Alternative Reality: Последний закат

Объявление

Навигация

Новости:

30.04.2017 - Начало игры.
------------
Стартанул первый сюжетный эпизод: «Пробуждение» - Очередная группа людей, согласно никому непонятной логике начала приходить в себя. С первых минут они вынуждены сражаться за жизнь, ведь привычный им мир прекратил свое существование. Что ждет их впереди? Много насилия, много боли, новые знакомства, и возможно чуть приоткрытая завеса тайны...
------------

Погода:

Нью-Йорк. Манхэттен.
------------
+4° +10°. Высокая облачность, сильный дождь. Скорость ветра 13,9-17,1 м/с

Администрация

Nathan Hogart

События в игре:

Здесь будет текст

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Alternative Reality: Последний закат » Минувшие дни » Эпизод №6 Плененные Базгартом


Эпизод №6 Плененные Базгартом

Сообщений 1 страница 30 из 31

1

1 - Участники:
Lillian Clark, Arland Chantal, Maria Walsh, Nil Uosmer, Peter Garris, Rihard Salvaro, Raymond Boux

2 - Дата начала событий:
День седьмой. 20:00

3 - Отправная точка игры. Описание локации
Галеон «Базгарт»
Плавучая крепость по сути. Скрещенные череп и кости на разодранном флаге, хлопанье парусов и такелажа на ветру. Пять палуб, самое мощное артиллерийское вооружение минувших эпох. Сотни озверевших, пропахших потом и перегаром не просыхающих членов команды, готовых в любой миг сорваться с капитанской цепи, утоляя на новоявленных пленных жажду крови.

http://s9.uploads.ru/hNQF9.png

Давно не мытые, скользкие, липкие от крови, грязи и блевотины палубы. Застоявшийся, тяжелый, пропитанный сыростью воздух в захламленном трюме. Веревки врезающиеся в кожу до крови, бренчание кандалов других пленных во тьме...Это не съемки приключенческого фильма, и даже не реалити-шоу, это - реальность...

4 - Краткое описание
Элемент полной неожиданности несомненно сыграл пиратам на руку. Все люди собравшиеся в тот вечерний час на берегу, с замиранием сердца вглядываясь в выплывающий из дали корабль - ожидали спасения, мысленно прощаясь со всеми теми ужасами и смертями с которыми им пришлось столкнуться в первую ночь, и под боком у которых ходили все эти дни. Напряжение росло с каждым днем, может ли при таких обстоятельствах быть что-то более желанное, чем радостное предвкушение скорого возвращения домой? Пусть даже и неизвестно какой он. Но никто и помыслить тогда не мог, что приблизившийся к берегу бриг, с ходу даст по ним залп, разом лишая всех надежды. Двое погибли сразу, некоторым удалось сбежать. Тех же кто был лишен такой возможности - Марию Уолш, Кристофера Кита, Нила Уосмера и Реймонда Боукса ожидала незавидная участь плененных. В бесчувственном состоянии, надежно связанных, их доставили на причаливший следом за бригом галеон «Базгарт». Но как гласит народная мудрость - нет худа без добра. Что ждет их впереди? Много насилия, много боли, новые знакомства, и чуть приоткрытая завеса тайны...

5 - Очередность постов
Lillian Clark, Arland Chantal, Maria Walsh, Nil Uosmer, Peter Garris, Rihard Salvaro, Raymond Boux

0

2

<<========Эпизод №4 Освоение

Не взирая на то, что казалось уже не оставалось никаких шансов на спасение, она по прежнему, все ещё была жива. Осознание того, что ты продолжаешь жить, в то время как должен был умереть - способно радовать, даже тогда, когда кажется что радоваться в этой жизни больше нечему. Ты прошел по лезвию ножа, ты всё еще дышишь и чувствуешь. И пусть шагать еще далеко, и пусть эта даль пугает, но сейчас ты жив, и это осознание дает слабую искорку надежды, когда кажется что никакой надежды больше нет. Тяжелый, застоявшийся, пропитанный влагой, наполненный мерзкой гнилью воздух, и резкая боль в запястьях от врезающихся в кожу, липких от крови пут - это было первым что она почувствовала находясь на зыбкой грани между явью с осознанием жизни и поглотившим её сном, полным ужасающих, фантомных иллюзий. Размеренный стон лениво покачивающегося на волнах судна и ритмичное бряцанье цепей где-то совсем рядом - это было первым что она отчетливо услышала, медленно приходя в себя. Темнота едва разбавляемая рассеянными крупицами мутноватого, исскуственного света, с трудом пробивающегося из щелей откуда-то сверху - это было первым что она увидела открыв глаза. Почему? Это был первый вопрос пришедший на ум, вместе с пугающем осознанием ожидающих впереди перспектив. Мария не задавалась стандартным в таких случаях рядом вопросов: где она, что случилось, и тому подобное, просто потому что она всё вполне себе отчетливо помнила. Помня как вместе со всеми стояла на берегу в ожидании приближения корабля, помня оглушающий залп несущий смерть и свою попытку убежать окончившуюся крахом - она понимала что сейчас лежала в трюме вероятно того же самого корабля, со связанными за спиной, давно затекшими руками, просто потому что больше было негде. Но почему? Почему они открыли огонь по беззащитным людям не способным оказать никакого сопротивления, по живым людям ожидающим спасения? Почему она лежала здесь, в трюме парусника достойного иллюстраций в учебниках истории? Казалось всё это было лишено всякой логики. Всё это напоминало увлекательный сюжет какого нибудь приключенческого романа, или фильма, или даже хотя бы кошмарный сон...Да что угодно но только не реальность! Однако же боль была настоящей, а страх неизвестности услужливо давал понять что это реальность, что вопреки всему здравому смыслу это на самом деле происходит с ней и сейчас. 
-...Ребята...Вы здесь?... - неуверенно, но с надеждой произнесла она, стараясь не шевелиться, дабы не подвергнуть себя новой вспышкой боли в истерзанном теле. Мария более-менее успела привязаться к окружающим её за минувшую неделю людям, и если спасение не пришло в этот раз, то продолжать бороться за него, она пожалуй желала только с ними.

0

3

<<========Эпизод №4 Освоение

Нил пробыл в отключке относительно не долго. Он мучительно, медленно начал приходить в себя, в тот час когда его, накрепко связанного по рукам и ногам, вместе с Марией и Крисом, в гнилой, скрипучей лодке доставляли на пугающее уже одним своим мрачным величием судно очень внушительных размеров фактически сопоставимых с громадой Сильварима. Кажется это был Галеон. Уосмер лежал на самом дне лодки, а через щели в борту можно было разглядеть некоторую часть незавидной обстановки. Голову немилосердно разрывало от боли, казалось даже нога болела не так сильно. Он чувствовал слипшиеся от крови волосы, чувствовал засохшую кровь на лице, кажется та больше не шла. Майкл так и не успел...Жив ли он? Вряд ли. В такой момент стоило смотреть правде в глаза, какой бы болезненной она ни была, безо всякой ложной надежды, не задаваясь лишними вопросами. В первые мгновения после того, как он открыв глаза взглянул в щель, Нил пребывал в шоке, не веря собственным глазам. Что же за...Корабли? Парусники?? Галеон??? Судя по всему именно они и дали залп. Залп по лагерю. Нил помнил то затихающее эхо разносящееся по острову. Эхо несущее смерть. Это было каким-то полнейшим, нереальнейшим безумием. Пираты? Первая и единственная, самая логичная догадка пришедшая на ум. Неужели это пираты? Те самые, лихие морские разбойники? Крюки вместо рук, попугаи на плече, ходьба по доске, сокровища?...Как такое возможно вообще?! Неужели они попали в прошлое?! Паника быстро начала завладевать его разумом. Лишь боль в связанных конечностях и побитой голове, вовремя поспособствовала тому, что бы не совершать необдуманных, панических поступков с наибольшей вероятностью способных привести его к смерти. Относительному здравомыслию буквально в самый последний момент удалось взять верх над паникой. Что могло их ожидать на галеоне? Черт его знает. Но во всяком случае точно ничего хорошего. Что же делать то теперь? Попытаться выпрыгнуть из лодки и добраться до берега? Это самоубийство. Неизвестно что сейчас творилось на берегу, до которого он со связанными руками и ногами вовсе не доберется, пойдя топором ко дну. Волнительно прикинув самые возможные перспективы, Нил понял что при таких обстоятельствах ему не оставалось ничего, кроме как из последних сил терпя боль, прикидываться бесчувственным настолько долго, насколько это вообще было возможным. Может в какой-то миг, подвернется наиболее удачный момент для побега. А если нет? Об этом лучше не думать. Нет...Вскоре их подняли на борт. Грубость обращения пиратов к пленным, окончательно убедила Нила в том, что это и впрямь реальность, не какая-нибудь постановка. Перед тем как бросить в трюм, их привязали к одной из мачт. Безвольно склонив голову на грудь, стараясь вообще не шевелиться, он слышал всё более и более пугающий гогот и насмешки пьяных моряков. Он не открывал глаз, а подсознание рисовало одну пугающую картину за другой: а вдруг его будут стегать кнутами рассекая тело до кости? А вдруг его пустят по доске, живьем скармливая акулам? А вдруг его пропустят под килем? Иногда его голову грубо поднимали за волосы, Уосмер чувствовал тошнотворный запах перегара, кто-то харкался прямо в его лицо, несколько раз, его окатывали из ведра и обливали чем-то мерзким.     
"Терпеть, терпеть, терпеть...Терпее-ее-еть..." - твердил он себе с необычайным упорством все эти мучительные минуты, все те пол часа в аду. Когда же его, вместе с Крисом и Марией швырнули в трюм, он испытал облегчение. Здесь были еще измученные пленные, их были сотни, прикованные кандалами, но все молчали, а он не нарушал тишины. Часами он лежал на спине, глядя в потолок, через щели в котором пробивались жалкие лучи света. Мысленно он проклинал судьбу на чем свет стоит, грозил пиратам мучительной местью за каждую секунду проведенную в страхе и мерзости, в какой-то момент заплакал оплакивая погибших и свое казалось тупиковое, безвыходное положение. Много думал, вспоминал, размышлял. Майкла было жалко. Такой парень был...Конечно, существовала ничтожная вероятность того что ему, как и всем остальным удалось выжить, может они находились на другом судне? Но вот удастся ли еще свидеться? Что будет дальше? Если не убьют, то продадут в рабство. А способен ли он будет вообще выдержать морское путешествие в трюме, при таком обращении? Нет...если путешествие затянется на недели, то это просто нереально. Если не скончается, то с ума сойдет точно...
-...Ребята...Вы здесь?... - наконец, через несколько часов ожидания, голос Марии прорезал тишину. Слышать его было невероятно приятно, и одновременно мучительно больно.
- Я тут... - коротко, как-то даже меланхолично ответил он. Удастся ли выбраться? Надежды нет, остается лишь свыкнуться, и ожидать...

0

4

Чуть дрогнув, отяжелевшие веки медленно приподнялись, тягуче-лениво открывая взору не самую обнадеживающую картину, отрывая Реймонда из бездонного, бескрайнего мрака поглотивших его подсознательных иллюзий, возвращая в суровые реалии настоящего. Сейчас он сидел на каком-то подобии стула с высокой спинкой, к которой были привязаны его руки заведенные за спину. Путы настолько болезненно врезались в кожу, что можно было и не пытаться вырваться. Ноги так же были накрепко привязаны к ножкам. Голова безвольно повисла на груди. После всего произошедшего, Реймонд ослаб настолько что казалось уже не мог поднять её самостоятельно, ровно как и соображать здраво, да и не больно пока хотелось. По всей видимости сейчас он находился в капитанской каюте. При таком положении он не многое мог разглядеть, но было видно что стул стоял вероятно посреди дорогого, изысканного ковра. В помещении царил обманчиво-приятный ночной полумрак, создаваемый мягким потоком света льющимся откуда-то сверху. Совсем рядом, впереди кто-то был. До его слуха доносился размеренный, словно тиканье часов стук неторопливых шагов, приглушаемый ковром, как если бы кто-то в глубокой задумчивости шагал из угла в угол. Боукс не шевелился. Если сейчас на самом деле была уже ночь, значит долго он пробыл в отключке. Черт его знает что ублюдочные садисты с ним  могли сделать за это время. Тогда, на палубе лайнера, буквально в самый последний момент, когда он вскочил на борт готовясь спрыгнуть, его ранили выстрелом в спину. Кажется ранение было не самое серьезное, но ужасно болезненное. Он мешком свалился в воду, будучи еще в сознании, с трудом держась на поверхности, Боукс попытался уплыть, но куда там? Его выловили и подняли на борт брига. Все отчаянные попытки вырваться ни к чему не привели. Он быстро терял силы, вместе с кровью хлещущей из открытой раны. В какой-то момент, Реймонд уже попрощался с жизнью, но к его облегчению и одновременно ужасу, кажется пиратам он неизвестно зачем нужен был живым. К тому времени как его бросили на какое-то отдаленное подобие больничной кушетки где-то в чреве судна, Реймонд уже не мог самостоятельно стоять на ногах, а мысли путались в его голове, глаза застилала темнота. Краем зрения он, со страхом отмечал какие-то грязные, остро заточенные хирургические инструменты, но прежде чем успел понять что это значит, его начали резать по живому, без наркоза. Его организм не способен был этого выдержать. Невольно завопив, завопив так, как никогда еще не кричал, завопив во всю мощь своих легких, Боукс вырубился уже в первые секунды после того как садисты начали ковыряться в его ране. И вот теперь, он сидел здесь, медленно приходя в себя, ослабший до нельзя. Даже если вдруг подвернется шанс убежать, при таком состоянии он просто не способен будет уйти далеко. Вероятно именно потому что он нужен был живым, его не убили сразу тогда на палубе, хотя вполне могли бы это сделать. Неожиданно шаги затихли, Реймонд инстинктивно напрягся, настолько, насколько только позволяло его состояние.
- ...Реймонд Боукс...Солдат удачи, преданный своей страной герой одиночка...Давно не виделись, а?
"Нет! Не может быть!" - мысленно возопил Боукс, через силу обращая взор на говорившего. Он знал этот голос. Этот голос - единственное чего он боялся сильнее всего, что бросало его в холодный пот, что заставляло сердце сжиматься в металлических тисках. Рихард Сальваро. Его, сменившего военную форму на пиратское рванье было сложно узнать, но тем не менее, это был он -  гердорианец, его бывший командир. Тот, на кого когда-то равнялись все бойцы. Двуличный ублюдок предавший отряд, ублюдок по чьей причине он вынужден был застрять здесь!
- Рихард... - с трудом выдавил Боукс, вновь безвольно опуская голову, упирая взгляд в пол. На большее как ни странно сил не хватило. Даже говорить было тяжело.
-...Не думал что ты продержишься так долго. Знаешь, ты меня удивил. Удивил, и порадовал, что само по себе случается крайне редко...мое тебе почтение...
Всё тот же голос, тот же холодный командирский тон, с непробиваемо стальными нотками от которых кровь стыла в жилах. Боукс так долго страшился встречи с ним...Все эти дни он догадывался что рано или поздно его пути пересекутся с бывшим командиром. Хотя бы уже потому, что Сальваро не погиб в ту ночь. Но тем не менее трудно, очень трудно было поверить что это действительно сейчас был он. Что это действительно Рихард стоял перед ним.
-...М...Меня...предала не страна...меня предал ты. Ублюдок...Зачем?...
Зычная, саркастическая ухмылка в ответ.
- О Сержант, я знаю у тебя много вопросов. Но я отвечу лишь на один. Гайлас, ты ведь помнишь его?...

0

5

- Нил?... - все так же несколько неуверенно произнесла она в ответ, в надежде удостовериться в том, что это действительно был он. Тот самый Нил Уосмер из группы выживших с Сильварима. Более никого не было слышно, вероятно остальные, если они здесь, всё еще были без сознания. Еще будучи находясь в лагере, Мария видела этого дохляка Нила лишь мельком, чему уже была рада, до этого момента. Она сознательно по возможности пыталась его сторониться, избегать встречи с ним. Нет не потому что она чего-то боялась или ей было тяжело как в случае с Крисом. Хотя конечно и это в малой доле имело место быть. В основе же своей тут дело обстояло несколько иначе. Этот юноша ипохондрик с низким, еще неокрепшим подростковым голосом был единственным из всех кто откровенно говоря раздражал её уже одним своим присутствием, и на то были свои причины. Его голос прочно засел у неё в памяти, как и его хромота, как и его округлое, прыщавое лицо с почти не спускаемой гримасой страданий. Но сейчас он будто бы был каким-то другим, даже не столько страдальческим, сколько тяжелым, не таким как обычно. Тем не менее, это все-таки был он.
- ...никогда бы не подумала что буду так рада слышать твой голос...
И это действительно было так. Сейчас она действительно, совершенно искренне была рада видеть Нила, словно старого знакомого. Каким бы он ни был, все-таки он - один из своих. Правильно говорят что общая беда сплочает. Может при более близком знакомстве Уосмер окажется и не таким беспомощным выпендрежником с шилом в заднице, каким казался ранее.
- Слушай...нам нужно как-то выбираться отсюда. Ты можешь добраться до меня? Я...кажется даже пальцами пошевелить не могу...
Мария попыталась приподняться, но при малейшей попытке пошевелиться, веревки лишь сильнее врезались в кожу, срывая с её губ сдавленный стон.
- Надо как-то развязаться...

Отредактировано Maria Walsh (2014-02-24 20:57:28)

0

6

Будучи рождена Элорийкой в Армандии, Лиллиан Кларк с момента своего появления на свет, была обречена на то, что бы втихую глотая слезы удушающей обиды, терпя боль, раз за разом проклинать свое ненавистное происхождение и родню обрекшую её на бесславное, жалкое волочение своей жизни в той же нищете, постоянном принижении и лишениях, в которой прожили и они сами, без каких-либо перспективных возможностей вырваться из той гнилой дыры, в которой она родилась, и в которой все двадцать пять лет своей жизни, практически безвылазно прожила вместе с горсткой из пары сотен таких же никчемных отбросов общества, покорно прислуживая нет-нет да заходящим в их порт морякам, за счет которых в основе своей теперь и существовало их маленькое, уверенно катящееся к упадку портовое поселение, так и не достигшее пика своего развития, оторванное от прогрессивной цивилизации, забытое славным Вартангхельмовским правительством. Действительно, кому какое есть дело, до жалкого, отживающего свою эпоху пятнышка на лике Инсогнии, отмеченного то далеко не на всех картах, когда другие более насущные проблемы угрожают могущественному государству? Лил всегда с завистью и благоговейным трепетом смотрела на заходящих к ним моряков. Вот они, свободные хозяева своей судьбы, не обремененные своим положением. Они никогда не забывали указывать Армандским жителям на их положение в обществе, обращаясь как с прислугой, с подстилкой коими они по сути и являлись, будучи не способными на большее, завися от тех кто платит. Ею пользовались за какие-то подачки - принеси, отнеси, удовлетвори, и только попробуй в чем либо отказать. Долгое время она выслуживалась в надежде на стоющую подачку. Но не бывает худа без добра. С годами Лил научилась воровать. Иногда удачно, иногда нет. Когда её ловили за воровством, ей приходилось очень не сладко. Иногда Лиллиан удавалось сбежать, скрываясь целыми неделями, до тех пор пока моряки ни уплывали восвояси, иногда нет. Сейчас был один из тех случаев, когда ей не удалось скрыться. Она решилась обворовать не тех, кто так просто готов был отказаться от своего добра. Они нашли её, догнали, избили, а уплывая забрали с собой. Теперь она прислуживала уже в надежде на то, что бы ей сохранили жизнь. Вот уже сорок пятый день она жила на галеоне на положении рабыни, в постоянном страхе, разве что не закованной в кандалы. Свободные минуты и часы сна, она проводила в трюме, вместе с другими пленными, питалась той же едой, которую даже жратвой назвать можно было разве что условно. Лиллиан во всех смыслах было тяжело переносить это путешествие. За минувшие дни, она видела безумные вещи. Она видела как другие пленные сходили с ума, безумели, как некоторых пытали и убивали прямо здесь. Иногда в трюм сбрасывали новых захваченных плененных. Порой ей казалось что она сама начинала слетать с катушек. До дрожи страшась того что однажды наступит и её черед мучительно медленно умирать, она выслуживалась на пределе своих возможностей. Благо это было то, что она умела делать лучше всего. Лиллиан боялась смерти, а необъятные морские просторы когда-то пробуждающие в ней столько мечтательной зависти и куда теперь уносило пленившее её судно - ныне угнетали, лишь более подливая масла в огонь. Плевать на честь, плевать на гордость. Главное - жить, в отчаянной надежде однажды сбежать, спастись, сойти на берег. Правильно говорят что правда у всех одна - мы не хотим умирать...Когда Лил услышала приглушенные пушечные залпы где-то вдалеке, она сидела в трюме, пытаясь после скудного ужина не много поспать в выпавшие ей часы спокойствия. Верхние палубы наполнились криками и шагами суетящихся матросов. Что-то там происходило. Трюм так же стал наполняться голосами. Может это было нападение? Может в общей суматохе удастся спастись? А вдруг галеон потонет и их всех потянет за собой?...Скорее всего берег тоже был где-то рядом, должен был быть. Это были запредельно напряженные минуты ожидания. Еще не много и Лил решилась бы попытаться освободить пленных. Но не было больше слышно ни залпов, ни звуков борьбы, и это её останавливало, заставляло терзаться в нерешительности. Попытаться убежать сейчас, ровно как и попытаться поднять бунт при таком соотношении, было все равно что подписать смертный приговор, не только себе но и всем пленным. Кто его знает что там могло произойти? Они выжидали. А еще через какое-то время, стало ясно что никаких шансов на побег сейчас нет. И вновь трюм затих, погрузился в давящую тишину. Каждый думал о чем-то своем. Она думала об Армандии, о доме. По сравнению с Базгартом, старый-добрый Арман, сейчас казался ей раем земным. Она не ценила то что имела, и разум потерла всё. Удастся ли вернуться? Вскоре в трюм забросили новых пленных, двух парней и девушку связанных по рукам и ногам. Её глаза уже давно привыкли к темноте царящей тут, она отчетливо видела молодого юношу - единственного из троицы кто был в сознании. Было ли ей жаль парня? По началу да. Не сказать что бы сильно, но факт имел место быть. А потом стало тошно. Она не переносила мужских слез, никогда этого не понимала. Мужчина кем бы он ни был, прежде всего должен оставаться мужчиной при любых обстоятельствах. Даже она не позволяла себе лить слезы на чьих-то глазах. А затем, спустя несколько часов проснулась и девушка. Лил поудобнее устроившись на полу, вновь попыталась прикорнуть, слушая новоявленных в пол уха:
- Вам проблем мало? - произнесла она, расслышав что-то про побег - нет никакого смысла сейчас бежать с галеона. Вы не подниметесь и дальше следующей палубы, убьют вас, да и других за собой в могилу потяните. Оно вам надо?

0

7

Нельзя сказать что бы Нил полностью поддерживал возгоревшееся рвение Марии попытаться убежать, но он прекрасно её понимал. В такие вот попахивающие безысходностью, тупиковые моменты, нет ничего желаннее надежды на спасительный побег. Эта мысль о спасении - первое что не прошенным, но таким желанным гостем вторгается в голову, после того, как обнаруживаешь себя в плену, где смерть могильным холодом дышит тебе в затылок. Такова уж природа человека. Однако у Нила было достаточно времени на то, что бы трезво расставить все приоритеты, осмыслить своё положение. Они находились на галеоне наполненном обезумевшими головорезами. Сложно представить какой у них капитан, если он конечно был. Каковы у них шансы сбежать отсюда? Конечно же ничтожные. Даже если им удастся высвободиться от этих пут, если они попытаются сейчас убежать, то скорее всего лишь приблизят свою смерть. Да и куда он убежит то со своей ногой? Калека против целой аравы моряков? Это же смешно. Кроме того, его точку зрения поддерживала и одна из пленных девушек решившая таки подать голос:
-...Вы не подниметесь и дальше следующей палубы, убьют вас, да и других за собой в могилу потяните. Оно вам надо?
- Она права - констатируя факт ответил Нил осторожно принимая сидячее положение, нет, не потому что горел желанием помочь Марии развязаться, а скорее в целях хотя бы немного размять затекшие без движения конечности и повнимательнее обвести взглядом трюм. Стараясь по минимуму тревожить руки и больную ногу, он уперся спиной в какие-то тюки в беспорядке сваленные в кучу позади - ты многого не видела пока была в отключке. С чем кстати тебя и поздравляю.
Но с другой стороны, покорно сидеть здесь в беспомощности и покорно ожидать когда подвернется самый удачный момент для побега, которого могло и не наступить, тоже было глупо. Что-то нужно было делать, пока судно еще находилось рядом с островом, но что? Еще не очнувшийся Кристофер лежал рядом, всего в нескольких шагах по правое плечо от него. Там же, справа в некотором отдалении от них стояли скованные цепями другие пленные. По началу, когда его взгляд еще не привык к темноте, ему казалось что их были сотни, но на самом же деле не больше двадцати. На них - истощенных, измученных было больно даже смотреть. Можно и не мечтать попытаться поднять бунт, скорее всего они и самостоятельно идти то не смогут. Интересно, сколько они так простояли? Казалось некоторых с трудом удерживают собственные ноги и стояли они лишь за счет рук сцепленных над головой. Хорошо хоть его так же не заковали. Опять же почему? Может это еще впереди...Как бы там ни было, Нил не простоял бы так и пары часов. Голос Марии шел откуда-то слева, саму её не было видно за целой горой сваленных тюков с какими-то наверняка награбленными вещами, чего здесь только не было. Где-то там же вне зоны его видимости находилась девушка подавшая голос.
- Здесь Крис. Ему похоже досталось, он еще не очнулся. Боюсь я не смогу добраться до тебя. У меня нога, ты забыла?

Отредактировано Nil Uosmer (2014-02-26 16:04:28)

0

8

Словно загнанный зверь, капитан выслушав доклад старшего помощника, мерил шагами свою каюту, стараясь избегать взгляда в окна на приевшийся до невозможности пейзаж. У самой двери, в нерешительности мялся уже порядком надравшийся старпом, ожидая последующих поручений. Питер взирал на капитана с волнительным страхом. Пристрастие к алкоголю, не мешало ему чутко ловить напряженным взглядом каждое его движение, следить за каждым его шагом, на то он и старпом. Пит уже несколько раз успел пожалеть о своих словах. Этим вечером, Арланд Шантал снова пребывал в мрачном расположении духа, не имея на то, каких-либо веских оснований. Здесь, в его личном государстве, с его личными законами и порядками, они ему и не требовались. Это была очередная вспышка неконтролируемой алчной ярости, недовольства всем и каждым, начало которой было положено еще ранним утром и теперь достигшая своей кондиции, сокрушающего апогея. Арланд был удачливым капитаном, хорошим стратегом, но никчемным лидером. Когда-то, он был движим мечтой, но никогда не был таким как все. С необычайным упорством, Шант всегда достигал поставленных перед собой целей, какими бы безумными они по началу ни казались и сколько бы не несли под собою смертей. Однажды достигнув мечты всей своей жизни, к которой шел более двадцати лет, он стал алчен, алчен до безумия. Он имел в своих руках власть. Его матросы ходили перед ним как по струнке. Его небольшой, но набирающий силу флот многим внушал страх, трюмы были полны ценностей и пленных, готовых по единому зову вылизать задницы своих хозяев. Но к хорошему быстро привыкаешь. Ему было мало, ему хотелось большего, он был одним из тех Герийцев, кто не мог вовремя остановиться. То что когда-то приносило ему столько удовлетворения, и заставляло возгордиться собой, ныне не вызывало ничего кроме отторжения и презрения. А той добычи которую они получали с набегов и грабежей было слишком мало. Не так давно, оптимальным выходом на пути к новым землям и действительно большим богатствам стал Рихард Сальваро - небезызвестный командир некоего ударного подразделения из самого Вартангхельма. Тогда, Арлан по достоинству оценил размах поступившего от него предложения. Но с тех пор как Шант решился заключить союз с Рихардом, его стала одолевать паранойя, он постоянно видел в своем союзнике соперника, ему казалось что Сальваро ведет свою, тайную игру. А сейчас, когда он узнал что Рихард допрашивает одного из пленных у себя в каюте ничего при этом не доложив ему, что шло решительно вразрез с их договором, до сих пор беспочвенные подозрения перешли на новый уровень. Ничто ему не мешало сейчас просто ввалиться к Сальваро и напрямую потребовать ответов, или отправить обоих к дьяволу, покончив со всеми сомнениями, но что он этим добьется? Больше убытка, чем навара...Наконец он прекратил метаться из стороны в сторону, обернувшись, бросил взгляд на старпома:
- Приведи ко мне оставшихся троих. Если они в безсознанке - разбуди. Пора поработать...Живо!

0

9

- Да капитан... - покорно ответил Питер Гаррис, поспешно выходя за дверь. Кэп сегодня был не в настроении, опять. Это было дурной новостью для всей команды. Если Шант был не в духе, то в первую очередь накалялись далеко не железные нервы его ближайшего помощника. А когда Пит был на нервах - он отыгрывался на команде, а уже потом, нарочито медленно сбрасывал напряжение на пленных, благо в них недостатка еще не было. Жаль лишь что мало у кого хватало смелости, и сообразительности поднять на него в ответ руку, а ведь никто и не догадывался что порой он только этого и добивается. Силком ломать чью-то волю, драть сукиных детей без жалости, до потери пульса, до последней капли пота и крови тех кто в жалком отчаянии пытается противиться его напору, может ли что-то быть более желанным когда всё нутро кипит и разрывает в переполняющей ярости? На этом судне, всегда есть куда направить свой гнев. Кто знает какие тараканы сегодня засели в воспаленной капитанской башке, и кто на этот раз попадет под горячую руку старпома. На верхней палубе было спокойно, тихо и по вечернему свежо. Паруса убраны. Многие матросы, не только с галеона но и с бригов сейчас находились на желанном берегу, там где ночную темноту разрезали яркие языки пламени разгорающихся костров. Этот остров сулил им всем большой навар. Немногие, залившие глотку настолько, что не могли самостоятельно стоять на ногах - дрыхли прямо на палубе. Выхватив у одного из храпящих матросов полупустую бутылку любимого пойла он впрочем не особо торопясь, не твердым шагом спустился вниз, освещая себе путь покоцанным карманным фонариком которым разжился во время одного из налетов. К вони устоявшийся на нижних палубах он уже давно привык за время плавания, и сейчас не обращал на неё никакого внимания. Потные моряки работающие седьмой час к ряду воняли хуже. Спустившись в трюм, Пит первым делом направился к разлегшийся, молодой девчонке-воришке которую они прихватили во время захода в один из портов. Пнул носком ботинка, метя по соблазнительным, пухлым губам:   
- Вставай трюмовая крыса! Отрабатывать своё пойдешь!
Только потом Гаррис перевел луч фонаря на новых пленных - двое очухались, третий всё еще дрых. Ничтожные твари.
- Вы, подъем! Вам повезло что кэп хочет вас видеть!
Свежая кровь. Как же это заманчиво. Было безмерно жаль что именно сейчас они понадобились капитану, что чуть раньше ему не хватило ума заглянуть в трюм. Вот на ком он бы оторвался с воистину садистским удовлетворением. Ну ничего...Всё еще впереди, вечность Шант их у себя не продержит...Третьего он не стал приводить в чувство, посчитав это ниже своего достоинства. Да и любой Гериец на его месте посчитал бы так же. Можно было оставить зеленого сопляка себе на десерт, придумав для кэпа какую-нибудь небылицу.

Отредактировано Peter Garris (2014-02-27 23:54:33)

0

10

Помнил ли он его?...Гайлас. Это одно из мест его первых боевых операций, единственное клеймом засевшее в памяти. Оно, пять лет назад стало той разделительной точкой не возврата вырвавшей Реймонда из шаткого равновесия. Находясь в Гайласе, физически ощущаешь темную сущность этого места, её присутствие. Чувствуя как она окружает, сковывает и фактически завладевает твоей волей ты буквально прощаешься с некоторой истончающийся частью самого себя, впитывающийся в саму тьму пропитанную психозом и ужасом. Гайлас, это место где нельзя верить всему что видят твои глаза. Нужно быть конченым безумцем, что бы однажды побывав там, пожелать вернуться туда вновь. Таким безумцем как Рихард. Когда отряд покидал город, в голове Реймонда - тогда еще зеленого новобранца, и еще нескольких таких же ребят роилось множество неразрешенных вопросов. Долгое время они, вместе с кошмарными воспоминаниями прочно засевшими в подсознании, не давали ему покоя, терзали его разум, преследовали даже во снах. Со временем они забылись, отложились в дальних углах памяти, но сейчас некоторые из них вновь всплыли, найдя ответы в лице Рихарда. Пять лет, так вот значит каков срок его предательства. Пять лет он водил всех за нос, мастерски отводя от себя любые подозрения. Все эти года его службы, вплоть до судьбоносной операции забросившей его сюда, честь не позволяла Реймонду и помыслить о двуличности командира, горой стоящего за своих бойцов. Но если бы ему хоть раз хватило выдержки прочно ухватиться за эту ниточку, то вероятно многое могло бы встать на свои места...Сержант промолчал, а меж тем Рихард продолжил:
-...Мне нужны такие как ты, такие как Стив и Гриф.
Услышав знакомые имена, он был уже не в силах молчать:
- Что?... - скорее невольно, нежели осмысленно сорвалось с его губ - они живы?
- Вы трое прошли естественный отбор. Хоть откровенно говоря, ставил я не на вас. - словно не слыша, продолжил он - вам осталось только сделать верный выбор. Подохнуть, или пойти на встречу новой эпохе. Ты должен понимать, что назад тебе пути больше нет. То хваленое государство во славу и защиту которого ты отдал шесть лет своей жизни, теперь отвернулось от тебя. Отвернулось, избавилось как от пришедшего в негодность расходного материала, в то время как само оно находится едва ли в лучшем положении чем ты сейчас. - на последних словах он в пару размашистых шагов сократив разделяющее их расстояние, обхватил могучей ладонью горло своего пленного, резко перекрывая тому доступ кислорода - ...оно стоит на коленях, прогибаясь под натиском собственной анархичной преступности... - двумя пальцами Рихард сдавил кадык -...стоит лишь надавить посильнее, что бы окончательно сломить его... 
- ...Я...с...тобой... - с трудом прохрипел Реймонд, чувствуя дыхание смерти так близко, как еще никогда до этого...

0

11

Час от часу было не легче. Ведь как чувствовала Мария что сегодня произойдет что-то подобное тому, что происходило сейчас. Впредь определенно стоило беспрекословно верить своему предчувствию. При слове галеон, подсознание тотчас нарисовало перед ней огромную, величественную и неприступную словно утес, флагманскую плавучую крепость. Десятки палуб, сотни членов закаленной морем команды...Интересно было бы посмотреть на них. Если бы они еще не стояли необъяснимой угрозой...Получается, бриг был не единственным кораблем причалившим к острову. Если они и впрямь находились на галеоне, могло ли это означать, что у берегов сейчас встал на якорь целый флот? Кажется она долго пролежала без сознания. И без того патовая ситуация, теперь значительно усложнялась. Мария обвела взглядом трюм, настолько, насколько позволяло её положение. Едва возникшее было расположение к беспомощной тряпке Нилу, вновь сменилось презрением. Вступать с ним в спор и что-то доказывать сейчас совершенно не хотелось. Был бы хоть Крис в сознании...Вот они, мужчины. С позволения сказать сильный пол. Позор, ей богу позор, а не сильный пол, название одно. Да, действительно, исходя из увиденного, на легкий, изящный бриг это мало походило. Но даже на этом чудеса не заканчивались. В какой-то миг, её взгляд, упал на подавшую голос девушку, да так, с выражением замешательства, переходящего в удивление и задержался на ней. В отличии от всех прочих пленных, она, как ни странно не была связанной. Более того, расположилась на полу так, как если бы находилась не в трюме, а где нибудь у себя дома, отдыхая после тяжелого трудового дня. Может и вовсе не была пленной? Тогда что она вообще тут делает?
- Эй... - робко позвала было она, как неожиданно где-то чуть в отдалении раздался скрип, подобный мерзкому скрипу давно не смазанных петель, и почти сразу темноту прорезал луч света, а затем раздались и тяжелые шаги. Кто-то приближался. Может пришли именно за ними, за новыми пленными. Мысленно выругавшись, Мария затаилась. Не шевелясь, даже стараясь не дышать, она с волнением следила взглядом за приближающимся не твердой походкой мужчиной, вскоре показавшимся в пределах её видимости. Она понимала что это ей в общем-то не особо поможет, это был скорее какой-то инстинктивный порыв. Вот она, ирония судьбы - желали увидеть членов команды? Получите-распишитесь. Мужчина был высоким, мускулистым. Скорее не мужчина, а мужик - самое точное слово, характеризующее то, что видела она. Не то что сопля Нил, такого хрен сломишь. Даже один его вид уже устрашал. Оставалось лишь радоваться тому, что его внимание кажется было обращено не к ней самой. Да, так и было, мужчина даже не взглянув на Марию, направился к той самой девушке. Увиденное, как впрочем и услышанное в следующие пару секунд, заставило её убедиться в том, что с пленными здесь обращались не иначе как со скотиной, нужно было убираться отсюда. Убираться, бежать, как можно быстрей, как можно дальше. И все же рановато Мария понадеялась что злой рок, хоть на сей раз обойдет их стороной. Отдав приказание девушке, он направил луч фонаря казалось прямиком ей в глаза. Происходило то, чего она пожалуй сейчас боялась больше всего...
- Вы, подъем! Вам повезло что кэп хочет вас видеть!
- Да, хорошо... - сей же момент покорно пробормотала она, скрипя зубами приподнявшись сначала на колени, а затем с большим трудом поднявшись на ноги. Страх, трепетный страх завладевший ею, несколько притуплял боль, чего к великому сожалению нельзя было сказать о слабости. Она всерьез сомневалась что едва ли преодолеет расстояние в пару десятков метров, что уж говорить про поход к капитану, находящемуся наверняка где-нибудь на верхних палубах. Страшно подумать, какой у таких зверей капитан...Боже...При таком состоянии, о побеге и впрямь можно и не мечтать...

0

12

Кажется поспать ей сегодня точно было не суждено. Едва-едва устоявшееся спокойствие, было вновь нарушено скрипом отворяемой, трюмовой двери. Если сюда не вели очередную партию пленных, то ничего хорошего этот звук точно не предвещал. Лиллиан инстинктивно напряглась вслушиваясь в последующий затем звук медленно приближающихся шагов. Под сплошным негативом веющим от этой поступи, все как-то разом покорно затихли, не было слышно ни голосов, ни даже бренчания оков и цепей. Лишь ленивый скрип могучего судна. Она знала эту тяжелую поступь, узнала её почти сразу. После стольких дней проведенных здесь на положении всеми прогибаемой твари, невольно начинаешь запоминать, откладывать в памяти каждую мелочь, каждую казалось бы пустяковую деталь. Это был Питер Гаррис, старпом, славящийся среди команды не столько своей суровостью, сколько непробиваемой холодностью. Выдержке и выносливости этого герийца можно было позавидовать. Кажется это были только его шаги. Она чуть приоткрыла глаза. Пляшущий в такт шагам, яркий луч фонаря сильно мешал обзору, да и расположилась она, относительно двери далеко не самым удачным образом. Но ей удалось разглядеть достаточно, что бы понять - она не ошиблась. Это был Гаррис, в своем привычном расположении духа. Он был один, а значит за кем-то шел, больше незачем ему было спускаться сюда. Если бы здесь не было новых пленных, можно было и не сомневаться что он шел именно за ней, а так существовала некоторая вероятность, что под разнос этой ночью попадет свежее мясо. Лил вновь закрыла глаза, принимая спящий вид. Так всегда было легче ожидать.
"Только не меня, прошу только не меня..." - она была не единственная кто сейчас молил об этом, вымаливая у судьбы пощаду. Здесь каждый кто еще не смирился окончательно, не попрощался с жизнью, кто еще цеплялся за неё - был сам за себя. Старпом приближался мучительно медленно, словно нарочно испытывая на прочность терпение пленников. Она почувствовала мерзопакостную вонь дешевого перегара, а в следующую секунду, резко вспыхнувшая боль, сорвала с её разбитых губ непроизвольный вскрик. Пришли за ней. Утирая выступившую кровь, Лиллиан так быстро как только могла поднялась на ноги. Удар был болезненным, из глаз высыпали искры, а мерзкий привкус не останавливающийся крови, заполнял рот. Её впервые били по лицу, и это пугало...

0

13

Мария замолкла. Похоже даже весть о том, что здесь находился еще один из своих, она восприняла как что-то само собой разумеющиеся. Понятно что сказанные им слова, и его решительное нежелание пойти к ней навстречу бросаясь в омут с головой ради самоубийственной попытки спастись, не сильно её обрадовали. Но что поделать, если такова суровая правда жизни? Придет время, и она ему еще сама спасибо скажет. Если придет. Когда он услышал уже знакомый скрип отворяемой двери, первое что почувствовал Нил, был холод в миг заставляющий похолодеть кровь в жилах, холод уже который раз за этот вечер порождаемый бросающим в дрожь страхом. Могильный холод заставляющий сердце биться чаще. Когда же это наконец закончится то черт побери?!...Должно же это когда-то кончиться, только не концом пути, не тупиком...Терпеть, терпеть...Только терпеть...Нил не видел приближающегося. Его круг обзора по левое плечо был сильно ограничен, но судя по тем тяжелым, неспешным шагам, которые он слышал, можно было предположить что это вряд ли кто-то из простых матросов. Во всяком случае не из тех кто несколькими часами ранее, с садистским удовлетворением демонстрировал свою силу перед его беспомощностью. Пока неизвестно было хорошо это или плохо. Марии, и тем пленным кто находился там, по левую сторону от него, Нил не очень то завидовал. Взирать на пляшущие отблески разрезающего темноту света, было ничуть не менее мучительно, чем видеть приближающегося своими глазами. Все как-то резко замолкли, всё замерло, затаилось. Неужели он был настолько страшен? Может это сам капитан? Нил тоже не шевелился. Лишь бегающий взгляд выражал всю глубину захлестнувшего его страха, которого он и не думал скрывать. Казалось что бешеный, панический перестук его сердца, был слышен на весь трюм. Создавалось впечатление, что неизвестный шел именно на этот звук, до тех пор пока он ни остановился где-то там, тяжелым баритоном гаркнув что-то одной из пленных. До тех пор, пока ни раздался приглушенный звук удара и жалобный женский вскрик.
- Вы, подъем! Вам повезло что кэп хочет вас видеть!
По началу, Нил щурясь от света не совсем понял к кому конкретно был обращен приказ. Точнее понял, но упорно отказывался в это верить. Утвердительно ответивший голос Марии, в некотором роде послужил для него стартом к действиям, дал понять что с таким парнем не стоит пререкаться. Судя по тембру его голоса, он не походил на тех, кто повторяет дважды. Упираясь на здоровую ногу, Нил поднялся следом за Марией. Этот подъем, дался ему не легко, но через силу поднявшись, он увидел что это был за мужик. Первое впечатление его не обмануло. Даже более чем.
"Повезло?...интересно, насколько нам повезло?..."
На сарказм эта фраза не была похожа, может и впрямь капитан не столь страшен был?
- У меня...нога... - всё же решился он предупредить - ...она...мне тяжело будет идти.

0

14

Пит, насколько хватало мощности карманного фонарика, обвел взглядом дальние участки трюма. Раз уж он здесь, то стоило лишний раз удостовериться что всё в норме. Это была не паранойя сродни капитанской, это был жизненный опыт. Здесь было тихо, не считая жалобных постанываний и кряхтений медленно поднимающихся пленников. Порой именно такая тишина - самый явственный предвестник чего-то дурного. Но только не в этот раз. Всё было спокойно. По крайней мере на первый взгляд, а более тщательно осматривать трюм не было никакого желания. Сегодня у него были иные заботы. На мгновение оставив девчонку в покое, Пит снова сосредоточил свое внимание на новоявленных. Сейчас те еле стояли на ногах, с отчетливым выражением трепетного страха во взгляде. Осмелились даже подать голос. Это их и выдало. Драть еще никем не шуганных ублюдков, это запредельное удовольствие, сравнимое разве что с разрывом тугой девичьей целки. Они еще не знали куда попали. Не знали что здесь их еще заставят стоять на ногах и отплясывать в ритме, когда он будет разматывать их кишки, скармливая изголодавшимся зверям. Вынув из поясного чехла свой излюбленный, клинок, Гаррис поставив бутылку на пол, приблизился к девушке. Он не боялся за неприкрытый тыл. Знал что у трусливой малолетней шлюшки не хватит духу воспользоваться моментом и накинуться на него. А даже если и хватит, ни к чему хорошему для неё, эти попытки не приведут. Едва-едва касаясь кожи, Гаррис медленно провел холодной, закаленной сталью от щеки к шее, и чуть ниже скользнув под ворот рубахи. Он осязал её страх заводящий его. Буквально вдыхая его, пит чувствовал как в нем безудержным пламенем возгорается страстное желание первым вкусить этот плод...Губительное желание...Ведь если до Шанта он дойдет надкусанным...   
- Держать чью-то жизнь на острие клинка... - намеренно не закончив фразу, он обрезал веревки на её ногах. Затем сделал тоже самое с путами на ногах парня, подтолкнув того вперед.
- Шагайте, живо! - гаркнул он, убирая клинок обратно и подхватив на ходу бутылку. Ведя троицу на верх, Гаррис намеренно всё сильнее подталкивал то девушку, то парня, дабы те оступаясь неудачно падали, а он получал лишнюю возможность потешиться, наслаждаясь их ничтожностью. Теперь, после того как он почувствовал насколько желанная эта свежая кровь, Пит был на порядок более зол и раздражен, чем несколькими минутами ранее. Но он не просто так прихватил с собой шлюшку Лиллиан. Еще несколько минут, и он выместит всю свою ярость на этой крысе. Поднявшись на верхнюю палубу, он всучил ей бутылку:
- Жди здесь тварь. Только попробуй пролить хоть каплю...урою суку...
Отведя пленников к капитану, он с ходу доложил:
- Эти двое как говна в штаны наложили, еле прутся. Третий совсем плох, никчемное гнилье. Его бы за борт...

0

15

Питер задерживался. Задерживался на порядок дольше ожидаемого. При иных обстоятельствах Шант возможно не потерпел бы такого, но не сейчас. Всё это время, он терпеливо, в глубокой задумчивости продолжал вышагивать из угла в угол, с несколько необычной для самого себя скрупулезностью обмозговывая каждый элемент пришедшего в голову решения, стараясь учесть всё до самой мельчайшей детали, не упустить ничего из того, что могло бы привести к краху. Ошибка могла стоить дорого. С одной стороны предпринимая им противоречивая авантюра была глупейшим безумием, но с другой - стратегически гениальна. Он и сам не был уверен в том, какая чаша весов в конечном итоге перевесит. Но Арлан не был бы сейчас тем, кто он есть, если бы не был удачливым любителем идти на риск. Иногда он останавливался у окна, все-же вглядываясь в ночной пейзаж. Все дикие, природные места этих дальних морей, были поразительно схожи друг с другом. Существенное различие обстояло лишь в их сущности, сокрытой от несведущего первого взгляда. Когда же дверь в каюту наконец отворилась впуская гостей, Шант в очередной раз стоял у окна, разглядывая помятую громаду круизного судна, напоровшегося на прибрежные скалы.   
- Я сам решу кого и когда отправлять за борт. Свободен. - бросил он в ответ на короткий доклад старпома. Лишь когда тот вышел, Арлан обвел пытливым взглядом пленных. Как нельзя кстати, они были молоды. Зелень еще не обученная жизнью. То что нужно.
- Вы хотите жить? - проговорил он, приближаясь чуть ближе - вижу, по глазам вижу что хотите... - желая в первую очередь дать понять что он вовсе не собирается делать им никаких предложений вроде услуги за услугу, а ставит перед выбором, Шант не менял своего привычного тона в обращении с трюмовыми, и совершенно не скрывал своего презрения к их жалкому, беспомощному виду. Но он их не трогал, пока что ограничиваясь лишь словами, что уже само по себе было большой ценой. Показали слабину? Готовьтесь к проблемам. Это был один из тех принципов, которым он следовал с детства и который вбивал команде.
- Я буду короток. Мне нужны осведомители, стукачи, крысы. Называйте как хотите. Вы будете причислены к команде. Станете моими ушами и глазами. Будете жить, до тех пор, пока вы мне нужны. К слову, я могу убить вас и прямо сейчас, уже потому, что вы для меня никто и никакой пользы мне еще не принесли. Мысль улавливаете? Знаю о чем вы могли сейчас подумать, но можете и не пытаться сбежать отсюда или обвести меня вокруг пальца. Итак, я жду вашего ответа.

0

16

- Вот и чудно... - ответил Рихард через силу разжимая хватку в тот самый момент, когда Рей с предсмертным хрипом уже готов был отчалить в мир иной. Удивительно, но сломить его - заматеревшего, пусть и раненного вояку оказалось куда проще чем Сальваро предполагал себе изначально. Значительно проще чем принципиально упоротого Грифина и зеленого приверженца идеалов чести Стива. Пока сержант откашливаясь приходил в себя, Рихард обрезал тому врезающиеся путы на руках и ногах. Пожалуй они были излишни. Нет, он был далеко не настолько глуп и наивен, что бы вот так, с ходу поверить загнанному в угол зверю, способному пойти на всё ради сохранения жизни. На каждого из своих бойцов, у него имелись свои, определенные рычаги воздействия.
- Добро пожаловать на борт!...Снова... - чуть усмехнувшись, он вернулся к окну. Сегодня Рихард имел все основания для легкого сарказма. Эта ночь была прекрасна, она приковывала к себе его взгляд. Она была нежна, свежа. Придавая дикой местности особо-экзотический, томный изыск, она завлекала, манила к себе. Но всё это - лишь иллюзия, обманчивая ширма, за которой скрыта истина. И подтверждение тому вот оно - прямо перед его глазами.
- Сильварим. Должно быть это и впрямь великое судно. Ты только вдумайся в значение этого слова. За простотой скрывается губительная мощь...

0

17

Глаза заволокла тьма, по телу прокатилась холодная волна предсмертной дрожи. В последний момент, рука бывшего командира разжалась, освобождая от смертельных оков стиснутое горло. Резкий судорожный вздох, с жадностью проглотивший ворвавшийся в легкие воздух, прервался кашлем, из глаз высыпали искры. Одновременно с этим, его затекшие руки и ноги обрели свободу. По задубевшим конечностям разлилось тепло возвращая пережатое кровообращение. Даже по меркам Рихарда это было весьма странно. За едкий сарказмом разбавляющем привычные стальные нотки, Реймонд с большим трудом узнавал того самого непробиваемого Рихарда Сальваро, который столько лет простоял во главе их отряда. Какова же его истинная сущность?...
- Не боишься...Поворачиваться ко мне спиной?...Ты же меня знаешь... - более-менее придя в себя, проговорил он, потирая запястья -...Что тебе нужно?...От меня...От нас? В Гайлас я не вернусь...

Отредактировано Raymond Boux (2014-03-16 16:00:27)

0

18

Идти под садистские насмешки и издевательские, болезненные толчки в спину было невероятно тяжело, и не только физически. Страх перед пугающей неизвестностью ожидающей впереди - сковывал её всё сильнее и сильнее с каждым новым шагом, это было нечто сродни тому, что может испытать человек идущий на казнь под конвоем. Что бы там ни говорили, а подготовиться к смерти и принять её как что-то само собой разумеющиеся просто невозможно. Именно мысли о неминуемой смерти не прошенным гостем прокрадывались в её сознание. Кровь стыла в жилах, мысли путались в голове. Этот страх был сильнее всего того что испытала она, когда мужчина перед тем как обрезать путы, с каким-то извращенным удовлетворением провел холодной, заостренной сталью по её коже, казалось не пропуская ни единой ссадины, ни единой царапины. Тогда она хотя бы знала что он не убьет её. По крайней мере не убьет сейчас. Но такое обращение с пленными, эти садистские замашки невольно вырисовывали в её голове пугающие догадки и ужасающие ассоциации одна страшнее другой. Догадки пробивающие в холодный пот. Всё чаще Мария падала, иногда из-за слабости в ногах и собственной невнимательности, иногда из-за резких толчков в спину, от которых даже здоровый человек не способен был бы удержаться на ногах. Она была не единственной из всей троицы над которой измывался этот черствый ублюдок. Но в такой момент, чужие жизни её мало интересовали. Даже если эта жизнь одного из своих. Каждое следующее падение могло стать для неё последним, положиться не на кого. Это беспокоило значительно больше, и каждый раз она удивлялась тому, откуда у неё брались силы на то, что бы после очередного падения подняться на ноги и двигаться дальше. Вероятно это страх перед расправой делал свое дело. Не раз после того как она в изнеможении падала на пол, ублюдок начинал её избивать. Инстинкты вынуждали её подниматься, быстрее чем он успеет пнуть её еще раз. Шаг за шагом, медленно минуя один лестничный пролет за другим они поднимались наверх. Казалось это никогда не закончится, но в какой-то момент, перед ними наконец открылась та самая, верхняя палуба. Сразу повеяло морской свежестью. Глубокая, прохладная ночь уже вступила в свои права. После тяжелого, затхлого трюмового воздуха, хоть и не чистый, но свежий морской воздух был блаженнен. Перед тем как мужчина пригрозив девчушке снова подтолкнул их вперед, Мария успела отметить еще один корабль чуть в стороне, и яркие языки пламени на берегу, там где когда-то находился их лагерь. Пока их вели к капитанской каюте, она замечала развалившихся на палубе парней в рванье, похожих на простых матросов внушительной комплектации, едва ли уступающей тому кто их вел. От них за несколько метров разило тошнотворным перегаром. Размеры судна как и его загаженность впечатляли. Действительно плавучая крепость, иначе и не назовешь. Но дисциплины как таковой здесь не ощущалось, во всяком случае исходя из всего того что она уже увидела. Возможно попытаться отсюда сбежать, это не такая уж и самоубийственная идея. Если бы она еще только способна была твердо стоять на ногах для побега. Мария не заметила как они переступили порог капитанской каюты. Сам капитан как она и предполагала производил впечатление сурового, действительно сурового, закаленного морем мужчины. Кажется он был единственный на этом судне от кого не воняло. По крайней мере не так резко. Но его речь ввергла её в совершенное недоумение. То есть вот так? Он и не думал их убивать?...Более того он готов причислить их к членам своей команды? Неужели серьезно? И в чем же крылся подвох?...
- Я...Мы...Мы согласны. - пролепетала она, придя в себя. Как можно было отказаться от такого предложения? И вэтот момент, ей было совершенно неважно что конкретно оно под собой подразумевало.

0

19

Лиллиан мертвой хваткой, обоими руками вцепилась в бутылку мутного пиратского пойла всученного ей старпомом, действительно страшась пролить хоть каплю. Она не по наслышке знала что Гаррис не бросал слов на ветер, что бы эти его слова под собой не подразумевали. Если он сказал что уроет, то значит скорее всего так оно и будет. До тех пор пока ребята не скрылись из виду, Лил провожая их взглядом, так и стояла покорно, с бутылкой в руках, не шевелясь лишний раз. Пока поднимались с трюма наверх, он её почти не трогал, в основном измываясь лишь над двоими новыми пленными и без того еле стоящими на ногах. Новая забава всегда была приятнее чего-то привычного. Но она особо не обольщалась на этот счет, ведь не зря же он прихватил её с собой. Болезненно саднящая, припухшая от удара разбитая губа постоянно ей напоминала об этом. Но даже не смотря на это, сегодняшняя ночь казалась спокойной, спокойнее обычного, и свежой, эта свежесть заметно крепчала с каждой минутой. Воздух был вязок, разрежен как перед надвигающийся грозой. Интересно, какая она здесь, в тропиках? На палубе было как-то непривычно тихо и прохладно. Какое-то тревожно-мистическое затишье. В нерешительности обернувшись, она взглянула на берег который краем зрения заметила еще когда они выходили сюда. Берег был совсем близко, он манил к себе своей доступностью, пышностью тропических зарослей скрыться в которых не составило бы труда. Кажется многие члены команды сейчас были там, у костров, судачили о чем-то. Возможно вот он доступный шанс спастись, тот который она ожидала так долго. Что стоит сигануть за борт и втихую добраться до берега? Скрыться в спасительных лесах? Лучшего момента для побега ждать было глупо. Так что же она стоит? Чего медлит? Что-то останавливало её. Терзали сомнения. Это всё казалось слишком простым, подозрительно простым. Её оставили на палубе без охраны, без какого-либо надзора, вот так, прям убегай не хочу. Что это? Неосмотрительность старпома? Или какой-то новый извращенный способ поиздеваться над ней?...Но если не сейчас, то уже никогда. Сколько она еще способна была вытерпеть издевательств на борту этого чертового галеона? Насколько она еще способна была прогнуться, ради сохранения жизни?...Большой вопрос...Медлить было нельзя. Тем не менее, Лил все же неуверенно, все еще терзаясь сомнениями шагнула к борту...

0

20

Поразительно, но неподдающиеся осмыслению странности не заканчивались на одних лишь на неведомо откуда взявшихся пиратах и их суровом нраве. Невероятное с какой-то ужасающей регулярностью продолжало возрастать по нарастающей. После всего того что Нил испытал в ходе мучительного подъема наверх и всего того пугающего что он успел себе понапридумывать в ходе этого подъема полного издевательств, боли и отчаяния, было очень сложно воспринимать как должное речь самого капитана - предводителя этих тварей, о том что они останутся жить, и даже будут причислены ко всей этой шайке, всего лишь за стукачество. В какой-то момент, Нилу казалось что он не переживет восхождение к верхней палубе. Во время очередного неудачного падения на лестнице, он повредил больную ногу. Нил не скрывал бури захлестнувших его эмоций, он в открытую кричал, ныл не сдерживая слез, глубоко наплевав на то что не по мужски, вопил, выл, глубоко наплевав на честь и гордость. Сам себе он в этот момент напоминал какого-то селезня - жалкого и беспомощного, пожалуй впервые сам себе он был противен. Казалось он уже не сможет подняться, казалось что боль затмившая разум, была сильнее страха загнавшего душу в пятки. Но он ошибался. Чертов ублюдок словно не замечая этого, словно не слыша, продолжал и продолжал измываться, вынуждая через силу, через боль подняться, подгоняя его вперед. Это был не человек, это дьявол, истинный дьявол, без тени жалости. Многострадальную ногу пришлось волочить за собой, как тогда в ту ночь. Разве что боль была не такой дикой. И вот теперь, он стоял перед капитаном, припав на здоровую ногу, дрожа словно осиновый лист под его пристальным, ледяным взглядом. Безрезультатно пытаясь осмыслить обращенные к ним слова, пытаясь уловить возможно какой-то скрытый в них смысл, какой-то подвох. Кажется Мария была сильнее по духу, потому что она нашла что сказать, а Нил лишь нерешительно кивнул, соглашаясь с нею.

0

21

Едва не проворонил. Еще бы чуть-чуть. Если бы задержался у кэпа еще хоть на минуту...Стоило признать, не взирая на весь свой жизненный опыт, на сей раз, Пит движимый крепнущим желанием поскорее закончить с пленными и выплеснуть уже накипевшую ярость, поступил очень не осмотрительно и это еще мягко выражаясь, оставив девчонку одну на палубе, без какого бы то ни было присмотра. Чем он только думал черти его задери?! Выйдя из капитанской каюты, первое на что наткнулся его взгляд обращенный к палубе - тощая Лиллиан нерешительно мнущаяся у фальшборта. Не самая приятная картина его мгновенно отреагировавшему разуму. Тут и думать было нечего, наглая сучка потерявшая страх решила воспользоваться моментом, что бы попытаться сбежать! Не медля ни мгновения, Пит рванул вперед, перепрыгивая через храпящих матросов, наступая на чьи-то тела, с грохотом спотыкаясь о разбросанные бутыли и прочий хлам. Она была не так далеко, всего какие-то несколько секунд решительного бега отделяли его от неё, но ей могло потребоваться еще меньше - лишь единое решительное мгновение на то, что бы взять и перемахнуть за борт. Тогда тварь придется пристрелить. Должна же она понимать что до берега не доберется, не просто так медлила, сомневалась. Он отнюдь не собирался лезть за ней в воду. Не заслужила столько чести. Еще рывок, и вот его руки сомкнулись на пряди её развевающихся на ветру волос, резко отдергивая в сторону, прочь от борта.
- Чертова тварь! Давай, моли теперь о пощаде сука! - прорычал Пит, выуживая из ножен клинок, готовясь проучить крысу. На сей раз у него имелись веские основания подпортить это миловидное личико, помять эту нежную кожу, разрезая её на мелкие полосы - вымаливай, свою жалкую, никчемную жизнь. Покажи мне как ты хочешь жить!

0

22

- Я знал что вы примите верное решение - довольно кивнув проговорил Шант. Вышло даже несколько проще, Гаррис хорошо над ними поработал. Этим двоим теперь смелости не хватит сказать что-то против. Жажда жить сильна. Ну что же, куй железо пока горячо. Направившись к выходу, Арлан поманил их за собой. Он прекрасно видел как им было сложно сделать лишний шаг, но в его флоте нет, и никогда не было места жалости - удела слабых и ничтожных, а какого бы то ни было понимания эти зеленые черви еще не заслужили. В открытую дверь, тотчас влетел резкий порыв свежего, крепчающего ночного ветра. Надвигалась сильная гроза, очередной шторм был уже не за горами. Выходя на палубу, Шант вздохнул полной грудью. Свежий морской воздух перед самой грозой восхитителен, ни с чем в этом мире не сравним. В нем ощущается непревзойденный аромат готовой разразиться стихии, чувствуется её мощь. Она бросает вызов, который Арлан готов был безоговорочно принять, снова, снова и снова, словно раз за разом укрощая дикого, могучего зверя. Что крепче? Чистокровный, закаленный гериец в расцвете лет, или непоколебимая сила матери природы? Звонкий звук разбившийся, разлетающийся вдребезги бутылки нарушающей ночное спокойствие привлек его внимание. Пит без дела не сидел, снова развлекался со своей Лиллиан - ловкой, но ебнутой на всю голову, тормознутой шлюшкой из Арманда, осмелившийся перебежать дорогу команде.
- Поглядите-ка - хохотнув проронил он, обращаясь к пленным - вам полезно будет знать, что мы делаем с жалкими уебищами подобными вам... - он невольно прервался, заметив как в лунном свете, в руках дышащего яростью старпома блеснуло лезвие клинка. Кажется зрелище в этот раз намечалось действительно стоящее. Интересно-интересно, что же она такого учудила в этот раз, что так раззадорила старину Гарриса?

0

23

- Рей, Рей, Рей...Не мысли так приземленно. Гайлас, Сильварим...Всё это звенья одной цепи. Неужели ты не видишь никакой связи между тем что было, и тем что происходит?
Нехотя оторвавшись от созерцания ночных красот, Рихард обернулся, пристально взглянув в глаза сослуживца. Похоже тот и впрямь не понимал, или попросту не желал его понимать. Во всяком случае не сейчас. Взгляд сержанта, совершенно явственно не выражал ничего кроме мучительных терзаний и боли. Его можно было понять. За годы совместной службы, похожее выражение Рихарду доводилось видеть лишь дважды. Не сложно представить какая каша сейчас творилась у парня в голове.
- Ты сам ответил на свой же вопрос. Я тебя отлично знаю, поэтому ты мне и нужен. - проговорил он, направляясь к выходу. Нужно было дать Реймонду некоторое время придти в себя, зализать болячки, кое что осмыслить, переварить полученную информацию. Говорить с сержантом о большем, пока бесполезно. Смятение и растерянность - далеко не самые лучшие союзники. Маловероятно что поразмыслив, он решится пойти на попятную. Если хватит ума здраво расставить все приоритеты, то быстро поймет что иного выбора у него отныне попросту нет.
- Идем. Нужно доложить капитану этого корыта. Не напрягай мозг, оно того не стоит. Мне нужно лишь, что бы ты хорошо делал то, что у тебя получалось всегда. Не более.
Выйдя на палубу, Рихард стал свидетелем того, что заставило его нутро резко взбунтоваться против капитана. В спокойный ночной час, у борта царило какое-то оживление, виной которому по всей видимости опять стал нервный, надравшийся старпом готовый рвать и метать. Но насторожил Рихарда не столько сам факт происходящего, сколько присутствие среди собравшихся членов команды Шанта, с двумя молодыми пленными. Что он задумал? Такой прелестный вечер грозил быть испорченным...Не подавая вида своей настороженности, он направился к кепу.

0

24

Похоже, Рихард уходил от прямого ответа, увиливал, недоговаривал. А значит ему было что скрывать даже от него - сержанта находящегося в стальных тисках своего командира. А этот взгляд, буквально прожигающий насквозь, не оставляющий и камня на камне от былой выдержки, лишь подтверждал единственную догадку не оставляющую его в покое. Будучи окончательно зажатым в угол, Реймонд готов был принять сторону сильнейших, если только это поможет ему сохранить свою жизнь, и жить твердо стоя на ногах, а не трястись в бегах. Для него это было лучшим вариантом, нежели жить в страхе и терзаниях разрывающих сознание. До последней капли крови верные своей стране и идеалам чести герои - крайняя редкость, и он не относился к их числу. Он готов был примкнуть к Рихарду. Возможно в его руках действительно находилась угрожающая мощь способная нагнуть АОСС. Но где в таком случае гарантия, что ублюдок не отправит его на скотобойню, где спасти поможет разве что чудо? Случилось такое однажды, могло повториться и вновь.
"Хотел бы я так жить, не напрягаясь опасностью с той стороны, где её быть никак не должно..." - мысленно ответил Реймонд, осторожно поднявшись на ноги, и направляясь следом. Едва затихшая было рана, чуть ли ни на каждое неосторожное движение отзывалась очередной вспышкой расходящийся по телу боли. Затекшие ноги еле держали. Ему необходим был отдых. Желание поваляться в мягкой, уютной постели, не беспокоясь ни о чем - сродни самой заветной мечте. Оказавшись на палубе, Реймонд почти сразу понял что оказался на галеоне. Величественном, гордом, и огромном. Настолько огромном, что взгляда не хватало обвести всё судно целиком. Верхушки мачт таяли в густой, непроницаемой темноте. Надвигались грозовые тучи. Оснастка хлопала на набирающем силу ветре. В чем-то можно даже позавидовать пиратам. Стоит лишь представить какого это, на таком судне путешествовать через моря, бороться с непреклонной стихией, участвовать в ожесточенных схватках. Казалось полностью искорененный юнешеский дух авантюризма вновь просыпался в его душе. Возможно совсем скоро, ему предстоит это всё прочувствовать на себе...Стараясь не отставать, Реймонд направился дальше, за Рихардом. Окидывая взглядом галеон, он не заметил смятение которое испытал командир, но в какой-то миг почувствовал что-то странное, необъяснимое...Возможно дело было даже не в Рихарде, а в двух молодых пленных которые стояли у борта, куда он и направлялся. Кажется это были Нил и Мария...

0

25

Она слышала быстро приближающиеся шаги старпома. И не оборачиваясь можно было понять что он преисполнен большим гневом, чем до того как оставил её. Она понимала чем это ей грозит если она так и не наберется решимости перемахнуть за борт. Но что же мешало, что же приковывало её к месту словно какой-то непреодолимой силой? Возможно именно страх неизвестности который был сильнее страха перед старпомом. Она знала что будет если останется на борту, но не знала что будет ожидать её там, за бортом. Спасение или смерть? Возможно она бы все-таки в конце концов решилась, если бы у неё было еще хоть какое-то время, хоть минутка на то, что бы собраться с духом. Но Пит не медлил. Когда он был уже совсем близко, Лиллиан, неожиданно для самой себя заволновалась сильнее обычного, испугалась ожидающей её жестокой, болезненной расправы. Сила его ярости словно передавалась ей, порождая страх. В какой-то миг впав в состояние аффекта, она попыталась было перемахнуть через отделяющую её от свободы преграду, но в последний момент, Пит отдернул её от борта с такой одуряющей силой, что казалось вырвал клок её волос. Выпавшая из рук бутылка разлетелась вдребезги, обдавая её снопом жалящих осколков и разливающегося содержимого. Падение вышло неудачным и болезненным, Лиллиан расшибла локоть, ударилась обо что-то головой. Острые осколки впились в её тело, в ладони, которыми она упиралась в палубу. Она испуганно уставилась на дышащего яростью Питера. Эти слова, тот тон которыми они были сказаны, не оставляли перед ней никаких сомнений в том, что он готов был убить её, здесь и сейчас и как бы она не вымаливала свою жизнь, смерть эта будет мучительной и долгой. Она переступила ту незримую грань, что отделяла её жизнь от смерти на галеоне. Краем зрения, она заметила стоящего в некотором отдалении капитана. Тот с мерзостной ухмыляющийся рожей смотрел на неё, ожидая зрелища. Рядом с ним был еще кто-то.
- Я...я...не надо, прошу... - пролепетала она в надежде выиграть время, оттянуть момент. Для чего? Нужно было решаться на что-то...
"Хотите зрелища?! Будет вам зрелище..."
Пытаясь отключить разум, не думать вообще ни о чем, движимая лишь желанием жить, Лиллиан практически не чувствуя боли в ладони зачерпнула осколки разбившийся бутылки и с силой швырнула их, метя в лицо Питу. Воспользовавшись заминкой, не медля ни мгновения, она поднялась на ноги и перемахнула через борт. Падать было высоко. Удар о ледяную воду на какое-то время оглушил и дезориентировал её. Но она пришла в себе еще до того, как воздух в легких закончился, всплыла на поверхность лишь для того что бы глотнуть воздуха и снова погрузившись под воду, поплыть по направлению к берегу. Она слышала гневные окрики бросаемые вслед, слышала выстрелы разрезающие воду совсем близко от неё. Всплывала что бы глотнуть воздуха, и снова погружалась под воду, в надежде что очередная пуля не настигнет её, а судорога не скует конечности...

0

26

Игра стоила свеч. О какая буря эмоций...Какой накал страстей! Какая тяга к свободе! Каждое живое существо, если оно не мнимое что, будет бороться, биться за свою жизнь до самого последнего вздоха. Факт попытки Лиллиан сбежать от своего мучителя не удивил его. Не так как реакция взбешенного Пита. Девица рано или поздно должна была либо сдохнуть, либо выкинуть подобный финт. Сам он ставил на второе. Случилось это не рано и не поздно, а именно тогда, когда нужно. Наивная, отчаявшаяся пустышка надеется найти спасение там, где его и в помине нет. Швырнуть в морду самого старпома пригорошню осколков, это беспорно смело, и проучить её стоило, чтоб не повадно было. Но стрелять в сучку - решение уж больно поспешное. Пусть поживет пока, почувствует свободу.
- Довольно! Остынь Пит. Здесь она от нас никуда не денется. - произнес он, подойдя ближе - ...придет твое время, успеешь еще взять своё
Услышав посторонние шаги, Шант обернулся. Сам Рихард соизволил наконец явиться, вместе со своим пленником плетущимся позади. 
- С чем пожаловал? - не скрывая своего к нему раздражения поинтересовался он.

Отредактировано Arland Chantal (2014-05-08 21:54:34)

0

27

То, чему Мария стала свидетельницей выйдя на палубу, зародило в ней пусть и ничтожную искру уверенности в возможности побега с галеона. Она была восхищена отчаявшийся девушкой своей решительностью вырвавшей свободу из садистских лап. А ведь это была та самая девушка, которая всего несколько минут назад уверяла её что бежать с галеона бесполезно. Мужик с клинком пришел в бешенство от её выпада, вынув оружие он что-то неразборчиво крича, начал стрелять ей в след. Один за другим просыпались разбуженные выстрелами матросы, а Мария молясь что бы парень оказался не метким стрелком, не отрываясь взирала, взирала до тех пор пока беглянка не скрылась в темноте. Кажется он в неё так и не попал. Она хотела верить что он в неё не попал. Она была благодарна капитану за то что тот остановил эту пальбу, эту мучительную пытку для её слуха и сознания. Но Мария не могла позволить себе выдохнуть спокойно, загоревшись надеждой на побег. Облегчение от прекращения стрельбы было не полным, его слова настораживали, как и этот легкомысленный тон. Он будто наслаждался зрелищем которое хотел лишь на время приостановить. Что значит что здесь ей никуда от них не скрыться? Что значит что придет его время и он свое возьмет? Боже этот мужик, он не человек, это точно. Он монстр, хищник, убийца! Не хотела бы Мария остаться с ним наедине, о нет. Она боялась даже взглянуть на него, страшилась встретиться с ним взглядом. Казалось его горящий ненавистью взгляд способен прожечь, пробить её насквозь как те пули которые он посылал вслед беглянке. Появление Реймонда обрадовало её. Чем больше здесь своих, тем больше шансов.
- Рей...Ты здесь, ты жив... - как-то невольно одними губами прошептала она, словно желая удостовериться что это действительно он - тот самый военный стоящий во главе выживших. Он вновь мог возглавить группу и повести всех за собой! Вот он тот кто действительно поможет, на кого можно было положиться! И пусть выглядел он очень не важно. В конце концов они все натерпелись многого за этот ужасно длинный вечер, но это не важно, ведь это дело поправимое...

Отредактировано Maria Walsh (2014-05-09 00:55:37)

0

28

"Знал Он...Можно подумать у нас есть выбор..." - мысленно огрызнулся он, направляясь следом. Нет ничего ужаснее осознания того, что твоя жизнь тебе не принадлежит. Что теперь ею распоряжаются те, кто диктует условия. Он так и не понял в чем мог крыться подвох. Усталость, боль, страх, отчаяние, перекрывали возможность хотя бы более-менее здраво размышлять над сказанными капитаном словами. Он не помнил как шагал по палубе, когда его подгонял ублюдок-садист на встречу к капитану, но сейчас ему было противно идти, переставлять шаги еле справляясь с больной ногой, после всего того, что пришлось перетерпеть здесь же, всего несколькими часами ранее. Он с ужасом взирал, на то что происходило перед его глазами у борта. Но испытываемый им ужас был не за судьбу беглянки, которая могла погибнуть так и не добравшись до берега до которого рукой подать, и даже не перед взбешенным мужиком, который казалось готов был измываться над всем что движется, а перед тем равнодушием которое он испытывал к происходящему. Больше всего его занимали переживания за собственную шкуру. Он превращался в эгоиста? Или это всего лишь истощение, близкое к крайней степени? В окружении зверей, и самому не долго превратится в зверя, а не сможешь - погибнешь. Сгниешь в бесславии, и забудут о тебе будто и не было тебя вовсе. Нил не желал становиться членом этой команды, не желал превращаться в тех облезлых животных что валялись на палубе, на которых нельзя было смотреть без ненависти и отвращения. На подошедшего Реймонда, как и на мужика рядом с ним, он так же взглянул с некоторым равнодушием. Окинув взглядом парней, он взглянул на ночное, беззвездное небо затянутое грозовыми тучами.
"И вояка здесь...Интересно, кого еще захватили из наших?..." - единственная мысль родившаяся в голове. Первые холодные капли дождя упали на лицо. Нил готов был принять и поддержать позицию Марии. Отсюда нужно было бежать, спасаться и чем быстрее, тем лучше...

Отредактировано Nil Uosmer (2014-05-09 14:59:49)

+1

29

Эта наглая шлюшка посмевшая швырнуть в него осколками разбившийся бутылки, раззадорила Пита своей необычайной смелостью, и одновременно ввергла в еще большую ярость, заставив переступить ту незримую, истончающуюся черту между здравомыслием и полным безумием. Сложно было даже представить, что он теперь сделает с ней, что ждет эту куклу, когда он выплеснет на неё всю переполняющую его, бурлящую клоаку. Любое его действо в её отношении, с этой секунды будет оправдано. Её побег не входил в его планы, но он подлил масла в бушующее яростью пламя. Не медля Пит вынул револьвер и прильнув к борту открыл огонь. Выпитое не позволяло прицелиться как следует, но он, и не намеревался бить прицельно. Нет, пожалуй не сейчас. Помучить шальной пулей это да, но не убивать. Убить это слишком просто. Он знал что здесь ей от них никуда не скрыться.
- Давай! Греби тварь! Греби! Ах-ха-ха, до скорого дрянь!
Нарисовавшийся кэп, лишний раз подтвердил его мысль. Раздобрел, а значит переговоры прошли удачно. Хотел было поинтересоваться касаемо пленных, но так и не высказавшись, обернулся следом за Шантом. По его тону можно было понять многое. Откинув барабан револьвера, он вытряхнул на палубу еще горячие гильзы. Пока его пальцы словно сами собой вставляли в пустые пазы, новых стремительных посланников смерти, Пит терпеливо переводил взгляд с одного новоприбывшего парня, на другого, следя за реакцией. А чем черт не шутит.

0

30

Откровенное раздражение, коим был проникнут голос капитана, Рихард выдержал спокойно. Так же, как и взгляд его подручного пса. Всё это было ему знакомо, всё это лишь не самое умелое запугивание, повышенная нервозность, и не более чем. Они боялись, но он был нужен этим ребятам, пока как минимум не выполнит свою часть сделки. А они, пока еще нужны были ему. Дело зашло уже достаточно далеко, что бы терять столь ценные кадры. Завышенное самомнение? Нет, всего лишь суровая действительность и точный расчет. Единственное что его сейчас всерьез беспокоило, это лишь то, что кое-что может пойти не по плану, из-за паранойи Шанта. 
- Прежде всего, пусть этот холодный дождь, остудит твой пыл, и пыл твоего подручного пса. - голос его звучал спокойно, с некоторой ноткой язвительности, которую он всё же не смог сдержать. Вот почему он выбрал шайку пиратов для осуществления финальных стадий своей вендетты, так это потому что с ними всегда легко договориться, так же как и обвести вокруг пальца. Сейчас они ему напоминали обиженных, обозленных детей, у которых отняли заветное лакомство, но взамен пообещали осуществление заветной мечты. Меж тем, дождь быстро набирал силу, ветер крепчал.
- С остальными поступай как вздумается, но этот - Рихард кивнул головой на бывшего сослуживца - мне еще нужен. Если ты само собой, желаешь что бы всё прошло гладко.

0


Вы здесь » Alternative Reality: Последний закат » Минувшие дни » Эпизод №6 Плененные Базгартом


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC