда только силы взялись? Естественно она ничего не увидела, кроме дебрей окутанных темнотой. Но главное что её услышали, что там, где-то впереди был кто-то из своих!
- Да, я слышу!! - воскликнула она в ответ - Я туут! Я иду!...Иду!
Поднявшись на ноги, Дори, не медля ни мгновения, помчалась на голос. Потерянная было надежда загорелось с новой, толкающей её вперед силой. Не чувствуя под собою ног, она мчалась так быстро, как только могла, падала, разбивала в кровь колени, руки, но поднималась вновь, напролом продираясь через густые заросли стоящие на пути. Дори остро ощущала саднящую боль в разных частях тела, но никакая боль не способна была её сейчас остановить. Голос почти не затихал, он медленно приближался, был слышен всё более и более отчетливо, а значит она бежала правильно, и тоже старалась как можно больше кричать в ответ, без разницы что, главное слышать, понимать что двигаешься в верном направлении, ухватиться за зовущий её голос, и не упускать. Кажется она так пробежала где-то около получаса, до того момента как увидела смутный силуэт Майкла мелькающий между деревьев в темноте.
- Майкл!...М-майкл...! - голос её сорвался, предательски дрогнул. Неконтролируемый поток слез покатился по щекам, размазывая грязь. Зарыдав от бури переполняющих её эмоций, девочка бросилась к нему в объятия, словно к родному отцу. Сейчас ей было всё неважно, неважно что её накажут, неважно что наорут, главное всё осталось позади и теперь она снова была среди своих...

0

29

Дориана была умной девочкой, во всяком случае для своего возраста. Уверенно приближаясь, она шла на его голос, и при этом сама старалась не молчать. Он буквально чувствовал всё более крепнущую напористость в её всё более отчетливо различимой интонации. По её голосу ему удавалось приблизительно определить её месторасположение. Майка сильно беспокоил тот факт, что их крики могут привлечь пиратов, а посему он пытался как можно быстрее сократить отделяющее их расстояние, при этом стараясь отвести Дори как можно дальше от опасного болота. Девочка могла многого не знать об опасностях этой местности, особенно ночью, и это незнание вполне способно сыграть с ней злую шутку. Собственно он и сам знал не так уж много. Однако, невзирая, а может и вопреки всем его стараниям, сократить расстояние оказалось не так уж просто. Адреналин адреналином, а усталость всё более и более давала о себе знать. Эта торопливость, в купе с окутавшей тропики тьмой, скрывающей от глаз множество препятствий, которых и днем то не просто распознать, по сути сильно тормозила. Да еще и эта назойливая мерзкая мошкара, окончательно действующая на нервы, вынуждающая вместо слов ободрения крутящихся в голове, всё чаще и чаще невольно выкрикивать отборную нецензурщину. В конце-концов, сойтись им удалось лишь спустя пол часа. Дори выглядела сильно потрепанной, истощенной. На девочку было больно смотреть. Руки и ноги были разодраны в кровь, замаранное лицо исцарапано, одежда превращена в лохмотья, в наполняющимися слезами глазах буря эмоций. Не сладко же ей пришлось. Но стоило признать - девочка и впрямь держалась молодцом, не каждый парень способен был на такую решительность, выдержку. Сложно передать как же он был рад видеть её. Для него, Дориана в этот момент была не просто человеком из лагеря которому удалось спастись и убежать. Для него она стала чем-то значительно большим, сейчас он не мог дать этому объяснения, не было ни времени ни впрочем и желания копаться в собственных чувствах и эмоциях. Она стала для него даже не столько символом надежды, сколько символом спасения. Майк ожидал что она разревется, в конце концов бедняжка заслужила выплакаться, дать волю своим эмоциям. Но он никак не ожидал что разревевшись, она бросится к нему в объятия как...Как...Как к отцу родному, иных слов и не подобрать. Это было неожиданно, непривычно, но приятно, приятно во многих смыслах слова. В некоторой нерешительности, Майк заключил её в объятия.
- Ну-ну... - он замялся подбирая слова. Что сказать? Дать ложную надежду что всё хорошо? К чему это, когда они оба знали что всё совсем даже не хорошо и черт его знает что будет дальше - ...ты молодчина Дори, молодчина...Ты одна убежала? Кто нибудь еще был с тобой?...

0

30

Но всё оказалось даже не так, как её сознание уже успело нарисовать перед ней. Вместо того что бы предсказуемо наказывать, и сходу высказывать свое недовольство её глупым поступком, он её успокаивал. Он тоже был рад её видеть, а ей было вдвойне приятно находиться в его крепких объятиях, чувствовать на своей горящей коже его тяжелое дыхание, учащенное сердцебиение, бьющееся в унисон с её. Слышать его голос, слышать его пусть и стандартные, пусть и не совсем заслуженные, но такие приятные, такие желанные слова похвалы, которые она готова была слушать и слушать, приникая к его сильной груди, давая волю горьким, горячим слезам. Но...с иной стороны, после всего того что ей пришлось испытать, прочувствовать, всё теперь казалось ей каким-то даже слишком, слишком простым что бы быть правдой. Теперь, когда страх пугающего одиночества остался позади, в памяти невольно сам собою снова всплыл тот сильный грохот. Что могло его издавать? Предчувствие подсказывало, явственно шептало ей что это еще не конец. Что-то не так. Может всё дело было в этой темноте, которая её по прежнему пугала, может в её детской паранойе. Дори чуть отстранилась, взглянув в его глаза.
- Я...да, одна... - хлюпнув проговорила она, не особо вникая в смысл его вопроса - а что это был за грохот? Ты...тоже его слышал?

0


Вы здесь » Alternative Reality: Последний закат » Минувшие дни » Эпизод №4 Освоение


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC