Вверх страницы
Вниз страницы

Alternative Reality: Последний закат

Объявление

Навигация

Новости:

30.04.2017 - Начало игры.
------------
Стартанул первый сюжетный эпизод: «Пробуждение» - Очередная группа людей, согласно никому непонятной логике начала приходить в себя. С первых минут они вынуждены сражаться за жизнь, ведь привычный им мир прекратил свое существование. Что ждет их впереди? Много насилия, много боли, новые знакомства, и возможно чуть приоткрытая завеса тайны...
------------

Погода:

Нью-Йорк. Манхэттен.
------------
+4° +10°. Высокая облачность, сильный дождь. Скорость ветра 13,9-17,1 м/с

Администрация

Nathan Hogart

События в игре:

Здесь будет текст

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Alternative Reality: Последний закат » Минувшие дни » Эпизод №17 Тревоги и заботы


Эпизод №17 Тревоги и заботы

Сообщений 1 страница 30 из 44

1

1 - Участники:
Peter Garris, Victor Reznov, Nil Uosmer, Maria Walsh, Arland Chantal, Ramona Greyback, Nathan Hagart, Salim Helveyz, Margarita Copeland

2 - Дата начала событий:
День восьмой, четыре часа утра

3 - Отправная точка игры. Описание локации
Галеон Базгарт, далее остров, и его глубины

4 - Краткое описание
Наступило утро следующего дня, шторм разразившийся ночью затих. Часть матросов готовятся к высадке на берег, иные же улаживают часть своих дел, оставшихся на борту...

5 - Очередность постов
Произвольный порядок отписи

0

2

Тяжело и глухо ударил молоток, один раз, второй. Привычную, густую трюмовую тишину, будто скальпель плоть, прорезал глухой вопль и звон цепей всполошившихся пленных. Жалкий сопляк, с выражением панического ужаса во взгляде корчась со связанными руками и ногами, словно червь кривляющийся на полу, в луже собственной крови, мычал что-то нечленораздельное сквозь пропитавшийся кровью кляп. О, эти юные, испуганные глаза! Он никогда еще не видел столько неподдельного, черного страха во взгляде, различимого даже в трюмовом, сыром мраке! Парой крепких ударов молотка, Пит сломал ему нос, рассек кожу и выбил часть зубов, превращая часть лица в сплошной кровавый синяк. Губы лопнули, как переспевшие вишни. Хлынувшие склизким, солоноватым дождем брызги крови, и ошметки плоти заляпали ему рубашку, попали на лицо, смочили пересохшие за ночь губы. Пит вытер их рукавом, размазав по скулам.
- И вот за это, тебе тоже придется ответить - с насмешкой бросил он, отшвырнув молоток в сторону и пригубив принесенную с собой бутылку самого лучшего, забористого вина из личных запасов. Сегодня повод для этого был. Разразившийся ночью шторм улегся быстро. На рассвете рейд на желанный берег, но до первых лучей солнца, в полном его распоряжении оставалось еще пара часов, которые он намеревался провести здесь, с пользой для себя, да в общем-то и для общего дела, выплескивая на этого сопляка всю накопившуюся накануне ярость. Эта кровь, эти ошметки плоти станут ценой его умиротворения. Здесь он насытится. Успокоится. Расслабится. А иначе было нельзя, иначе он мог поставить под угрозу всё дело, и кэп встретивший его на палубе, это прекрасно понимал. Всё еще сжимая в руке бутылку, Питер без лишних предисловий, с силой вдавил каблуком ботинка сопляку в челюсть, размозжив тому часть хрупких костей.

0

3

Звуки борьбы, или, вернее сказать, казни, вывели Виктора из сна. Приоткрыв один глаз, перед ним предстала картина жесточайшей расправы расправы. Неизвестный мужчина что есть дури колотил молотком по лежащему на деревянном полу молодому пареньку. Нанеся ему несколько тяжелых повреждений, он отпил из бутылки и двинул лежащему в челюсть. Видя это, Виктор предпочел поприкидываться спящим. Кто знает, может, ему тоже перепадет. Нет, уж лучше он пока полежит на холодном полу и поразмышляет, как он до такой жизни докатился.
Все, что удалось вспомнить - то, что его зовут Виктор Резнов. Однако какого-либо объяснения, почему он лежит связанный в каком-то деревянном помещении, а рядом с ним находится кровоточащий кусок мяса, еще недавно бывший человеком, он найти не смог. Из тщетных попыток вспомнить что-либо еще его вывел звук со скрипом закрывшейся двери. Окончательно проснувшись, он попытался встать, но не смог. Впрочем, те, кто его связали, очевидно были дилетантами - немного поднапрягшись, он смог порвать путы на руках и освободить ноги. Встав и оглянувшись, он увидел дверь в дальнем конце комнаты и несколько гамаков, подвешенных к потолку. Поразмяв плечи и затекшие ноги, Виктор, подобрав пустую бутылку, осторожно приоткрыл дверь. Перед ним предстал длинный корридор, в конце которого была лестница. Уже было собравшись идти вверх, Резнов услышал шаги в его направлении, поэтому он вернулся в комнату и встал у двери с бутылкой наизготовку.
Чутье его не подвело - через пару секунд дверь отворилась, и в нее вошел мужчина. На его рябом лице отразилось удивление, очевидно от того, что он не увидел здесь пленника. Впрочем, это последнее, что он успел сделать - в то же мгновение на него обрушилась сзади бутылка. Тюремщик, получив серьезный удар по затылку, приведший к черепно-мозговой травме, не совместимой с жизнью, кулем рухнул на пол. Виктор же, перехватив поудобнее розочку от разбитой бутылки, перешагнул через труп и пошел наверх, куда бы эта лестница не вела.
Следующий встречный, с которым Резнов столкнулся на лестнице, получил под дых и был вырублен таким же ударом. Поняв, что на звуки борьбы сбегутся все, кому не лень, он в спешке поднялся по лестнице. Увиденное поразило его. Он оказался на палубе старинного парусного корабля, как те, что в книжках про пиратов.
Насладиться зрелищем ему не дали. Со всех сторон его стали окружать плотным кольцом неизвестные люди. Поняв, что сбежать не выйдет, Виктор решил дать последний бой. Первый побежавший был свален правым хуком, следующий огреб розочкой. Не умрет, но руку надо будет штопать. Впрочем, на этом удача оставила Резнова. Сразу двое схватили его за руки, еще один навалился сзади. Виктор упал на колени. Этот бой он проиграл. Кажется, сейчас будут убивать.

0

4

- Нехуй здесь толпиться! - прорычал Шант, выходя на потревожившие его звуки борьбы. Взволновавшие по началу предположения не оправдались, и слава богу. Одного опытного взгляда на происходящее было достаточно, что бы всё понять - ...все по местам, лодки на воду, сходим на берег! Шевелитесь блять! Вы, двое держите крепче это уебище.
Часть команды в нерешительности замешкалась, но тем не менее, все же подчинилась, понимая чем грозит ослушание. Парни хоть и были тем еще сбродом, но дело свое знали. Надравшись ночью до поросячьего визга, теперь хоть и не твердо, стояли на ногах выполняя приказы. Отрабатывали свое жалованье. Приблизившись, к мужику, он без лишних слов, от души зарядил кулаком тому по морде, затем вторым. Закончив, он встряхнул отбитой рукой, и поднял морду за волосы, уставившись в глаза.
- Ты пойдешь с нами. И без глупостей, в следующий раз так легко не отделаешься - с ледяным, не предвещающим плннику ничего хорошего хладнокровием произнес Шант.
- Этого связать и в лодку. Пит! Веди тех двух говноебов, их посадишь вместе с ним!
- Кэп? - непонимающе переспросил старпом где-то рядом, во всеобщей суете
- Ты слышал - не поворачивая головы, коротко ответил капитан. Приблизившись к борту, он взглянул на мрачный остров, окруженный легкой завесой раннего, тропического тумана. До первых лучей восходящего солнца, было еще два часа. Но Шант, желал высадиться на берегу пораньше, и уладить часть дел еще до рассвета. Тому у него были свои причины. В спину подуло легким ветерком, словно сама погода поддерживала его решение...

0

5

Сбежавший из трюма пленник оказался крепким утырком, вертким. Оно и понятно. Если бы на палубе не собралось столько народу, то как знать, может быть ему бы и удалось сбежать на берег, как той сучке, один хуй это бы не спасло его. Причины проявленной к нему благосклонности капитана, оказались для Гарриса загадкой, однако не пожелав перечить очередным его странностям, он поспешил выполнять приказ. Не важно чем сейчас думает Шант, так или иначе, а жить мужику чьи руки были замараны кровью членов их команды осталось не долго. Такая прыть, каралась смертью. Пит был уверен, что в этом его взгляды с кэпом сходятся, иначе и быть не могло. Спустившись в уже опустевший кубрик, Пит растолкал пинками двух сопящих пиздюков. Юнцу целенаправленно разбил его сопливую морду, а бабе растревожил её раны на пузе. Чтоб не расслаблялись. 
- Подъем! На палубу бегом! Живо-живо-живо! Шевелитесь слизняки жалкие!
К тому времени, как он вытолкал их на палубу, матросы уже скрутили пленного, и посадили его в лодку, уже покачивающуюся внизу на волнах всё еще слегка волнующегося после вчерашнего шторма моря. Ну что же, тем хуже для сопляков, будут в следующий раз быстрее шевелиться. Подтолкнув их в спину, Пит зашвырнул бабу с юнцом за борт, как слепых щенят, сам же спустился по тросу вниз. Матросы сидящие на веслах, разразилась дружным хохотом глядя на эти их жалкие потуги справиться с захлестнувшим шоком непонимания, волнами, и подплыть к спасительным бортикам лодки. Меж тем, со второго борта, принялись спускать вторую лодку, и еще одну готовили к спуску на палубе.

0

6

Опять повязали, фраера. Чтож, пока придется побыть пленным. Да и такое количество враждебно настроенных людей вокруг никак не побуждало Виктора идти на рывок. Ну, хоть не убили, просто отвесили две оплеухи. Могло быть и хуже. Другое дело, что будет теперь? Его посадили в лодку, видимо, сошлют на землю. Вот там можно будет попробовать сбежать. А в необходимости побега после той казни у Резнова сомнений не было.
Через некоторое время на палубу вывели еще двух человек, парня и девушку. Видок у обоих прямо таки не ахти. Видимо, это тоже пленники, раз с ними так обращаются. Будто в подтверждение мыслей Виктора, оба были скинуты в воду тем самым неизвестным, что с полчаса назад с таким наслаждением казнил парнишку. Чем больше Виктор видел этого ублюдка, тем больше он хотел вырвать ему глотку голыми руками. Однако делать это - самоубийство, его убьют раньше, чем он сможет до него добраться. Осталось только ждать побега. А эти двое ему помогут, хотят они этого или нет. Впрочем, и ежу понятно, что оставаться тут им не хочется. Значит, осталось выждать момент и идти на рывок.

+2

7

- ...Мрази... - процедил сквозь стучащие зубы Нил, утерев рукавом кровь с разбитой губы, глядя на злополучный медленно приближающийся берег, стараясь не встречаться взглядом с этими ублюдскими пиратскими рожами. Сидя в сильно покачивающийся лодке, рядом со связанным, незнакомым парнем похожим на пленного, Нил мысленно пытался держаться, удержать язык за зубами. Он стискивал кулаки до боли в пальцах, дабы не накликать большей беды на себя, но не особо у него это выходило. Слова сами, отдельно от мыслей, от разума слетали с его губ.   
- Наш...Лагерь, во что они его превратили...Они убили...Убили, их всех...Твари - продолжал бормотать он, находясь словно в какой-то прострации, в деталях вспоминая всё что было вчера, прокручивая в голове каждый момент нападения, каждую минуту плена и этих издевательств, предполагая всё что ждет его сегодня. Нил думал, ему не удастся выплыть наверх, когда его вместе с Марией швырнули за борт. Удивленно воскликнуть, это всё что он успел, перед тем как мешком упасть в воду. Падать было высоко, шок захлестнул его, сковал плотным кольцом, холод пробрал до самых костей. Сердце едва выдержало этот резкий перепад температур, эту обжигающе-ледяную воду. Некоторое время он оглушенный шоком, не шевелился вообще, просто целиком отдался стихии, подчинившись шепчущему голосу разума, но ровно до тех пор пока воздух в легких не закончился. Нет, он не мог умереть сейчас! Нет! Инстинкты заставили его шевелиться, сначала вяло, но затем, с каждой секундой, с каждым движением всё резче, и резче, и резче, он пытался выплыть, растолкать могущественную, давящую толщу ледяной воды руками. Отяжелевшая одежда тянула его ко дну, а сломанная нога почти не слушалась. Но жажда жизни была сильнее беспомощности, перед толкающей вперед жаждой он не думал о том, что его могло ждать там, на поверхности. Об этом он думал лишь сейчас, покачиваясь в грозящей перевернуться лодке. И даже когда ему все-таки удалось выплыть и жадно глотнуть воздуха, волны вновь захлестнули его с головой, грозя поглотить в свою ненасытную пучину. Стиснув зубы, наглотавшись соленой воды, Нил с трудом, из последних сил взобрался в лодку. Хоть не утопили, хоть не убили, спасибо и на том. Под бесчеловечное ржание пиратов, он помог взобраться Марии. Он всё более и более убеждался в том, что эти мрази - не люди, люди не бывают столь жестокими, столь бесчеловечными. Они плыли именно туда, в том же направлении, где когда-то был их лагерь, где сквозь легкую завесу утреннего тумана, виднелись обломки, поваленные деревья и изрытый залпами песок. Туман, за минувшие семь дней, Нил ни разу его еще не видел здесь. Хотя может просто не заставал. Сейчас он, окутавший берег, выглядел так, словно души убитых вчера, ждали когда кто-то отмстит за них, ждали своего упокоения. Но он не мог...
- Суки... - свистящий порыв ветра, и рокот волн унес его голос, а Нил продолжал покорно ждать своей участи...

0

8

В теории всё было просто, утро покажет так ли это...Утро покажет...С этими мыслями она засыпала. Так что же показало утро? Оно, словно издевка кого-то свыше, показало что нихрена всё не просто! Совсем не так просто, как она могла предположить вчера. От вчерашнего согревающего душу возгоревшегося пламени надежды, остался лишь жалкий, тлеющий, почти погасший уголек. Те минуты, когда она тонула, оставили неизгладимый след в ее душе, так же как и та ночь на лайнере. Какое-то время, Мария никак не могла заставить себя разжать одеревеневшие ладони рук сведенных судорогой от кончиков пальцев, до самых плеч. Ей казалось что она тонула не в воде, а в море боли вспыхнувшей миллионами вонзившихся в тело раскаленных игл. Лишь каким-то чудом не иначе, ей удалось выплыть на поверхность, протянуть руку Нилу и откашливаясь от соленой ледяной воды, взобраться в лодку. Она понимала, что если им сейчас и удастся выжить, то должно будет пройти немало времени, пока она придет в себя от всего этого кажущегося бесконечным кошмара, ото всего этого безумия, и от этого было тошно, не только душевно, но и в каком-то смысле физически. Казалось что незатихающая, саднящая боль в потревоженных Питером ранах, была прямым отражением её душевного состояния. Она слышала как Нил, глядя на берег каким-то отстраненным взглядом, что-то бормотал. Неразличимые ею слова слетающие с его губ, тут же уносили свистящие порывы ветра, и рокот всё еще беснующихся волн. Она была этому так сказать рада, потому что мысленно желала что бы Нил замолк, не произносил не слова. Было ужасно холодно, она замерзала. Каким нужно быть безумцем, что бы спустить лодку в такую погоду? Таким же безумцем как эти пираты. Остров был близко, они приближались к нему. Нет, на судно она не вернется, для нее это был билет в один конец. Теперь, там на берегу Марии было суждено либо погибнуть, либо сбежать. Что угодно, но на это проклятое судно, она больше не вернется. Кто этот мужчина сидящий рядом? Она раньше его не видела, но руки связаны, морда разбита. Тоже пленник? Мощная комплектация, боксер не иначе. Он поможет ей, либо умрет.
- На берегу бежим - шепнула она ему на ухо одними губами, как можно тише.

0

9

Перед спуском на воду, в его лодку быстро загрузили пару лопат, не много провизии, выпивки, и пару пустых бочек. Кроме двух проверенных делом, крепких гребцов, Шант более с собой никого не брал. Остальные матросы, добирались до острова на других лодках. Море было неспокойным после вчерашнего шторма, но не на столько, что бы его матросы не могли с этим справиться. Пляшущие буруны ревущих волн, ударяясь о борта, мягко покачивали лодку, находящуюся словно во власти чьих-то могучих рук, которые могли как раздавить тебя в единый миг словно жалкую, никчемную букашку, так и перенести в угодное тебе место. Стихия была по бабски капризна, и непостоянна. В лицо время от времени летели мелкие соленые брызги. На запад, по направлению ветра медленно ползли рваные, расходящиеся облака. То и дело Шант поглядывал на лодку Пита выбившуюся вперед. Следил что бы ненароком не убил сосунков. После того как швырнул их за борт, стало ясно что вполне мог и убить. Может и не преднамеренно, но всё же. Он сегодня был слишком резок. Рано еще отправлять их к праотцам. По мере приближения к берегу, он мог различить покрытое кораллами дно и движущиеся тени больших подводных обитателей. Все было очень нечетким, словно в тумане. Там, под водой был свой мир, в чем-то напоминающий этот, где сильный, подминает под себя слабого, где лишь естественный отбор решает всё...

0

10

По морю, рыча разъяренным стихийным зверем, плясали белые, бесконечные буруны мчащихся вперед волн. Океан не желая примиряться с геометрически безупречными островами, яростно всё гнал и гнал на берег свои войска. Огромные волны одна за другой, в брызгах и пене взвивались вверх. Молокосос трясущийся в лодке, что-то неразборчиво бормотал себе под нос. Что-то похожее не то на молитву, не то на причитания. Да, блять, правильно. Молись, молись уебок жалкий! Молись, уповая на милость божью, вспоминай свою мать с отцом, чье дитя подохнет скоро смертью жалких, это всё что тебе остается, когда кишка тонка! Когда поднять руку в ответ на принижения не хватает смелости! Мужик с бабой, трясясь обдаваемые холодными снопами брызг, сидели молча, а в глазах - возгорающее безудержным пожаром, пламя ненависти, лишь раззадоривающее его еще более...
- Ну что? Не обоссались там, а?! Щас проверим! - с язвительной усмешкой бросил он, спрыгивая в воду, когда до берега оставалось всего ничего. Вода здесь доходила ему пояса. Наконец твердая земля под ногами, никакой осточертевшей качки. По сути, его фраза была обращена к девушке, а так же, он давал тем самым понять гребцам на веслах, и парням на берегу могущим его услышать, что баба будет пущена по кругу. Сука затесавшаяся в команду, не долго останется нетронутой. 
- Этих двоих к костру, бабу связать, и ко мне - проронил он, обращаясь к гребцам, и направляясь на берег.

0

11

Едва лодка коснулась носом песка, Виктор понял, что вот он, момент. В лодке, кроме пленников и двух гребцов, никого не было - их начальник решил выпендриться и сошел на берег, не дожидаясь, пока перегруженная посудина причалит. Спасибо ему на этом.
Порвав веревки, связывающие его руки, которые он успел незаметно ослабить, пока лодка плыла к острову, Виктор резко дал одному матросу в челюсть, затем под дых еще не успевшему отойти от такой внезапной наглости товарищу, после чего еще раз зарядил с ноги первому, вырубая его. Вторая лодка еще не успела подойти, значит, у беглецов есть где-то полминутная фора, которой Резнов поспешил воспользоваться. Он выпрыгнул из лодки и на бегу бросил товарищам по несчастью:
- Бегом! Живо в лес!
Пробегая мимо этого ублюдка, Виктор бросил последний гневный взгляд на него, перед тем, как скрыться в чаще. Соблазн убить его был слишком велик, но здравый смысл все же взял верх - быть пойманным во второй раз не предвещало ничего хорошего, поэтому следовало засунуть свою жажду мести куда подальше, собрать жопу в горсть и бежать так далеко, насколько хватит дыхалки. Резнов искренне надеялся на то, что у его спутников хватит ума последовать его примеру.

+1

12

Берег неумолимо приближался. Предательская дрожь, не то от страха смерти, не то от мерзкой погоды становилась всё чаще, всё неистовее. Может вот-вот и взойдет солнце, может и наступит тепло, но в душе у него царил сковывающий сердце ледяной холод. Подлившая масло в огонь язвительная фраза спрыгнувшего с лодки в нескольких метрах от берега пирата, прозвучала как плохо завуалированная угроза, коей она по сути и являлась. На берегу их было много, несколько десятков. Твари поджидали прихода лодок, поджидали пленных. Но в его взгляде, все они были как один: огрубевшая, просаленная кожа, мутный, залитый взгляд, провонявшее чем-то рванье, которое и одеждой то назвать язык не повернется. Едва лодка коснулась берега, а гребцы собрались выполнять поручение своего главы, снизошло на них чудо, а иначе произошедшее и не назовешь. Мужик сидящий рядом как-то освободил руки и конкретно так врезав мразям, рванул вперед. Вот он шанс на побег! Вторая лодка была близко, пираты на берегу всполошились. Сейчас, или никогда, медлить было нельзя! Поднявшись, Нил резко рванул вперед. Забытая было нога, на которую он приземлился на берегу всем своим весом, тут же отозвалась адской, нестерпимой болью. Завопив, он упал. Движимый лишь инстинктами, ломая ногти, Нил вгрызся пальцами в песок, зачерпнул горсть и швырнул что было мочи в морду одному из приблизившихся тварей. Искры высыпавшие из глаз от невыносимой боли, сильно мешали видеть, уперевшись здоровой ногой в песок, он двинулся вперед, к лесу, к спасению которое было совсем рядом. Возможность побега, зарядила его надеждой с такой безудержной силой, что остановить его могли теперь, разве что убив. Нащупав рукой, один из небольших обугленных обломков валяющихся рядом, Нил зарядил им одному из приблизившихся пиратов.   
- На сука! - прокричал он, без жалости, с силой ткнув обломком в морду второго. В этот момент, какая-то сила, словно резкий удар, опрокинула его навзничь, песок забился в рот, и глаза. Кто-то ухватился за его больную ногу, заорав с новой силой, Нил пару раз долбанул здоровой ногой по вцепившийся в него руке, отдавливая пальцы...

0

13

Она ждала этого момента. Она была полна решимости. Если не удастся сбежать на берегу, значит там они и останутся лежать на вечно. Приказания Питера брошенные гребцам, лишь более подкрепили её уверенностью в своем решении. К тому моменту как лодка приткнулась к берегу, и освободившийся мужик вдарил гребцам, она была уже готова. В пояснениях его действия не нуждались, Мария тут же сорвалась с места так быстро, как только могла, так, как если бы за её спиной мир переворачивался наизнанку ввергаясь во вселенский хаос. Кого-то сшибла со своего пути плечом, об кого-то споткнулась, перекатилась кубарем, растревожив раны, наглотавшись песка, но поднявшись, откашливаясь, мчалась дальше. На стороне беглецов было хоть и малое, преимущество - пираты были пропоицами, некоторые из них еле держались на ногах. За спиной послышались громогласные хлопки револьверных выстрелов, лишь подгоняющих её сильнее. Когда Мария почти добралась до спасительной кромки леса, ор Нила заставил её остановиться и обернуться. Парню приходилось не сладко, ой как несладко. У него была сломана нога, естественно что двигаться ему тяжело.
- Нил! Давай же, поднимайся! Давай! - с отчаянной мольбой в голосе прокричала она, не зная что делать. Несколько секунд потерзавшись в сомнениях, она всё таки оставив Нила, помчалась в лес. Жизнь сейчас была дороже благородных поступков. Если бы она вернулась и помогла ему, то конец им обоим.

0

14

Офф:

Очередь капитана пропускаем на один круг

Заприметив среди груды валяющегося на берегу хлама, мутноватую бутылку с каким-то пойлом, он на ходу поднял её, и откупорив, отхлебал за раз примерно половину терпкой бурды. В это время, позади что-то происходило, что-то такое, что привлекло к себе его внимание. Он обернулся именно в тот момент, когда верткий утырок снова высвободившись, сорвался с места, да еще и этих двоих сопляков подбил на побег. На долю секунды, Пит встретился с ним взглядом. Во взгляде улептывающего был виден лишь слепой гнев, он едва сдерживал себя, наивно надеясь что это ему поможет. Но взгляд же Питера, отражая его мысли, словно бы с неизменной язвительностью говорил:
"Беги-беги...Всё равно далеко не убежишь. Потешь меня, давай..."
Следом как ужаленная почалась баба подгоняемая страхом. Парни разлегшиеся на берегу, как по команде засуетились, бросились было в погоню. Выронив бутылку, Пит вынул свой револьвер.
- Стоять!! - прорычал он, пуская первую пулю вслед беглецам. Парни видимо не поняв, к кому был обращен его возглас, продолжили погоню. Если их жалкие потуги догнать беглецов, вообще можно было назвать погоней. Питер схватил за шиворот одного из подвернувшихся под свободную руку ребят, коим оказался молодой матрос с брига "Шустер".
- Стоять я сказал! - прорычал он тому в морду, и отшвырнув мерзкое надравшееся уебище от себя, направился дальше выпуская пулю за пулей. Парни постепенно, словно по цепочке поняв что он от них хотел прекратили погоню. На берегу меж тем всё еще валялся сосунок с ногой, словно перевернутая на спину букашка, пытаясь отбиться от наступающих пиратов. Им этого будет достаточно. Выпитое затуманивало взгляд, пули пускаемые вслед, рассекая воздух, попадали в стволы деревьев, срезая ветви, вырывая град щепок, вырывали из земли фонтанчики грязи...

Отредактировано Peter Garris (2014-07-28 11:18:20)

0

15

Виктор бежал так, как давно не бегал. Бежал, как пять Усейнов Болтов, летел как ветер, лишь бы убраться прочь от пляжа, от пленителей. Бежал, подгоняемый хлопками пистолетных или револьверных выстрелов, близких султанчиков пыли и осколков щепы, выбиваемых попаданиями пуль. По крайней мере, на стороне беглеца было три козыря - отсутствие автоматического оружия у преследователей, небольшая фора и абсолютная неспособность этих пропоиц хоть как-то сражаться. Все было поставлено на карту, в том числе и его жизнь, поэтому надо стиснуть зубы и бежать, насколько хватит дыхалки и даже больше. В этот раз беглецов не пощадят, он был абсолютно в этом уверен. Тем более, убийцу их людей уж точно ничегошеньки хорошего не ожидает. Интересно, как там эти двое? Нет! Только бежать, все остальное позже! Будет с ними госпожа удача, ещё встретимся.
Через некоторое время, убедившись, что он оторвался от хвоста, Виктор прислонился к стволу дерева и отдышался. Кажется, он побил сегодня все возможные рекорды в беге. Пули больше не свистели рядом, значит можно отдохнуть, заслужил. Чуть посидит, ну а там и подумает, что же делать дальше. Хотя и выглядит странным, что погоня так быстро была прекращена. Впрочем, неважно. В таком состоянии он бы все равно не смог бежать дальше.

0

16

Офф

Ребят, вы бегите, бегите. Я выкручусь, договорился тут кое с кем Хд

Высвободив ногу из чьих-то цепких лап, он стараясь переселить боль, сцепив зубы помчался дальше. Еще не много, нужно было потерпеть еще чуть-чуть. Рывок, второй, еще один. До спасения, до кромки леса оставались какие-то считанные метры. Он не думал о том, что после того как настигнет леса, придется бежать и дальше, столь же отчаянно без одышки. Еще перед тем как собравшись с силами подняться, Нил слышал как Мария умоляющим возгласом подгоняла его, её уже не было, она убежала вперед, спасая себя, но её голос всё еще звучал в его сознании подгоняющей силой.
"Давай...давай, еще не много...еще...чуть-чуть, давай, давай..." - мысленно умолял он сам себя. От напряжения, его пробило в пот. Убежать ему так и не удалось, боль в ноге была просто нестерпимой, он слишком поздно заметил как слева на него кто-то мчался, на инстинктах, он попытался отпрянуть в сторону, но тут, другим мощным ударом в скулу, его сбили с ног. Захлебываясь кровью заполняющей рот, Нил упал как подкошенный, кто-то потянул его за волосы, еще один удар в лицо. Глаза моргнули и не успели увидеть очередной удар. Удар по почкам выбившим из него весь дух, заставил его скорчиться от боли. Пальцы ослабли, отбиваться уже не было сил. Удары сыпались один за другим. Он никак не мог понять сколько их: десятки, сотни, тысячи? Казалось они были всюду. Не важно сколько их, важно было то что их было слишком много против него одного...

0

17

Мчась вперед, Мария старалась не отставать от выбившегося вперед парня. Он бежал быстрее неё, оно и понятно, он был здоровее. То и дело она теряла его из виду, но не замедляя бега продолжала рваться вперед, бежать не разбирая пути, думая лишь о том, как бы не схлопотать шальную пулю. В такой момент, не важно куда бежать, главное подальше. Мощный впрыск адреналина вспыхнул в сознании, сила забурлила по жилам. Раскаленные, разящие, стремительные предвестники смерти прорезающие темноту, свистели совсем рядом, выбивали фонтанчики грязи в каких-то сантиметрах от её ног, щепы выбиваемые из стволов деревьев летели в глаза, ветви кнутом стегали по лицу. Каждый раз спотыкаясь и падая, ей казалось что очередная пуля выпущенная преследователем, или преследователями, настигнув её сбила с ног, но пока были силы подниматься и двигаться дальше, она поднималась и двигалась. Обернулась она за все время побега, лишь один раз, когда поняла что звуки выстрелов, более не пробивали её слух. Пройдя еще не много вперед, Мария наконец упала в изнеможении, прямо в грязь. Не смотря на утренний холод, горячий пот стекал градом по её лицу, сердце колотилось как у пойманной птицы, билось так громко, что его стук отзывался эхом в ушах. Сбившееся дыхание не желало успокаиваться. Первые минуты она попросту задыхалась, мысли путались. Отдышавшись спустя примерно минут десять, она не без труда поднялась и направилась дальше, подгоняемая уже доводами здравого смысла. Погоня кажется закончилась, но не могли они отпустить их так просто, просто не могли. Надо было двигаться, как-то вытаскивать Нила. Убегая от преследования, она где-то потеряла свои ботинки, бежать то без них было легче, а вот ступать голыми ступнями по раскисшей земле и переплетение гниющих ветвей, да диких зарослей было очень не просто. Мария все-таки потеряла парня, который мог бы ей помочь. Каким бы беспомощным сопляком Нил ни был, а отдавать его на растерзание и просто забыть, она не могла себе позволить. Минут через двадцать такой ходьбы, она всё же вышла на мужчину, заметив его в нескольких метрах впереди, Мария чуть сбавила шаг, подбирая наиболее подходящие слова. Сейчас она вспомнила, что когда он рванул вперед, говорил он на каком-то другом языке, худо-бедно она его понимала, но не знала на каком он говорил, а посему обратилась к нему на своем, английском:
- Спасибо... - приблизившись коротко произнесла Мария - Нам надо двигаться, один из наших остался там, на берегу. Ты понимаешь меня?...Когда...Эти ублюдки напали, еще несколько наших успели убежать в лес, может мы их найдем...

0

18

Когда его лодка причалила к берегу, Шант, всё это время спокойно наблюдавший за разворачивающимся на берегу действом, уже выработал примерный план противодействий. Особого труда это не составило. То что происходило, рано или поздно должно было произойти, и такой уж большой неожиданностью это для него не стало. Естественно малыши не купятся на пустые угрозы и попытаются сбежать лишь только почуяв манящий вкус свободы. Свобода...Возможность наслаждаться всем самым простым, что необходимо для жизни: воздух, вода, еда. Нельзя сказать что бы он этого не понимал...Ну что же, теперь же предстояло подтвердить на деле каждое сказанное им слово. Сами напросились. А иначе никак нельзя. Не купились на слова раз, не купятся и второй. Единственное что его чуть беспокоило, это открывший огонь Пит. Но тут на стороне беглецов имелось весомое преимущество в виде неукоснительного желания жить отзывающиеся несущим ветром в ногах, а стрелком нализавшийся старпом был тем еще. Сойдя на берег, он не спешным шагом подошел ближе к столпившимся морякам, пару минут просто наблюдал как те избивали корчащегося юнца коему убежать не удалось. Остановить их раньше чем из него выбьют весь дух, всю дурь, у него не было никакого желания. Били основательно, с яростью, с отдушиной.   
- Довольно! - прокричал он, когда сопляк затих, а перекошенная морда лишенная единого живого участка, была превращена в сплошное кровавое месиво. Но даже тогда остановились не все, проснулся в изголодавшихся ребят азарт, пришлось повторить приказ, чуть ли не силком останавливая их. Одно дело проучить, совсем другое убить. На это у них еще будет время, чуть позже - Привести в чувство это гавно! Рауль! Пита догнать и вернуть.
Двое, подхватив безвольно повисшее на руках тело, повели его к воде. Толпа нехотя принялась расходится. Меж тем к берегу причалила лодка Рихарда. Шант махнул рукой к мерцающему костру, и сам направился туда.

0

19

Лес был густ, темен и хмур. Где-то впереди забрезжил первый косой луч лениво восходящего солнца. Беглецы бежали резво, движимые жаждой жить сравнимой со страстью близкой к вершине оргазма, не задумываясь над тем, сколько следов они оставляют после себя. Следов, по которым уверенно шел он. Здесь было и множество других, чужих следов и меток, не видимых обычному взору. За них цеплялся его наметанный взгляд, и даже выпитое не мешало его врожденным инстинктам. Лес выглядящий глухим, был не таким уж и необитаемым, и дело не ограничивалось одним лишь экзотическим зверьем. Барабан револьвера опустел так быстро, что ствол выпустивший вдогонку шесть пуль успел накалиться. При себе у него имелось еще несколько патронов, но вскоре закончились и они. Еще минут десять он продолжал преследование без стрельбы. Пит знал что Шанту эти беглецы нужны были живыми, но сейчас был один из тех редких случаев, когда ему было глубоко плевать на его планы и приказы. Азарт вскружил ему голову. Неожиданно раздавшийся шорох позади резко привлек к себе его внимание. Кажется кто-то приближался. Остановившись он обернулся, схватившись рукой за кинжал. Рауль. Квартермейстер с одного из бригов, и один из его не многих друзей.
- Пит, довольно бузить, возвращаемся! Приказ капитана...И да, Рихард тоже здесь.
Услышав знакомое имя, старпом невольно крепче стиснул рукоять всё еще удерживаемого в руке револьвера, если бы не Рихард, Питер бы не задумываясь послал приказ в жопу и продолжил преследовать беглецов. Досадливо сплюнув, он повернул обратно. Перед охотой, нужно было уладить еще одно дело.

0

20

Едва Виктор успел отдышаться, как из-за ближайшего дерева вышла та женщина. Одна. Стало быть, парнишка остался на берегу. Оставалось только надеяться, что не навечно. Приблизившись, женщина заговорила на английском.
Внимательно ее выслушав, Резнов понял, что где-то рядом есть ее товарищи. А раз так, то, вероятно стоит держаться рядом с ними. Враг моего врага - мой друг, разве не так? Впрочем, для начала стоит попробовать выяснить, что тут такое творится, и как он оказался посреди этого хаоса.
- Ну, раз уж там "ваши", то да, стоит их найти. - Обратился к неизвестной Виктор. - Вот только сперва я бы хотел узнать, кто ты, кто эти "ваши", что тут вообще происходит и как я тут оказался?

0

21

Нил не знал в какой момент он выпал из сознания, уже не чувствуя боли, не слыша пьяного рева и гогота моряков, не знал да и не хотел знать сколько пробыл в отключке. Но когда его привели в чувство ледяной морской водой - тонкие, пока еще бледные лучи восходящего солнца уже пробивались сквозь рваную завесу расходящихся туч. Лучше бы убили. Правый глаз заплыл кровоподтеком и ничего не видел, губы и лицо были разбиты в кровь, превращены по сути в сплошной кровавый синяк. Вдобавок ко всему была рассечена бровь, и рассечение, видимо, было неслабым, судя по тому, сколь частыми каплями капала на песок кровь. Его куда-то повели. Сам он шевелиться просто не мог. Одним глазом, которым он еще более-менее мог видеть, Нил видел приближающеиеся сполохи мерцающего пламени костра и сидящих рядом с ним мразей, его вели к ним. Он слышал какие-то голоса, но не мог разобрать смысла слов, он был оглушен, полностью дезориентирован. Что еще им нужно было?...

0

22

Согласно кивнув, Мария неторопливым шагом направилась вперед, будучи уверенной в том, что он последует за ней. В конце концов, если хотел жить, иного выбора у него не оставалось, если он конечно не безумец. Отвечая на его вопросы, ей предстояло затронуть больную тему.
- Сильварим. Тот разбитый океанский лайнер на прибрежных скалах. Ты должно быть видел его? Так вот, ты, я, тот юнец оставшийся на берегу, мы все оттуда...
Прервавшись, она осторожно, стараясь не потревожить старые и свежие ссадины присела, что бы повнимательней разглядеть след отпечатавшийся в грязи. Он почти исчез, смываемый то набирающем силу, то затихающим накрапывающем дождем. Она заметила его лишь по чистой случайности - благодаря яркому лучу солнца ударившему по глазам. След от мужского ботинка, довольно внушительного размера. Ей хотелось верить что это был кто-то из своих, но как-то не запомнила Мария кто во что был обут. Кем бы он ни был, двигался неизвестный в том же направлении, в котором шли сейчас они. Лучше было не рисковать. Поднявшись, она направилась дальше, забирая чуть влево. Перед тем как продолжить, тяжело вздохнув, Мария провела рукой по лицу, от неприятных, болезненных воспоминаний отложившихся в памяти - ...примерно семь дней назад люди начали приходить в себя. Они...Мы...Мы выживали. Как могли боролись с природой, со стихией... - продолжила она, намеренно умолчав о многом ином - ...а вчера, во второй половине дня, напали пираты...Вот и всё. Да, не густо, но я сама знаю не так уж и много, я тоже многого из всего происходящего не понимаю. В конце концов, сейчас не самое лучшее время для объяснений, не находишь? Сначала выживем, а думать будем потом.
Вскоре усталость начала брать свое, одышка становилась всё чаще. Через густые тропические дебри, двигаясь по раскисшей грязи, передвигаться было тяжело. Тогда, убегая она многого не замечала на своем пути. Да и в целом лес не выглядел так уж дружелюбно. Одному лишь богу известно какие здесь еще опасности могли крыться, какие мелкие твари могли копошиться в грязи. Не хватало еще в довесок ко всему подцепить какую-нибудь тропическую заразу. Нужен был какой-то четкий план действий. Осененная неожиданно вспыхнувшей в уме догадкой. Мария резко остановилась, обернулась:
- Горная...Горная цепь, гряда, по центру острова - от волнения слова путались, она прикрыла глаза пытаясь взять себя в руки - Мм...А...Одни из наших, занимались разведкой, они как-то рассказывали что забирались на гору, с которой открывался отличный панорамный вид на остров. Что скажешь?
Теоретически это мог быть превосходный план, но насколько тяжел мог быть подъем туда? Хватит ли им сил? Хватит ли времени?...

0

23

Он подбросил в угасающий костер не много дровишек, разбросанных рядом. Сырое дерево задымилось, лениво занялось красными языками пламени, медленно костер потрескивая разгорелся с новой силой, обдавая волной тепла. Шант скосил взгляд на подошедшего Рихарда:
- Где твой прихвостень? - пресно поинтересовался он. Тот не произнося ни слова, стоял скрестив руки, надменно ожидая приказаний. А в глазах лишь одна холодная целеустремленность. Желание покончить с делом побыстрее. Что же, в этом их интересы совпадали. Вскоре подвели приведенного в чувство юнца, Рихард лениво взглянул на него. В этот момент в его глазах блеснуло плохо скрываемое презрение. Шант подошел к сопляку ближе, подняв голову за волосы, направил перекошенное лицо к себе, смотря глаза в глаза. Выглядел хилый паренек не важно, и чертовски низко. 
- Ц-ц-ц...Как не осмотрительно...Слушай меня внимательно. Я твой хозяин, ты моя вещь - произнес он густым, выразительным голосом. - Твое имя мне безразлично. Мне безразлично также, умрешь ты или нет - не моргнув глазом солгал Арланд - Мне важно, лишь что бы ты беспрекословно выполнял то, о чем я тебя просил. Если ты откажешься сотрудничать, и выкинешь еще что-то подобное, ты умрешь в страшных мучениях - на последних словах, он отпустив его волосы, вынул из костра небольшую тлеющую головешку - Я сожгу все мясо у тебя на груди и на руках. Потом сниму брюки и поджарю ноги. Ты будешь кричать, пока из горла не пойдет кровь...У меня есть к тебе несколько вопросов, на которые ты мне должен будешь дать ответ, и второй раз я повторять не буду. Вопрос первый - вы нашли вход в комплекс до нашего прихода сюда?... - Шант подождал пару секунд. Никакого ответа, кроме бессвязного бормотания, да мечующегося в ужасе зрачка единственного здорового глаза - Отвечай тварь! Живо! - он с силой ткнул головешкой к правой подмышке юнца. Через несколько секунд воздух заполнил отвратительный запах тлеющей ткани, горелых волос и плоти...
- Отвечай! Следующим будет твой глаз!

Отредактировано Arland Chantal (2014-07-31 19:17:05)

0

24

Вернувшись на берег, Пит сразу же услышал вопль в котором звучали боль и страх. Не медля, он бросил заинтересованный взгляд по левое плечо от себя. Туда, откуда он доносился - к разгоревшемуся с новой силой костру, где уже разворачивалось веселье. Кеп принялся требовать каких-то ответов от помятого, еле живого сопляка. Если еще не пообещал, то сейчас сейчас будет обещать отрезать пальцы, уши, нос, пытать огнем, содрать с живого кожу. И ведь действительно сделает, всё по перечисленным пунктам! Он никогда не бросался пустыми угрозами. Это было одно из тех не многих качеств, за что Пит, уважал Шанта. Там же находился Рихард. Высокомерие последнего, зримое даже на расстоянии, вызвало у Питера слепое желание как минимум врезать ему как следует. Однако, сколько бы не выпил, Питер, не без помощи Рам понимал что он со своими уличными приемами, был слишком слаб, чтобы открыто противостоять превосходящей силе натасканного годами войн бойца. Но зато на его стороне грязные но эффективные приемы. Когда придет время, он готов был исподтишка убить и Рихарда и Шанта, тогда, когда они меньше всего этого будут ждать. Так же, он мог ловко увертываться, и наносить достаточно чувствительные удары, отскакивая прежде, чем противник мог дотянуться до него. Убирая револьвер обратно, Пит обвел взглядом берег, на предмет нахождения Рамоны среди матросов, или прочих членов команд. За последние три дня, они познали страсть в избытке, доходя до полного изнеможения. Если они и дальше будут столько времени проводить в постели и так медленно продвигаться к цели своего заговора против кепа, то, пожалуй, доберутся до неё только к концу следующего месяца. При таких обстоятельствах, это вполне устраивало Питера. Саркастически хмыкнув, он так и не убирая руку с рукояти кинжала, направился к костру.

0

25

Виктор молча следовал за девушкой, внимательно слушая ее. Впрочем, понять произошедшее он так и не смог. Ладно, возможно сейчас действительно было не самое лучшее время для объяснений. Кто знает, может, за ними уже двигается погоня. Может, у этих пиратов есть собаки, тогда выследить беглецов было бы совсем нетрудно. Нужно двигаться прочь. Подальше от этого места. Но вот куда? Повсюду джунгли, а блуждать в них - не лучшая идея. Забраться на гору... Может сработать. Вот только сможет ли это сделать спутница Виктора? Она выглядит побитой. А тянуть ее вверх как мешок с картошкой - перспектива не из радостных.
- Забраться на гору, говоришь? В принципе, это реально. Но ты неважно выглядишь. Сможешь? - Поинтересовался Резнов. - И да, ты так и не представилась. Меня Виктор зовут.

0

26

В то время как казалось что бояться было уже не чем и нечего, а окружающие звуки и голоса утратили для него свой привычный смысл, в то время как казалось что хуже быть уже не может, а смерть как возможность единственного избавления, становясь желанной уже не столь пугала, не бросала в дрожь, Нил слушал обращающегося к нему монстра и ужасался сильнее, сильнее запредельного. Сейчас он понимал каждое слово, улавливал смысл вкладываемый в них, да и как было не понять, если один лишь этот хищный взгляд говорил о многом? Если всё было ясно уже по губам? Наступал тот момент, которого он так страшился еще вчера. Сейчас капитан потребует ответов, которые он не может дать, потом его начнут пытать. О нет, боже нет, ему же не вынести этого зверства! Нет! Нил попытался дернуться, но какой там?! Двое удерживающих его ублюдков только усилили и без того крепкую хватку. На первом же вопросе он панически замешкался не зная что ответить. Он знал что хоть что-то надо сказать, даже если нихрена не понимаешь о каком капитан вообще комплексе говорит, но прежде чем успел хоть что-то сообразить, и выдавить из себя хоть одно внятное слово, огонь прожег одежду, опалил плоть, воздух пропитался запахом его собственной горелой плоти! Стало трудно дышать, из глаз высыпали искры. Застонав он сначала резко, инстинктивно дернулся, а потом насколько позволяла хватка удерживающих его тварей - скорчился от невыносимой боли. Казалось, это не деревом прожигали, а кто-то раскаленными щипцами рвет его плоть.
- Н...Не...Нет!...Нет!!... - сквозь удушающий вопль, с трудом выпалил Нил

Отредактировано Nil Uosmer (2014-08-06 15:54:48)

0

27

- Мария - коротко представилась в ответ она - ...Не уверенна. Доберемся до горы, там и поглядим. Я сама не была там еще ни разу. Всё зависит от крутости склонов, и еще множества факторов, думаю ты это сам понимаешь? Вроде умный мальчик...Хотя...
Саркастически хмыкнув уголком разбитых губ, она без лишних слов направилась дальше. Назвать мальчиком, по сути неизвестного зрелого мужика с виду лет сорока, да еще готового пойти в рукопашку против десятков головорезов, это смелый конечно шаг. Кто его знает, может как раз про таких как он обычно говорят: сила есть - ума не надо. Выглядел он вроде вполне себе достойно для этой присказки. Шли в основном молча, особо было не до разговоров когда и без того не легкий путь в глубины острова, с каждым новым шагом усложнялся, становясь всё тяжелее и тяжелее. На немногочисленные, однако уже не столь тяжелые для неё вопросы задаваемые Виктором по пути, Мария тем не менее по большей части отвечала односложно, всё явственнее давая между слов понять, что она сейчас не настроена на разговоры. По сути Мария шла наугад, всё более и более забирая влево, продвигалась практически вслепую, ориентируясь лишь на засевшие в памяти слова Майкла и его ребят, когда-то ходивших на разведку по этим местам, да по тому что было видно с моря, пока плыли к берегу. Гора была видна издали, но в лесу почти весь обзор закрывали кроны деревьев. Джунгли были столь густы и однообразны, что она не могла даже со всей уверенностью сказать шли ли они в нужном направлении, бродили по кругу, или возвращались обратно к берегу. Это незнание действовало на нервы сильнее чем сложность пути, чем боль и путающееся под ногами переплетение зарослей, не хватало еще проделать весь этот путь зря! Разум сам, против её воли вырисовывал в её сознании одну пугающую догадку за другой, не редко попросту лишенную здравого смысла. Порой ей казалось что лес этот бесконечен, что именно здесь их жизнь оборвется, и чем дальше они продвигались, тем сильнее крепла эта догадка. Спустя примерно сорок пять минут пути, когда Мария была уже близка к нервному срыву, лес немного расступился, и перед ними наконец открылось то, что они искали - подножие величественной горной гряды. Уходящий вверх на высоту пятидесяти этажного здания каменистый склон, был довольно таки крут, но главное не отвесный. Прижиться на нем смогли лишь клочки травы да отдельные чахлые деревца. Можно было еще пойти вдоль склона выискивая наиболее удачное место для подъема, но прежде всего, Мария прислонившись к одному из деревьев - присела на землю, переводя дух, устало зарыв лицо в ладони.
- Бывают же причуды у непредсказуемой матери судьбы... - задумчиво протянула она, вспоминая последние слова Нейтана, там на берегу, до начала всей этой дьявольской вакханалии - ну, что скажешь?

Отредактировано Maria Walsh (2014-08-06 16:14:04)

0

28

Холодное море, темные глубины гор, хмурое небо. Суровые люди, суровая жизнь, суровая мораль. Усыпанное лохмотьями небо окрашиваемое яростно-огненными лучами восходящего солнца было превосходно. Пожелав удачи удаляющемуся куда-то Геку и проверив пистолеты, девушка присела рядом. Ему этого времени было достаточно, что бы более-менее придти в себя, и немного подумать. Много думать Нейтан не любил.
- Ну, ты как? Держишься? - участливо поинтересовалась она
- Я нормально. Некоторые люди не любят когда их убивают, за такую хрень кое-кому ответить придется. Конкретно ответить... - продекламировал он, взглянув в её миловидное лицо, обращенное к нему с выражением откровенно непонимания. У Нейта уже имелся план, рискованный, по сути самоубийственный, но помимо плана, у него так же был козырь в рукаве. Убойный. Который не просрешь, не пропьешь. Не важно куда пошел Гектор, но если Нейт последует его совету, то Нила убьют прежде чем он с ребятами успеет добраться до берега, и еще далеко не факт что их удастся подбить на это. Нужно действовать самому.
- Мне понадобится твоя помощь...Помоги мне для начала подняться, пожалуйста...
Кажется помимо всего прочего, она неплохо умела читать меж слов, потому что по видимому девушка обо всем догадалась, глаза её округлились, став немного привлекательнее, ресницы хлопнули друг о друга, и негодование сменилось укором, а затем и злостью:
- Если ты о там пареньке, то плевать я на него хотела! - пренебрежительно бросила она в ответ. Нейт попытался подняться самостоятельно. Это оказалось довольно проблематично, как и многие десятки, если не сотни раз до этого. Девушка терпеливо глядя на это убожество даже не шелохнулась, не проронила ни единого слова, но в душе явно желала убить его, убивать долго и счастливо. Глупо конечно, но в этот момент он думал не о том, как спасти собственную жизнь, а как бы так исхитриться и в очередной раз выторговать у неё помощь не прибегая к мучительно долгим уговорам. Более-менее стоять самостоятельно он мог, но соваться туда в одиночку, это действительно самоубийство, безо всякой надежды на успех. Он уверенно положил руку ей на плечо, взглянув в пылающие глаза.
- Я знаю о чем ты сейчас думаешь. Ах, какая ж тварь, думаешь ты, так подставить, да я б тебя за такое...Слушай, я безумен, разумеется, но не глуп. Я подстраховался. Именно на теперешний случай... - не моргнув глазом солгал он
- Ты хоть сам себя слышишь? - произнесла она с той же холодностью, но на мгновение, Нейту показалось что пробилась в выражение её взгляда и твердость голоса, какая-то ничтожно маленькая толика сомнений. Теперь ему предстояло либо довершить дело, убедив таки её в верности своего решения, либо же окончательно погасить искру доверия между ними:
- Пусть те, кто расположился там, на берегу, встретят...Порцайку острых ощущений. Чтоб служба пиратская, ублюдкам медом не казалась.
Он старался придать своему голосу как можно больше твердости и уверенности в собственных словах, но звучал он увы не так как хотелось бы.
- Всё будет круто - тем не менее, спустя несколько секунд напряженного молчания, коротко, устало ответила она. Пару раз понимающе хлопнув девушку по плечу, он не говоря больше ни слова направился вперед. Не то что бы ему нравилось в такой ситуации в наглую обманывать её пользуясь ситуацией, даже напротив ему было чертовски мерзко на душе, от того что по сути подставлял сейчас её, но это было то, что обычно называют ложью во благо, иного выбора у него просто не оставалось. Возможно конечно что она ему и не верила, и пошла за ним движимая какими-то своими принципами. Ему хотелось бы в это верить. Нейт хоть и еле-еле, шел самостоятельно, девушка брела рядом. Шагали молча, морально настраиваясь на то, что им предстояло впереди, как перед боем всей жизни, коим по крайней мере для него предстоящее дело и являлось. По пути она отдала ему единственный оставшийся скальпель, Нейт на всякий случай взял еще и пару ампул. После падения с лодки спасти удалось не много, осталось при себе у неё всего три, но и этого хватит, если выжить удастся. Главное как можно дольше держаться на ногах. Мрази заметили их позднее, чем по сути могли бы - первые пираты всполошились лишь тогда, когда разделяющее их расстояние составляло не больше десяти метров. Элемент неожиданности не подвел, одни оторвав жопу от песка попятились назад, другие поднялись, но не двигаясь с места потянулись к оружию.   
- Прикрой меня по возможности. Пробиваемся к парнишке, хватаем и валим в лес
Приблизившись за секунды до того как пираты опомнились, Нейт с силой вонзил скальпель в морду одному из ублюдков, одновременно второй рукой, он вырвал нож из ослабевшей хватки заваливающегося мужика, и пырнул им парня слева. В следующую секунду, засвистели взрыхляющие песок пули, вокруг послышались стоны, проклятия. Нейт рванул вперед. Адреналин могучей дозой ударил в кровь, буквально разрывая вены. Все мышцы звенели от наполнявшей их энергии. Наверняка он погиб бы почти сразу, налетев на мчащегося прямо на него мужика с перекошенным от ярости лицом, если бы нечто странное - копье со стороны леса, со свистом прорезая воздух, пригвоздило пирата к песку. Почти одновременно с этим, из зарослей выбежал какой-то человек с боем врезаясь в толпу. По первому взгляду казалось что он тоже из числа пиратов, но тот с той же яростью бился против ублюдков! Удача оставалась на их стороне! Всё вокруг, перед его глазами кружилось, вертелось в какой-то безумной вакханалии. Люди падали перед его ногами, кто-то кого-то бил, били и его, все рычали, орали, разрывали друг другу глотки. Несколько раз ему казалось что его ранили, но то были лишь щепки с визгом вырываемые из груды деревянных обломков. На какое-то мгновение, Нейт почувствовал себя могучим, безжалостным, даже неукротимым, будто вовсе не был при смерти несколькими минутами ранее. Кровь бурлила в жилах, словно раскаленная лава в геене огненной. Наконец добравшись до костра где пытали парня, Нейт упал перед валяющимся в бессилии искалеченным Нилом, тот был еще жив.
- Держись! Держись братишка, это я, мы вытащим тебя!
Тот силился что-то сказать, слов Нейт не понял, но прочел по губам "сзади". Инстинктивно отпрянув в сторону, он резко обернулся. Нож зажатый в руке крепкого парня, того самого мучителя Нила, распарывая щеку, разрезал воздух в том месте где мгновением назад находился Нейт. Он попытался поднять выроненный скальпель, но мужик резко подсуетившись пнул оружие в сторону. Нейтан попытался ударить ногой, но тот ловко перехватил его ступню, и провел подсечку, опрокидывая оппонента навзничь...

0

29

И она хочет забраться туда? Хотя, за отсутствием лучших идей сойдет и этот план. Тем более, что перед ними не отвесная стена, а просто крутой склон. Встав рядом с девушкой и переведя дух, Виктор окинул взглядом гору, подивился высоте и, присвистнув, сказал:
- Ну что, махнем этот пригорок? - Он слабо улыбнулся, размял руки и двинулся к склону. - Погнали. Надеюсь, ты найдешь, что искала.
Карабкаться по крутому склону на высоту небоскреба - занятие то еще. Тяжелейшая работа. Виктор полз наверх, хватаясь за камни, кустарники, траву, чуть ли не зубами вгрызаясь в склон. Он полз наверх, полз, цепляясь ногтями. Карабкался, помогая Марии, зная, что ей это дается много тяжелее, чем ему. О том, сможет ли она найти то, что хочет, Виктор не думал - для него существовал только склон, девушка и страстное желание дотащить ее наверх, во что бы это ни стало.
Наконец, забравшись на гору, Виктор присел на камни и несколько минут просто старался отдышаться. Казалось, все тело сразу ныло от такого восхождения. Однако придя в себя и оглядевшись, он убедился, что все было не зря - с вершины открывался чудесный вид на окрестности на много километров вокруг. Резнову все это было незнакомо, оставалась лишь надежда на Марию. Может, она найдет лагерь "своих", кем бы они не были.
- Ну что, довольна видом? Решила уже, куда пойдем?

0

30

И все-таки Салим решился пойти на вопль, к берегу. Любопытство переселило и победило в тяжелой схватке все опасения вопящие о возможных трудностях, грозящих ему в противном случае. В конце концов, если потеряет туземку с мужиком, то потом как ищейка весь остров осмотрит, каждую щель облазит, каждый кустик проверит, но найдет их. Жажда манящего спасения была столь сильна, что он действительно готов был сделать это, сколько бы времени на это не потребовалось. Будет чем заняться на досуге. Путь занял порядком времени, но то что он увидел приблизившись к берегу, заставило его забыть обо всем разом и удивленно приоткрыть рот. Корабли, люди. Как же их много-то! Сколько их? Десятки? Сотни? Лодки, голоса, дым костра, запах пищи. Аж глаза разбегались. Вот оно, цивилизация! Вот же, вот оно то самое спасение! - вопила его истерзанная тоской душа. Ему требовалось некоторое время что бы придти в себя от этого завораживающего зрелища, заставить разум поверить в то, что видели его широко раскрытые от удивления глаза. Сердце готово было разорваться от переполняющего его волнения. Вероятно именно эта задержка и спасла ему жизнь, ведь он не замечал того, что всего в нескольких шагах в стороне от него, пытали юношу, слыша их речи, он не слышал угроз в словах. Вновь ударившие по слуху дикие вопли, проклятья и выстрелы, заставили его невольно пригнуться, скрываясь за зарослями будто стреляли по нему.   
- Нихуя... - проронил он, ни черта не понимая из того что происходило. Точнее он понимал что перед его глазами сейчас разворачивалось жестокое побоище стенка на стенку, но не понимал в чем заключалась сама суть происходящего, ведь мгновение назад всё было нормально. Это было не похоже на драку ради развлечения и «на интерес». И что ему теперь то делать? Чуть правее от себя, Салим заметил напряженно вглядывающуюся из-за зарослей на берег туземку. Значит она тоже была здесь. Может хоть она сможет пролить свет ясности на происходящее? Пущенное ею копье вошло в гущу дерущихся, словно нож в хлеб, пригвоздив к песку мужика под град пуль мчащегося с занесенным ножом на другого мужика. И только тут он понял одну, до невозможности простую истину, толкнувшую его вперед, на берег - в каждой схватке, есть как минимум две стороны, и черта с два он заслужит доверие туземки и тех кто на берегу, если будет сейчас просто стоять в бездействии ожидая результата боя, чтоб потом выйти на все готовенькое. А может, то что толкнуло его в бой, можно было объяснить и тягой к цивилизованному обществу, даже если это самое общество сейчас занималось мордобоем. Как бы то ни было, Салим дрался так, как пожалуй не дрался еще никогда, дрался словно ополоумевшая носатая обезьяна. Царапался, мутузил что было сил, кусался, щипался, дергал за волосы, брызгая слюной направо и налево, нож в его руке резал и колол стремительно и неожиданно, словно выброшенное пружиной лезвие...

0


Вы здесь » Alternative Reality: Последний закат » Минувшие дни » Эпизод №17 Тревоги и заботы


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC