Alternative Reality: Последний закат

Объявление

Навигация

Новости:

30.04.2017 - Начало игры.
------------
Стартанул первый сюжетный эпизод: «Пробуждение» - Очередная группа людей, согласно никому непонятной логике начала приходить в себя. С первых минут они вынуждены сражаться за жизнь, ведь привычный им мир прекратил свое существование. Что ждет их впереди? Много насилия, много боли, новые знакомства, и возможно чуть приоткрытая завеса тайны...
------------

Погода:

Нью-Йорк. Манхэттен.
------------
+4° +10°. Высокая облачность, сильный дождь. Скорость ветра 13,9-17,1 м/с

Администрация

Nathan Hogart

События в игре:

Здесь будет текст

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



In My Head

Сообщений 1 страница 30 из 48

1

Мои, порой, бредово-безумные фантазии, выложенные на белый лист.
Приятного чтения, и пожалуйста, критикуйте, ибо это важно. ^^

0

2

На сегодняшний день, эта работа - лучшая, и ее мне не стыдно отдать вам на суд. ^^

Холодно. В небольшой пустой комнате было очень холодно. И с этими ледяными щупальцами, которые проникали под кожу в кровь, могла соперничать лишь кромешная тьма. Только холод и тьма господствовали в этой тесной камере пыток, заставляя маленькую пленницу сжиматься в дрожащий комочек в грязном сыром углу.
  Эми. Так звали девочку. Несмотря на то, что совсем недавно ей исполнилось семнадцать, она оставалась ребенком – маленьким ангелом, увы, слишком рано познавшим всю грязь и жестокость этого мира. И все-таки, она не плакала. Ни единой слезинки не скатилось по бледной щеке за все время пребывания в холодной темнице. Даже к тьме и холоду девушка уже привыкла, все-таки этот день не первый. Признаться, она давно потеряла им счет. Сколько уже прошло: месяц, пять, а может год? Эми не знала, да и не хотела знать.
  Обхватив колени тонкими, словно веточки молодого деревца руками, девушка откинула голову назад, легонько ударившись затылком о холодный камень стены. Ее дыхание, сорвавшееся с бледных губ белесым облачком, растаяло на глазах.
  «- Обратись, здесь слишком холодно», - тихо прозвучал мужской приятный голос в ее сознании.
  Сухие потрескавшиеся губы тронула слабая улыбка. Прикрыв глаза, Эми сосредоточилась на мысли о встрече со своим Хранителем и спустя мгновение, показавшееся девушке вечностью, перед ее внутренним взором появился большой, ростом с матерого быка зверь. Тело волка, а это был он, покрывала густая серебристо-серая шерсть. Зверь стоял без движения, опустив лобастую голову на уровень груди, и на первый взгляд был удивительно спокоен, но в непроглядно черных с серебряными крапинками глазах она видела недовольство и укор. Раймонд все еще злился на нее.
  Девушка виновато улыбнулась ему. Помимо воли у нее всегда возникала необъяснимая уверенность в том, что волк на самом деле стоит перед ней, и если открыть глаза она увидит его воочию, но то было печальным заблуждением. Хранитель не имел собственного физического тела, существуя лишь в ее сознании. Однако Эми на личном опыте знала, стоит хоть на секунду ослабить оборону, и он покажет себя во всей красе, но для этого ему необходимо тело ее второго обличия.
  Позволить Раймонду «встать у руля» девушка не могла сугубо из личных соображений. Из-за ее непробиваемого упрямства они часто ссорились, вернее Хранитель ворчал на нее словно какая-то старая бабка, а она в свою очередь внимательно слушала, не возражая, но, всегда, невзирая на, казалось бы, железные аргументы серого гиганта оставалась при своем мнении.
  Состоявшийся три дня назад последний спор по поводу весьма неприятного положения своей подопечной закончился тем, что Раймонд со злости бросив: «делай что хочешь!» оставил сознание Эми. Он крайне редко «уходил» надолго, без него девушка чувствовала себя как никогда одинокой. Возможно, многим это могло показаться странным и неправильным. Возможно, они же сказали бы, что ей надо радоваться, избавившись от подобного «квартиранта», но Эми была с ними не согласна. Эти люди не поняли бы ее, да и никогда не поймут. Сколько себя девушка помнила, Хранитель был с ней всегда. Без его голоса в ее голове и облика на дне сознания становилось безнадежно пусто. Чувство неполноценности. Вот что переполняло ее, когда он «уходил», поэтому его «возвращение» было для нее большой радостью. Пожалуй, единственной радостью, которую можно было испытать в этом жутком месте.
  «- Что это?» - наигранно удивился Раймонд. «- Ты даже не попытаешься снова поспорить со мной?»
  «Прости», - там в своем сознании девушка протянула к волку руку. Длинные маленькие пальчики трепетно погладили жесткую шерсть, - «просто я очень рада тебя видеть».
  В холодной и темной реальности Эми все так же сидела в своем углу, прижимая к груди колени. Холод все так же пробирал до самых костей заставляя дрожать тело и стучать зубы. Но ни Хранителю, ни его подопечной не было до этого никакого дела. Они существовали в своей собственной реальности, которая была у них одна на двоих.
  «- Дурочка», - не то прорычал, не то проурчал волк, и голос его в это мгновение был теплым и ласковым, словно летнее солнышко, - «я не могу уйти, надолго оставив тебя одну. Ты же знаешь, твоя защита – моя первоначальная задача, все остальное - подождет».
  Не произнеся больше ни звука, девушка поднялась на носочки, протянув свои ручки вверх. Одного этого жеста было достаточно, чтобы серый зверь послушно опустил свою голову ниже, позволяя своей маленькой подопечной обнять себя за массивную шею, но этим она не ограничилась, через секунду ее щека тесно прижалась к теплой шерсти. На устах Эми заиграла счастливая улыбка.
Будь Раймонд жив по-настоящему, имей собственное тело и человеческий облик, он бы непременно крепко обнял доверчиво прильнувшего к нему ребенка, но все что у него было – волчья сущность, – жалкие остатки некогда былого могущества Владыки Дождя. Волк лишь горько усмехнулся, чувствуя как легкий оскал преображает перечеркнутую розовой полосой шрама морду. Когда-то давно, еще, будучи высшим демоном, он совершил самую большую ошибку в своей бесконечно долгой жизни, и ошибка эта стоила ему жизни человека, которого он любил больше всех на свете. И плевать, что жизнь той женщины лишь на половину была человеческой! Раймонд потерял Иссу. Не уберег это прекрасное и хрупкое создание. Не защитил. Позволил умереть. И погиб сам, будь трижды прокляты Пламенные Псы, устроившие ему засаду в тот день! Он погиб, но не покинул этот мир. Не смог уйти, ведь у него все еще было за что бороться. Ее дочь. Дочь Иссы, к которой он не имел никакого отношения, но которая стала для потерявшего все демона центром вселенной.
  Вспоминая свою так печально закончившуюся жизнь, Раймонд понимал, что никогда и ни за что не расскажет Эми правду. Узнав, что это из-за его глупости она лишилась матери, девушка простит. Непременно простит его, потому что иначе просто не сможет. Но обретя прощение, он навсегда потеряет ее безграничное доверие. А этого, он знал это точно, ему не вынести, ведь маленький ангел каждый миг, так сильно напоминал ему о безвозвратно потерянной возлюбленной…
  Казалось, что Эми ничего не переняла у своего биологического отца, который насколько помнил Раймонд из рассказа самой Иссы, умер от серьезной болезни, когда девочке было всего два годика. В ее милом, казалось бы, ледяному сердцу облике он видел только Иссу: ее маленькую стройную фигурку; прелестное овальное личико; длинные слегка вьющиеся на концах светло-рыжие кудри; нежные, чуть пухлые губки; и большие серые глаза, в которых легко читались грустные ноты дождя. Такого светло-серого оттенка глаз он не встречал ни у кого из людей, оборотней и даже демонов, ни до своей смерти, ни после. И именно их чистое сияние, наверное, в тысячный раз, волк сам себе поклялся, во что бы то ни стало защитить!
  «Рай…», - тихо сорвавшееся с ее губ его собственное имя заставило Хранителя вздрогнуть. Она говорила так, словно доверяла ему все: свою жизнь, сердце, душу…
  Так оно и было. Раймонд был единственным существом, которого Эми любила всей своей сущностью. И одно это знание переполняло душу бывшего демона непередаваемым словами счастьем.   
  Не зная  в этот момент других способов передачи чувств переполнявших его сердце, волк, наклонив голову еще ниже, положил тяжелую морду на хрупкое девичье плечо. Крепко обняв свое маленькое счастье все той же мордой, Хранитель тяжело вздохнул.
  «- Я не буду тебе мешать. Обратись, ты замерзла», - нехотя произнес он, в глубине души злясь на ее упрямство и в то же время тайно восхищаясь им. Если бы она только позволила, он бы легко смел врага с ее пути, но Эми не желала кровопролития. Не хотела убивать. Раймонд до сих пор считал, что этой девушке нужно было родиться обычным человеком. Жизнь оборотня невероятно тяготила ее, впрочем, она никогда ни на что не жаловалась.   
  Эми долго молчала, обнимая своего защитника, но некоторое время спустя все же отстранилась от него. На ее губах все еще светилась улыбка, правда серые глаза смотрели на волка предельно серьезно. Они словно просили: «не предавай меня», и Раймонд знал – он не предаст и сдержит свое слово. Сейчас главное, чтобы она хоть немного согрелась…
  Оборвав связь с Хранителем, но ощущая его незримое присутствие на дне сознания, девушка открыла глаза и неловко поднялась на дрожащие от холода ноги. На самом деле Эми была рада, что Раймонд уступил ей. Она понимала, что собственное упрямство могло стоить ей жизни, но, даже зная это, не могла позволить своему Хранителю убить человека. Об убийстве же собственными клыками не могло быть и речи…
  «Люди совершают поистине ужасные поступки  – это верно, но я не бог, чтобы решать жить им или умирать», - мысленно произнесла девушка, вроде бы ни к кому не обращаясь, но ее слова без внимания не остались.
  «- Твоя жалость слишком абсурдна!» - раздраженно отозвался Раймонд. - «Этот человек – охотник. Он запер тебя в этой вонючей камере, и ты все равно его жалеешь?!»
  «Ты прав…» - она бездумно провела рукой по спутанным волосам, - «жалею…»
  «- Все ребенок, ты мне надоела! Оборачивайся уже!»
  «Ты обещал…»
  В ответ в ее голове отчетливо раздался утробный рык.
  «Злюка», - с улыбкой подумала Эми выходя на середину грязной комнаты. Она снова прикрыла глаза, наконец, давая выход переполнявшей ее тело силе. Контуры ее маленького человеческого тела засветились мягким серебристым светом, словно сама Белая Госпожа обняла свою дочь. Этот свет не был ярким, он не бил в глаза, раздражая их. Нет, свечение было едва заметным, словно исходило изнутри, словно сама душа излучала его.
  Весь процесс оборота длился несколько секунд. Девушка не чувствовала ни боли, ни малейшего намека на дискомфорт. Истинные оборотни меняют облик быстро и безболезненно. Оба тела – человеческое и волчье – их настоящая форма. Истинный оборотень будь он человеком или зверем остается собой. Одна душа на два тела. Вот что значит быть оборотнем по праву рождения.
Опустившись на все четыре лапы, золотисто-рыжая, словно любимое дитя красавицы-осени, волчица широко зевнула и щелкнула пастью, схватив клыками пустой воздух. Этот негромкий звук разлетелся по холодной  комнате, эхом оттолкнувшись от каменных стен.
Животных с таким  редким цветом шерсти практически невозможно было встретить в дикой природе. Чаще всего людям на глаза попадались бурые, серые, черные, и редко – белые окрасы их шкур. Первородные оборотни скрывались от людских глаз. В глубоком давно забытом человеческим племенем прошлом, люди уже раз предали детей Луны и с тех пор человек и волк не могли жить в мире. Даже утратившие благословение Богини оборотни, ставшие обычными дикими животными, по возможности избегали встреч с бывшими союзниками. И хотя эта война не велась открыто, длилась она уже не одно столетие…     
  Эми с большим удовольствием потянулась, разминая затекшие после долгого сидения в одной позе мышцы, возвращая им подвижность, после чего медленным шагом обошла свою тюрьму. Холод отступил. Густая шерсть не раз защищавшая хищницу в северных лесах родного леса, прекрасно справлялась со своим прямым назначением и совсем скоро волчица почувствовала себя намного лучше. Оскалившись в улыбке, она мягко опустилась на задние лапы, по привычке укрыв носочки лап пушистым хвостом, и навострила ушки, прислушиваясь к тишине за тяжелой дубовой дверью своей темницы. Сейчас, когда холод больше не сковывал ее движений и не путал мысли, Эми могла серьезно подумать о возможностях побега. Перспектива остаться пленницей до конца дней своих не радовала рыжую. Бежать из плена было необходимо.
  «Вот только как обойтись без жертв?» - вредить человеку, пусть даже это был охотник – враг уничтожавший, таких как она, Эми по-прежнему не хотела.
  «- Позволь мне помочь тебе», - мягко и как-то вкрадчиво произнес Раймонд.
  Его голос напугал ее. Теперь, когда она стала ближе к волчьей природе своего Хранителя, серый волк обрел некоторую власть. Голос его звучал не только в ее сознании, он обволакивал Эми со всех сторон, шептал в самое ухо, будто его обладатель стоял рядом.
  «Нет!» - решительность в ее голосе вызвала у бывшего демона тихий смех.
  Несмотря на то, что в волчьем облике она обладала куда большей силой, тягаться с Раймондом волчица не могла. Да и никогда не сможет. Она не была глупа, как могло показаться поначалу, и понимала это. При желании Хранитель мог легко захватить власть над ее телом и разобраться с обидчиком по своим правилам, но он обещал не вмешиваться. Дал слово, которому Эми верила, но даже так, она чувствовала страх перед серым волком, превосходящим ее не только размерами, но и силой.
  Почувствовав изменение в ее настроении, Рэймонд недовольно хмыкнул:
  «- Расслабься, я не стану вмешиваться без крайней необходимости».
  «Этого я и боюсь».
  «- Чего?»
  «Крайней необходимости».
  «- Это уже не от меня зависит, уж прости».
  «Может, хоть один раз позволишь мне самой решить свою проблему?»
  «- В твоем случае, решение одной проблемы рождает массу новых проблем, повышенной сложности к тому же. Так что тебе известен мой ответ».
  «Словно отец», - недовольно проворчала волчица, в глубине души чувствуя тревогу и благодарность.
  Раймонд действительно часто вел себя словно строгий родитель, а что самое интересное, дочь Иссы это устраивало. Она знала, что ее любят, о ней заботятся и в обиду не дадут. Все это переполняло ее сердце счастьем. Но у этой монеты была и другая темная сторона. Защищая свою подопечную, Хранитель становился неуправляемым жестоким монстром, которого боялась и сама девушка.
Раздавшиеся за дверью шаги, прервали безмолвный спор двух волков. Рыжая волчица незаметно напряглась, не сводя серых глаз с темного, явно покрытого краской, но уже местами облупившегося дерева.
  «- Он идет».
  На реплику Хранителя она только дернула треугольным ушком, в своей голове уже обдумывая различные варианты встречи с охотником. Решить проблему без кровопролития являлось ее главной задачей. Потому, придя в согласие с собственными чувствами, наведя порядок в мыслях и поборов все сомнения, волчица легко вздохнула, прикрыв глаза. Серебристое свечение, охватившее ее тело, могло означать только одно – обратный оборот.
  Мгновение и вот Эми медленно выпрямилась на стройных человеческих ногах, небрежным движением руки откинула за спину волну спутанных волос и все теми же серыми глазами в ожидании уставилась на дверь.
  Ждать пришлось недолго. С противным скрипом ржавых петель она открылась, и на порог грязной комнаты брызнул тусклый безжизненный свет. Человек, чья широкая спина почти полностью закрыла дверной проем, внимательно оглядел темницу, не спеша входить в нее. В руках мужчина держал охотничье ружье. В том, что оно было заряжено, Эми не сомневалась.
  Охотник в упор посмотрел на стоящую в центре комнаты девушку, словно оценивая ее, прикидывая что-то в своей голове.
  «- Осторожно», - прошептал Раймонд, но в подобных предупреждениях его подопечная как раз не нуждалась. Она сама чувствовала исходящую от мужчины смертельную угрозу. Да и внешность его не внушала ей доверия: грубое лицо охотника было покрыто жесткой щетиной, а пересекавший правый висок и щеку безобразный шрам, явно оставленный когтем или клыком дикого зверя, портил его еще больше.
  Эми невольно отступила. Это был всего лишь маленький шаг назад, но заметив его, человек осклабился звериной улыбкой. Ему нравилось, когда его боялись, он упивался чувством страха, исходящим от убегающей от него жертвы.
  Осознав, с каким монстром в человеческом обличии имеет дело, девушка заставила себя остановиться, и смело взглянуть ему в глаза. Она не станет убегать. Не сейчас и никогда в жизни. Не бегству, а охоте учила ее мать. Вот только охоты без убийства не бывает.
Эми тяжело вздохнула, сделав небольшой шаг вперед.
  «- Эмили!» - грубо рявкнул Раймонд, впервые за все время заточения, назвав ее полным именем, но она словно не услышала его, продолжая шагать навстречу своему врагу.
  Без лишних слов мужчина, прицелившись, направил оружие девушке в грудь. Она остановилась, по-детски склонив голову набок, словно маленькая любопытная птичка.
  - Нам не нужно воевать, - ее спокойный и в то же время успокаивающий голос удивил охотника. Впервые враг, зверь заговорил с ним. Эта девчонка, в грудь которой почти упиралось дуло ружья, бесстрашно смотрела прямо в его глаза. Она не боялась – охотник это видел, но и не ненавидела его за подобное «гостеприимство». В ее серых глазах были только грусть и понимание. Этот взгляд затронул какие-то струны в душе человека, посвятившего свою жизнь убийству. Зверь или человек – мужчина не видел большой разницы. Он безжалостно убивал животных, и щадил людей, а некоторые из них были хуже всякого зверя. И сейчас охотник, нет, убийца смотрел в глаза совсем еще ребенку. И виноват этот ребенок был в своем рождении. Несправедливо…
  Охотник медленно опустил ружье. В этот момент он уже жалел о том, что не может отпустить столь юное создание. У него был заказ, за который заказчиками уже были заплачены большие деньги. Каждый выживает в этом мире как может. Он вздохнул, понимая, что не может нарушить данное слово. Господа требовали нейтрализовать жертву и даже дали для этого необходимую вещь. Вот только, эта девочка была такой маленькой, хрупкой. Однако именно она была его работой.
  Проглотив внезапно возникший в горле ком, охотник, быстро поднял ружье. Спустя мгновение в помещении раздался негромкий выстрел.
  Эми видела сомнения на человеческом лице, видела эту внутреннюю борьбу и уже подумала о том, что поторопилась с выводами об этом человеке, но уже через секунду почувствовала, как инородный предмет, разрывая кожные покровы, удивительно быстро и легко вошел в ее тело. Правую руку обожгло огнем боли, которая словно растеклась по венам до самых кончиков пальцев. Попятившись, девушка схватилась за пронзенное мелкой дробью плечо. Она чувствовала как кровь из раны, не желая останавливаться, протекает сквозь пальцы. На немедленную регенерацию рассчитывать не приходилось.     
  «- Эми!!!» - почувствовав нечеловеческие усилия своего Хранителя, которые он прилагал, пытаясь подавить ее волю и взять тело под контроль, девушка, собрав остатки душеных, нежели физических сил в кулак, поставила в своем сознании мощный блок-барьер, через который не мог пробиться даже Раймонд. Мысленно она порадовалась, что обратилась, ведь если бы она сейчас была волчицей, волк сумел бы подавить ее сопротивление и, несомненно, убил бы охотника, а этого даже, несмотря на боль, которую он причинил ей, Эми позволить не могла.
  Шумно выпустив из легких воздух, девушка медленно осела на холодный пол, чувствуя, что стоит сейчас на самом краю черной пропасти. Боль растеклась по руке, медленно распространяясь по всему телу, отчего из глаз впервые за это время брызнули горячие слезы. Но они быстро высохли, оставив на бледных щеках мокрые дорожки. Слабость, возникшая мгновением позже, оказалась сильнее боли, притупляя ее, заставляя гаснуть сознание, чего Эми боялась, но и чему невольно радовалась. Темнота была ее единственным спасением.
  - Прости меня… - раздалось откуда-то справа. Совсем рядом. Голос мужчины был полон искренней вины. Девушка не могла сфокусировать свой взгляд на его лице: перед глазами все плыло, тем не менее, непослушные губы растянулись в слабой улыбке. Она уже простила. В ее светлых серых глазах не было ненависти, и от этого мужчина почувствовал себя еще хуже. Он стал противен сам себе.
  О, как же сильно его ненавидел в этот момент Раймонд! И эта ненависть требовала немедленного выхода, разрывая душу бывшего демона на части. Этот человек, ублюдок только что причинил боль его дорогой солнечной девочке. А она… она его защищает… эту тварь после всего…
  Бессилие лишь сильнее разжигало ярость, но серый волк уже бросил попытки подавить волю своей упрямой подопечной, сейчас его ментальные атаки могли лишь ухудшить ее состояние. Так рисковать он не мог, а потому попытался хоть немного облегчить страдания Эми, забрав большую порцию боли себе. Будь проклят волчий аконит, сжигающий сейчас ее тело изнутри! 
  Помогло. Дыхание девушки стало спокойнее. Вот только проклятый охотник все не уходил. Сидел на полу темницы, обнимая его девочку за плечи. Раймонд всем сердцем желал разорвать ему глотку и вспороть живот, но все что он мог – это скрипеть зубами от злости.
  - Прости, - снова прошептал человек, осторожно убирая со лба девушки прядь волос, та пару секунд назад потеряла сознание, - ты будешь жить, но из-за меня твоя жизнь превратится в ад. Прости, если сможешь…
  С этими словами, мужчина достал из кармана штанов тонкую полоску белой кожи. Эта вещь была похожа на собачий ошейник. Так оно и было, вот только застежка этого приспособления для любителей послушных четвероногих питомцев выглядела странно. Если говорить точнее, ее просто не было. Только на одном конце ремешка блестел металлический прямоугольник, в нем было небольшое отверстие. Осторожно обернув кожаное изделие вокруг тонкой шеи девушки, мужчина вставил другой конец ремешка в отверстие прямоугольника. Раздался тихий щелчок. Ошейник плотно обвил шею своей жертвы, не оставив ни миллиметра пространства между искусственной и человеческой кожей. Дело было сделано.
  Вздохнув, охотник легко поднял безвольное хрупкое тело на руки и молча, покинул темницу. Громко хлопнула скрипучая дверь, комната снова погрузилась в холод и мрак, и ни что в ней не напоминало о произошедших событиях, словно и не было никакой маленькой пленницы, словно не было вообще ничего. Только холод и мрак.

Отредактировано Jessica Hagart (2014-07-08 20:28:29)

+2

3

Jessica Hagart
Итак, по укоренившийся традиции - буду первым. Критик из меня конечно не полноценный, ибо я не могу видеть в хороших произведениях что-то плохое, даже если оно есть. Просто потому что для меня оно хорошее, и как по мне - недостатков нет. Итак: получилось весьма интересно. Поначалу, я было с усталым вздохом, закатив глаза подумал "опять тоже самое...оборотни, и тому подобная заезженная донельзя хрень...", буду до конца откровенным - усомнился даже, стоит ли читать всё до конца. Оказалось действительно стоило. На первый взгляд, это шаблонная до нельзя тема с оборотнями, темницами, несчастной девушкой...Однако, приглядевшись, вчитываясь внимательно, можно без труда понять что подана она как бы под другим углом, и пожалуй только ради этого стоит читать. Не знаю может в сюжет вкладывался какой-то иной смысл, но лично мне очень понравилось следить за постепенным раскрыванием этих непростых, скажем так взаимоотношений. Персонажи очень так сказать живые что-ли, даже не смотря на то, что один из этих персонажей - в...не знаю как точнее выразится...в подсознании девушки. По моему это и есть тот самый иной взгляд. В чем-то они мне даже напомнили наших игровых персонажей. В общем, я всем советую почитать, и лично мне тоже было бы интересно услышать мнение кого-то другого. И добавлю еще напоследок, что из всех меня как ни странно больше всего заинтересовал охотник. Было бы здорово узнать его поближе - его историю, мотивы ))

0

4

Nathan Hagart
Читала затаив дыхание, на самом деле, потому что очень серьезно отношусь к мнению критиком, особенно если критика развернутая. И я очень благодарна тебе за нее. Мое писательство больше основывается именно на взаимоотношениях и внутреннем мире персонажей, нежели сюжете - это я уже сама давно поняла. И я рада, что ты считаешь их живыми, потому в некотором роде этого я и добивалась. Признаться, это для меня высшая мера похвалы. Спасибо! ^^

0

5

Jessica Hagart
Да не за что сестренка, буду по малу совершенствоваться как критик )) продолжай писать  ^^

0

6

Jessica Hagart
Для начала предупрежу что я совсем не умею критиковать, еще никогда и ничего не критиковал, это мой первый опыт, так что не убивайте меня больно народ. После прочтения, я во многом соглашусь с Нейтаном. На первый взгляд, кажется что это повторение одного и того же, но у тебя вышло исключение из правил. Я бы сказал это не просто видение шаблонной темы под другим углом, а что-то совсем, совсем новое. Не знаю, может я и ошибаюсь сейчас, поскольку сужу только по собственному опыту, но таких странных и от того очень интересных взаимоотношений между девушкой, и того что заключено в ней, я еще никогда, и нигде не встречал! Охотник получился очень харизматичным типом, и тут я тоже соглашусь с Нейтаном, в том, что было бы интересно узнать о нём чуточку побольше. В общем да, рассказ очень интересный, в некоторых местах правда встречается слишком много описания, но в целом читается легко, очень эмоционально написано, видно что с душой.

0

7

Jay-Jay
Спасибо, Джей-Джей, рада что понравилось.) Быть может, решусь как-нибудь на продолжение ^^

0

8

http://se.uploads.ru/t/N1LZ8.gif

Просто не смогла сдержать порыв. Просто оказалась под впечатлением. Просто полюбила их всей душой.

  Этой ночью он снова не спал. Сидел на краю кровати, уставившись на дверь, словно надеясь на то, что она откроется от силы его взгляда. Но конечно, ничего такого не происходило, и произойти не могло, ведь у него никогда не было той невероятной силы, которая, смешиваясь с кровью, текла по жилам Дерека Хейла, а с недавнего времени – и его лучшего друга Скотта МакКола.
Временами, очень редко, Стайлз думал о том, чем бы все обернулось, согласись он тогда на укус. Питер предлагал, но он отказался, остался верен себе. Остался человеком. У него никогда не возникало сомнений. Он никогда не спрашивал себя – правильно ли поступил? – потому что знал, да, правильно, и решения своего не изменил бы даже сейчас.
  И все-таки, именно сейчас, помощь оборотня ему бы очень пригодилась. Он оказался не прав, ошибся, думая, что заперев себя в психушке, изменит что-то в лучшую сторону. Здесь было так же не безопасно, как и снаружи. Как и в любом гребанном уголке этого гребанного мира, потому что убежать от врага, что прочно поселился в твоей собственной голове невозможно по определению. Как ни беги и куда ни прячься. Бесполезно. Он чувствовал, как медленно сходит с ума. Вот уже несколько дней подряд его верными спутниками был один только страх и отчаяние.
  Медсестра открыла дверь лишь утром. Стилински сам не заметил как, сорвавшись с места, рванул из душного и угнетающего помещения на улицу. Ему был необходим свежий воздух. Без него Стайлзу начинало казаться, что он умирает. Но это было не так. Пока, нет.
  Оливер что-то кричал ему вслед, но он не слышал. Не желал слушать его пустую болтовню и рассказы об очередных Иисусах. С него  было достаточно.
  Во дворе, где уже гуляли некоторые пациенты, он нашел ее. Малию. Заметив его, она едва заметно кивнула, тем самым говоря, что помнит о договоре. Услуга за услугу.
  Стайлз очень хорошо помнил их последний разговор, когда он обнаружил девушку в мужском туалете, где она совершенно спокойно принимала душ. Помнил, как при одном лишь взгляде на нее, почувствовал невесомый след от ее руки на своем лице. Что и говорить, удар у Малии был что надо. И он не забыл ее слова, ясно отпечатавшиеся в его сознании, когда она, ничуть не стесняясь своей полуногаты, «благодарила» его за свое «спасение».
  Признаться, парень не понимал. Не представлял, как можно добровольно желать быть диким зверем, но, тем не менее, он чувствовал вину. Они со Скоттом действительно разрушили привычную для нее жизнь, заставив стать обратно человеком. А еще, в глубине души, он был искренне рад обрести в лице очередного знакомого оборотня своего союзника.
Малия не подвела. Сцепившись с Оливером и доведя беднягу до нервного срыва, она достала обещанные ключи. Но план провалился. И если, Стилински всеми силами пытался побороть в себе страх все это время, то в тот момент, когда санитары подхватили его под руки, он снова затопил его сознание, заставляя вырываться и кричать, словно раненый дикий зверь. Его охватило отчаяние. Спать было нельзя!
  Он боялся. Боялся до дрожи во всем теле, что, в конце концов, не выдержит, сломается, сдастся. Позволит монстру внутри себя снова стать хозяином положения. И тогда пострадают люди. Много людей. В том числе, его друзья. И отец, который, Стайлз знал точно, в стороне не останется.
  Одна эта мысль, словно выворачивала внутренности наизнанку. А внимательно наблюдающий за происходящим темный лис, терпеливо ждал своего часа. Он не сомневался. Его победа была близка.
  Игла вошла в тело, впрыскивая в организм проклятое снотворное. Сознание начало гаснуть, бороться дальше больше не было сил. Он так устал за все эти кошмарные бессонные ночи, что был готов душу продать за час спокойного сна.
  Но едва парень покорился жестокой судьбе, едва позволил темной твари одержать окончательную победу над его разумом, телом и душой, как в погасшее было сознание, подобно яркому спасительному солнечному лучу из темноты ворвался громкий голос.
Он открыл глаза слишком резко, чувствуя как дрожит. Малия, это была она, глядела ему прямо в глаза, успокаивая, шепча какие-то слова, смысл которых ускользал от него. Его вопрос, ее ответ, и улыбка. Она рада, что смогла помочь. Она рада, что успела вовремя, хотя и понятия не имела от кого его только что спасла.
  Они спустились в подвал вместе. Прогонять девушку было бы неправильно. Особенно после того, что она сделала. И к тому же, Стайлз просто не хотел оставаться один. Только не сейчас, когда он все еще чувствовал, что хоть немного владеет ситуацией. И все же, когда она попросила рассказать подробности, его измотанную душу поглотили сомнения. Вдруг она испугается? Не поймет? Но Малия, насмешливо качая головой, напомнила ему о главной причине, по которой находится здесь. Это место далеко не курорт, а он  почти забыл об этом.
  К сожалению, в подвале не обнаружилось ничего интересного, хотя Стилински был уверен, что ключ к происходящему спрятан в этих самых стенах. Возвращаться наверх, в свою комнату-камеру он не хотел. Девушка не возражала побыть здесь еще немного, присаживаясь рядом с ним на диван.
  Он видел, как она растирает ладони, в надежде согреть их. Его мысли были далеки от понимания, что они здесь одни. Он просто был благодарен и искренне хотел помочь. Потому и взял ее ледяные руки в свои. Она действительно замерзла. Ее губы мелко подрагивали, но все же, они оказались удивительно теплыми, даже горячими, когда Малия поцеловала его.
А он сам не заметил, как ответил, нежно прикасаясь пальцами к ее лицу.
  Сколько себя помнил, Стайлз всегда любил одну девушку. Лидию Мартин. Даже составил план, по ее завоеванию, как бы глупо и нелепо это не звучало. Они даже целовались. Но все-таки, она ясно дала понять, что их отношения ограничатся дружбой. Не сказала это в лицо, но, тем не менее, он понял. Да и сколько можно страдать из-за любви неразделенной? Сейчас у него появилась реальная возможность стать на мгновение счастливым.
  Наверняка, находись парень в иной, не такой плачевной ситуации, он бы обо всем этом тысячу раз подумал. Но сейчас, в его голове не было подобных мыслей. Лишь страх. Он и отчаяние. А девушка перед ним была его спасительным кругом. Последней ниточкой, заставляющей его чувствовать себя живым.
  Тихие слова, сказанные сбивчивым шепотом. Никому ненужный вопрос. Медленный кивок. Улыбка. И он сам потянулся к ней за поцелуем, совершенно забыв о том, что никогда не умел делать первый шаг. Почему же сейчас смог? Потому что ему это необходимо. Сейчас, она была ему необходима. И Малия это поняла. Почувствовала, как и тревогу, что разъедала его душу, подобно кислоте.
  Она столь же сильно нуждалась в нем. В его прикосновениях, ласке. Ей ничего не было известно о любви. Ее просто тянуло к этому местами смешному, местами крайне серьезному, и очень усталому парню. Как магнитом. И бороться с этим новым чувством у нее не было никакого желания.

Отредактировано Jessica Hagart (2014-07-09 23:09:37)

+1

9

Jessica Hagart
Сестренка, прости но критики не будет, потому что критиковать нечего. Я едва ли не в восторге, не знаю что еще ты выложишь в будущем, но чую что этот отрывок, станет моим любимым. Я уже не так сильно хочу продолжения первого, хочется знаешь еще что-то...эдакого. Блин, как же я понимаю этого Стайлза...Некоторые строчки я даже перечитывал по нескольку раз. Мне очень понравилось. Понравился даже не столько сам процесс чтения, а...блин, не знаю как объяснить...в общем меня сейчас так и тянет сказать что-то в духе: "чувак, я тебя понимаю, держись..." шикарно...

0

10

Nathan Hagart
О господи, Нейт, ну нельзя меня так хвалить! Приятно, очень! Правда! *_*
Эта парочка койота и человека меня чертовски вдохновляет, на самом деле ^^

0

11

Jessica Hagart
Это из волчонка? Или что-то авторское? )

0

12

Jessica Hagart
Кстати, хвалю заслуженно  ^^

0

13

Nathan Hagart
Волчонок, он родимый *_*

0

14

Jessica Hagart
Да, после такого, точно стоит посмотреть. Я впечатлен, серьезно

0

15

Nathan Hagart
Увы, эта радость начинается только со второй половины третьего сезона..) Эти отношения только-только раскрываются, но эти двое... я просто не могу на них наглядеться!)

0

16

Не все поймут и немногие оценят.

Этот мир медленно умирал.
  Каждое злое слово, проникая в него, влекло за собой тотальные разрушения. Еще вчера здесь ярко светило солнце, ласково согревая землю своими теплыми лучами, или лил прохладный дождик, даруя земле необходимую свежесть. Где-то в кронах высоких лиственных деревьев заливисто пели птицы.
  Еще вчера это мир жил, с трудом оправившись после старых ран, которые теперь почти не болели. А сегодня он снова умирает.
  Сидя на небольшом валуне среди пожухлой зачахшей травы, черная волчица с ужасом наблюдала как в конвульсиях и агонии бьется еще вчера живая надежда.
  Амая всегда знала, что девушка, чей боевой дух она всеми силами поддерживала, никогда не опустит руки. Пусть больно и одиноко, но она лишь улыбнется, погребя грусть и тоску так глубоко, что им никогда не одержать над ней вверх. Волчица искренне верила в это! Но, кажется, жестоко ошибалась. Переоценила истощенную душу, в которой уже давно не пылало яркое пламя.
  Черная хищница давно заметила эти пугающие изменения в девушке, но не придала вовремя им должного значения. А между тем, та, которую она всегда так отчаянно защищала, практически сдалась. У нее просто не осталось сил улыбаться. Сегодня злые слова достигли самого сердца этого хрупкого мира. Черные тяжелые тучи заволокли небо, не позволяя лучам солнца и луны дарить земле свет. Птицы больше не пели в рощах. А злой пробирающий до костей ветер безжалостно и неистово рвал листву с деревьев, ломая тонкие веточки, бросая их в пожелтевшую траву. Впервые за последний месяц небо опрокинулось на землю горячим соленым дождем.
  Спасения не было. Оставалось только бросить все и бежать. Точно так, как это уже сделала девушка, вновь как, когда-то спрятавшись в душную раковину, куда не было доступа ни единому живому существу.
  В отчаяние Амая громко взвыла. И печальная ее песня разлилась по округе траурным напевом. Она словно прощалась. Хотя на самом деле из последних сил взывала к той, что оставила поле боя. Раньше это срабатывало. Раньше, но не сейчас.
  Тяжелые капли, с грохотом разбиваясь о землю, уничтожали все, к чему прикасались. Этот дождь не умел даровать жизнь. Одну лишь смерть, что мучительно медленно разрушала маленький мир, словно смакуя свою близкую победу.
  Волчья песня продолжала взывать о помощи, скорбя о потерях. Обхватив руками колени, девушка слушала ее грустные ноты не находя в себе силы остановить конец света. Она, как и Амая могла лишь наблюдать.
  Но в какой-то момент, на мгновение, поддавшись воспоминаниям о людях, которые дороги. О людях, чья вера всегда придавала ей силы, она почувствовала, как что-то шевельнулось в груди. Сначала едва заметно, но затем сильнее.
  Словно вспышка яркой молнии воздух прорезала новая песня. Сильная и яростная. Она не умоляла, а требовала. И зов этот заполнил пустоту в душе девушки, заставив почти потухший огонек вспыхнуть яркой искрой.
  Внимательно всмотревшись вдаль, Амая первая увидела ее. Стоя в отдалении, незнакомая волчица, уверенно вскинув голову к черному небу, проклинала своим воем небеса. И от воинственной песни ее, кровь закипала в жилах раскаленными потоками лавы, словно старый спящий вулкан внезапно обрел второе дыхание.
  В несколько стремительных прыжков она приблизилась к Амае, позволив той себя разглядеть. По миру прокатился оглушительный громовой раскат, а яркая вспышка молнии озарила рыжую шкуру хищницы. Она словно вся пылала от кончиков ушей до кончика хвоста, и лишь в темно-синих, почти черных глазах ее сверкала дикая ярость.
  - Шеррра, - воинственно прорычал, вдруг ветер, затем, окончательно утихнув, но заставив и саму девушку высунуть голову из своей раковины и обратить на волчицу внимание. Она оказалась больше Амаи и выглядела куда более свирепо. Ее мощное тело так и источало уверенность и силу. Одного взгляда темных глаз хватило, чтобы прежняя Хранительница этих земель покорно склонила голову, признавая власть рыжей бестии, которая пришла спасти жалкие останки мира и изменить его раз и навсегда.
  Поддавшись внезапному порыву, девушка оставила свое тесное убежище, выбравшись наружу, подставляя лицо уже другим сильным освежающим струям дождя. Хищница, не колеблясь пошла ей навстречу. И когда рука осторожно прикоснулась к теплой пушистой шерсти, синие глаза, в глубине которых сейчас ярко, словно звезды на небе сверкали серебряные искорки, проникли в самую душу, а в голове прозвучал еще незнакомый утробный рык с едва различимыми в нем мягкими нотами.
  - Я Шера. Отныне и на долгие века твоя Хранительница.
  И в тот же миг с той северной стороны, откуда пришла рыжая волчица, с невероятной силой подул ледяной ветер. На своем шлейфе он нес с собой перемены. Сметая своими потоками все старое с земли, он очищал ее, подготавливая место для чего-то нового, сильного и прекрасного.
  Да, прежний мир, что долгие годы хранила и оберегала Амая, умирал. Но на его месте словно из пепла, восставал новый. Более дикий и свирепый.
  Наблюдая за этими изменениями, и глядя на своих волчиц, девушка вновь обрела веру. Злые слова всегда будут попадать в это мир. Это не изменить, как не старайся. Но теперь, его так просто не разрушить. Ярость и уверенность рыжей волчицы Шеры защищала его границы, и саму девушку от любой беды.

Отредактировано Jessica Hagart (2014-07-29 14:57:53)

+1

17

Jessica Hagart
Не знаю то или нет, но мне кажется, такое прям предчувствие что ты это написала под вдохновением от ссоры с мамой? У меня прям такая мощная ассоциация возникла с тобой, ну в смысле с твоим внутренним миром, и собакой ))

0

18

Nathan Hagart
Не все поймут, но ты понял, спасибо, и знаешь, это о многом говорит ^^
"Вдохновение от ссоры с мамой". Оказывается, и такое бывает х)

0

19

Jessica Hagart написал(а):

это о многом говорит

И это, по крайней мере меня, очень радует ))

Jessica Hagart написал(а):

Оказывается, и такое бывает х)

Бывает и не такое, поверь  ^^

0

20

Nathan Hagart
Меня тоже.) Теперь в моем сознании живут две волчицы, у Амаи как выяснилось не хватило злости. Больше не буду молчать слушать оскорбления в свой адрес, надоело ^^

0

21

Jessica Hagart
Мне особенно концовка понравилась, такое чувство, будто ты хотела уйти из дома. так и представляется в этих строчках, та сцена ))

0

22

Nathan Hagart
Это все же больше все внутренние переживания. Вчера я правда была что называется "на краю" ^^

0

23

Три-четыре года назад я узнала о них. Три-четыре года назад прониклась всем своим существом и полюбила. Пришло время создать что-то самой, а не читать чужие истории.

Десять часов. Лишь десять часов до момента, как в часовне пробьет полночь. Всего лишь десять чертовых часов, каждую секунду из которых Гермиона Грейнджер будет искать сто причин для ненависти к проклятому слезеринцу. Отчаянно искать, убеждая себя не подниматься этой ночью на восьмой этаж. Потому что это неправильно. И ничего хорошего из этого не выйдет.
  Предательница. Вот кто она после всего, что произошло с ней за этот бесконечный и невыносимый год. И на самом деле вины друзей здесь нет абсолютно. Оставив ее в стенах Хогвартса, они думали, что таким образом защищают ее. Никто не мог предугадать того, насколько сильно изменится самое безопасное место на земле в ближайшие месяцы.
  А оно изменилось до неузнаваемости. Впрочем, как и сама Золотая девочка, которая хоть и лишилась поддержки своих родных мальчишек, но опускать руки и сдаваться не собиралась. Пусть Темный лорд вернулся в этот мир, чтобы уничтожить оставшийся в нем свет, пусть Пожиратели смерти стали преподавать в школе, а место директора занял убийца. Пускай все так плохо, что, кажется, быть хуже просто не может, у нее еще остались силы дать им отпор. Им всем. И Белобрысому хорьку в первую очередь!
  Целый день уходит у нее на самовнушение и, кажется, гриффиндорка вызывает в себе желаемое чувство, кроме ненависти ощущая еще и обжигающе холодную ярость. Это не тот случай, когда внутри бушует пожар и возникает неосознанное желание ломать и крушить, что только под руку попадется. Это чувство совершенно другого уровня. Когда ты полностью себя контролируешь, но в то же время расчетливо и методично изливаешь негатив на тех, на кого он главным образом направлен.
  Гермионе удается удержать это чувство вплоть до полуночи. Сидя на кровати в гриффиндорской башне девочек, она чувствует, что способна перебороть свое рвущееся из груди сердце. И ей действительно удается продержаться так полчаса, но уже в следующий миг самообман теряет всю власть над ней. Ничего не вышло. Снова.
  Проклиная всех и вся на свете, девушка, скрывшись под оставленной ей в личное пользование мантией-невидимкой, спешит на чертов восьмой этаж. К чертовой стене,  в которой так невыносимо привычно появляется чертова дверь. Выручай-комната. Конечно, он уже там. Пусть и прошло уже полчаса.
  Драко Малфой. Проклятый слизеринский хорек, на левом запястье которого, словно живая, извивается и пульсирует Черная Метка. Он Пожиратель смерти. Он Убийца. Он Враг. Но она все равно идет к нему, потому что иначе не может.
  Кажется, поездка в родное поместье и встреча с родителями далась ему с трудом. Слизеренец выглядит бледнее, чем прежде. Под глазами его залегли черные тени. Он как обычно молча наблюдает за тем, как она медленно подходит к нему. Его взгляд холоден и пуст. В нем ничего нельзя прочесть. В то время как в ее удивительных глазах цвета шоколада он видит вызов. Они сверкают огнем праведного гнева. И это почти тот самый гнев, который он так часто наблюдал в их гипнотизирующей глубине раньше. Почти.
  Когда все успело так резко измениться? Гермиона сама не может ответить на этот вопрос. За их спинами многолетняя вражда. Не только личностей, но и целых факультетов. А ведь как просто было, когда мир делился на белое и черное! Элементарно! Здесь друзья, там - враги. Но все оказалось куда сложнее. В какой-то безумный момент страха, боли и отчаяния в ее мире появился новый оттенок. Серый – цвет глаз человека, которого она так сильно и отчаянно желала ненавидеть!  Но сегодня, как и последние три месяца, засыпая в его омытых чужой кровью руках, прижавшись к горячему телу, вдыхая запах кожи, что смешался с каким-то дорогим мужским парфюмом, она в который раз тихо произнесет:
  - Я ненавижу тебя, Малфой.
  И уснет. Впервые за неделю его нервирующего отсутствия уснет спокойным и безмятежным сном. Он лишь крепче обнимет ее, прижимая к груди, предательски признаваясь себе в том, как сильно ее не хватало каждую ночь, проведенную в Малфой-Мэнор. 
  Гермиона уже не увидит, как по тонким губам скользнёт кривая холодная улыбка. Как таинственно и необычно сверкнут серые глаза. Но сквозь сон услышит привычное:
  - Я знаю, Грейнджер, знаю.
  Они не называют друг друга по именам. У них практически нет ничего общего. Им не дано быть счастливыми. Слишком велика пропасть. Слишком разные взгляды на жизнь. Но сейчас эти два одиночества вместе вопреки всему. Потому что только они способны хотя бы на время разогнать тьму в душах друг друга. 

+2

24

Jessica Hagart
Прости сестренка, я не могу понять чем ты вдохновлялась, а посему просто выскажу свое мнение о прочитанном. Очень неожиданно, я немного знаком с Гарри Поттером, ну как знаком...Был как-то период, смотрел запоем фильмы вплоть до "Кубка Огня", насколько я помню, они с Малфоем воевали всё время, а твоя миниатюра, это прям какой-то свежий взгляд, мне очень понравилось. Я бы даже был не прочь еще что-то в этом духе почитать, у тебя очень хорошо получается это, только просьба маленькая, если будешь писать, по возможности не приплетай магию, я знаю что её здесь и не было, просто на будущее, я из-за неё и перестал фильмы смотреть  :cool:  кстати, заметь Майк тоже тебе плюс поставил ))

0

25

Nathan Hagart
Спасибо за как обычно конструктивный и подробный отзыв. Я рада что понравилось. Говорила же, помнишь, я люблю сложные отношения, а химия между этими двумя, на мой взгляд просто зашкаливает!
Я после этого, как ты выразился, свежего взгляда на ситуацию в фильмах и книгах перестала все пересматривать и перечитывать. Потому что там банально нет того, что у меня теперь всегда в голове. Получается, канон меня уже не устраивает, Рон конечно персонаж прикольный и смешной, но Герми категорично не подходит, имхо ^^
К тому же, сама матушка Ро в одном интервью призналась, что по задумке в ее книгах, Малфой всегда был влюблен в подружку Поттера, и выходит мои мысли как часть канона *_*
А насчет магии, я сама в последнее время пытаюсь ее избегать, куда больше меня привлекает психология отношений ^^ А раз персонажи взяты и магического мира, то упоминание о ней быть обязано, к тому же, я пыталась по возможности не менять характер канонов. просто начиталась фиков, где вдруг ниоткуда возникла любовь и все были счастливы, забыв о вражде, но на мой взгляд так просто быть все не могло. В любом случае их отношения если и не обречены на разлуку, то счастливой эту любовь назвать крайне сложно..)

Отредактировано Jessica Hagart (2014-07-31 11:14:39)

0

26

Jessica Hagart написал(а):

К тому же, сама матушка Ро в одном интервью призналась, что по задумке в ее книгах, Малфой всегда был влюблен в подружку Поттера, и выходит мои мысли как часть канона *_*

Ого, вот это поворот! ))

Jessica Hagart написал(а):

по возможности не менять характер канонов. просто начиталась фиков, где вдруг ниоткуда возникла любовь и все были счастливы, забыв о вражде, но на мой взгляд так просто быть все не могло. В любом случае их отношения если и не обречены на разлуку, то счастливой эту любовь назвать крайне сложно..)

Это правильно, и должен сказать это очень интересно! Такие бы отношения да в игру... ^^

0

27

Nathan Hagart
Да уж, я была удивлена не меньше! *_*
Приятно слышать, моя оценка от твоих слов медленно поднимает планку ^^
Здорово было бы, но между кем они могли бы возникнуть? О.о

0

28

Jessica Hagart написал(а):

Здорово было бы, но между кем они могли бы возникнуть? О.о

Скажем между мной, между одного из пиратов, чью сюжетную линию мы сейчас тщательно прорабатываем, между тем же Джеем?

0

29

Nathan Hagart
Мм, даже не знаю, сложно пока представить что-то подобное, но можно об этом подумать, да.)

0

30

http://sa.uploads.ru/t/3Cxr8.png
Вдохновилась картинкой. Немного изменила представление о происходящем. Эта ночь не прошла мимо.

- После того, как Ваш отец велел ему уйти, Риманн покинул город. Говорят, он ушел в леса. Некоторые утверждают, что видели его за пределами Вистериса. Но это только слухи.
Слова доброй горожанки, которая без лишних вопросов помогла Анноре незаметно миновать городские ворота и стражу, рождали в испуганной, словно загнанный в угол зверь, душе девушки сомнения и надежду. Последняя заставляла ее идти вперед, все глубже в темный, окутанный ночной тайной лес. И она шла. Всем телом вздрагивая от малейшего шороха, сильнее кутаясь в белый мех теплого плаща, прикрывая голову капюшоном, и продолжая упрямо переставлять дрожащие от усталости и страха, стертые в кровь босые ноги.
С момента побега из дворца слезы высохли, оставив на бледных щеках две тонкие мокрые дорожки. Страшные события последнего часа до сих пор не желали укладываться в голове. Аннора просто не могла заставить себя поверить. Не могла принять того предательства, что совершил человек, чьи губы еще вчера так нежно целовали ее лицо.
Казалось бы, невероятно, но сталкивая людей с жестокой реальностью, срывая их с небес на землю, при этом безжалостно ломая крылья, Судьба-Кудесница не спрашивает у других на то позволения. Таким образом, даже возлюбленный может стать самым жестоким врагом номер один.
- Риманн… - вместо крика из груди вырвался тихий полушепот.
Перед глазами до сих пор стояли картины недавнего прошлого.
Кровь. Как же ее было много: на вычищенном до сверкающего блеска полу, на белых простынях и старых, но столь любимых отцом немного потертых занавесках. Алые капли, словно гранатовая россыпь, и тонкие кровавые ручейки, текущие во все стороны от обезглавленного тела.
Стоя на пороге комнаты, в первые секунды парализованная шоком, забыв как дышать, девушка думала, что потеряет сознание. Боль в сердце была такой, словно его вырвали из груди и разорвали на мелкие кусочки прямо на ее глазах. Но на горе самой себе, она оказалась сильнее, чем думала. И видела. Видела все от начала до конца.
Окровавленный меч в руках молодого человека, его жесткая ледяная ухмылка при виде ее испуганного лица, и одиноко катящаяся по скользкому от крови полу голова родного отца. Все это навсегда страшной картиной запечатлелось в памяти, ежесекундно напоминая обо всех совершенных ошибках и невозвратных потерях, которые ей довелось пережить. И Аннора знала, что шрам этого дня никогда не затянется, а боль будет возвращаться снова и снова. До тех пор, пока она дышит. Пока жива.
Поэтому она трусливо бежала. Наследная принцесса покинула дворец через черный ход. Но это было вынужденным бегством. Останься девушка в той комнате еще мгновение, следующим утром ее холодное тело нашли бы рядом с телом ее отца. Уж в этом она не сомневалась.
Как просто. Всего за одну ночь. Одна ночь понадобилась врагам, чтобы отнять у нее все, что было дорого. Одна страшная ночь для того чтобы душа и сердце истекали кровью. Как поразительно просто…
- Риманн!.. – на этот раз ей удалось вернуть голос. Отчаянный, полный мольбы и боли крик подхватил и унес ветер. Но ответили на него лишь испуганные, и одновременно возмущенные вороны.
«Ну, вот и все».
Обхватив обеими руками толстый ствол старого дерева, и прижавшись к жесткой коре щекой, беглая принцесса Вистериса наблюдала за улетающими в темно-синюю даль черными птицами.
«Если погоня или Риманн рядом, они меня найдут. Интересно, кому на этот раз улыбнется удача?..»
Она медленно сползла на землю, прижавшись спиной к пережившему самые сильные ветра исполину, и подтянув к груди колени, уткнулась в них носом, спрятав заплаканное лицо.
Ее решимость, во что бы то ни стало отыскать в этом лесу старого друга, никуда не делась. Аннора не желала так легко и быстро сдаваться. В конце концов, это было не в ее упрямом характере. Но изнуренный шоком, болью и бегством организм требовал немедленного отдыха. Девушка просто не могла себя заставить даже шевелиться. Все мышцы в теле горели, словно охваченные огнем. Даже дышать было больно. К тому же сильно жгло израненные ступни.
И хотя желание продолжать, казалось бы, бессмысленный и тщетный поиск побуждало к немедленным действиям, все, что ей сейчас оставалось – сидеть без движения и дышать, глубоко вдыхая когда-то волнующий и даже сейчас приятный запах прелой осенней листвы.
Дальнейшие события произошли так стремительно, что она не успела ничего толком понять.
Сначала из темноты возникли яркие огни. Узнать в них свет факелов было до смешного просто. Потом где-то рядом раздались оживленные человеческие голоса. В этот момент Аннора почувствовала себя раненой ланью, по следу которой идут охотничьи псы, жаждущие ее крови.
Задрожав от подобного малоприятного сравнения, она испуганно вжалась в ствол дерева, словно бы желая раствориться в его грубой коре. Глубоко в душе внезапно проснулась глупая обида. А все оттого, что ей просто хотелось жить. Пусть мир вокруг жесток и кишит врагами, но умирать в девятнадцать лет было до ужаса обидно, ведь, по сути, ее настоящая жизнь только началась. И столько всего еще хотелось попробовать. Столько сказать.
Осознание собственного бессилия и несправедливости этого мира душило принцессу Вистериса не хуже медленно затягивающейся на шее петли.
- Все сюда! Мы нашли ее!
«Пожалуйста… кто-нибудь…»
Аннора не могла ничего видеть – только слышала, как воздух со свистом рассекла стрела, а потом все утонуло в хаосе битвы. Крики людей смешивались с каким-то звериным рычанием и воем. На землю падали тела, а по ушным перепонкам больно бил ни с чем несравнимый звон стали.
Поднять голову, чтобы понять, что происходит, было много выше ее сил, поэтому обо всем происходящем оставалось лишь гадать, моля всех известных ей Богов о спасении.
Спустя несколько бесконечно долгих, показавшихся ей вечностью минут, лес накрыло еще больше пугающее гробовое молчание.
«Как тихо. Все умерли?..»
- С Вами все в порядке? Не бойтесь, все закончилось.
- Верно. Теперь Вы в безопасности.
Эти незнакомые голоса были такими мягкими и успокаивающими, что им невольно хотелось верить. Так хотелось, но после всего пережитого Аннора просто не могла заставить себя. Верить людям стало для нее опасно.
Тем не менее, она все же открыла глаза и посмотрела на своих спасителей, если они конечно таковыми являлись.
Вокруг оказалось много людей. По крайней мере, человек десять девушка насчитала. Она бы и дальше продолжила рассматривать всех и каждого, ведь любого потенциального врага необходимо знать в лицо, но в тот момент, когда испуганный взгляд больших светло-карих глаз встретился с такими знакомыми с самого детства глазами цвета темного сапфира, мир вокруг словно бы утратил любое значение.
Большой пепельный волк твердым и уверенным шагом направился в сторону девушки, но, не дойдя до нее каких-то пару метров, остановился, внимательно вглядываясь в заплаканные глаза.
Наблюдавшие за происходящим мужчины как один замолчали. По их лицам было видно, что они не боятся внезапного нападения хищника на незнакомку, но им действительно было интересно посмотреть, чем все обернется.
Что до самой Анноры, ей удалось, наконец, проглотить застрявший в горле ком. Губы сами растянулись в робкой, чуть дрожащей улыбке, а на глаза снова навернулись горячие слезы. Она помнила. Этот образ прочно отпечатался в памяти еще в далеком прошлом, когда они детьми играли в королевском саду. Все в звере было таким родным и до боли знакомым. Каждая шерстинка от ушей до кончика хвоста. Внешне он совсем не изменился. Все те же светлые с рыжим шея, грудь и живот. Та же забавная маска на морде и темная спина, словно кто-то облил волка серой краской.
Ее молитвы были услышаны, а усилия не напрасны. Аннора нашла кого так долго и отчаянно искала.
Всхлипнув, она бросилась прямо к хищнику, крепко обняв того за шею, зарываясь лицом в теплый мех.     
- Все-таки я нашла тебя, Волчонок. Ты здорово подрос… - ее дрожащий голос заставил Риманна чуть прижать к голове уши, в то время как свою морду он положил на хрупкое девичье плечо, словно обнимая так доверчиво прижавшегося к нему этого маленького и беззащитного человека.
В синем взгляде, обращенном в сторону укрытого за деревьями дворца, мелькнул живой огонь неприкрытой ярости.
Десять лет назад император Вестериса приказал беспризорному мальчишке оставить его единственную дражайшую дочь в покое. Юный оборотень повиновался, уверенный в том, что так будет лучше для всех и в первую очередь для той, кого он с первого дня знакомства сам себе поклялся защищать. Но судя по событиям, что произошли сегодня, любящий отец не смог защитить свое сокровище.
Аннора сама пришла к нему, безмолвно моля о помощи, и Риманн твердо был намерен больше не оставлять ее одну. Пусть даже земля и небо поменяются местами, а весь мир рухнет ко всем тварям в Бездну. Ни что на всем свете не заставит его бежать от этих ласковых теплых рук, что привносят в душу столь долгожданный покой, который он так долго искал все эти годы.

Отредактировано Jessica Hagart (2014-11-03 23:17:36)

+1



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC