Вверх страницы
Вниз страницы

Alternative Reality: Последний закат

Объявление

Навигация

Новости:

30.04.2017 - Начало игры.
------------
Стартанул первый сюжетный эпизод: «Пробуждение» - Очередная группа людей, согласно никому непонятной логике начала приходить в себя. С первых минут они вынуждены сражаться за жизнь, ведь привычный им мир прекратил свое существование. Что ждет их впереди? Много насилия, много боли, новые знакомства, и возможно чуть приоткрытая завеса тайны...
------------

Погода:

Нью-Йорк. Манхэттен.
------------
+4° +10°. Высокая облачность, сильный дождь. Скорость ветра 13,9-17,1 м/с

Администрация

Nathan Hogart

События в игре:

Здесь будет текст

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



In My Head

Сообщений 31 страница 48 из 48

31

Jessica Hagart
Рассказ прочитал еще утром, но не успел оставить отзыв, сделаю это сейчас. Получилось как всегда интересно и чувственно. Читается легко, и очень атмосферно. А еще, что мне особенно понравилось - он меня очень, очень! Вдохновил на еще пару интереснейших идей по игре!  ^^  Мне показалось что вот этот Вистерис это относится к какому-то фэндому? Нет? Это просто чисто любопытство, твою идею с королевством то я сдирать не буду, хоть и выглядит это очень интересно ))

0

32

Nathan Hagart
А я в тебе и не сомневалась. Нет, королевство, да и вообще страна целиком полностью моего ума фантазия. Разве что в Игре престолов, есть нечто похожее по созвучию, но ничего общего на самом деле. Очень приятно что мои, так сказать, фэнтезийные порывы так на тебя действуют.)

0

33

Jessica Hagart
Меня очень зацепил этот волк и девушка. Очень хотелось бы что-то такое воплотить в игре, так же как и те отношения о которых мы говорили на прошлом рассказе ))

0

34

Nathan Hagart
Значит, нас с тобой цепляют одинаковые вещи.)
Мм, я помню, надо подумать. Но ты же не желаешь вводить в игру магию, так? А то можно было бы придумать еще одно некое племя людей-оборотней, сосем маленькую стаю, кучку выживших после войны с людьми волков, которые могли бы стать нашими союзниками..)

0

35

Jessica Hagart
Идея с оборотнями...Что-то в этом есть...Да, действительно можно ))

0

36

Nathan Hagart
Тогда будем думать ^^

0

37

Пока есть вдохновение нужно пользоваться шансом!

В холодной и сырой камере было мерзко.
Именно это слово пришло в голову рыжей волчице, когда та, наконец, открыла свои голубые, словно небо глаза. Она не знала и могла лишь догадываться о количестве времени, на протяжении которого провалялась в этом вонючем углу в бессознательном состоянии. И надо сказать, подобное положение дел ее очень не устраивало. В подтверждении этого факта из глотки вырвался приглушенный рык.
Навострив ушки, Шера долго вслушивалась в гробовую тишину, тявкнув пару раз в пустоту для проверки. Ответа не было, что ничуть не удивило ее, но, тем не менее, заставило подняться на все четыре лапы и хорошенько оглядеться. Впрочем, особых плодов это не принесло. Волчица не узнала для себя ничего нового: взгляд привычно натыкался на твердый камень темницы, а от царящей здесь вони (видно, рядом кто-то недавно сдох) хотелось банально закрыть лапой чувствительный нос.
Чихнув, рыжая села на холодный пол. Ей о многом предстояло подумать и самое главное – наконец, решить, что делать дальше. Ирония судьбы заключалась в том, что это была далеко не первая «клетка» в ее короткой, но насыщенной жизни. И даже не вторая, что, в общем-то, и неудивительно, ведь люди всегда исследовали, и будут исследовать все неизвестное. Оборотни, пусть и такие как она – не исключение.
С самого детства, сколько себя помнила, Шера всегда была связана с людьми. Все началось с убийства отца и смерти больной матери, которая не смогла пережить ничем невосполнимую утрату.
«Как же давно это было», - в голове мрачным вихрем закрутились картины из далекого прошлого. Такие яркие и живые, словно самка переживала все события снова. Сердце в груди предательски защемило.
Она очень хорошо помнила, как звала и искала родителей. Как горько плакала и умоляла, обещая быть послушной. Но никто не пришел на зов. Вокруг были лишь пустота и холод. Они и стали ее первыми и главными учителями.
Будучи еще маленьким несмышленым щенком, рыжая не умела обманывать своих тюремщиков человеческим видом. Никто ее этому не научил. Поэтому, до года она была самым обычным волчонком. Совершенно диким и нелюдимым, отчего другие щенки, чье влияние по идее должно было смягчить маленькую дикарку, откровенно боялись ее, обходя стороной.
Шера не искала друзей, ей нравилось одиночество. Она всем сердцем ненавидела курсы дрессировки, на которые ее часто водили, в бесплотной надежде приручить. То же чувство распространялось на самих людей и всех, кто пресмыкался перед ними. Она намеренно шла против толпы, постепенно обретая славу агрессивного и опасного зверя. Но даже так, в ее молодой зачерствевшей душе слабо тлел огонек надежды.
«Когда-нибудь я встречу того, кто по-настоящему поймет меня. И он не испугается и не убежит».
Что странно, хищница действительно верила в это. Вера согревала ее сердце. Но настал день, когда и этот светлый огонек погас. День ее первого обмана. Знаменательный. Счастливый. И ужасный.
Она словно вновь ощутила этот отвратительный запах. Собственная кровь пахла унижением и страхом.
Вздрогнув, волчица резко мотнула лобастой головой. Эти воспоминания до сих пор причиняли боль. Страх того рокового дня преследовал ее в ночных кошмарах. Для этого еще будет время. Сейчас же, стоит подумать о настоящем.
Едва она успела загнать прошлое на самые дальние задворки сознания, как за массивной деревянной дверью раздались гулкие шаги. Внешне оставаясь спокойной, внутренне самка вся подобралась перед прыжком.
Мгновение, и дверь с противным скрипом открылась, пролив на затхлую тьму подвала (сырость помещения говорила сама за себя) бледную полоску до омерзения тусклого света. Шера искренне скучала по солнцу, а  еще больше – по луне. Белая Богиня всегда вселяла в ее душу особенный покой.
Перед волчицей, перекрывая путь к свободе, стояли двое. И резкий контраст между мужчинами бросался в глаза: один был прямо-таки огромным, широкоплечим с заросшим короткой черной бородой лицом. Второй – наоборот, отличался болезненной худощавостью. Лицо его было гладко выбрито, да и ростом он на целую голову уступал своему по-настоящему мощному спутнику. Но кое-что все же объединяло их. Глаза. А точнее взгляд. Жесткий. Холодный. Самодовольный.
Волчица с трудом подавила желание броситься на людей. Толстый железный прут в руке здоровяка не пугал, но являлся неким «тормозом». Получить такой «палочкой» по голове не хотелось.
- Ну что, волчара. Будем сотрудничать? – голос у мужика был под стать телосложению.
Промолчав, рыжая прижала к голове уши. Полыхающий ледяной яростью взгляд лучше слов говорил о возможных вариантах ее ответа.
Худощавый театрально вздохнул.
- Ничего не поделать. Держи ее, - в его руках вдруг возник медицинский шприц. Запахло незнакомым препаратом. Шера медленно отошла. Волчья морда исказилась в угрожающем безмолвном оскале. Она не шелохнулась, когда амбал, занеся над головой свое оружие для удара, приблизился к ней.
Возможно, правильнее было бы выбрать безопасный (если его так можно назвать) путь, но самка вовсе не желала сотрудничать. Ненависть к людям кипела в крови обжигающими потоками лавы. Рыжая знала, что никогда не подчинится. Будет бороться. До последнего вздоха. Даже если исход сражения уже предопределен. Только так она сохранит истинную часть себя. Это ее личный выбор.
Секунда, и недавно напоминавшее статую тело зверя пришло в движение. Она бросилась на врага без единого звука, с непередаваемым удовольствием погружая клыки в живую плоть. Чувствуя вкус человеческой крови на языке, и ощущая, как под агрессивным напором рвутся сухожилия и дробятся кости.
Не ожидавший от узницы такой скорости, человек громогласно взвыл. Стальной прут сам выпал из поврежденной руки, но мужчина не собирался сдаваться столь быстро. Его уже не раз кусала собака. Мощный кулак обрушился на голову волчицы, заставив ее лишь сильнее стиснуть зубы. За первым последовали второй и третий. Удары были столь сильны, что на пятом в глазах начало темнеть. Но, несмотря на боль отпустить руку врага Шера не имела права. Окончательно озверев, она начала неистово мотать головой. Из глотки, наконец, вырвалось злобное рычание.
Именно в этот момент ее носа коснулся приятный до мурашек по всему телу запах страха. Так пахла победа. Она своего добилась. Мужчина ее боялся. Его удары не утратили силы, но стали какими-то неуклюжими. Он в ужасе начал трясти изувеченной рукой, явно не осознавая, что делает себе только хуже. Рыжая не могла определить точную степень нанесенного урона, но у нее была непоколебимая уверенность, что мужчина никогда больше не воспользуется этой рукой. Скорее всего, после такого его ждала неминуемая ампутация.
- НЕ СТОЙ СТОЛБОМ, ИДИОТ! – раненым зверем взревел он, не прекращая бить самку кулаком по голове.
«Плохо…» - краем глаза заметив, как второй враг скользнул ей за спину, Шера разжала челюсть. Она попыталась резко развернуться к нему, чтобы указать человеку на ошибочность подобных действий, но здоровая рука прежнего противника вцепилась в рыжую шерсть, удерживая на месте.
«Тварь!» - под клыки разъяренной самки попали все незащищенные участки кожи. Она кусала и рвала все, до чего только могла дотянуться. Амбал орал нечеловеческим голосом, но держал так же крепко.
«Я загрызу тебя!»
Крови было так много, что казалось, поражение противника – дело времени. Но в момент абсолютной уверенности случилось непредвиденное.
Волчица толком не поняла что произошло. Просто спина взорвалась адской вспышкой боли, отчего непроизвольно взвизгнув, она внезапно сломанной игрушкой повалилась на холодный каменный пол.
Следом послышался звонкий удар. Словно упало что-то железное.
Хищница попыталась встать, но угодивший в бок тяжелый ботинок, заставил ее задохнуться от новой порции боли. Проигравший в поединке со зверем человек, жаждал мести. За первым последовали и другие. Он пинал ее как какую-то беспомощную шавку, швыряя по полу.
- Ты. Недоумок. Неужели. Нельзя. Было. Сделать. Так. Раньше? – каждое слово сопровождалось яростным ударом. Боль была столько сильной, что волчица едва дышала. Сознание медленно угасало. Она тихонько скулила, ненавидя себя за слабость.
- Прости… - испуганно пролепетал худощавый. – Ты ее убьешь!..
- Ничего. Этой. Твари. Не. Будет, - он усмехнулся, поставив одну ногу на едва вздымающийся бок самки. – Она же волк. Для твоих исследований ее живучести должно хватить. 
- Это тебе не какая-то подопытная крыса, а настоящая волчица!
- Ладно тебе. Лучше скажи, что мне с рукой делать?
- Я… не думаю, что ее можно спасти…
- Без тебя понятно, умник! – сплюнув, амбал отошел от едва живого зверя. – Плевать. Наверху разберемся. Где твоя волшебная вакцина?
- Это всего лишь экспериментальный образец!
- Коли давай!
- А она… ээ…
Слух Шеры резанул ненавистный смех. Враг снова приблизился к ней, но на этот раз ударов не было. Опустившись рядом на корточки, он властным движением руки провел по ее шерсти.
- Она сейчас даже котенка не обидит.
От унижения хотелось умереть на месте. Человеческие пальцы продолжали скользить по телу, показывая тем самым превосходство противника над ней.
Действия напарника видимо убедили трусливого мужчину. Нерешительно приблизившись, он чуть дрожащей рукой погладил обездвиженную болью волчицу. Глаза его вспыхнули восхищением.
- Какая чудесная девочка. Ты не представляешь, как много значит для меня наша встреча. Мы с тобой совершим настоящее открытие! – воодушевленно говорил он, вводя в тело хищницы содержащийся в шприце препарат.
Сперва Шера ничего нового не почувствовала, но в следующую секунду ее разбитое тело забилось в конвульсии. Внутри словно горел адский огонь, и его пламя сжигало внутренности. Это было в тысячу, нет, в миллион раз болезней, чем то, что она испытывала раньше.
Дико взвыв, волчица из последних сил метнулась к открытому выходу, но уже на пороге своей темницы, рухнула без чувств. Это было ее самым ужасным и постыдным поражением, но в то же время, она точно знала: в конце этого жуткого пути полного боли, ее ждет матч-реванш из которого она непременно выйдет победителем.

+1

38

Jessica Hagart
Это надо понимать как предыстория побега Шеры, или просто случай из жизни? И Еще мне кажется этих двух парней, тоже можно в акции определить? Мне они тоже показались довольно интересными, особенно тот что крепкий, с бородой ))

0

39

Nathan Hagart
Изначально писалось просто от балды, но внезапно после вчерашнего обрело свой смысл.
Вроде как этот эпизод - альтернатива, потому что в биографии Шеры подобного нет, хотя если, скажем, подредактировать ее историю, то вполне может получиться история побега от людей, все-таки человечество не будет спать спокойно, пока не вскроет черепа волкам, с такой необычной способностью.

0

40

Jessica Hagart написал(а):

потому что в биографии Шеры подобного нет

Оу да, подобный момент я как-то упустил из внимания. Пардон ))

0

41

Nathan Hagart
Хотя, говорю же, можно для интереса подвергнуть это дело незначительным изменениям. Почему нет?)
Тогда получится когда началась война, Шера с ее братьями была захвачена людьми, которые убили их мать.
Братья так же погибли в скором времени, а рыжей удалось сбежать, вернувшись к отцу.

0

42

Jessica Hagart
Да, это бы очень гармонично вписалось ))
И опять же новый повод создать акции для тех парней

0

43

Nathan Hagart
Тогда иду редактировать, а потом все же надо спускать мою волчицу с гор, пока все более-менее в городе, хотя можно налететь на людей уже куда-нибудь на пути)

0

44

Jessica Hagart
Ты же помнишь что тот город где перестрелка, и тот куда прошлым дне привез тебя Рей, это два разных города?

0

45

Nathan Hagart
Помню, да. Где сейчас наши, ближе или дальше? Оо
И да, анкета отредактирована, так что можно ее переносить ^^

0

46

крайне маленькая зарисовка-пролог к началу чего-то нового

Она стояла на небольшой продуваемой холодным ветром поляне, низко склонив голову и, казалось бы, не замечая, как сильно сжимает руки в кулаки: костяшки уже побелели.
- Я знал, что найду тебя здесь.
Ей не нужно было оборачиваться, чтобы узнать приблизившегося человека. Все было ясно по голосу.
- Лекс, ты как? – он осторожно прикоснулся к холодной руке девушки, но та даже не взглянула на него. – Неважно выглядишь. Тебе надо отдохнуть. Наши скоро выезжают.
Безразличное молчание стало ему ответом. В конце концов, он не выдержал:
- Хэй, ну, в самом деле! Ты торчишь здесь с самого утра. Подумай о себе хоть немного. Летта бы… - закончить молодому человеку не дал яростный взгляд сверкнувший на одно короткое мгновение жидким золотом глаз. – Прости…
- Уходи, - девушка раздраженно стряхнула с себя его руку. – Передай отцу, что я остаюсь.
- Но Лекс…
- Клайд!
«Вот жеж несносная девчонка!» - спорить с ней не было никакого смысла. Особенно сейчас. Парень это понимал отчетливо, но все равно не мог сдержать досаду. Сейчас, по крайней мере, винить подругу было не в чем. Поэтому он не стал больше спорить. Развернулся и в несколько уверенных широких шагов скрылся за стеной деревьев.
Снова оставшись одна, Алекс подошла ближе к заваленной цветами и венками могиле, рукой прикоснувшись к нагретому солнцем камню памятника. Младшая сестренка в отличие от нее с детства любила тепло и свет. Солнечная девочка. Ее больше не было рядом. Несмотря на свой тяжелый характер, Алекс не могла винить в этом кого-то, кроме себя.
- Ты должна была мне обо всем рассказать! – тихо, но с укором произнесла девушка, горько улыбнувшись. – Один звонок и я бы приехала. За что ты так со мной? – ее голос не дрогнул, но по щекам покатились соленые капельки. – Прости меня, родная. Если бы я только знала. Если бы…

+1

47

на что меня сегодня хватило

Часть 1
Подозрения

- Клайд сказал мне. Ты уверена, что хочешь остаться?
- Уверена.
- И твое решение не изменить?
- Нет.
- Что ж, ладно, - поднявшись из-за стола, Дориан подошел к открытому настежь окну. На дочь он больше не смотрел. Мужественное лицо в отражении стекла второй плотно закрытой оконной створки омрачила тень неподдельного беспокойства. Как бы ни хотелось признавать, но одного своего ребенка он уже потерял. И пусть даже Летта отказалась жить с ним, принимая правила и законы его мира, она была, есть и в дальнейшем останется его любимой дочерью. Пусть мужчина не показывал это открыто, но ее смерть причиняла ему сильную боль и пробудила повышенную тревожность за второго своего ребенка.
Алекс было об этом хорошо известно.
Так как молчание затянулось, а позволение покинуть родительский кабинет до сих пор не прозвучало, девушка вздохнула:
- Со мной такого не случится. Поезжай, а я присмотрю за мамой.
- Ты…
- Знаю.  Все прекрасно понимаю. Тебя все ждут. Не испытывай их терпение.
- Хорошо, - негромко выдохнул он. – Можешь идти.
«Прошу тебя, береги себя», - услышав, как за дочерью закрылась дверь, Дориан, наконец, обернулся. Ему так много хотелось ей сказать! Но куда больше – схватить за руку и увезти с собой, но он знал, что не мог этого сделать. Алекс бы его ни за что не простила.
Ему не осталось ничего другого, кроме как пойти и как следует попрощаться со своей любимой женой. Вновь увидеться им улыбнется, увы, не скоро.

Вернувшись от отца в свою комнату, девушка устало рухнула на кровать, подложив под голову руки. Прошла неделя после похорон, но легче ничуть не стало. Она отчетливо помнила тот день, когда сестра приняла решение остаться с матерью. Алекс не сказала тогда, что без нее ей будет одиноко, в глубине души понимая, что для Летты это будет верным путем. Они с детства были такими разными. Даром что близнецы.
Прикрыв глаза, она улыбнулась счастливым воспоминаниям.

- Лекси! Лекс, скорее сюда! Взгляни! – рожденная  всего на каких-то пару минут позже, сестренка всегда была для нее той, кого необходимо было оберегать и защищать, но в такие особенные моменты, как этот, девочка показывала себя с совершенно другой, хорошо известной родным людям стороны.
- Что это у тебя в руках? Птичка?
- Ага, птинец. Смотри, какой маленький, он, наверное, выпал из гнезда.
- И что? – Алекс редко когда проявляла сочувствие и жалость. Даже в далеком детстве.
Такие разные.
- Давай вместе поможем ему вернуться!
- Богиня великая. У нас что, других дел нет? Папа велел…
Девочка осеклась, увидев, как темно-карие глаза сестры заполняются горячими слезами. Отец и, правда, велел им не задерживаться, но разве можно было игнорировать такой умоляющий взгляд? Алекс, в который раз поймала себя на мысли что снова идет на поводу у хитрюги Летты. Кем-кем, а плаксой солнечная девочка никогда не была.
- Хорошо. Ладно, я верну его в гнездо. Довольна?
Как и ожидалось, в ответ сестренка буквально просияла.
Девочка действительно залезла на дерево и даже доставила маленький кричащий перьевой комочек домой. Только вот падать с приличной высоты вниз было больно. Благо, что все на ней заживало, как на собаке…

Дверь в комнату тихонько открылась и из образовавшейся щели показалась светловолосая голова Клайда.
- Ты спишь?
- Нет. Проходи, - открыв глаза, Алекс, все еще улыбаясь, посмотрела на него.
- Все нормально?
- Насколько возможно. Пришел сказать «пока-пока»?
- Вроде того, - он присел на край кровати, глядя на девушку сверху вниз. – Послушай, может ты…
- Не надо.
- Но…
- Мою сестру убили, Клайд, - она произнесла эти слова негромко, но в голосе ясно прозвучали стальные ноты. – Я остаюсь.
Лучший друг потупил взгляд, но, тем не менее, продолжил:
- В полиции сказали, что это самоубийство, Лекс. Она все-таки была обычным человеком.
Стоило ли говорить то, что было уже всем известно? Девушка резко встала, а на дне светло-карих глаз будто вспыхнули золотые искорки. Не угроза, всего лишь предупреждение.
- Самоубийство? – под ее безжалостным прямым взглядом, молодой человек в конец стушевался. – Верно. Летта прыгнула с моста и утонула. В этом нет никаких сомнений. Как и в том, что в момент прыжка она была там одна. Но скажи мне, дорогой товарищ, кто довел ее до края? Не знаешь? Так что повторю еще раз: я остаюсь. Все понятно?
- Эй, Клайд, ты готов? Мы уезжаем! – в комнату заглянул Чейз. Увидев парня и девушку, он пакостно улыбнулся. – Что, сказал нашей принцессе, как будешь скучать без нее? Ни есть, ни пить, как верный Хатико.
В дверь полетела подушка.
- Уши откушу за принцессу! – притворно злясь, крикнула Алекс, но негодяя уже и след простыл. На самом деле она была ему благодарна.  Его шуточки как обычно немного разрядили напряженную атмосферу.
- Иди уже, - улыбка вышла на редкость мягкой. – Тебя ждут.
Как бы девушка ни сердилась на друга, а расставаться с ним было грустно. Стиснув ее тело в своих объятиях, Клайд прошептал на ухо:
- Во имя Богини, будь осторожна, -  и вышел, закрыв за собой дверь.
Алекс снова упала на покрывало, безразлично вслушиваясь в голоса и шум на первом этаже. Отец крепко поцеловал мать на прощанье и отдал полушутливый приказ немедленно выдвигаться. Когда гости покинули дом, его хозяйка зашуршала-загремела посудой на кухне. Девушка решила не мозолить матери глаза понапрасну.  К тому же за последнюю неделю она едва ли высыпалась, а потому сон подкрался незаметно, стремительно унося ее в свой сказочный и кошмарный мир.

Отредактировано Jessica Hagart (2015-06-11 20:41:50)

+2

48

вот теперь уже что-то понятно

Синди Браун постучала в комнату дочери уже поздним вечером.
- Ужин на столе. Пойдем, поедим, - тишина застувила ее повторить стук еще дважды. – Солнышко, ты спишь?
- Уже нет… - полустон-полувздох сцеженный в продолжительный зевок ей стал ответом. Алекс с трудом разлепила глаза и поднявшись в скровати в полусонном состоянии вышла к матери, глупо помахав ей рукой. Выглядела она при этом очень мило, о чем женщина незамедлительно сообщила ей.
- Идем уже, - сердилась дочь на нее за это или нет было непонятно.
За столом Алекс все проснулась, всезапно обнаружив что зверски голодна. Картошка с курицей в духовке под острым соусом была как нельзя, кстати, и пока девушка уплетала за обе щеки, в кухне царило перебиваемое звуками столовых приборов молчание.
- Уф, кажется, я объелась, -  она сыто улыбнулась, в упор посмотрев на мать. – Говори уже, что хотела. Не стесняйся.
Женщина попыталась отмахнуться, мол, да ладно, но потом все же не выдержала: светло-карие глаза дочери требовали выложить все как на духу.
- Это самоубийство, родная. Твоя сестра покончила собой. Ты читала ее предсмертную записку?
- Допустим, и что?
- Значит, ты все знаешь? – Синди попыталась скрыть удивление, вызвав на лице Алекс слабую усмешку. Человек, что с нее возьмешь.
- Это ты сейчас к тому, что мне следовало вернуться в Канаду с отцом?
- Нет, я не…
- Будь честна со мной, мама!
Они долгую минуту смотрели друг на друга в безмолвном противостоянии.
- Прости, - женщина отвела взгляд, глядя на свои руки. – После смерти Летты, ты мой единственный ребенок. Если о том, что ты осталась у меня узнает Совет…
- Отец меня прикроет. Да к тому же… - тяжелый вздох из груди вырвался невольно. – Он дал тебе эти штуки, верно?
В протянутую руку девушки легли два браслета и цепочка. Сжав их в ладони, она едва заметно поморщилась. Мать молча наблюдала за тем, как Алекс надевает украшения, продолжая слегка хмуриться.
- Богини ради, не смотри на меня так! Это же основное правило свободного пребывания здесь. Чистое серебро не убивает оборотней, если конечно это не пуля в сердце, но оно реально значительно снижает действие наших способностей, приближая нас к людям. Ты же знаешь главное правило отца…
«- Что бы ни было, люди пострадать не должны», - в два голоса произнесли собеседницы, улыбнувшись друг другу.
- Я пойду в школу и узнаю кто, так или иначе, причастен к смерти моей сестры. Мне просто нужно знать наверняка, что не она сама пожелала принять такое решение. Она бы никогда добровольно не поднялась на этот чертов мост. Хотя бы, потому что с детства боялась высоты! Проклятие!
Рука матери дотянулась и успокаивающе сжала ладонь, вынудив Алекс медленно выдохнуть из груди всю скопившуюся там злость. Им обеим было больно, но просто взять и смириться с потерей Летты, приняв ее смерть как должное, девушка не могла. Это было не правильно. Она знала и чувствовала что права, а потому не собиралась менять планы на ближайшее время даже ради родного человека.
Синди только головой покачала, поняв, что разговор в любом случае заведет их в тупик.
- Иди спать, ты наверняка устала со всеми этими хлопотами, - поднявшись, она подошла к дочери, обняв и поцеловав ее в макушку. – Спокойной ночи, Волчонок. Я действительно сильно скучала по тебе.
- Я знаю, - отчего-то глубоко в душе стало невыносимо больно. Жгучая обида перехватила глотку, оборвав дыхание, а глаза так некстати наполнились горячими слезами. – Пушистых снов, мама.
Оказавшись в своей комнате, Алекс обнаружила, что ее трясет. Она искренне всем сердцем ненавидела законы созданные Советом Старейшин, позволяющие людям и Детям Луны жить в мире и согласии. За запретную связь оборотня и человека почти всегда убивали виновных без всякого суда и следствия. Ее семья избежала гнева Старейшин лишь потому, что Дориан был отменным вожаком и уверенно вел за собой многочисленную стаю, держа своих подопечных в меру суровых ежовых рукавицах. Такой потери волчье сообщество не могло допустить, а потому его принудили оставить любимую женщину, самого выслав из Америки в Канаду.  С матерью осталась Летта. И это было правильно, потому что она в отличие от своей сестры родилась человеком. По велению судьбы ей не осталось ничего от генов оборотня, а вот Алекс пришлось уехать к стае. В ней от волка досталось куда больше, чем от человека. И с какой стороны не взгляни, это тоже было правильно.
Девушка со злости ударила кулаком в стену, содрав кожу на костяшках.
- Если бы мы жили все вместе, этого бы никогда не случилось! – шепот в темной комнате прозвучал слишком громко, но на данный момент ее это ни капли не заботило. Алекс сползла по стене на пол, обняв колени и спрятав в них заплаканное лицо: соленые слезы не переставали капать из сверкающих золотыми искрами глаз.
- Если бы не дурацкий закон, Летта бы сейчас… проклятье!..
Она так и заснула сидя на полу, с душой пылающей жаждой мести. Ей не так давно исполнилось семнадцать лет, но девушка уже видела мертвое лицо своего близнеца: словно в отражение смотрела.
Маленькая разбитая девочка. Волчонок, который в детстве не имел возможности быть рядом с матерью. Озлобленный ребенок, которого разлучили с ней. Вот кем была Алекс на самом деле.

Отредактировано Jessica Hagart (2015-06-12 21:20:37)

+1



Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC