Вверх страницы
Вниз страницы

Alternative Reality: Последний закат

Объявление

Навигация

Новости:

30.04.2017 - Начало игры.
------------
Стартанул первый сюжетный эпизод: «Пробуждение» - Очередная группа людей, согласно никому непонятной логике начала приходить в себя. С первых минут они вынуждены сражаться за жизнь, ведь привычный им мир прекратил свое существование. Что ждет их впереди? Много насилия, много боли, новые знакомства, и возможно чуть приоткрытая завеса тайны...
------------

Погода:

Нью-Йорк. Манхэттен.
------------
+4° +10°. Высокая облачность, сильный дождь. Скорость ветра 13,9-17,1 м/с

Администрация

Nathan Hogart

События в игре:

Здесь будет текст

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Alternative Reality: Последний закат » Минувшие дни » Эпизод №15 Кладбище неспокойных душ


Эпизод №15 Кладбище неспокойных душ

Сообщений 1 страница 22 из 22

1

1 - Участники:
Nathan Hagart, Jay-Jay, Hector Greco, Jessica Hagart

2 - Дата начала событий:
День восьмой. 0:00

3 - Отправная точка игры. Описание локации
Рассеянные крупицы света, с трудом пробивающиеся сквозь плотную, серую завесу низких туч, чуть прорезая тяжелую холодную тьму, озаряют унылым могильным сиянием обдуваемые холодными ветрами кладбищенские холмы. Заросшая пожухлой травой, скованная осенним морозом земля, сплошь усеяна покосившимися крестами и побитыми временем надгробиями давно забывшими про уход. Резкие порывы ветра срывая с некогда ухоженных деревьев последние пожухлые листья, бросают их в причудливый пляс, переплетенный с каплями пронизывающего, моросящего дождя со снегом.

http://images.vfl.ru/ii/1403894549/3f91c040/5558428.png

4 - Краткое описание
Пронизывающий до костей холод, запустение и гнетущая угрюмость - первое что встречает приходящих в себя путников, по неведомой воле призрака оказавшихся на кладбище неспокойных душ. Что они должны были увидеть своими глазами? Как вернуться? И стоит ли вообще возвращаться? Возможно Бертрам бродящий по кладбищу в отчаянной надежде собрать крупицы своего прошлого, которого никогда не было - поможет дать ответы...

5 - Очередность постов
Произвольный порядок отписи

0

2

Было чудовищно холодно. Ледяной холод вгрызался в оголенную спину, завывал в ушах, сковывал конечности отмораживая пальцы. Первое же что увидел Нейтан разлепив глаза, был клуб пара сорвавшийся с губ, голые ветви высохших деревьев над головой, и хмурое, окрашенное рассеянным солнечным светом небо. Не может быть. Неужели это правда? Едва промелькнувшая догадка оказалась действительностью? Стоило лишь столкнуться с похожей ситуацией, заснуть при тех же обстоятельствах, и вот пожалуйста! Он просыпается уже в другом месте. Значило ли это, что все оставшееся в памяти: черножопый, дикари, пираты - всего лишь дурной сон? Похоже на то. Дай то бог, дай то бог. Дальнейшие пять минут, ушли на то, на что у человечества ушло ни один десяток лет - подняться на ноги. Это оказалось не так-то и просто. Похоже накануне он здорово нажрался, казалось в голове на полную мощь работала камнедробилка. Кладбище. Не самое приятное место, особенно в такое время суток. Ну что ж окей, пусть будет кладбище, да что угодно, главное не дьявольский остров. Растирая озябшие ладони, и согревая их дыханием, Нейт осмотрел себя. Да, далеко не самая подходящая под погодку одежка. Он был в тех же трусах, в боку всё та же растревоженная рана, и ссадины рассыпанные по телу, те же повязки. Может совпадение? Мало ли...Однако стоять и ждать у моря погоды было в высшей степени глупо, можно было попросту закоченеть насмерть. Первым делом, нужно было найти какую-нибудь одежду, источник тепла. Уже после первых неуверенных шагов, Нейтан понял, что шагать по промерзшей земле, будучи босым - ни с чем не сравнимое, незабываемое ощущение! Надолго сил не хватит, а обстановка оказалась совершенно безрадостной, унылой, гнетущей. Могильная тишина, нарушаемая лишь завыванием ветра, швыряющем в лицо пожухлые листья с каплями ледяного дождя. Кругом насколько взгляда хватает - лишь кресты, надгробия, кресты, да корявые деревья. Уже после первых нескольких минут, он вынужден был остановиться, что бы более-менее отогреть закоченевшие ступни. Продолжив путь, Нейт принялся отвлекать себя от пессимистических мыслей, путем прочтения надписей на крестах и надгробиях. На одних просто высеченные незнакомые имена, на иных имена с датами рождения и смерти. Никакой из них он не придавал особого значения, да и зачем? До тех пор пока одно из надгробий не приковало его взгляд к себе, заставив резко остановиться. "Екатерина Тармашева" - гласила надпись высеченная на камне. 
- Екатерина Тармашева...Пассажирка Сильварима... - задумчиво протянул он. Это уже мало походило на совпадение. Но какого черта? Она же погибла там, на берегу? Он до сих пор вполне отчетливо помнил, как она упала в воду убитая попаданием снаряда. Они оставили погибших, что бы спастись самим...Но с другой то стороны, если то был всего лишь сон...Неожиданно, едва зародившуюся нить рассуждения, оборвал силуэт девушки, случайно замеченным метрах в двадцати впереди. Она стояла спиной к нему, у одного из надгробий, в смутно знакомом платье. 
- Эй? - неуверенно, подргаивающим от холода и волнения голосом произнес он, откровенно боясь что его предположение окажется правдой. Никакой реакции в ответ не последовало - Эй! - уже в открытую воскликнул Нейт помчавшись к незнакомке. Пару раз он падал из-за коченеющих ступней, но не тратя времени на разогрев, заставлял себя подниматься и мчаться дальше. Лишь когда он приблизился к ней, девушка обернулась. После взгляда в её лицо, он в полной мере понял выражение: "Сердце в пятки убежало". Это была та же самая девушка-призрак, только здесь она была во плоти. Миловидное, совсем юное лицо с выражением полного равнодушия, ледяной беспристрастности. Плотная сжатая линия губ, ни единой эмоции в глазах. Не признося ни слова, она протянула ему тот самый пистолет, и снова перевела взгляд на надгробие. Нейтан, не отважившись взять оружие, взглянул на камень и ужаснулся: "Нейтан Хагарт" - значилось на нем.

+1

3

В аду было холодно, и ужасно больно. Боль еще можно было понять, но почему холодно то, когда в геенне огненной должно быть напротив непереносимое пекло? После всего случившегося, у Джея не оставалось практически никаких сомнений в том, что он благополучно отбросил копыта, потому что, как говорится все признаки на лицо. Убили все-таки твари. Конечно, он еще никогда до этого не умирал, но кое-что о смерти все-таки знал. Образ жизни обязывает. Медленно просыпаясь, приходя в себя, он помнил всё в мельчайших деталях. Конечно, в аду до этого он еще никогда не был, кто его знает, может там было принято помнить всё, в назидание на будущее, что бы всю вечность прокручивать в голове последние события, и сожалеть, горько, всем сердцем сожалеть о том что не грохнул дохляка пораньше. Только он, истекая кровью собрался было спустить курок, как что-то прилетело, откуда-то со стороны, от души ебнув по голове. Голову пронзила новая вспышка боли, из глаз высыпали искры. Невольно выпустив оружие он ухватился за пробитый череп. Это похоже и послужило той самой ошибкой. Девчонка продолжала что-то тараторить, кажется даже обращаясь к нему. Смысла слов он разобрать уже не мог, но явно насмехалась, наверняка это она и прикончила его, а больше некому. Дохляк то оружие выронил, это он четко видел, перед тем как собрался курок спустить. Потом, мысли начали путаться, он слышал какие-то голоса вокруг себя, их было много. Скорее всего не вокруг себя, а своей голове, поскольку он слышал не только чужие голоса, а в какой-то миг, сквозь весь этот хаотичный бардак, расслышал и голос родной матери, которой здесь быть ну никак не могло. Неожиданно захотелось смеяться. Даже не просто смеяться, а откровенно заржать, что он и сделал, безудержно смеясь самой смерти в лицо. Потом вязкая как кисель тьма поглотила его, даже боль отпустила...Это было блаженно...И вот, теперь, он просыпался с горьким осознанием того, что всё кончено, а вместе с ним просыпалась и поутихнувшая было физическая боль. Весь рукав правой руки был запачкан чуть подсохшей кровью. Кажется та больше не шла. Волосы на голове слиплись. Похоже много времени прошло с момента гибели. Но проснувшаяся физическая боль, по сути ничего не значила, по сравнению с болью душевной. Он погиб, а это значит что он больше не вернется домой, не испытает волны искреннего счастья за полученные деньги, за ценности вытащенные с таким большим трудом, не натянет фигуристых телок и не навестит любимую родню. Воздев проникнутые искренней болью сожаления глаза прямо перед собой, он увидел темное, беззвездное небо. Под спиной ощущался ледяной холод, а с каждым выдохом с губ срывалось небольшое облачко пара. Это вообще ни в какие ворота. Понятно что на ад это мало походило, но тогда где же он мог оказаться?! Собравшись с силами, он осторожно присел. Плечо и голова тут же воспротивились этому, срывая с его губ уже не сдерживаемые стоны. Увиденное еще больше его сбило с толку. Кладбище? Какого...Место действительно было мрачноватым даже по его - видавшего виды меркам. Но судя по всему, это и впрямь было какое-то место упокоения, Джей буквально чуял, жопой чуял смертельную пустоту этого места. Взглянув по левое плечо от себя, он поразился еще больше. Девчонка! Сложно было передать, насколько он был рад её видеть здесь, даже если это она его и убила. Самое главное - он здесь не один, будеть с кем поболтать, побалагурить, покувыркаться. Он просто не мог поверить, что она тоже была здесь, и лежала без чувств, совсем рядом, всего в нескольких шагах! Не медля поднявшись на ноги, он рванул к ней. Что это всё значило? Хорош дохляк то оказался...Сначала его убил, а потом еще и сеструху порешил! Жива хоть? Приблизившись к ней, Джей припал ухом к груди. Сердечко вроде билось, заглянул под топик, для надежности потрогал рукой, да точно сердечко билось. Первое же желание возникло само собой - натянуть её. Сделать наконец то, чего не сделал при жизни. Но натягивать бесчувственную это как-то совсем не по божески. Надо было в чувство хотя бы привести. В конце концов, теперь у них была вся вечность впереди. Что там делать то надо, при оказании помощи...Кажется дыхание изо рта в рот...Набрав в легкие побольше воздуха, он припал к соблазнительным губам девчонки.

+2

4

Голова загудела во время пряток, и Геткор не понял, как провалился в темноту. Очнувшись, он обнаружил себя лежавшим на грязной траве под дождем. Обнаружив себя на кладбище, Гектор особо не поразился, он только скорчил грустную рожу, потянув уголки своих губ вниз и достал последние сигареты из штанов. Курил Гектор мало, в мягкой пачке должно было остаться надолго и сейчас закурить очень захотелось. Пачка оказалась на месте, а вот зажигалку то он забыл в рюкзаке. Держа сигарету в зубах и чертыхаясь, Гек как будто притянул к себе неведомое "нечто". Красноватый огонек размером с небольшого жука подлетел к сигарете и как бы предложил закурить.
- Так, интересно, - сказал сам себе Гек и действительно прикурил.
Неизвестный огонек полетел вперед, как бы зазывая путника. Дело было холодным вечером, и делать было реально нечего. Тяжело выдохнув и углекислый газ и дым из легких, Греко поплелся за своим новым знакомым. Не сказать, что прошел он далеко, но идти за огоньком через дождь и грязь, среди одних надгробий не предвещало приятных впечатлений. Дойдя до обрыва, мужчина взглянул вниз, засверкала молния и озарила внизу глину, грязь, наливающуюся водой. Сзади будто подтолкнули и Греко полетел вниз. Какое-то время он падал и думал о том, что зря доверился огоньку, а затем достиг конца котлована.
Молния снова сверкнула и в грязи появилось движение, какие-то трупы, скелеты в старой одежде поперлись на Греко и у того пересохло в горле, встали волосы дыбом. Шевелиться он не мог, было слишком много тварей, которые шли на него и бороться было бы бесполезно - всех не перебьешь. Мужчина будто врос в грязь позади него, но к своему удивлению при подходе нежити заметил: он их совершенно не интересует. Скелеты и трупы лезли наверх, пытаясь выбраться из котлована, но реальность была такова, что никому из них не суждено было выбраться. Падающие назад несчастные, вставали снова и с жутким мычанием перлись опять на гору. Только сейчас Греко подумал о смерти и о том, что ему тоже не суждено выбраться и это его ад. Какую-то надежду ему дал появившийся огонек. Сначала Гектор хотел по нему попасть рукой, но тот ловко отлетал, а затем полетел в центр котлована. Нужно было закончить дело, которое он начал, Гек встал и обходя нежить, устремился за огоньком. Очень скоро он добрался до точки, где огонек поднялся выше, как бы указывая куда-то. Вариантов было немного, вверх Гектору не подняться, пришлось копать. Руки влезли в склизкую глину и усердно вытаскивали её на поверхность. Дождь уже собрался в небольшое озерцо и продолжал бить снизу по роже Гектора, но тот и не думал останавливаться. Несколько долгих минут и мужчина нащупал, что-то внизу. Он еще долго копал, но наконец вытащил черный, промокший сундук. Огонек тут же подлетел, как будто ждал этого момента долго и не мог потерпеть.
- Да, погоди ты, дай отдышаться, - плюнул Гектор, так как сильно устал.
Огонь настаивал, назойливо вертясь вокруг голову мужчины. Гектор собрал оставшиеся у него силы и стер с сундука грязь. Полустершаяся надпись гласила "Грац", последние буквы можно было и самому додумать. Замок на сундуке когда-то был поистине хорошим, но сейчас он прогнил и оставалось только ударить по нему как следует. Это Гектор проделал камнем и обнаружил внутри...

0

5

Ответ на его невысказанный вопрос, не заставил себя долго ждать: 
- Нейтан, слыша слова мертвая душа, и живая душа, задумывался ли ты хоть раз над смыслом сокрытым в них? Многие души погребенные здесь, еще живы. Здесь, они в тайнике самого дьявола во плоти. Пока они еще способны помнить и сожалеть, их можно вытащить, стоит лишь протянуть руку помощи. Но никто её им не протягивает, ведь когда ты видишь мертвого человека, в твоем уме возникает мысль о том, что его можно вернуть к жизни? Находясь во власти Ларса, они обречены на вечные муки, обречены познать что такое боль, ужас, отчаяние. Пока ты жив, и твоя душа заточена в твоем теле, пока ты не переступил черту, ты чувствуешь лишь иллюзию всего того, что во власти Ларсона, ощутишь в полной мере. Здесь слово "никогда" обретает иной смысл. Никто не в силах выдержать это, и со временем, они теряют свою сущность, то что делало их теми, кем они когда-то были. Вечные страдания озлобляют их. Они становятся безвольными марионетками в руках Ларса, его оружием. Первым, удар принял маленький портовый городок, на другом конце света. Тьма погибших душ окутала тот город...
Слушая её, Нейтан не мог оторвать взгляда от надгробия. Он уже не чувствовал холода. Тело горело огнем. Почему он здесь? Он ведь не умер. Или умер? Что было перед тем как, тьма поглотила его? Кажется черножопый целился в него. Успел ли он нажать на курок? Где-то рядом, позади послышался шорох. Нейт вздрогнул как ужаленный, но вместо того что бы обернуться, почувствовав неожиданно вспыхнувшее в уме требование: "посмотри на меня" - пронзившее разум, перекрывшее все прочие мысли, он взглянул в глаза девушки: "бери" - вновь вспыхнуло требование в его голове. Нейтан взял пистолет, и обернувшись выстрелил. Первая пуля прошла мимо подходящего к нему, незнакомого человека. Он был мертв, это было видно сразу, по иссохшему, безжизненному лицу, впавшим высохшим глазам и походке напоминающей шаги зомби. Прицелившись понадежнее, он выстрелил еще раз, и еще, до тех пор пока оружие не издало сухой щелчок извещающий о последнем выпущенном патроне. Первая пуля лишь оцарапала бок, заставив мертвеца отпрянуть. Вторая попала в грудь, опрокидывая того навзничь, но не убивая. Тот вновь попытался встать. Подойдя ближе, Нейт накинувшись сверху, ударил парня рукоятью по черепу. Отбросив бесполезное оружие в сторону, ударил кулаком еще раз, затем второй рукой, потом еще, еще и еще, осыпая мертвеца градом ударов, разбивая костяшки пальцев в кровь, до хруста костей в прогнившем лице, вбивая обломки костей в промерзшую землю. Чувствуя потребность выместить хоть на чем-то переполняющую его ярость к черножопому по воле которого он скорее всего и оказался здесь, и ко всей сложившийся ситуации в целом, он продолжал бить, до тех пор, пока силы не иссякли. В боку снова болезненно затерзала растревоженная рана. Тяжело дыша, он поднялся и принялся снимать с трупа одежду, напяливая её на себя. Парню она была уже не к чему. Первым делом, он снял брюки из грубой ткани, затем сильно поношенные, немного истлевшие ботинки, и некогда белую рубашку с распахнутым воротом. Одежда была ему немного велика, к тому же пропитана мерзкой вонью разложения, но сейчас было не до приверед. Главное что бы тепло держала, хоть не много. Подобрав пистолет, Нейтан догнал не спешно уходящую девушку. У него было еще множество вопросов, на которые он желал получить ответы.
- Значит это кладбище, этот тайник и есть то, что мы должны были увидеть своими глазами? Теперь ты вернешь меня обратно?       
- Грация, та самая рука помощи. - будто издеваясь, вместо ответа коротко произнесла она, что вновь начало порядком действовать ему на нервы. Неужели так сложно ответить коротко и ясно?
- Грация, это тот самый корабль? - осторожно поинтересовался он, стараясь унять разгорающееся раздражение - и кому он поможет? Каким вообще боком? Знаешь, я как-то не горю желанием кому-то протягивать руку помощи, кроме себя и своей сестры.

+1

6

Девушка с непоколебимым равнодушием шла молча, будто не слышала его. Её молчание, как и весь этот непробиваемый пофигизм выводило его из себя. Пока у него хватало сил сдерживаться с четким осознанием того, что нервы сейчас ни к чему хорошему не приведут - он сдерживался. Вовремя же труп попался ему под руки несколькими минутами ранее. На него то он выплеснул достаточное количество переполняющей, опьяняющей ярости перекрывающей доступ здравому рассудку. Если бы не мертвяк, черт знает к каким последствиям сейчас привело бы это её молчание, неизвестно еще на что эта сука способна. Упорно, молча шагая следом, Нейтан не выклянчивал у неё ответов, как ребенок конфетку, достаточно было того, что он поставил её перед фактом. Если она надеется что он кому-то поможет кроме себя и сестры, то глубоко заблуждается. Сейчас ему самому требовалась помощь. Он и пальцем не пошевелит ради кого-либо, пока не получит ответы, и пусть она теперь делает что хочет. Это уже было дело не только выживания, но и принципа. Поистине суровые погодные условия едва ли беспокоили её. Ни легкое платье, ни волосы развивающиеся на ветру, похоже даже не мокли под дождем, не теряли своего очарования. Ну конечно, призрак же, ей всё хоть бы хны. Видя её во плоти, Нейтан на какое-то время позабыл о том, кто она есть на самом деле. А вот ему было дурно. Снятая с трупа легкая одежда не особо спасала от пронизывающего холода и ледяной сырости. Из-за распоротой в пещере ступни, ему приходилось постоянно припадать на больную ногу, с каждым таким шагом, великоватые ботинки без шнуровки так и норовили слететь с ног, не говоря уже про беспокойную рану в боку, и постоянно ноющую при резких движениях шею. Да и тяжелая гнетущая угрюмость этого места лишний раз подливала масла в огонь. Сейчас он и сам более напоминал ожившего трупа, нежели человека пытающегося выжить. Интересно, где все остальные? Джессика тоже где-то здесь, или осталась там на палубе? Угораздило же...Как бы он ни пытался забыть, из памяти так и не выходило то надгробие с его именем. Это незнание, в купе с полным непониманием, служило мощным ударом по и без того распадающемуся по кирпичикам самообладанию. Глупо было отрицать, что всё произошедшее там на острове, лишь кошмарный сон, но должно же быть какое-то логичное объяснение происходящему, так где же оно черт его дери? Глубже поразмышлять над скупыми словами сказанными ею ранее, не позволял холод занимающий большую часть его сознания. Казалось что пальцы сжимающие холодную рукоять пистолета примерзли к оружию. Предчувствие подсказывало ему, что эта девушка, знала где Джессика, эта сука упекла его сюда, в этот сраный тайник, и она же вернет его обратно. Только это и заставляло его продолжать следовать за ней, невзирая на признаки подступающего обморожения. А меж тем, девушка явно шла к какой-то определенной цели. Через некоторое время, Нейтан обратил внимание на то, что надгробия и кресты, все более и более уступали место высохшим, корявым деревьям. Это было похоже на кладбищенские окраины там, где по всей видимости располагался лес. Теперь они шли по залитой дождевой водой схваченной корочкой льда широкой тропе, по бокам которой в беспорядочную груду были свалены какие-то сучья, посеревшие, заплесневевшие от времени и влаги бревна, виднелись остатки гнилых, развалившихся строений - деревянной ограды, или что-то типа того. Неожиданно, недалеко впереди сквозь сучья крон деревьев, сваленной груды хлама и мрак, проступили очертания огромного, величественного строения, вроде усадьбы. Кому понадобилось возводить усадьбу в таком месте?
- Разведи огонь на верху, это привлечет их внимание
- Что? Чье... - раскатившийся по небесам оглушающий грохот грозового грома, оборвал его на полуслове. Это было неожиданно. Проглотив окончание фразы, он выронив оружие, инстинктивно отпрянул в сторону. Вспышка последующей за громом молнии, на мгновение ослепила его. Когда Нейт пришел в себя, девушки рядом уже не было. Всего какие-то доли секунды хватило ей, на то, что бы исчезнуть...

0

7

На палубе, казалось бы, спасительного корабля творилась какая-то чертовщина. И если раньше происходящему можно было найти более-менее логичное объяснение, то теперь здравый смысл, будто насмехаясь, махнул на прощание ручкой, скрывшись в неизвестном направлении.
Наверное, останься у Джессики сколько-нибудь сил, она бы непременно запаниковала, но вместо этого на нее внезапно накатила какая-то пугающая и вместе с тем расслабляющая апатия. Подумаешь, родной брат чуть не пристрелил живого человека, а где-то рядом над полом завис самый настоящий призрак – жизнь вообще сама по себе штука крайне странная. Признаться, так думать было значительно легче.
«Проблемы лучше решать по очереди и порядку», - проговорив про себя эту простую фразу, как правило жизни, девушка почти сама поверила в ее истину. Сейчас первоначальной задачей Джесс, как медика, стояла помощь Джею. И плевать, что Нейтан был против этого. По сути, он итак уже наломал дров. С него, пожалуй, хватит. Пора исправлять чужие ошибки. 
Твердо решив несмотря ни на что приблизиться к раненому в плечо парню, и пусть даже встретив сопротивление, худо-бедно обработать его рану, Джессика сделала еще два, или три шага. После чего почувствовала как мир вокруг начал дикую пляску. Едва она сообразила, что к чему, как густая вязкая тьма поглотила ее, погасив сознание.
Последним звуком, что услышала Джесс, была глупая и непонятная фраза брата. Затем – ничего. Лишь пустота. Тьма.  И холод. Последний сковал ее грудь невидимыми тисками, отчего даже простой вдох-выдох превратился в задачу непосильной сложности. В какой-то безумный момент этой безмолвной агонии, когда ледяные щупальца казалось, заморозили все внутренности навсегда, девушка подумала, что умерла. Вот так. Банально и страшно. Не помня ни своих друзей, оставшихся в какой-то другой заботой жизни, ни семьи.
Однако убедиться в ошибочности своих предположений ей пришлось уже через несколько минут. Она не находила в себе сил открыть глаза, но очень четко и явственно почувствовала, как чьи-то показавшиеся в тот момент восхитительно горячими, руки прикоснулись к ней изгнав из души холод. Даже дышать, чувствуя их живительный жар, стало легче. Но окончательно покинуть страшный плен забвения, ей удалось только после того, как чужие губы накрыли ее собственные.
Резко открыв глаза и одновременно глубоко вдохнув обжигающе-ледяной и какой-то мертвый воздух, девушка села, легонько оттолкнув от себя человека, которого впрочем, тут же узнала. Джей! Живой! Джессика была счастлива его увидеть, что и отразилось в ее темных глазах, когда она посмотрела на него. Однако уже секунду спустя в них появилось беспокойство. Не за себя. За всех остальных.
- Ты… как? – после долгого молчания собственный голос звучал незнакомо хрипло. – Нормально? – первая попытка встать оказалась провальной: голова снова закружилась, отчего благоразумнее было остаться сидеть на месте. Во всем теле, Джесс чувствовала непонятную слабость. Но заострять на этом внимание ей не хотелось.
Оглядевшись по сторонам, отметив про себя всю мрачность окружающего их пейзажа, она снова посмотрела на Джея, в надежде, что он что-нибудь объяснит ей.
- Где мы? Как сюда попали? И что вообще случилось там, на корабле, после того как Нейтан прострелил тебя? Ты помнишь призрака? Он же, правда там был? Куда делся Рой и все остальные? – количество вопросов без ответов угнетало и пугало, но в то же время и злило девушку, которой никогда не нравились загадки и тайны.
- И да, спасибо что не бросил меня. Нам надо понять как выбраться отсюда, - пересилив себя, она, чуть наморщив лоб, все же медленно поднялась на ноги. - Сначала пещера с непонятными зомби. Теперь, это, хороша прогулка - ничего не скажешь! В любом случае, нам давно пора на поверхность, - теперь в карих глазах, словно по волшебству вспыхнул решительный огонь: Джессика не собиралась сидеть, сложа руки и дожидаться помощи. Пусть ей было жутко и откровенно страшно, но бездействие сводило с ума гораздо быстрее. Да и не привыкла она опускать руки.
В любой ситуации, выход есть всегда. Оставалось только собраться с мыслями и силами, и найти его, что Джесс при всем своем упрямстве и собиралась сделать.

Отредактировано Jessica Hagart (2014-07-04 15:41:57)

+2

8

Девчонка быстро пришла в себя, даже как-то слишком быстро. Только-только он начал возбуждаться теплотой её нежного тела, упиваться мягкостью её пленительных губ, как на тебе, облом...Но то, как мягко, почти нежно она его отстранила, зародило в нем вспыхнувшую безудержным пламенем надежду на скорое и возможно обоюдное продолжение прерванной прелюдии. С тяжелым вздохом, собрав остатки воли в кулак, Джей отстранился, тихонько присев рядом, приземлившись жопой прямо на промерзшую землю. Пускай оклемается девочка. В ответ на посыпавшиеся вопросы, он выдал лишь саркастическую ухмылку, и осторожно поднявшись на ноги, отправился искать свой рюкзак. Какая же наивная эта Джессика. Неужели и так ничего не понятно? Но тем было даже лучше, пусть это станет для неё сюрпризом. Вряд ли его барахло тоже оказалось в аду, но чем черти не шутят. Как ни странно, искомый рюкзак нашелся почти сразу, оказавшись совсем рядом, всего в нескольких шагах, у одного из покосившихся надгробий. Слушая девчонку в пол уха, Джей заглянул внутрь. Всё кроме дробовика оказалось на месте. Интереса ради он, прочитал надпись вырезанную на надгробии. Ни о чем не говорящее ему имя какого-то Говарда. Пнул его ногой, пнул еще раз, подергал рукой. То хоть и выглядело старым, но даже не дрогнуло, не шелохнулось. Не, брать с собой не вариант, а ведь так хотелось, руки так и чесались. Да куда оно ему, в аду то? Никто ему здесь за надгробие не заплатит...Наверно это всё рефлексы. Принявшись отогревать дыханием закоченевшую от прикосновения к холодному камню руку, он обернулся и обнаружил что девчонка уже стояла на ногах. Отлично. Джей, забыв о ране, расправил обе руки в стороны, мол добро пожаловать. Попытался улыбнуться при этом, но резко вспыхнувшая боль, в неожиданно заработавшей руке, скомкала её, превращая в оскал. Ему стоило невероятных усилий не застонать при этом.
- Ахалай-махалай, сим-салабим! Добро пожаловать в ад крошка! Твой обожаемый братец пристрелил тебя! - без зазрения совести солгал он, не спеша приближаясь к ней с тою же решительностью, которая горела в её взгляде.
- Ах-ха-ха...Неожиданно, правда детка? У с нас с тобой теперь целая вечность, что бы познакомиться поближе. Только ты, и я... - последнюю фразу, он произнес на пол тона ниже, практически полушепотом. Приблизившись, и не давая шанса вовремя отреагировать, Джей толкнул её вперед. Глядя в её глаза, за мгновение до этого, он понимал что возможно она ему и не отдастся так просто. Девчонка была преисполнена рвением выбраться отсюда. Да, этого желал и он, да и кто бы не желал этого на их месте? Но он всегда был реалистом. Скорость сейчас решала всё. Тут же прижал её своим телом, к стволу дерева, и с вожделенной жадностью вновь впился в её губы, здоровой рукой стиснув грудь. Легкое вожделение которое он испытывал к ней всего лишь некоторое время назад, неожиданно, от этой пьянящей близости переросло в нестерпимое, терзающее желание. Будь она сейчас без сознания, он без сомнений трахнул бы её...

+2

9

- Ахалай-махалай, сим-салабим! Добро пожаловать в ад крошка! Твой обожаемый братец пристрелил тебя!
  После этой фразы повисла короткая, но такая тяжелая тишина… Джессика просто смотрела на парня, пытаясь понять, шутит ли он, или же это первые симптомы от удара по голове. Все-таки досталось ему, видно знатно. Ад? Ну надо же до такого додуматься!
  Криво усмехнувшись, Джесс тем не менее не перебивала. Да и вообще ничего не предпринимала, старательно складывая в своей голове мозаику последних событий. Выходило из рук вон плохо, но одно ей было понятно крайне четко: это место не Ад, ну, по крайней мере, не тот самый о котором думает Джей; и ей нужно срочно отыскать брата и узнать в порядке ли он. Все же, несмотря на разные взгляды и жизненные позиции, он был, есть и будет частью ее самой. Родная кровь. А, как известно, кровь – не вода.
  Ее знакомый все еще что-то бормотал, явно обращаясь к ней, но признаться, девушка едва ли слышала о чем идет речь. Сейчас для нее было гораздо важнее разгадать очередную загадку, от которой уже начинал существенно болеть мозг.
  Однако уже следующие действия парня, заставили ее забыть обо всех тяжелых думах: властные и откровенно похотливые ласки, обрушившиеся на ее полуголое тело так внезапно, подействовали на нее неожиданно расслабляюще.
  Должно быть, всему виной был пережитый стресс. А может, Джесс просто устала быть сильной, и ей нужно было за кого-то крепко держаться, чтобы выжить. Банально, но так необходимо…
  По крайней мере, так она сама себе объяснила порыв ответить на поцелуй Джея. Но длилась эта эйфория увы, недолго. Не трудно было догадаться, что чернокожий приятель пожелает «продолжения банкета». В конце концов, к этому финалу он стремился с самого начала. Жаль только что у самой Джессики было на этот счет другое мнение.
  Несмотря на свою неопытность в отношениях, она отнюдь не была глупой маленькой девочкой. Ей было прекрасно известно, что Джея сейчас едва ли остановишь, равно как и то, что в своем состоянии против него у нее нет ни единого шанса. Так сказать, не та весовая категория. Тем не менее, мириться со своим положением не входило в ее ближайшие планы. Приходилось выкручиваться, полагаясь лишь на собственную интуицию. Личная свобода была так ценна, что Джессика была готова пойти даже на подлость.
  Продолжая страстно отвечать на поцелуй, она в какой-то момент нарочно и весьма ощутимо  схватила парня за больное плечо, оттолкнув его от себя. Дыхание сбилось, губы горели, но весь ее воинственный вид говорил о готовности биться за свою девичью честь до самого конца.
  - Твою мать, Джей! – зло, на манер дикой кошки прошипела она. – Я, конечно, все понимаю, но не мог бы ты быть так добр, хоть сейчас немного подумать своей головой, а не тем, что у тебя в штанах! Твои сексуальные желания не помогут нам выбраться. Не знаю как ты, но я собираюсь вернуться на корабль! – злость словно придала ей сил. Недомогание и слабость отступила. – И я не горю желанием стать твоей подстилкой, уж извини, и более того, у меня нет времени на эти игры! – резко оттолкнувшись от дерева, Джесс уверенно прошла мимо парня, чувствуя по отношению к нему одно лишь презрение. Она ненавидела таких людей и не желала иметь с ними ничего общего.
  Все-таки, Джессика была истиной сестрой своего брата. И сейчас она серьезно обдумывала предложение Нейтана. И дураку понятно, что Джей не отстанет, и им придется об этом поговорить, поставив все точки над «ё», но не здесь и не сейчас.
  Холод кладбища пробирал до самых костей. Идя между надгробий, благо, не испытывая при этом идиотского желания читать вырезанные на них имена, девушка сжимая от злости кулаки, старалась взять себя в руки.
  Нет, все же, убийство человека не выход, какой бы сволочью он ни был. Необходимо было разыскать Нейта. Без него она точно никуда не собиралась.

+2

10

- Блять! Сука! - давая волю ярости, словно взорвавшись выпалил он, осознавая что её действительно не было нигде рядом, чертова тварь будто растворилась в воздухе. Исчезла так же неожиданно, как и появилась там, на корабле. Теперь Нейтану не оставалось ничего, кроме как признать сокрушительный крах надежд, и влезть в эту усадьбу. Это являлось первостепенной задачей, поскольку ему необходимо было тепло. Однако насчет того, что бы покорно развести огонь наверху, он не был столь же уверен. Она сказала что это привлечет их внимание, но не соизволила уточнить чье именно. Кого их то? Он еще не настолько был безумен, что бы в очередной раз подвергать себя опасности с подачи неведомого призрака. Раз не ответила, должно быть имелись причины скрывать ответ. С лихвой хватило с него за сегодня. Да и с другой стороны - чем он разожжет огонь этот? Чем ближе он приближался, тем паршивее становилось в и без того загаженной по самое не хочу душе, при взгляде на это мрачное, некогда величественное трехэтажное строение в позднем готическом стиле, из серого, потемневшего от времени камня. Внушительная область правого крыла, практически до самой центральной части - отсутствовала словно выдутая ветром часть песочного замка, причем никаких обломков рядом как ни странно не было, не считая кусков сходящей с крыши кровли, обнажающей гнилые деревянные конструкции, словно разлагающийся труп с гнилой плотью отходящей от костей. Одна из двухстворчатых дверей центрального входа - слетела с петель, вторая с едва слышимым скрипом покачивалась под порывами ветра. Арочные оконные проемы зияли зловещей темнотой. Чем ближе Нейтан приближался, тем сильнее он в нерешительности замедлял шаг, подсознательно прислушиваясь к возгорающему искушению развернуться и уйти. Но к своему глубокому разочарованию понимал, что не отогревшись, далеко он не пройдет, а единственный шанс отогреться, вот он перед ним. Эта суровая правда с упорством продолжала двигать его вперед. Под ногами, среди луж скованных льдом, нанесенной грязи и перепрелой листвы, с трудом угадывались следы подъездной дорожки. Однако, у самой двери, он всё же остановился, боковым зрением будто бы заметив какое-то смазанное движение в темноте слева. Минута напряженного ожидания, вслушивания, вглядывание в темноту, вторая, третья. Ничего не происходило. Стоять было уже просто невыносимо, кажется холод крепчал, да и терпение подходило к концу. В конце концов, собравшись с духом, он вошел внутрь, и тут же непроизвольно отшатнулся, почувствовав окутавшее его веяние гнилостного ледяного дыхания смертельной пустоты. Нейтан готов был поклясться что это был не просто очередной порыв ледяного ветра продувающий здание через многочисленные прорехи в кровле, стенах и пустые оконные проемы. Остановившись, он огляделся на сколько хватало взгляда. Кажется никого не было, но во мраке мог скрываться кто угодно, терпеливо поджидая своего часа...Плюнув на всё, поражаясь собственной, неожиданно возгоревшийся решительности, Нейт, не задерживаясь более в холле направился вперед, к виднеющийся впереди массивной каменной лестнице ведущей наверх. Подъем давался тяжело. Некоторые ступени обледенели, несколько раз он падал, и лишь вовремя цепляясь за перила, уберегал себя от участи более болезненного скатывания в низ. В продуваемом доме было ничуть не теплее, чем снаружи. Поднявшись на самый верхний, третий этаж, он уже скрипя сердце, вынужден был признать, что придется разжечь костер. Но тут опять вставал немаловажный вопрос - чем? Под скрип половиц, больше похожий, на уже знакомые жалобные стоны, он отыскал в дальнем конце левого крыла, как ему казалось наиболее пригодную комнату для отогрева и временного пристанища. Похоже это был чей-то личный кабинет. Некогда шикарная отделка из красного дерева давно поблекла, большая часть мебели была разбросана в беспорядке. На полу валялись посеревшие от времени книжные шкафы, стулья, обломки чего-то еще. Ветер врываемый в единственный оконный проем, гонял из стороны в сторону по комнате обрывки каких-то бумаг, и все ту же перепрелую листву. Казалось на своих местах стояли лишь покоцанный диван у стены, да такой же обшарпанный, большой письменный стол. Прорех ни в стенах, ни в потолках не было, на полу валялась металлическая люстра, в которой можно было разжечь костер. Оконный проем, можно было заделать мебелью, когда огонь разгорится. Не медля, Нейтан бросив бесполезный пистолет, приступил к делу, принявшись собирать по комнате всё что могло гореть. Благо недостатка в материале не было. Под рухнувшими шкафами было достаточно книг. Не глядя, он вырывал с корнем подгнившие кожаные переплеты и бросал бумагу в люстру. В ящиках стола тоже нашлись какие-то листки, все летело в импровизированный очаг, откуда ветру не удавалось их достать. Но по прежнему оставался неразрешимым вопрос - чем поджечь? Вернувшись в пустынный коридор, и без особо труда отыскав два небольших камня, он попытался выбить из них искру. Но ничего не выходило, те лишь рассыпались в закоченевших руках. В отчаянии Нейтан принялся панически шарить по ближайшим комнатам. Как бы он ни пытался разогреть руки, те уже почти не слушались его. Наконец, ему улыбнулась удача, в одной из комнат он отыскал огниво. Вернувшись в дальнюю комнату, ему удалось уже с третьей попытки высечь шикарный ярко-красно-желтый сноп искр, часть из которых больно ужалила ладони. Но тут возникла новая проблема. Бумага лишь еле-еле, словно нехотя тлела, но никак не желала разгораться...
- Давай! Давай же! Черт...черт...

+2

11

Поначалу, всё складывалось как нельзя лучше, даже более того - просто превосходно! Мало того что девчонка не отстранилась, так она еще отвечала на его поцелуй! Да так страстно, так жарко, что по телу пробежала сладостная волна мурашек, а чресла стали наливаться силой, восставать. Ох эти нежные, обольстительные губки, эти изгибы обольстительного тела...Конечно, перед его природном обоянием, непревзойденным шармом и дикой напористостью мало кто способен был устоять. Рюкзак сполз с плеча вниз, только Джей собрался избавить её нежное, хрупкое тельце от пут остатков одежды, как совершенно неожиданно сладострастный момент близости, разрушила резко вспыхнувшая боль в плече. Коротко возопив, Джей инстинктивно дернулся в сторону, ухватившись рукой за многострадальное плечо. То опять закровоточило, не сильно, но сам факт уже пугал.
- Ты психованная! Ты чё творишь?!...Аааай...Блять... - не столько гневно, сколько непонимающе, даже испугано воскликнул он вслед проходящей мимо девушки. Ему нужно было хоть какое-то время, что бы придти в себя, осознать всю долю случившегося. Оклематься от столь неожиданного поворота событий проще говоря. Боль действительно была непереносимая, что лишний раз свидетельствовало о серьезности раны. Уже спустя несколько секунд, до него начало доходить, что Джессика обхитрила его, мастерски сыграв на его слабостях. Но у него, на такие случаи всегда имелся козырной туз в рукаве. Оторвав руку от плеча, он вынул из рюкзака окровавленный топор, который прихватил в пещере, и на время оставив свой рюкзак, ибо с одной рукой было как-то совсем несподручно, принялся догонять её. Пора было чуток припугнуть дерзкую малышку.
- Вернуться на корабль? И как ты это сделаешь интересно?! О, ну да конечно! Давай, давай! Трахни дьявола, может быть он и выпустит тебя из этой жопы! - не скрывая сарказма, и какой-то доли нарочитой издевки, кричал он вслед, быстрым шагом, то и дело переходящем в бег, быстро сокращая расстояние - стой ты! Куда рванула так?
И тут, вновь неожиданно, натренированным краем зрения, Джей уловил какое-то движение, у пожухлого кустарника, всего в паре шагов справа от того места, где проходила Джессика. Теперь уже мгновенно среагировав, он резко рванул вперед. 
- Еб! - только и успел выпалить Джей, толкнув девчонку куда-то в сторону. В последнюю секунду отшатнувшись назад, он увидел прямо перед собой голого распухшего мужика, в трупных пятнах, с остановившимся, можно даже сказать высохшим взглядом. Несложно было понять кто перед ним. Вооружение зомби состояло из огромного мясницкого тесака, который он с голодным мычанием и попытался опустить Джею на голову в том месте, где он мгновение назад стоял, незамысловатым движением сверху вниз типа, эх, дубинушка, ухнем! За все года своей бурной деятельности, он ни раз сталкивался с подобными тварями, и более-менее поднаторел в схватке с ними. К тому же, этот экземпляр был достаточно медлительным, что бы Джей в свою очередь вовремя успел среагировать. Рванув вперед пока зомби не успел вновь замахнуться, Джей рубанул тварь по ноге, в область коленной чашки. Без единой капли крови, лишь с каким-то странным, распрыскиваемым месивом нога отделившись от тела, отлетела в сторону. Зомби упал на пузо, приземлившись башкой на свой же выроненный из рук тесак. Тут же, Джей с размаху от души, обрушил топор жалобно мычащему существу на спину, со смачным хрустом перерубая зомби прогнивший позвоночник. Еще один удар топора разрубил тело на двое. В итоге получилось три неравных куска. Тварь хоть и продолжала издавать какие-то невнятные звуки, цепляясь гнилыми пальцами за промерзшую землю, но в ловкости сильно потерял. На пару секунд Джей задумался. В отличии от тактики борьбы, о регенерации зомби ему мало что было известно, и рядом вполне мог оказаться какой-нибудь некромант, вполне способный воспринять эти куски как конструктор Собери сам. На всякий случай отрубив зомби голову, он выронив топор, поднял её на руку. Любопытства ради взглянул в мертвое лицо. В теперь уже действительно мертвое. На какую-то долю секунды, ему оно показалось знакомым, и наверняка приглядевшись повнимательнее он узнал бы в мужике кого-то из дальних знакомых, но не желая больше нюхать эту вонь, размахнувшись откинул её подальше. Вытерев руку об штанину, он как ни в чем не бывало, обратился к девчонке, отвечая на один из её брошенных напоследок вопросов:
- Если бы я перестал думать своим великолепным попрошу заметить членом, и начал думать головой, то сейчас, эта тварь получила бы поздний ужин, в виде обоятельной, напуганной девочки. Тебе не холодно? Может согреть?
На самом деле, после действительно напряженной схватки с толпой падальщиков в пещере, биться с полужив зомби было даже как-то скучно. Конечно не факт, что этот зомби был здесь один, но пока никого рядом не наблюдалось. Джей поднял топор, обух которого был теперь помимо засохшей крови, заляпан и этой черной консистенцией от зомби, и тут, его взгляд зацепился за нечто теперь уже действительно странное. Где-то далеко впереди, еще чуть правее, мелькнул и тут же погас огонек. Будто кому-то не удавалось зажечь зажигалку. Снова мелькнул, и снова погас.
- Интересно... - задумчиво протянул он, кивнув головой в ту сторону, мол смотри.

+2

12

Шаги обидчика отчетливо прослушивались где-то позади. Но даже, если бы земля беззвучно поглощала их, Джессика все равно слышала бы Джея: его возмущенные вопли игнорировать не получалось, как она не старалась это сделать.
  В душе девушки боролись два практически одинаковых по силе чувства. С одной стороны ей хотелось сию секунду резко повернуться к парню и высказать ему в лицо все, что она на самом деле о нем думает. Но с другой, пусть Джесс и поступила по-свински, использовав его ранение, как путь к собственной свободе, но настойчивый голос совести никто, увы, не отменял. Исходя из этого, ей банально хотелось извиниться за свою обычно несвойственную жесткость. Однако прямо сейчас, она все еще была жутко зла и обижена на него.
  Признаться, даже самой Джессике подобное поведение показалось неправильным и нелогичным. В конце концов, с чего бы ей так злиться на Джея? Ведь по сути, он был ей никем, обычным малознакомым человеком, который по воле случая оказался с ее братом в одной лодке. Так все же, какого черта тогда она бесится, если ничего неожиданного не произошло?! Абсолютно обычное дело – мужику приглянулась баба, и он захотел натянуть ее. Это жизнь. Дурацкая и порой, невыносимая. И это ее правила выживания. Все проще некуда! 
  Продолжая упрямо шагать, девушка продолжала снова и снова обмозговывать и анализировать сложившуюся ситуацию, и конкретно, свое поведение в ней. Получалось далеко не ахти, но это не так уж и важно. Главное, что спустя несколько минут, Джессика более-менее все-таки разобралась в себе.
  Оказалось, после всего, через что ей и ее спутникам пришлось пройти, уже на подсознательном уровне, она считала Джея частью их команды. Именно поэтому ее так напугало предложение брата избавиться от него, и да, по этой же причине, ее жгла какая-то детская обида. И не пропадало ощущение того, что друг оказался предателем.
  Друг?! Джей-то? Нелепость…
  Так и не решив как быть, Джесс было остановилась, собираясь поговорить с парнем начистоту, но не успела она и слова сказать, как была довольно грубо отброшена куда-то в сторону, как назло не устояв на ногах, и, слегонца приложившись к земле больным плечом, которое тут же словно взорвалось болевыми импульсами, прошившими всю руку до самой кисти.
  Впрочем, уже через секунду, стиснув зубы, девушка снова поднялась на ноги, с замершим в груди сердцем наблюдая драку человека и зомби. Признаться, Джей немало удивил ее. Не столько своей победой над мертвяком, сколько самим фактом того, что не позволил тому перекусить ею на обед. Или ужин? Не суть важно.
  А тем временем, устранив угрозу, парень вновь заговорил с ней.
  - Если бы я перестал думать своим великолепным, попрошу заметить членом, и начал думать головой, то сейчас, эта тварь получила бы поздний ужин, в виде обаятельной, напуганной девочки.
  Обидно конечно, но спорить с этим его аргументом было тяжело. Джесс лишь нервно передернула плечом. За последние часы она твердо убедилась в одном: теперь ее трудно чем-нибудь удивить.
  - Совпадение, - увы, но в голосе не хватало былой уверенности. Осторожность и подозрение не исчезли из карих глаз, когда девушка приблизилась к нему, стараясь не думать о так необходимом ей сейчас тепле, которое дарили ей недавно его прикосновения.
  Внимательно глядя на него, Джессика слабо усмехнулась, едва заметно покачав головой.
  - Перестань, я прекрасно вижу, к чему ты клонишь, - из девичьей груди вырвался тяжелый и очень усталый вздох. – Я благодарна тебе, Джей, правда, хотя ты еще тот кобель. И мне на самом деле очень стыдно за свою выходку, - секундная заминка, и Джесс все же решилась:
  - Но послушай, давай выберемся отсюда? Вместе. Мне глубоко плевать что это за место. Оно уже  осточертело, и не говори, что тебя все устраивает – не поверю! К тому же, твоей руке все еще нужна медицинская помощь, - на этот раз в голосе четко прослеживались виноватые нотки.
  Проследив за движением головы своего спутника, Джессика нахмурилась, невольно обняв себя руками в тщетной надежде согреться.
  - Что думаешь? Идем, посмотрим. Какая-никакая разведка все же лучше бесполезного стояния на одном месте. И да, мне действительно холодно, и если там есть хотя бы крошечная искорка тепла, то я иду туда. С тобой, или без тебя! Так что думай скорее!

Отредактировано Jessica Hagart (2014-07-06 21:50:36)

+2

13

Рвение получить желанное, такое близкое, но упорно ускользающее тепло, было столь велико, столь резко затмило разум, что не замечая тщетность своих, по сути ни к чему не приводящих попыток Нейтан, раз за разом продолжал и продолжал яростно высекать жалящие снопы искр, отчаянно пытаясь убедить себя в том, что вот-вот дымящаяся бумага перестав медленно тлеть - загорится. Несколько раз появлялись даже маленькие, жалкие язычки пламени, но едва-едва возникнув, те тут же начинали тухнуть. Попытки заставить их разгореться ни к чему не приводили. Возможно что-то и вышло бы, если бы не предательское дрожание рук. Что, ну что черт возьми с этой бумагой было не так?! Прошло долгих пятнадцать минут, прежде чем он понял что так ничего не добьется, да и то из-за того лишь, что чуть разогретые пальцы начали отниматься. Едва-едва разлившееся по рукам тепло болезненно защипало ладони, кровь ускорила свой бег, пальцы немного припухли. Нужно было придумать что-то другое. Не теряя драгоценных секунд на раздумья, Нейтан убрав огниво в карман, отправился на поиски хоть чего-то, что могло бы помочь. Логика подсказывала, что если он нашел здесь огниво, и книги, значит должно было быть еще хоть что-то способное гореть. Однако, чем чаще он находил один лишь бесполезный, прогнивший, отсыревший хлам, тем сильнее им завладевал панический страх неизбежности. Эта ледяная сырость становилась невыносимой. Дышать уже было тяжело, и не только из-за раны в боку. Суровая правда обстояла в том, что если он не разожжет огонь в самом ближайшем времени, то прямо здесь, в этой усадьбе и ляжет костьми. Этот страх, зарождал затуманивающую разум ярость перед собственной беспомощностью, ненависть к этой девушке. Ему казалось что призрак издевался над ним. Свою злобу он вымещал на обломках мебели, на хламе попадающимся на пути, тем самым серьезно тревожа раны. К тому времени, как Нейтан едва стоя на ногах ввалился в одну из последних комнат центральной части усадьбы, он уже понимал что если и здесь не найдется ничего подходящего, то сил продолжить поиски, у него уже не останется, ни моральных, ни физических.
- Прекрасно...Можешь радоваться, хохотать, насмехаться...давай же тварь! - истерически воскликнул он, захлопывая дверцу комода, в котором оказались лишь измазанные чем-то серым, старинные детские игрушки из дерева.
- Нет серьезно, давай. Хоть посмеемся вместе напоследок, ха-ха-ха! - продолжил Нейтан садясь на пол, скрещивая ноги по турецки. В этот момент, его взгляд упал, на незамеченную ранее, неприметную во мраке, закрытую дверь ведущую по все видимости в смежную комнату. Уже не особо надеясь, но все-же загоревшись какой-то долей забрезжевшей надежды, поднявшись, Нейтан подошел к двери, толкнул. Та оказалась не запертой. Внутри неожиданно оказалось значительно темнее, вероятно из-за тяжелых, едва колыхающихся, гнилых занавесей - гардин, или чего-то типа того, закрывающих оба окна. Унылые крупицы света, пробивающиеся через ряд небольших брешей в потолке, падали на стоящую у дальней стены большую кровать с останками балдахина, явно из эпохи барокко. Рядом угадывались очертания резного кресла и небольшой софы прикрытой останками одеяла. Похоже странная разруха царящая во многих иных комнатах, не коснулась этого места. Казалось всё стояло на своих местах. Перед тем, как ступить в комнату, Нейтан обернулся через плечо. Ему вдруг остро показалось, что на него сзади кто-то смотрел. Буквально прожигал пристальным взглядом спину. Но никого в пределе видимости не оказалось. Едва шагнув вперед, он споткнулся обо что-то. Выругавшись сквозь стучащие от холода зубы, Нейтан достал огниво. Короткая вспышка на мгновение выхватила из сырого мрака обшарпанные стены, поблеклый ковер на полу, и громоздкий шкаф у стены, почти сразу справа от входа. Приблизившись к шафу, он потянул на себя дверцу. Та, с мерзким скрипом на проржавевших петельках, беспрепятственно отворилась. Внутри определенно что-то было. Протянув руку, он нащупал какую-то сухую ткань, резко дернул, та с треском и почти с легкостью разошлась по шву, что явно свидетельствовало о высокой степени гниения. Бросив обрывок на пол, он чиркнул огнивом, высекая на неё сноп искр. Та тут же задымилась, затлела, лениво занялась, и резко вспыхнула ярким пламенем разрезавшим темноту. Но вместо радости, Нейтана вдруг охватил ужас, при виде того, что на пару секунд осветила вспышка пламени. В шкафу находилось тело. Подоженная им тряпка, оказалась ни чем иным как рукавом оторванным от какого-то подобия грубо скроенной рясы, в который труп и был одет, словно монах какого-то неведомого культа. Нейтан шарахнулся в сторону, не удержавшись на ногах, свалился на пол. Сердце заколотилось часто и гулко, словно собиралось выскочить из груди, по телу пробежали холодные, неприятные мурашки. Пламя давно потухло, в воздухе повис тяжелый запах гари, а Нейтан всё не мог оторвать испуганного взгляда от шкафа, в темноте которого угадывался силуэт неподвижного тела. Это был не иссохший скелет, он даже не начал разлагаться. Его лицо...у него что-то не так было с лицом...
"Палка...Нужно отыскать палку, что бы зажечь...ткань..." - пробиваясь сквозь вязкую пелену страха, твердил здравый рассудок. Поднявшись, он отправился на поиски. С этим проблем не возникло, более-менее подходящая ножка от обломков стола, нашлась в первой же комнате напротив. Руки действовали на автомате, а в голове роились бесконечные вопросы, ни на один из которых его разум не способен был найти внятного ответа. Вернувшись к шкафу, он вновь, неуверенно протянул руку к ткани. На мгновение задержался сжав будто против его воли тянущуюся к тряпке ладонь в кулак, и собравшись с силами, сдернул рясу с тела. У него не было иного выхода.
- Прости друг - одними губами пробормотал Нейт, обматывая тканью палку. Интересно, как ряса могла прогнить, если тело ещё даже не начало разлагаться? Закончив, он не медля поджог импровизированный факел. От близости огня, по телу тут разлилось приятное тепло. Перед тем как поспешить уйти, он заставил себя вновь взглянуть в шкаф. Под рясой на среднего телосложения парне была обычная будничная одежда - джинсы с каплями крови, теплый свитер насквозь пропитавшийся всё той же засохшей кровью. Похоже перед смертью парень с кого-то снял эту рясу и надел её на себя. Это было единственным логичным объяснением. Его искаженное застывшей гримасой ужаса и боли лицо, было туго стянуто колючей проволокой. Она заплелась вокруг лица, словно змея сжимающая в своих смертельных объятиях, вгрызлась в кожу, в глаза, перерезала горло, разорвала мускулы гортани. Она же и не позволяла телу упасть. От натяжения многие участки кожи попросту лопнули, порвались. Проволока проходила через разбитый верх шкафа, тянулась вдоль стены и уходила далее через потолок на чердак. Складывалось такое впечатление, что она будто живая преследовала несчастного, и в конце концов, настигла его здесь. Под ногами у парня находилась какая книжка напоминающая не то дневник, не то ежедневник. Подняв её, Нейтан не дожидаясь когда факел прогорит, захлопнув шкаф, поспешил обратно.

+2

14

Джей молча выслушал девчонку, продолжая глядеть на мерцающий вдали огонек. Затем, когда она закончила, он не много задержал на ней свой взгляд, с напускным выражением откровенного, страдальческого недовольства. Переступив через себя, чуть заметно кивнул головой, и так же, не проронив ни слова, вернулся за рюкзаком. Убрав туда топор, он осторожно повесил рюкзак на здоровое плечо и уверенно направился вперед.
- Погнали - лишь коротко буркнул он, проходя мимо неё. Шагая впереди, он криво усмехнулся. Джей мастерски напустил на себя глубоко обидчивый, загруженный вид, так, как если бы ему был нанесен удар в самое сердце, так, как если бы страдал эстет. Но не стоит думать, что он был настолько горд, что бы опускаться до по сути бестолковых обид. Им двигал расчет. Для него это была лишь игра, манипулирование эмоциями, не более. Уж в чем, в чем, а в этом он был спец. И вроде хотелось припугнуть её, даже применить грубую силу - ударить там, кровушку пустить, но как-то рука не поднималась, глядя на эти её жалкие потуги согреться. Совсем не много времени, и либо она сама растает и вымаливая прощение предложит ему себя, либо он дождется наиболее удачного момента, что бы завладеть ею. В самом зачаточном, так и не развившимся состоянии, существовала так же и некоторая доля вероятности того, что возможно не только её потуги согреться, но и её речь сподвигла его к такому решению. Не считая само собой родни, столь душевно и искренне, лично к нему еще никто не обращался. Через него - бывало, но лично к нему еще ни разу. Случалось благодарили его за шикарный секс, убойную вечеринку, или прекрасно выполненную работу, но то было несколько иное. Однако, мгновенно спохватившись, Джей сразу же отсек эту шальным гостем прокравшуюся вероятность на корню, убедив себя что дело было в холоде, и только лишь в холоде, ибо нефиг. Довольно было с него понимания и добродушности, хватило уже этого мужика с ножом. Джей, не оборачиваясь шагал уверенно и быстро, на мерцающий впереди огонь, словно ебучий мотылек на огненное говно. В чем-то девчонка была права, надо было согреться, мороз заметно крепчал, и ветер пронизывал до самого мозга костей. Если не найти тепло...Что будет? Они умрут по второму разу? Не суть, главное - соблюдать осторожность, в противном случае они могли угодить в настоящую геену огненную, и тогда тепла им этого, на всю вечность с лихом хватит. Таким образом, шагая вперед, он убивал сразу двух хреноебучих ебланов - во-первых успешно играл роль обиженного, во-вторых соблюдал ту самую осторожность, во всяком случае пытался. Если это девчонка, не включая мозг рванула бы вперед, как тогда к овчарке - всё, суши весла. Не важно что будет, умрут они по второму разу, или еще что, главное он не хотел узнавать это. Сам то он мог вовремя среагировать, в себе Джей был уверен. А насчет того, следовала ли покорно Джессика за ним, или нет, он даже не сомневался. У неё просто не было выбора. Как никак, он пока еще был здесь единственным мужиком, главой, хозяином ситуации. Когда огонек еще раз сверкнул, и погаснув более не зажигался, это не много насторожило Джея. Но шага он, тем не менее не замедлял, ибо медлительный чувак - легкий обед зомбарей. Конечно, мало ли кто еще здесь мог водиться, но пока он встретил только зомбаря. По поводу верного маршрута он так же не особо переживал. Еще несколько минут, Джей шагал так сказать вслепую, среди крестов и надгробий, доверяясь лишь своей интуиции, которая не подвела таки! И вывела его на какую-то широкую тропу, более напоминающую дорогу, покрытую прелой листвой, промерзшей грязью, и схваченными хрупкими корочками льдя лужами, по обочинам которой были в полном беспорядке свалены какие-то гнилые обломки, доски, бревна. Перед ними словно гнилая пасть какого-то хищника, как никогда верное уточнение. Да, про осторожность тут можно было забыть - звонкий звук хруста ломаемого льда, ветер мог разносить на многие метры вперед, а обойти никак. Не удержавшись, Джей всё-таки отломил кусочек сваленного деревца и сунул в рюкзак. Мало ли, быть может девчонка то все-таки права, может им еще удастся выбраться. Маловероятно конечно, ну, а вдруг? В таком случае, стоило лишь представить какую сумму ему отвалят за кусочек прихваченный из самого ада! Надо будет правда это еще доказать, но это уже дело третье. Вскоре, еще через несколько минут ходьбы, его взгляду начало открываться то, что заставило его  сначала замедлить шаг, а потом и вовсе остановиться. Там, среди оголенных крон деревьев, теперь уже недалеко впереди, виднелись очертания какого-то массивного сооружения. В одном из окон которого, что-то замерцало. Явно огонь.
- Ебать мои чресла... - удивленно присвистнув, протянул Джей.

+2

15

Джесс пристально смотрела на своего невольного спутника, все еще беспомощно обхватив себя руками. Жуткий холод норовил сковать навечно каждое ее даже малейшее движение. Нет, так дело определенно не пойдет! Не хватало еще замерзнуть в этом непонятном месте насмерть! Мало того, она понятия не имела, где находится, так еще и в одиночестве! Джей не в счет. Он уже, увы, успел показать себя не как друг и товарищ, хоть и спас ее от ходячего мертвеца. Но на то, у него были свои, так сказать особые личные причины. Но Джессика не собиралась покупаться на столь очевидную теперь уловку. Не сегодня, уж точно.
  Впрочем, обманывать себя, она также не желала и не могла отрицать, что рада присутствию парня рядом. Пусть его и интересует лишь ее тело, в глубине души, Джесс испытывала непередаваемое никакими словами чувство благодарности.
  И надо сказать, она очень боялась, что Джей решит кинуть ее. Оттого и крайне удивилась, когда он, изобразив обиженного несправедливой жизнью человека, все же согласно зашагал вперед, обогнав ее. Джесс была, конечно, рада, но все-таки, она никак не могла до конца понять мотивов этого странного парня. Жаль, что на подробный и качественный анализ его поведения не было времени. Глубоко вздохнув, девушка последовала за Джеем, быстро нагнав его: быстрый шаг помог чуточку согреться.
  Шагая рядом, Джессика не произнесла ни слова, сосредоточившись на спасающей от холода ходьбе. Шаг, еще один. Главное не смотреть по сторонам. Кладбище, а это судя по многочисленным надгробиям, мимо которых приходилось идти, было именно оно, навевало невольный ужас, пуская по всему телу многочисленные группы противных мурашек. Бешено колотящееся в груди сердце, то и дело, спотыкаясь, замирало в неясном предчувствии опасности. И не удивительно, что ни говори, а эта небольшая прогулка выдалась на ужас сюрреалистичной. Словно они герои какого-то очередного американского сериала, где обязательно кто-то должен умереть. К сожалению, сравнения подобного рода хоть и немного смешили, но оптимизма не придавали.
  Одни только проклятые боги, наверное, знали, как сильно Джессика нуждается сейчас в поддержке. Ей так непреодолимо сильно хотелось взять Джея за руку! Каждый раз, обрывая эти мысли, она одергивала себя в самый последний момент. С такими как он, категорически нельзя быть слабой. Даже она, будучи всего лишь восемнадцатилетней неопытной в отношениях девочкой, это понимала. И храбрилась из последних сил, стараясь придать своему скользящему по окружающему мрачному пейзажу взгляду большую бесстрастность. Лучше казаться безразличной, чем показать свой страх – так она для себя решила, продолжая идти следом за чернокожим парнем, который все еще строил из себя, не пойми кого.
  Однако едва они вышли на какую-то широкую тропу, прошли еще немного, Джей явно что-то разглядел там впереди, и не сдержал душевного порыва, так сказать. Джессика только слегка поморщилась, в остальном никак не отреагировав на неприличную фигуру речи своего спутника. Приглядевшись, она поняла-таки, что его так шокировало, и сама замерла, словно дикая лань, почуявшая опасность. 
  Казалось, девушка готова в любую секунду сорваться с места и умчаться прочь, спасаясь от опасности бегством, как любое разумное травоядное животное, и Джесс на самом деле в какой-то миг собиралась именно это сделать. Но дальнейшие собственные действия удивили ее саму. Оказалось, она совсем себя не знала, чего уж говорить о других. Как же неудобно все же терять память!
  Вместо немедленного бегства, Джессика проявила незнакомое ей самой любопытство и некую уверенность хищника, что признаться, испугало ее саму. Но отступать в любом случае она не собиралась.
  Глубоко вздохнув, девушка всем корпусом повернулась к парню, удивительно решительно и твердо глядя в его глаза.
  - Я же говорила, да? Там огонь, а значит, возможность согреться, - она указала пальцем на тускло светившиеся во мраке окно мрачного заброшенного строения, что нисколько не внушало ей доверия. – И я иду туда.
  Не дожидаясь ответа и действий со стороны Джея, она с той же уверенностью возобновила шаг, направив свои стопы прямиком к откровенно пугающему зданию. Вот только осточертевший холод пугал сильнее. Из двух зол выбирать не приходилось. В любом случае, нужно во что бы то ни стало бороться за свою жизнь. И сдаваться Джесс не собиралась.
  Она не знала, откуда в ней проснулось это смутно знакомое, но одновременно чуждое ее пониманию чувство, но терять эту уверенность не хотела. Она помогала ей быть сильной. За нее можно было держаться.

Отредактировано Jessica Hagart (2014-07-09 21:35:16)

+2

16

"...Один. Снова я остался один..." - с первых строчек гласила очередная привлекшая его внимание страница подобранного дневника. Всё подряд Нейтан, отогреваясь у раззоженого огня - не читал. Текста было слишком много, а у него не было на всё это времени. Нужно было отогреться, и как-то двигаться дальше. Лишь любопытство толкало его пролистывать страницы, что-то подмечать мельком, что-то читать едва ли не запоем. В большинстве случаев, дневник рассказывал о действительно устрашающих вещах, глазами того, кто как и Нейтан просто пытался выжить, не по своей воле оказавшись не в том месте, и не в то время, только не на островах, а на мрачных улочках какого-то невзрачного городка. Неужели вся эта необъяснимая хрень сейчас творилась везде? Рукописный почерк часто менялся, в соответствии с изложенной на листах бумаги ситуацией, здесь он был резкий, размашистый, неразборчивый. Парень писал второпях, сильно волнуясь. Ну еще бы.
"Я видел как умирают матросы, один за другим. Я до сих пор слышу каждый их предсмертный стон, доносящийся оттуда, из глубин корабля. А твари всё продолжают и продолжают лезть нескончаемым потоком, разрывая последних членов команды" - уцепившись за слово про матросов, Нейтан жадно ловил каждое прочитываемое слово, полагая что вероятно имелась в виду Грация, или Сильварим, но тут на пол выпал зажатый между следующих страниц, небольшой выцветший фотоснимок. Подобрав его, Нейтан подкинул в костер еще не много прихваченных в одной из комнат деревянных обломков. Судно больше походило на военно-ракетный катер особого назначения, старого образца, стоящий в причале у какого-то явно крупного города. Нет, это было не круизное судно. Внизу стояла подпись: «Арганий», вероятно это было название корабля.
"...Потому что бежать некуда, снаружи лишь открытое море..." - новое предложение, начиналось там же, где и заканчивалось предыдущее, казалось не связанное какой-либо логикой. Но додумать что могло быть между ними - несложно. Парень явно паниковал, и теперь какая-то немалая часть вложенного в эти строки панического волнения, передавалась самому Нейтану. Что-то лезло на судно нескончаемым потоком, убивая матросов. Неужели прямо из глубин морских? Невольно он вслушивался в завывания ветра, вздрагивал от каждого шороха. Стоило лишь на мгновение представить, как самый обычный, молодой детектив, не солдат, сидит в каком-то укромном месте на судне, и слышит как нечто убивает членов команды, одного за другим. В целом, Нейтана не особо сильно занимала история этого парня. Но исходя из первых страниц, было ясно что когда-то он был детективом. Причем весьма неплохим детективом, который принявшись за расследование на первый взгляд плевого дела, влип в крупную заварушку, с участием некоей таинственной религиозной секты. очередной чуть коснувшийся слуха звук, заставил его не просто вздрогнуть, а насторожиться, отложив дневник в сторону. Нейтан не мог дать ему какого бы то ни было точного определения, но было в нем явно что-то иное, что-то резко выбивающиеся из общей, уже становящийся привычной гаммы.
"Нет, нет, нет...пожалуйста нет..." - мысленно взмолился он, с замиранием сердца вслушиваясь в звуки. Те повторились, теперь уже чуть более отчетливо. Это было похоже на чьи-то голоса. Хоть он и не мог разобрать слов, если то вообще были слова, и даже не мог различить интонации, но теперь было совершенно точно ясно, что кто-то был внизу. В памяти всплыли слова девушки-призрака, о том что костер привлечет их внимание. Не известно кого, но чье-то внимание он точно привлек, и учитывая обстоятельства, добром это точно не попахивало. Положив дневник на потрепанный диван, и подобрав самый тяжелый из находящихся рядом деревянных обломков - резную ножку стола, Нейтан вышел в коридор. Половица тут же предательски скрипнула под нетвердой ногой. До боли в деснах сжав зубы, он мысленно выругался и медленно направился вперед, стараясь шуметь как можно тише, однако получалось это не очень хорошо. Под его ногами, жалобно скрипела почти каждая половица. Нейтан надеялся обойтись без лишней крови, из строчки дневника о том, что твари лезли нескончаемым потоком. Если то что он слышал сейчас, было с этим как-то связано, то нужно было валить из этой усадьбы, как можно быстрее. Очередной порыв ветра, ворвавшийся через оконный проем, в одной из расположенных рядом комнат, заставил его вновь поежиться. В этот момент, Нейтан почувствовал что от страха, покрылся холодным потом. Страх заполнял всё его сознание, он вынуждал мысленно скулить, вынуждал бежать, и молить об удачном побеге из этой дьявольской темницы. К тому времени как он подошел к лестничному проему, Нейт уже вполне четко слышал уверенно приближающиеся шаги. Кто-то поднимался по лестнице, и был совсем близок.
- Блять... - процедил он, перехватив свое импровизированное оружие поудобнее и прижавшись к холодной стене замер, стараясь даже не дышать. Шаги неумолимо приближалась, ему казалось, что тяжелый перестук его сердца услышат неизвестные, что они узнают где он их поджидал, и разорвут его, как тех членов команды. Вновь вспомнив про те записи, он до боли в пальцах, сжал обломок стола в своих руках. Наконец, когда те по его мнению приблизились достаточно близко, Нейтан с тяжелым вздохом выскочил из-за угла, замахиваясь оружием. То ударило в стену, обсыпая на ступени часть отделки. Ножка чуть не выпала из его рук. Этих долей секунд, хватило на то, что бы немного разглядеть тех кто стоял перед ним, это были два человеческих силуэта. Всего в шаге от Нейтана стоял совсем черный, сливающийся с темнотой, второй куда-то исчез, по видимому рванул вперед, куда-то ему за спину. Помня о том, что пока он еще находился наверху, у него было преимущество перед гостями. Нейт, не медля ударил здоровой ногой неизвестного промеж ног, затем сверху с силой долбанул палкой. Та с треском разлетелась надвое. Раздавшийся ор, обнадежил его. Возможно это было не такая уж и безнадежная ситуация раз они чувствовали боль! Затем резко обернулся, замахнулся остатком палки. Но неожиданно произошло нечто странное, нечто такое что заставило его остановиться. Он услышал голос сестры. Когда застивший глаза и сознание туман страха и какого-то адреналина от схватки, чуть отступил, он разглядел во втором силуэте её, Джессику!
- Джесс?...Джесс! Ты здесь! - отшвырнув палку в сторону, он обхватил её ладони своими - да ты же ледяная! - пораженно воскликнул он, обнимая её и крепко прижимая к себе - ты в порядке? Там огонь, идем...

+2

17

Похоже что невольно выраженное им удивление, затмило всю напускную обиду. Да при виде такого, на какое-то время даже любая искренняя обида сразу отходила куда-то далеко на задний план, как и многие иные вопросы и проблемы. Это просто срыв башни. Ну и домина...и где? В аду! Если рассказать кому - никто не поверит, даже под градусом! Джей так и не успел ничего ответить девчонке, на её порыв броситься в омут с головой, а сказать ведь очень даже было что, слова так и крутились на языке, просясь на волю. Но поскольку он был скорее человеком дела, а не слова, а может еще по какой-либо из на самом деле многочисленных причин, он не успел вовремя даже слово вставить. Она была слишком коротка и столь же решительна, сколь и наивна, что в общем не есть хорошо. Спрашивается на кой хрен она к нему вообще обращалась, если и вовсе не желала его слушать? Некоторых людей, жизнь ни чему не учит! Кажется он уже начинал потихоньку привыкать к этому, потому что вся его реакция ограничилась лишь усталым вздохом, и обреченным покачиванием головы. Он молча направился вперед, догонять таки непутевую. Ну, а что делать? Не орать же на весь ад, прося её остановиться и не совершать глупостей? Почти у самой двери, Джей схватил таки её за руку, и резко развернув к себе, прижал девушку к холодной стене, прямо напротив единственной покачивающийся под порывами ветра двери. Конечно это было рискованно, повторять тоже самое, но как гласит народная мудрость - один снаряд дважды в одну и ту же воронку не падает.
- Тише девочка моя - шепнул он, у самых её губ - мы же не хотим подохнуть по второму разу? Не так ли?...Просто расслабься, и наслаждайся ощущением... - последняя фраза скорее была обращена к его, вновь вспыхнувшему безудержным, всепожирающем пламенем желанию взять девчонку прямо сейчас и прямо здесь, силком, с животной силой, безо всякой никому не нужной нежности. А близость вероятной опасности, при этом лишь обостряла ощущения, будучи способной придать сексу, просто незабываемые, взрывные впечатления! Ну как тут устоять? Ну вот как? Джей легко провел рукой по её волосам...И всё-же собрав какие-то жалкие остатки воли в кулак, резким рывком отстранился, и вошел внутрь здания. Сразу же, с порога на него дыхнуло тяжелым, могильным запахом древности, запахом корней, разложение и сырой гнилости. Будто он сейчас входил не в заброшенную усадьбу, а во врата древнего, затерянного храма. Как же он любил это ощущение, это было почти наравне со взрывным сексом, вблизи пугающей опасности. Перед тем как ступить дальше, вглубь усадьбы, он услышал едва слышимый скрип половиц наверху, похоже звук исходил с третьего этажа. Джей тут же взглянул наверх, стараясь по звукам определить возможную траекторию 
- А? Что я говорил?...Я так и знал что там кто-то есть... - шепотом проговорил он, выуживая из рюкзака ледоруб. Судя по звукам, тот кто был там, на верху - тщетно пытался незаметно для гостей прокрасться из дальнего угла левого крыла, оттуда где по всей видимости и горел огонь, к лестнице. Ну ничего, Джей его опередит. Лучшая защита, это нападение. Не медля ни секунды, он рванул к виднеющийся впереди, массивной лестнице. На скользких, промерзших ступенях удержаться было тяжело. Особенно учитывая тот незавидный факт, что здоровая рука, у него была только одна. Приходилось держаться ею за хлипкие перила, да при этом еще умудряться удерживать в ней ледоруб. Да еще и эти резкие порывы ветра, так и норовящие сбить с ног. Однако надобность предупредить об этом девчонку, до него дошла, лишь когда он добрался до пролета второго этажа:
- Осторожно, ступени скользкие... - тихо шепнул он упорно старающийся не отставать девчонке. Та держалась молодцом. Конечно, слово "тихо" вряд ли о чем-либо ей говорило, но маловероятно что тот, кто сейчас был наверху, слышал хоть что-то, кроме своих неосторожных шагов. Скрип так и не затихал, казалось скрипела каждая половица. нужно было прибавить шаг, что бы опередить и встретить неизвестного первым, что Джей и сделал. Внимательно стараясь расставлять шаги, он переступал сразу через две ступени. До третьего этажа он добрался быстро, значительно быстрее чем поднимался с первого на второй. Но тут произошло нечто неожиданное. Из-за угла слева выскочил тот самый неизвестный, хотя Джей был уверен что их отделяли еще несколько шагов. Его реакции хватило на то, что бы вовремя пригнуть голову, отступая на ступень назад, тем самым избегая первого удара, но затем неизвестный решив прибегнуть к грязному, бесчестному приему, долбанул его по яйцам, наверняка в надежде их расплющить. Сдавленно застонав, Джей выпустив ледоруб из руки, непроизвольно согнулся в три погибели, и тут что-то от души ебнуло его по спине. Такого удара он был уже не в силах выдержать с достоинством, и скатился на скользких ступенях вниз, к пролету второго этажа, словно тряпичная кукла. При этом, его ребра пересчитали каждую ступеньку. Лишь каким-то непостижимым чудом он удержался при этом в сознании. Всё его тело, прошибла, словно прожгла насквозь дикая боль. Ныли отбитые ребра, яйца, спина, задетое во время падения плечо. 
"Вставай! По яйцам! По ебалу! Бей в кость! Мочи их!" - меж тем, с тем же диким отчаянием вопило его подсознание, отчаянно сподвигая к действиям...

+2

18

Этот стихийно захлестнувший его порыв, на какое-то время, разом перекрыл все прочие ощущения, на какие-то мгновение он позабыл обо всем, все то что до этого заполняло его разум, завладевало сознанием, столь упорно не давало ему покоя - утратило какую-либо значимость. Нейтан уже не чувствовал ни страха, ни холода, ни даже боли, ставшей казалось неотъемлемой его частью. Лишь тепло близости её хрупкого, пробитого холодной, мелкой дрожью тела, тепло обнявших его в ответ рук, тяжелое сбившиеся дыхание, тяжелый перестук сердца, и потерянный но такой приятный слуху, родной шепот, значили для него всё. Она была жива, она тоже была здесь, рядом с ним, это было самым важным, самым дорогим, становилось для него всем.
-...Я тоже рад что ты жива. Всё в порядке, слышишь? Всё уже в порядке, я с тобой, я рядом... - шептал он ей в ответ, хоть и знал что всё далеко не в порядке. Хоть и какой-то отдаленной частью разума начинал понимать всю глубину проблем свалившихся на их плечи. Вглядываясь в темноту впереди, он видел смутные очертания второго человека свалившегося вниз. Кряхтя, что-то неразборчиво бормоча тот пытался подняться. Живучий ублюдок. Джей. Ну конечно, кто еще это мог быть? Поделом ему. Однако, стоило признать что после всего случившегося Нейт, все же никак не мог не почувствовать ничтожно малую толику симпатии по отношению к нему. Ведь порой, даже самые лютые враги готовые не задумываясь предать, выстрелить тебе в спину, невольно становятся союзниками, противостоящими общей опасности. В их случае, Джей уже дважды вставал на их сторону. Конечно, этой симпатии ни почем не перевесить ненависть, но по крайней мере, будь у него при себе сейчас заряженный пистолет, он бы уже не горел тем же рвением застрелить ублюдка. Да, его нужно было убить дабы обезопасить себя в будущем, это вне всяких сомнений, но не сейчас, он пока еще был нужен. Неожиданно, Нейтан почувствовал как его руки начали наливаться тяжестью, ноги свинцом, хватка замолчавшей Джессики, становилась всё слабее, и слабее.
- Джесс? - волнительно, страшась самой пугающей догадки пролепетал он. Её руки безвольно повисли плетьми, Нейтан вовремя подхватил её, не позволяя упасть. Но удержать её на весу сейчас было уже не в его силах, поскольку он и сам с трудом стоял на ногах. Заваливаясь под тяжестью безжизненного тела, он осторожно опустил её на пол. Она не дышала.
- О нет...Джесс! Джесс!... - упав на колени рядом с ней, он чуть похлопал её по щекам, попробовал нащупать пульс. Ничего не выходило, тело начинало терять тепло жизни, заполняясь смертельным холодом. Глухая паника начинала медленно, но с непоколебимой уверенностью завладевать им, заглушая все прочие чувства. Он не знал что делать, что могло произойти с ней?
- Тварь! Ты что сделал?! Ты что сделал?!! - яростно вопросил Нейт поднявшись на ноги, и не задумываясь о последствиях, спускаясь по обледенелой лестнице вниз, к черножопому. Забыв о больной ступне, он вновь перекинул на неё весь вес,  рефлекторно дернулся, оступился, и с пораженным окриком, потеряв равновесие полетел вниз.

+2

19

Чуваку не просто крупно, ему сказочно повезло в том, что верного рюкзака, с верным оружием, не оказалось у Джея под рукой в нужный момент, иначе он бы просто убил его нахрен! Сразу же, не задумываясь, не сомневаясь ни единого мгновения! Реакции у Джея хватило на то, что бы не смотря на боль, вовремя, спасибо этим его воплям, увернуться от летящего на него дохляка, а затем накинуться на него, и не давая ни единого шанса отреагировать, врезать что есть сил кулаком в морду. 
- На козел! На! На! На! - непроизвольно срывалось с его губ. Он бил и бил, и бил, с силой, с душою блять. Вкладывая в каждый удар всю накопившуюся за это время ярость, ненависть, раздражение за ранение, за отбитые яйца, за ноющую спину и ребра, за девчонку, которую ему так и не удавалось натянуть. Давно, ох давно же его так никто не выводил! Лишь когда сил уже не осталось, когда дыхание сбилось, а тело покрылось испариной, он, тяжело дыша остановился и встряхнув перепчканный кровью кулак поднялся.
- Никогда ублюдок. Запомни, никогда не стой на моем пути! Кем ты себя возомнил? Кем, а?! Думал взял пушку, и теперь ты всемогущ?! Я разочарую тебя! Ты даже не ничтожное дерьмо, здесь ты вообще никто!
Оставив дохляка приходить в себя, или медленно подыхать, это уж на его выбор, Джей, сплюнув направился наверх. Поднявшись, он ткнул валяющуюся на полу девчонку носком ботинка:
- Вставай, слышь эй? - ткнул посильнее, затем еще сильнее. Никакой реакции. Да что же она не живучая то какая? Что случилось? Ну не трахать же труп? С усталым вздохом наклонившись, они припал ухом к груди, не сдержавшись вновь потрогал рукой. Вот это было уже серьезно. Тело было холодным, пульса не было, сердце то ли не билось, то ли он не слышал стука. Что стряслось то? Не могла же она ни с того ни с сего просто подохнуть? Или могла? Медленно поднявшись, на неожиданно отяжелевших, словно налившихся свинцом ногах, он бросил взгляд вниз, туда где валялся ничтожный ублюдок. Что-то на мгновение екнуло в его сердце. Подхватив девчонку за руку, Джей поволок её по полу вперед, вглубь здания, туда где по его предположениям должен был располагаться костер. У него не было сил, да и желания поднять её на руки. Точнее, учитывая раненное плечо - на руку. Нужную комнату он нашел без особо труда, его предположения оказались почти верны. Оставив Джессику подле потрепанного диванчика, Джей подкинул в почти погасший костер разбросанных рядом дровишек, а дабы все-таки не погас ненароком, не глядя бросил туда книгу, валяющуюся на диване. Немного отогревшись, он перевел взгляд на по прежнему безжизненно валяющуюся девчонку рядом.
- Держись, не умирай сейчас. Еще рано...Типа... - пробормотал он, сам не зная зачем, а затем вышел из комнаты, направляясь обратно. Нужно было забрать рюкзак, и добить дохляка. Можно было добить и так, но он хотел сделать это быстро. Сейчас в нем говорило не столько личное, сколько инстинкт самосохранения. Он вынужден был это сделать, если оставить его в живых, рано или поздно чувак убьет его. Если быть до конца откровенным самим с собой - было как-то паршиво на душе, от того что теперь всё что связывало его с ними, должно было закончится, совсем. Девчонку тоже нужно было убить. За это время, он привязался к этим людям. Но да ничего, одно закончится, начнется другое...

+2

20

Какое-то время, ошеломленный Нейтан, так и не успевший вовремя среагировать на выпад противника, чувствуя себя жалкой, беспомощной рыбой насаженной на крючок, лежал в полубессознательном состоянии на холодном каменном полу. Дикий холод вновь вгрызался острыми зубами в спину, пробирал до самых костей. В голове помутилось, рот наполнялся кровью, стекающей из разбитого носа и губ, из кровоточащих десен, и пробитого языка. С горлом похоже тоже было что-то не так. Давясь он глотал целые потоки теплой соленой, мерзкой крови. Её было столь много, что та стекала с губ по подбородку, пропитывая рубашку, капая на пол, быстро превращаясь в лед, застывала, стягивая кожу. Он лежал, не слыша ничего, кроме гула в голове, заполняющего все его мысли, не понимая ничего кроме того что он до сих пор был жив вопреки всему, и должен был...Он, должен был что-то, это что-то не позволяло ему смирившись сомкнуть глаз и остаться лежать здесь...Жить, он должен был жить ради того, дорогого, что держало его сердце. Джессика, где она? Нет. Нет, нет, он не мог убить её, нет! Нейтан тяжело перевалился на бок, сплюнул кровь, чуть встряхнул головой пытаясь разогнать муть перед глазами. Но все плыло перед нечетким взглядом, все было, как в вязком, грязном тумане, чудовищно саднило лицо и старые потревоженные раны. Он потянулся рукой к ступени ведущей вниз, ухватился за неё кончиками пальцев, попытался подтянуться, что бы свалиться вниз, отойти подальше от опасности, привести себя в чувство, но вместо этого упал в бессилии. Переведя взгляд наверх, он смутно заметил не спеша приближающуюся нечеткую во мраке тень. Сходу всё поняв, Нейтан отчаянно искал выход. Что делать теперь? Казалось боль и холод, словно два голодных зверя сожрали его разум. Джей, воплощение самой смерти, медленно приближался к нему. Теперь Нейтан не сомневался что тот собирался его добить. В воздухе буквально веяло грозной опасностью, исходящей от него. Со страхом взирая на приближающуюся тень, он отчаянно искал выход, но не находил никакого решения.
- С...Стой...Ты же...Не хочешь...Призрак, я знаю...З...Знаю как выбраться отсюда... - наконец с трудом прохрипел он, когда тот приблизился достаточно близко. Лихорадочно ища пути выжить, Нейтан готов был прибегнуть даже к низости, панически лгать, вымаливать пощаду.

+2

21

"А может права была девчонка? Может это и вовсе не ад?...Но тогда что же это? Не может же быть, ну вот были мы в одном месте, и вот на тебе...Хотя...Да хуй его уже знает что может быть, а что нет..." - не спешно спускаясь по лестнице вниз, принялся размышлять Джей, пытаясь выстроить хоть какую-то логическую цепочку, на время отбросив в сторону единственную догадку пришедшую на ум, и принятую как данность, еще когда он только разомкнул веки. Стоило признать теперь, что логична она была лишь от части, да он мог оказаться в аду после всего случившегося на палубе, противоречило же логике нечто иное. Пока он мочил ублюдка, пока таскался с девчонкой и отогревался у костра, у него как-то совсем выпало из головы то, что они находились, точнее могли находиться в аду, а ведь так не должно было быть. Это то и дало ему почву для размышлений. Конечно, в открытую Джессика не признавала его версии, возможно какой-то частью, вот как и он сейчас, она соглашалась с ним, но и так было понятно, что в основном она придерживалась какого-то другого, своего мнения. Вот только какого, он так и не узнал, а ведь это могло сейчас помочь. Лишь бы не откинула копыта. Лишь бы только не откинула, раньше времени. Но действительно, что, ну что могло случиться с ней? Всё же в порядке было, в относительном, но всё же. Зря только время и силы убил, пытаясь трахнуть её. Перспектива одиночества в неизвестности, меняла многое. Вот так и привязываешься к людям, вроде плохо с ними, вроде обуза от которой одна лишь головная боль, а вернуться в привычную колею без этой самой обузы, оказывается уже не так просто, и понимаешь что плохо было не тогда, а сейчас когда теряешь то, что не умеешь ценить, по настоящему. А губки то, а губки то какие! Эх хороша конфетка...На пару секунд остановившись, он прикрыл глаза, прокручивая в памяти во всех деталях тот поцелуй, то сбившиеся дыхание, и мягкость юной груди...Вновь открыв глаза, силой воли Джей отогнал так и лезущие в голову мысли, и с большей уверенностью направился дальше. На это еще будет время. Если удастся выбраться - натрахается под завязку, а если нет, то воспоминания это всё что ему и останется, не считая секса с зомбарями. Ну, а что? Какая никакая, а экзотика, если подключить воображение. Надо было к девчонке все же прислушаться, вместо того что бы устраивать весь этот спектакль. Как не прискорбно было признавать, но если он желал выбраться, а выбраться он действительно желал, нужно было хоть не много поработать головой, прежде чем рубить с плеча. Изначально, Джей планировал пройти мимо корчащегося дохляка не останавливаясь, даже не глядя на эту его мерзко перекошенную морду, но невольно вслушавшись в этот невнятный лепет, все-таки нерешительно остановился, присел подле него, и не скрывая своего отвращения к его низости, схватил рукой за ворот рубашки, приближая ближе к себе, дабы ненароком не упустить ничего важного:
- Говори и без глупостей. У меня сегодня выдался чертовски ужасный день - мысленно молясь что бы слова ублюдка оказались правдой, проговорил Джей. Никакой человечности, никакого понимания и сочувствия, лишь стальные нотки накаленных до предела нервов. Если бы сейчас дохляк надумал отчудачить что-то неугодное, то как бы ему не было жаль, как бы ему ни было паршиво на душе, он готов был придушить дохляка этой же самой рукой, раскроить его сраный череп об этот бетонный пол.

+1

22

- Грация...П...Призрак...Девушка, она...Она... - словно какое-то заклинание, бормотал Нейтан, безрезультатно пытаясь справиться с паникой, и на ходу придумать хоть какое-то объяснение, на которое мог бы повестись черножопый, о непререкаемой серьезности намерений которого говорило всё: холодный взгляд, крепость хватки, в которой с треском расходилась по швам хрупкая ткань подгнившей рубашки, и решительный голос. К тому же чертова кровь заполняющая рот, и разбитые губы сильно мешали говорить...Боже, как же не хотелось умирать...Только не здесь, только не сейчас, только не так. Джессика, он должен был её увидеть! Должен был черт побери! Должен! Он обещал ей, он поклялся! Всё не могло закончиться вот так, не могло, нет! Помощь, хотя помощь ли? Пришла оттуда, откуда её никто не ждал. Краем мечущегося зрения Нейт уцепился за какое-то движение слева, снизу. Казалось темнота становилась гуще, по крайней мере теперь, всего несколькими ступенями ниже, он уже не мог различить не зги, хотя раньше там царил вполне себе приемлемый полумрак. И вместе с тем сгущающаяся темнота, будто бы оживала, наполнялась какой-то жизнью.
- Там... - прохрипел Нейтан, пытаясь сфокусировать взгляд, и инстинктивно схватившись рукой, за всё еще крепко держащую его руку Джея. Они приближались. Он видел человеческие силуэты, тени, в жадной попытке дотянуться, они тянули к ним свои руки, ползли по полу, по стенам, по потолку, по спинам и головам друг друга. Неразличимые, смутные...Словно...Словно души, озлобленные страданиями души! В стихийном порыве, на ум пришли слова той девушки. Их были сотни, если не тысячи, если не десятки тысяч. Полчище. Будто где-то прорвало плотину, и в усадьбу хлынула вода.
- Смотри же черт! - панически выпалил он, брызжа кровью, дернувшись в сторону. Ворот рубахи наконец разошелся по швам, Нейт упав на пол, попытался было уползти наверх, но и там были они. Исчадие ада. Бежать было некуда, это конец. В обреченном бессилии он упал на пол и зажмурил глаза. Он был не в силах видеть этого, он не желал.
- По...ш...ли...пошли прочь, пошли прочь...Нет, нет, нет...Помоги же...помоги мне, прошу... - потерянно бормотал Нейтан, предчувствуя их приближение, зарывшись лицом в дрожащие ладони. Кажется Джей что-то закричал, они настигли его...

+1


Вы здесь » Alternative Reality: Последний закат » Минувшие дни » Эпизод №15 Кладбище неспокойных душ


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC