Alternative Reality: Последний закат

Объявление

Навигация

Новости:

30.04.2017 - Начало игры.
------------
Стартанул первый сюжетный эпизод: «Пробуждение» - Очередная группа людей, согласно никому непонятной логике начала приходить в себя. С первых минут они вынуждены сражаться за жизнь, ведь привычный им мир прекратил свое существование. Что ждет их впереди? Много насилия, много боли, новые знакомства, и возможно чуть приоткрытая завеса тайны...
------------

Погода:

Нью-Йорк. Манхэттен.
------------
+4° +10°. Высокая облачность, сильный дождь. Скорость ветра 13,9-17,1 м/с

Администрация

Nathan Hogart

События в игре:

Здесь будет текст

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Alternative Reality: Последний закат » Минувшие дни » Эпизод №24 Воля судьбы


Эпизод №24 Воля судьбы

Сообщений 1 страница 29 из 29

1

1 - Участники:
Nathan Hagart, Alexandra Young, Jessica Hagart, Raymond Boux, Peter Garris

2 - Дата начала событий:
День тринадцатый, полдень

3 - Отправная точка игры. Описание локации
Галеон «Базгарт», штормовое море, и далее по обстоятельствам

4 - Краткое описание
С момента последних событий миновало пять дней. Нейтан, Алекс, Джессика и Реймонд по воле судьбы оказавшиеся на борту пиратского галеона впервые за пять дней плавания столкнулись с жестоким штормом. Плохая видимость, высокие сдувающиеся в пену волны, ураганный ветер. Величественное судно несется к виднеющимся вдали берегам буквально треща по швам...

5 - Очередность постов
Произвольный порядок отписи

0

2

- А...Ууу-хуух...Блять!...Плохи наши дела!...Как...Как думаешь Нейт, уцелеет хоть кто-то в этом адовом котле?!... - поинтересовался Реймонд перекрикивая бешеные порывы урагана и рев волн под коими трепетал и скрипел всем корпусом величественный галеон только что преодолевший двадцатипятиметровый гребень белой волны, с которого лениво заваливаясь на бок, зарылся вниз со стискивающем сердце ощущением близким к свободному падению, от души окатив всех ледяной водой. 
- Без понятия!...Но если смерть улыбается нам в лицо...Нам остается только оскалиться ей в ответ! - отплевываясь ответил Нейт, отметив при этом что и Джессика и Алекс были на месте. Неизвестно что было хуже - то что они вот-вот потонут, или то, что Нейту вдруг начало нравится это щемящее чувство броска в стихию, настолько нравится, что в какой-то момент захотелось истерически заржать. Такие волны, как их еще прозвали - волны-убийцы, блуждающие волны за пять часов выматывающего буйства стихии, встречались лишь трижды, но каждый раз когда они неслись на Базгарт, имелась высокая угроза того что кого-то в лучшем случае смоет за борт, в худшем судно не выдержав громадного давления развалится в груду щепок. В этот раз обошлось, благодаря Гаррису стоящему у штурвала, ведущему громоздкое судно по ветру, носом к волне. Такие волны все члены команды как один старались встретить держась за что-то, хоть за что-нибудь. Нейтан с Реем в последний момент буквально мертвой хваткой уцепились за за грот-мачту. Эта была третья. Когда часом ранее встретили вторую волну, та ударила в борт, смыло большую часть команды, а сам же корабль содрогнулся так, что казалось всё, конец всем. Базгарт уцелел, но не без последствий, теперь трюм заливает водой, слышно было как она плещется там внизу. По крайней мере для Нейта это был бы повод для паники, если бы далеко впереди не виднелась то появляющаяся то исчезающая береговая полоса. До нее оставалось еще миль сорок-пятьдесят. Должны добраться. Не смотря на тяжесть, ветер гнал галеон под косыми парусами с дикой силой. В этом была как своя доля острых ощущений, так и свой риск, каждую секунду казалось, что крепкие натянутые словно струны снасти, на которых те держатся, вот-вот порвутся. Нечего было и помышлять о том, чтобы поднять дополнительные паруса, дабы идти круче к ветру, а само судно на волнах не заваливалось на бок так сильно. Погода начала стремительно портиться еще с раннего утра, природа отрядила чертовски мало времени на то что бы подготовиться к беснующийся стихии. Уже к полудню день превратился в ночь. Казалось кара небес со всей своей могущественной беспощадностью обрушилась на пиратов. Вскоре из виду исчез все эти дни находящийся в пределах видимости пиратский бриг. Неизвестно снесло его в сторону, или потопило. Первые дни плавания, казалось что непереносимая жизнь на судне сломает как Нейта так и девушек. Дизентерия здесь была самым обычным, совершенно нормальным явлением. Запах стоял более чем забористый. К вони говна, какой-то блевотины, присовокуплялась вонища тухлой рыбы и перетухшей воды, накопившейся под трюмом. Разило по началу так, что глаза слезились. К этому со временем удалось привыкнуть, не в пример сложнее было привыкнуть к пище, и бесчеловечным порядкам. После последних событий на острове, Нейтан пришел в себя лишь во второй половине следующего дня. Обе девушки были живы, а судно уносило их куда-то вперед, в неизвестность. Джессике было тяжело говорить из-за порезанного горла, Алекс же рассказала о том что случилось когда его вырубило. Получается теперь вся их надежда оставалась на Джея. Да уж, легче на самих себя понадеяться чем на него. За ночь они более-менее зализали свои раны, Нейту почти без вреда для себя удалось даже дать некоторую волю рукам, точнее руке исследующей её тело. Целовать все же не рисковал. А уже с рассветом вместо того что бы причислить к пленным, их причислили к команде, заставляя работать наравне с бывалыми матросами, которые в свою очередь всячески показывали что им здесь не рады. Ели лишь два раза в день. Нередко подсунутую жилистую пищу, которую и пищей то язык не повернется назвать просто невозможно было разжевать, или же она была просолена до состояния монокристалла. Голод был дикий, а за неимением лучшей пищи, приходилось действовать по примеру пиратов которые сначала долго отмачивали это дерьмо в и без того дефицитной пресной воде, а потом, в той же бочке, разминали его ногами. Продукт конечно получался пикантный. Зато не было недостатка в протеине. Червей в продуктах было казалось больше, чем самих продуктов. По сравнению со всем этим свежевыловленная рыба казалась просто пищей богов. Зато работали много, работать заставляли чуть ли не до потери пульса, не позволяя никому никаких поблажек не смотря на раны, элементарное незнание того чего от них требовали, или проблем с пищеварением из-за дерьмовой еды. Любого провинившегося жестоко избивали, либо просто мучили потехи ради - силой поили морской водой, пока тех не выворачивало наизнанку, либо чего хуже - пока не лопался желудок. На их же глазах так убили несколько матросов. Реймонда Нейт встретил по чистой случайности, как раз рано утром во время приготовлений к шторму, они почти лоб в лоб столкнулись на палубе. Вероятно если бы вот так не столкнулись, Нейт и не узнал бы его, за эти дни он здорово изменился. Выглядел как грязный, небритый оборванец болезненного вида, почти ничего не сохранилось от былого крепкого, несгибаемого вояки...

+2

3

Жизнь - очень странная штука: иногда в ней случаются поразительные вещи, и всё переворачивается с ног на голову. Тогда, пять дней назад находясь на пляжу, он пожалуй был единственным кто еще издали заметил приближающегося Нейтана с какой-то девушкой. Мотивы его действий по сей день остались для Реймонда загадкой. На что Нейт рассчитывал пойдя против такой толпы? Как бы там ни было этот бой послужил связующим звеном ко всему тому, что стало происходить далее. Под завязавшуюся суматоху он в первый раз попытался бежать. Но это оказалось невозможным. Он оказался посреди толпы которая в животной ярости билась друг против друга, били любого кто только подворачивался под руку. Кругом свистели пули, бритвено острые лезвия ножей разрезали воздух в миллиметрах от его тела и то лишь оттого что он вовремя успевал увернуться. С некоторыми Рей сам схлестнулся в рукопашку. Не меньшей неожиданностью стала смерть Рихарда и капитана положившая конец всей этой вакханалии, и начало новым порядкам. Голова Питера упала всего в нескольких шагах от него. Он не знал чего от этого стоило ждать, но понимая что ничего хорошего, он вновь приготовился к побегу, и понял что опоздал когда горячая кровь хлынувшая из перерезанной глотки одного из пиратов окропила его губы. Чистка неугодных. Рей сам не понял как остался жив. Случайность то была, или нечто большее но вместо того что бы гнить на залитым кровью песке среди десятка почивших пиратов, он вновь попал на Базгарт. В ту же ночь толпа матросов знатно избила его, так что он встать не мог, то ли отрубился, то ли заснул в луже собственной же крови. На утро окатили холодной водой и погнали на палубу, заставили работать. Такелаж стирал ладони в кровь, когда он взобрался на ванты чтоб закрепить часть стоячего такелажа, Рей неудачно попал под ставящийся парус. Тот содрал целые ошметки кожи с руки оставляя глубокие рубцы, а шкаториной отбило пальцы. Жизнь на судне была адски суровой, и не прощала ошибок. На его глазах, одного из парней убили просто потехи ради залив в него столько морской воды, что у того с мерзким чавканьем лопнули внутренности. Тогда то он и заметил впервые что Нейтан был тоже здесь, а с ним Джессика с перебинтованным горлом, и та самая девушка с которой он завязал тот бой на пляжу. Смешанные чувства он тогда испытал, с одной стороны хотелось убить его за то, что всё сложилась так, за то что теперь он должен был целыми днями биться на пределе, что бы заслужить каждый час, каждую минуту жизни. Но с другой, он испытал облегчение от того что здесь был кто-то из своих. Хотя можно ли было назвать своим его? И теперь, спустя три дня, когда горстка уцелевших в борьбе со стихией вот-вот пойдет ко дну следом за большей частью команды, их пути снова пересеклись. Негласно решили держаться вместе. Должно быть каждый понимал что пока судно на плаву, вместе больше шансов не оказаться смытым за борт. Под частью трещащих от напряжения парусов поймавших ветер, разваливающийся корабль несся вперед. Иногда его не смотря на многотонную тяжесть сносило, и время от времени судно рыскало, нос так сильно зарывался в воду что казалось так и канет сейчас в пучине. Ситуацию еще более нагнетал плеск прибывающей и пребывающей в трюм воды. Относительно удачно встретив очередную несущуюся на них блуждающую волну, Базгарт сильно накренился на левый борт под порывом ураганного ветра, ухнул и содрогнувшись, столь стремительно слетел с гребня в водяную яму, что у Рея закружилась голова. Подняв сноп брызг, Базгарт зарылся носом в следующую волну.
- А...Ууу-хуух...Блять!...Плохи наши дела!...Как...Как думаешь Нейт, уцелеет хоть кто-то в этом адовом котле?!... - всё же не решаясь разжать части мачты за которые они с Нейтом уцепились в последний момент, прокричал он перекрикивая рев ветра и грохот волн
- Без понятия!...Но если смерть улыбается нам в лицо...Нам остается только оскалиться ей в ответ!
- Сарказм?! - с невеселой ухмылкой бросил он в ответ. В этот момент к парням подбежал Габриэль - крепкий мужик, после перераспределения занявший должность квартирмейстера
- Вы двое! Со мной! Нас сносит! Надо кливер убрать! - направившись по ходящей ходуном палубе вперед, к бушприту, он обратился к девушкам:
- Вы, к Питеру! Шевелитесь крысы полудохлые!!
Нервно сглотнув, Рей стараясь держаться за натянутую до предела оснастку направился следом.

+1

4

Вот светит солнце, а вот уже небо затянуто тучами, усиливается ветер и море, подобно злому хозяину, которого потревожили незваные гости,  готово поглотить их. Она старалась держаться за что-нибудь, лишь бы не присоединиться к большей части команды, которую  захватил негостеприимный хозяин. Встречаться с богами морскими ей совсем не хотелось. 
Сейчас все минувшее, казалось, очень далеким. А ведь не так давно она билась на лайнере в одиночестве за выживание, потом сражалась с толпой пиратов, потом нашла затерянный корабль, а потом оказалась в плену у пиратов. Кому рассказать ведь не поверят. Если бы Алекс помнила свое прошлое очень хорошо, то она бы поразилась, за что же раньше так любила пиратскую тематику. Фильмы о пиратах были одними из ее любимых. Сейчас же пираты казались кучей дикарей, которых бы хотелось пустить на дно морское. Особенно их капитана, а в первую очередь того гада, что ей, кажется, пару ребер если не сломал, то хорошо повредил.  Наверное, в тот самый момент она пожалела, что вообще поперлась на встречу. А ведь отправилась не из благородных помыслов, а просто потому что ненавидела быть в неведение. Теперь же оказавшись среди пиратов, подумывала о том, что неведение было не так и плохо. Если люди не идиоты на острове, то Алекс и остальным на корабле пленникам осталось жить дней сорок, а то и того меньше. Впрочем, если они сейчас потонут, так и не добравшись до берега, то жить им вообще оставалось часы, а то и минуты.
Прошедшие дни были странными. Вначале она выхаживала Нейта, потом пахала с остальным. Один плюс, ей все-таки удалось выспаться за эти дни. Ведь ночами, особенно, когда Нейт пришел в себя, она могла спокойно спать, не вздрагивая от каждого шороха. В первую же ночи Янг забылась глубоким сном. Может, от того с утра была уже не столь нервная и более сосредоточенная. И спать ей даже не мешали ни отвратительный запах,  трупы на лайнере воняли посильнее, ни ощущение голода. Брезгливостью Алекс не отличалась, так что очень даже довольно ужовывала все что давали.  Пахать приходилось почти до полной потери сил, да еще подлечивать некоторых матросов, ведь не хотелось лопнуть от обилия соленой воды внутри. Законы дикие и варварские. Алекс уже почти что ненавидела море и жалела, что вообще ушла с лайнера. Там было все проще и понятнее. Увидел зараженного - убил его. Или ты или они. Здесь же были вроде люди, но хуже любого монстра. Она все еще помнила тот футбол головой бывшего капитана. И если бы у нее не забрали ее крошек (пистолеты), она бы, не сомневаясь, каждому из этих чудовищ вышибла бы мозги.
Впрочем, казалось, что море решило отомстить за них. Конечно, если бы не норовило их самих поглотить.
Сейчас Янг цеплялась то за какие-то канаты, то за какие-то доски, лишь бы не соскользнуть в море. Голос подал  Реймонд, как оказалось какой-то знакомый Нейта, Алекс не особо интересовалась кто он и откуда. Она вообще решила, что меньше надо общаться с людьми, так не будешь к ним привязываться. Вон с несносным Нейтом уже совершила подобную ошибку, и он отчего-то решил, что может распускать руки. Только из великого сострадания и небольшой привязанности, она не стала вредить ему вторую руку. Хотя, если уж быть совсем честной, ей даже иногда это нравилось, но не показывать же этого. А сейчас подумалось, что, может, и стоило позволить всему зайти дальше, коли все равно помирать им.
- Сам ты козел общипанный, - ответила Алекс, которую достало подобное обращение. И если раньше она помалкивала, то сейчас не промолчала хотя бы оттого, что если уж подыхать, то не молча, а от души высказавшись. Определенно если бы  не дела более важные Габриэль мог лишить ее пары зубов уж точно.
- Что капитан штурвал сам не удержит? Идиоты, - фыркнула Алекс и двинулась в сторону капитанского мостика, при этом с Джесс старались идти так, чтоб подстраховывать друг друга.  В самом деле, какой от них там толк будет у штурвала? Или боятся, что они сейчас решат сбежать, прыгнув на встречу разбушевавшейся стихии? А, может, капитан решил, что скоро они все помрут, и решил устроить развлечение на троих? Хотя у него же для этих дел есть безумная бабенция, от которой мурашки по коже порою.
- Кэп, нас к вам прислали. Вам помочь штурвал подержать? - подошла она, вглядываясь в напряженное лицо капитана. Тут же был еще один из членов команды, который хмуро смерил девиц взглядом. Капитан же громко прокричал
- Обрасопить рей на правый галс! - то есть, проще говоря, абсолютную тарабарщину для Алекс и Джесс, которые с места не сдвинулись, а лишь переглянулись. Вот тут-то и вмешался мужик угрюмый, имени которого Янг не помнила
- Нужно залезть по веревочным лестницам и измените положение парусов, - начал коротко объяснять он.  Алекс совсем не улыбалась перспектива лезть по веревочным лестницам на раскачивающемся корабле среди огромных волн, да еще и положение парусов менять. Они же хрупкие девушки в конце-концов!  Только мужик, кажется, понял ее мысли, поэтому рявкнул
- Быстрее сухопутные крысы, а то скину одну вас прям сейчас за борт
- Гавнюк! - рявкнула Алекс, но к лестнице поплелась, тоже сделала и Джесс.  Грот-мачта совсем не выглядела гостеприимно. Лезть было сложно, казалось, что она не вверх поднимается, а тонет в воде. Вода хлестала в лицо, и чтобы сделать хоть глоток воздуха приходилось вертеться  и поворачиваться в подветренную сторону. Мужик командовал и подстраховывал, дабы девицы раньше времени не померли и не испортили дело.  В какой-то момент казалось, что сил уже нет, что может просто отпустить руки и упасть в море и тогда закончатся все мучения. Но Алекс не была из тех, кто так просто сдается. Выжить - это была пока ее главная цель, и она шла к ней. Подъем был долгий, пару раз она едва не сорвалась, когда соскальзывала то рука, то нога. Казалось, время замедлилось или почти остановилось.  Когда они наконец-то взобрались на мачту, то пришлось прикладывать неимоверные усилия, чтобы сделать все что им говорили. Промокшая до нитки, замерзшая, Алекс иногда даже слегка кричала, прикладывая силы. Сколько длился весь этот процесс - неизвестно, по ощущениям вечность, на деле где-то минут двадцать-двадцать пять. Когда Алекс стала спускаться вниз, судно в очередной раз встретилось с волной и взмыло вверх, отчего мачте затрещала и стала рушиться. Алекс полетела вниз, но зацепилась за какой-то канат. Резкая боль в груди и руке. Она схватилась второй рукой, уговаривая себе не смотреть вниз, но все же посмотрела. Внизу море, словно огромный монстр разинуло свою пасть. Нужно было спускаться вниз, как-то карабкаться в сторону корабля. Но веревки, словно змеи на голове Медузы Горгоны, не желали выпускать свою жертву.

+2

5

С ужасающей быстротой Базгарт сильно завалившись на левый борт слетел в провал между огромными волнами. Новая могущественная волна тут же поднялась нависнув над судном, как громадная черная стена. Она была не столь огромной как белая только что оставшаяся позади, но тем не менее стояла едва ли меньшей угрозой судну. Вздрогнув от могучего удара, галеон врезался носом в эту очередную гору ледяной соленой воды. Обрушившийся вал снова щедро окатил корабль с носа до кормы. Те кто еще находились на палубе, по колена погрузились в воду. Казалось что туча поднятых брызг взлетела выше мачт. Пройдя сквозь волну, Базгарт вынырнул, жалобно скрипя и дрожа всем корпусом, словно подбитый зверь. Сила этого шторма была столь сильна, что тяжелый воздух уже несколько часов был пронизан поднявшийся ураганным ветром водяной пылью, похожей на туман, а судно разваливалось на куски и с момента на момент готово было пойти ко дну так же как и тот бриг который они потеряли из виду несколько часов назад. То с каким каждую минуту трудом оно повиновалось рулю еще более убеждал Гарриса в этом безрадостном прогнозе. Еще несколько матросов смыло за борт. Оставшихся можно было пересчитать по пальцам. Волны сбили Габриэля Крейна и едва не утопили его. Он с трудом поднялся и, тяжело держась на ногах на качающийся палубе, выбрался на корму к Питеру:
- Якорь мне в компас! У меня чуть сердце не лопнуло! Я уж думал мы тонем! - косясь на паруса он взглянул вперед, туда где вдоль береговой линии, в тридцати милях от них, то появляясь, то исчезая тянулся скалистый берег, изрезанный песчаными бухтами, к которым они и стремились:
- Дотянем?! - поинтересовался он, схватив Питера за руку когда галеон тяжело взобрался на очередной гребень волны. Вода отчетливо клокотала в трюме, судно сильно просело под её весом но, всё круче заваливаясь на левый борт продолжало мчаться по волнам, то взлетая на высокий гребень, то глубоко зарываясь носом или кормой в белую пену. Гаррис понимал весь риск хождения под парусами в такую погоду, и теперь он мог аукнуться ему в полном объеме.
- Убрать кливер! Перебросить паруса на правый галс! - вместо ответа прокричал он. Крейн поспешил исполнять приказ. Часть команды взобрались на ванты, Габриэль с двумя парнями отправился к бушприту.
- Мэйс! - окликнул он пробегающего рядом ловкого юного матроса затесавшегося к ним во время заходов в один из городов при Арландовом капитанстве.
- Кэп, нас к вам прислали. Вам помочь штурвал подержать? - обратилась к нему одна из девушек
- Обрасопить рей на правый галс! - бросил он в ответ. Мэйс поняв что от него требовалось, отправил кукол на ванты. Подстраиваясь под надвигающуюся волну, Питер мощно крутанул штурвал вправо, судно неохотно повиновалось, палубу вновь окатило водой. Бросил взгляд вперед, Гаррис заметил что на носу было что-то не так, парни не могли справиться с кливером
- Давайте же орава идиотов! Шевелитесь! - в ярости бросил он, хоть и понимал что его никто не услышит. В конце концов парус сорвался. Со своего расстояния он не видел унесло ли его в море, или скрутили все-таки. В этот момент сквозь грохот волн и завывание ветра он услышал то, что заставило его с силой вцепиться в штурвал не веря в реальность происходящего. То что должно было случиться случилось, мачта оглушительно затрещав начала рушиться и запутавшись в переплетениях такелажа, выворачивая степс, ломая фальшборт тяжело ухнула за борт.
- Рубите эту хуйню!! - надрывая глотку что было сил проорал Гаррис. Дважды повторять не пришлось, все понимали чем это грозит судну и их жизням, уже в следующую минуту на такелаж обрушился град ударов топором. Неожиданно корабль вновь качнуло, да так, что желудок Гарриса подлетел к горлу. Не понимая что происходит, он видел как палубу заволокло едким дымом, один из матросов упал с обрубками вместо ног, и пронзительно, надрывно кричал.
- Что за... - Бух...Тяжелый приглушенный ураганом залп оборвал его на полуслове, корабль вновь качнуло, какой-то парень вспыхнул как спичка и сиганул за борт. Остальные заорали, заметались спотыкаясь и падая, вертя головами пытаясь понять откуда это, и не слыша никого кроме себя. Питер бросил взгляд на берег, короткая вспышка и очередной тяжелый "бух". По ним без жалости стреляли с берега. Стреляли прицельно. Град щепок ударил в лицо, рухнула еще одна мачта. Тонущее судно в последний раз лениво взмыло на гребне, борт перехлестнула волна, Базгарт нырнул, словно у него не осталось сил и оно должно было отдаться на волю волн...

+2

6

Проснулся Нейтан с трудом, от того что какая-то мерзкая ворона повадилась пронзительно каркать где-то совсем рядом. Этот звук ввинчивался в сознание всё глубже и глубже, не оставляя в покое звуча всё явственнее, звонче и раздражительнее, принося с собою и иные звуки - рев прибоя похожий на грохот проходящего поезда, и завывающие порывы ветра швыряющие в лицо ледяные капли дождя. Тяжело разлепив глаза и сфокусировав зрение он увидел что ворона была не одна, их было несколько, целая стайка кружащая совсем не высоко, сносимая резкими порывами ветра. От холода сразу же бросило в дрожь, пальцы зарылись в холодный, сырой песок. Собравшись остатками сил, Нейт тяжело перевалился со спины на бок, и увидел на песке среди груды обломков разбухший труп. Приглядевшись он понял что это был тот самый юноша...Миновавшие события навалились внезапно. Его с Реймондом послали убирать кливер, приблизившись к носу зарывающегося в волну судна Нейтан ужаснулся от перспективы при такой погоде лезть на бушприт нависающий над водой на десяток метров. Выбора не было, не смотря на неоправданный риск пришлось лезть. Взбираясь, он слышал как нос корабля с шумом рассекает набегавшую волну. Ветер хлестал в лицо, соленые брызги почти полностью закрывали обзор, работать приходилось практически на ощупь, а ведь при этом нужно было еще как-то умудряться держаться и не свалиться в воду. Парусина упорно не поддавалась. В конце концов, именно в тот момент когда судно взмыло на гребне волны, а перед ним разверзся водяной провал, парус запутался и порядком отбив пальцы сорвался. В мгновение ока Нейт взлетел на воздух, не выпуская полощущийся кливер. Волей ветра он очутился на высоте метров пяти-десяти и примерно на таком же расстоянии в стороне от судна. Вцепившись в парус, Нейт попытался прикинуть сможет ли взобраться на борт, если спрыгнет в воду? Решив не рисковать, он продолжал держаться за кливер. При помощи Реймонда парус обезветрился, и Нейт полетел на палубу. А затем послышался треск ломающийся мачты. Всё поняв по крикам девушек, оба не сговариваясь, уворачиваясь от рвущегося такелажа, спотыкаясь и падая на скользкой, качающийся и прогибающийся под весом рушащийся мачты палубе помчались вперед. В последний момент он ухватил Алекс за руку, и вытянул на палубу. Реймонд помог Джесс. И тут ударил первый залп, за ним еще, и еще один. Казалось залпы прошлись по кораблю, как бульдозер. Рухнула еще одна мачта, корабль накренился так, что бортом зачерпнул воду. Матросов калечило, все кричали, метались, в нос ударил резкий запах гари, что-то прошлось по лицу, здоровая рука все еще судорожно что-то сжимала: это была рука Алекс:
- Ты цела?! В порядке?! - прокричал он. Кто-то, соскальзывая за борт панически уцепился за его вторую руку - подросток, совсем ребенок. Тот самый который сейчас лежал рядом. Нейт заорал от резкой боли в раненном плече, а затем волна накрыла их всех.
"Это конец...Мы пропали..." - единственное о чем он успел подумать, до последнего держа Алекс за руку. Кажется он выжил, и даже относительно уцелел, но беспокойство за девушек не позволяло спокойно выдохнуть. Могли ли выжить они? Словно в подтверждение его невысказанного вопроса, невдалеке послышались голоса. Нейт осторожно приподнялся обратив взор к группе людей расположившийся чуть в отдалении. Они о чем-то спорили на повышенных тонах. Приглядевшись он разглядел Питера, Габриэля и молодого матроса Мэйса. Ни Джессики, ни Алекс, ни Реймонда. О нет. Подняться на ноги было тяжело, но еще тяжелее было осознавать что все дорогие ему люди могли погибнуть. Поднявшись он первым делом взглянул на море, там всё еще бушевал шторм, почти у самого берега словно гнилой скелет - разрушенный остов галеона, а весь песчаный берег, насколько хватало взгляда был усыпан обломками, за ним начинался лес, не тропический, скорее лиственный. Куда они попали? Сделав несколько тяжелых шагов вперед, Нейт расслышал знакомый стон. Это была она! Алекс придавленная обломком. Отшвырнув его в сторону, он склонился над ней. В этот момент послышался резкий голос Крейна спорящего с капитаном:
- Да иди ты в жопу! О мести он думает! Корабль уже не вернуть, себя бы спасти!
В следующую секунду, тот в отчаянной попытке зажать перерезанное горло, хрипя повалился на песок.
- Еще кто-нибудь так думает?! - воскликнул Гаррис обращаясь ко всем.
- Сумасшедший ублюдок... - буркнул Нейт себе под нос. А затем послышался еще один звук заставивший его напрячься. Со стороны леса быстро приближающийся звук...стучащего автомобильного двигателя?

+2

7

Реймонд очнулся от холода и боли посреди части вынесенных на берег обломков. Гудящая голова шла кругом, перед глазами всё плыло, кружилось вертелось. Рей осторожно коснулся пальцами чего-то склизкого и теплого, текущего с его затылка. Поднеся руку к глазам, он понял, что это была кровь, вроде её было не так уж что бы пугающе много. Где-то в отдалении послышались незнакомые голоса, складывающиеся в пока что неразборчивую человеческую речь. Часть мачты с обрывками такелажа и развевающийся на ветру парусины, хорошо укрывала его, и одновременно позволяла кое-что разглядеть. Через несколько секунд впереди показались фигуры людей в поношенных плащах, держащих в руках фонари. Он не мог определить со всей уверенностью сколько их, но кажется двое. Осматриваясь среди обломков, они медленно направились в его сторону, водя из стороны в сторону фонарями. И, судя по всему, это не сулило Реймонду ничего хорошего, никакого доверия парни не внушали, и вероятно были вооружены. Пора было выбираться отсюда. Стараясь не производить лишнего шума, он осторожно пошевелил сначала левой, потом правой ногой, затем руками: кажется все на месте. Лучи скользнули в угрожающей близости от того места где лежал он. Рей замер. Они остановились всего в паре-тройке метров от него, лучи фонарей уперлись во что-то. Приглядевшись Рей разглядел тело, которое один из них брезгливо перевернул ногой на спину. Джессика.
- Жива...Сучка... - проговорил парень странно приглушенным голосом.
- Грязные выродки... Готов поспорить, их послал Мэтьюс... - проговорил второй грубым нервным голосом, склонившись над телом, спиной к Реймонду. Это был его шанс, лучшего может не представиться. Стараясь производить по минимуму шума, и одновременно не терять драгоценного времени, он подхватив небольшой подвернувшийся под руку обломок, крадучись двинулся вперед.
-...Ничего, зато еще один повод прикончить ублюдка...Когда найду его...
Шквальные порывы дождя и ветра сильно способствовали ему, однако в какой-то момент, ему в глаза ударил ослепительный луч фонаря. Понимая что находится на волосок от смерти, Рей с замахом резко рванул вперед, единым рывком сокращая расстояние и обрушивая обломок на затылок склонившегося над девушкой грузного парня. Тот с тяжелым стоном свалился без чувств. Второй вынимая оружие дернулся в сторону, прогремел выстрел. Пуля выпущенная из кольта лишь чудом скользнула по виску, довольно сильно оцарапав кожу. Столь близко проскользнувшая смерть подействовала как выброс вскружившего голову адреналина в кровь, рванув влево он резко бросился вперед, еще одна пуля просвистела в сантиметре от его правого уха, глухо ударив в песок. Рей схватил парня за руку с пистолетом, резко дернул на себя, одновременно выворачивая кисть. Тот задел ногой валявшийся обломок, потерял равновесие, Рей саданул его коленом промеж ног, с силой ударил рукоятью выхваченного пистолета по лицу. Тот упал, попытался извернуться и встать, Реймонд прижал его ногой и особо не метя выстрелил. Пуля угодила точно в глаз и вышла, разворотив половину затылка. Когда эхо выстрела затихло, наступила тишина, нарушаемая лишь грохотом прибоя, ревом шквального ветра, да рокотом дождя. Мгновение. Другое. Третье. Реймонд стоял, утирая кровь и осматриваясь, часто и тяжело дыша. Вдыхая своим носом свежесть холодного дня, пытаясь вобрать ее в себя, удержать внутри. С такими потрясениями он не сталкивался с тех пор, как служил в войсках. Он был еще жив. Несмотря ни на что. Немного придя в себя, он осмотрелся более внимательно. Подобрал оба фонарика, рабочим оказался лишь один, второй разбился при падении. Оружием оказался старый, самозарядный ржавенький кольт М1911A1. Обыскав застреленного парня, он нашел пачку отсыревших дешевых сигарет и запасную обойму, наскоро обыскав второго нашел еще один кольт M1900 и небольшую связку ключей. На первый взгляд, Джессика была вроде в порядке, отделалась лишь несерьезными ушибами, он быстро привел её в чувство, но при попытке встать, оказалось что у неё серьезно оказалась повреждена нога - щепа пробила её насквозь чуть повыше колена, и с правой рукой было что-то не так. Оставив её лежать, Рей отправился на поиски хоть чего-то что могло помочь, или кого-то кто мог бы помочь. Среди живых на берегу никого больше не обнаружилось, он встретил лишь пару искалеченных матросов. Высока была вероятность того что все остальные утонули, но обломков выбросило сравнительно мало, возможно они где-нибудь в другой части берега. У самой кромки леса обнаружилась размытая дождем дорога, а на ней ценная находка - сильно побитый, покоцанный, ржавый грузовичок то ли марки паккард, то ли скания-вабис. Не разобрать, главное чтоб на ходу был, похоже на нем то и прибыли сюда те два парня. Вернувшись за Джессикой, Реймонд помог ей добраться до автомобиля, и сам не медля сел за руль. Было чертовски холодно, и опасно долго находиться здесь что бы заботиться о чьих-то ранах. Пусть это было эгоистично, но он не был героем готовым пожертвовать собой ради чье-то жизни. Дорога была крайне отвратительной, да ко всему прочему еще и кошмарно скользкой. Из-под колес видавшего виды грузовичка то и дело вылетали крупные комья грязи, и казалось настоящим чудом, что этот дряхлый драндулет еще не застрял, что он вообще способен был ехать. В любую секунду можно было не справившись с управлением врезаться в дерево или провалиться в рытвину. Одна грязная фара едва ли давала достаточно света, чтобы нормально вести машину, а вторая была разбита. Хлеставший по заляпанному лобовому стеклу холодный косой ливень еще более ухудшал ситуацию. Некоторое время извивающаяся дорога не уходя далеко от моря, позволяла разглядеть берег, но когда на развилке он решил свернуть направо и соответственно углубиться в лес, в результате небольшого спора пришлось высадить Джессику, с непробиваемой твердостью настаивающую на том, что бы отыскать остальных. Она сама вот-вот подохнет, а всё об остальных заботится. Но не проехал Рей и пяти минут, как досадливо ударив по рулю и проклиная на чем свет стоит свое добросердечие, вернулся обратно. и вот, спустя еще двадцать минут пути, они все-таки нашли еще уцелевших, проехав настолько насколько позволяла дорога, Рей вышел и выйдя на берег, поприветствовал выживших:
- Народ! Не стреляйте, свои!

+1

8

Смерть страшит большинство людей. Это вполне нормальная реакция - желание жить, желание бороться. Только вот не всегда ты четко осознаешь, что ты находишься на грани смерти. Иногда все происходит так внезапно, так сумбурно. Пожалуй, только старики, да умирающие от какой-то неизлечимой болезни и то не всегда могут осознать свою смерть, во всех остальных случаях есть надежда. Вот и Алекс смутно помнила тот момент, когда оказалась на грани смерти в очередной раз. Она лишь помнила хлестающую по лицу воду, глотки воздуха, боль в руке и плече, но еще помнила лицо того, кто спасал ее от неминуемой гибели. Там наверху, запутавшаяся она даже не сразу поняла, что происходит, что их обстреливали и почему люди вдруг среди воды загорались. Последнее что она помнила, как держит Нейта за руку, как они выбираются на палубу, словно отгоняя старуху с косой, а потом удар по голове.
Очнулась Алекс от резкой боли в груди и ощущения, что ей было трудно дышать. Дождь хлестал по лицу, словно кто-то ее окатил холодной водой, дабы привести в чувства. Пальцами она ощущала сырой песок, слышала шум леса и волн, а еще карканье воронья, что кружило в небе. Казалось, уже не осталось сил бороться и хотелось вот так лежать, но расслабленность и бездействие в нынешних условиях были роскошью. 
Алекс была на берегу, и это уже обнадеживало. Янг попыталась пошевелиться, дабы скинуть с себя обломок или вылезти из-под него, но это движение отозвалось резкой болью в груди, так что она застонала. Определенно если тогда на берегу матрос ей только помял ребра, то сейчас скорее всего уж одно точно было сломано. Она слышала голоса, но вот вопрос. Стоило ли их звать? Тем более сквозь шум в ушах она узнала один голос - голос капитана, в котором уж точно она не видела спасителя. Но и задыхаться как-то тоже не хотелось. И в очередной раз спасение пришло в лицей Нейта, которого Янг была сейчас рада видеть как никогда прежде. Она, слегка постанывая, присела на песке
- Ты снова меня спас, - слегка измученно улыбнулась. Они живы, а значить не все потерянно, только смерть не оставляет шансов. - Спасибо. Я теперь твоя должница.
Взгляд обратился на спорящих. Не все, кажется, было спокойно в Датском королевстве. А ведь кто-то выбрался, чтобы тут же умереть от руки безумного маньяка, которого называли капитаном. Алекс огляделась по сторонам. Пустынный берег, недалеко лес, отвратительная погода. Оставалось надеяться, что это не очередной необитаемый остров или остров, населенный монстрами. Это был их шанс. Лес совсем рядом, маньяк занят разборками со своей командой. Янг неожиданно, наверное, для Нейта обняла его за шею, но лишь для того, чтобы прошептать на ухо
- Нейт, не знаю как ты, а мне кажется, это наш шанс сбежать от этого маньяка и его команды, лес совсем близко, - однако плану было не суждено сбыться, так как на берег выехал автомобиль, привлекая внимание всех.  Удивительно как эта куча металлолома еще вообще могла двигаться. А вскоре из него вышел Реймонд. Янг бросила выразительный взгляд на Нейта, дескать, будет тот делать ноги или не бросит товарища в беде. Отчего-то Алекс была уверена во втором. Сама же она вряд ли бы смогла сейчас убежать без чьей-то помощи. И совсем не понимала зачем Реймонд приехал да еще привлекает внимание пленительий?

+2

9

Какой бы тварью ни был тот кто потопил его судно, какой бы могущественной силой он ни обладал, он ответит за то, что сделал. С этой мыслью Питер откашливаясь выползал на берег. Эта мысль стала прочно засевшим в сознании наваждением, его целью, безудержным огнем согревающим его и толкающим вперед. В боли от ссадин, ушибов, порезов коими повсюду было изрыто его тело, отражался последний стон погибшего судна, молящего о мести. Среди его останков усыпающих берег, то тут то там валялись тела разной степени обезображенности. Многие уже остыли, иные еще бились в судорогах. Гаррис заслужил эту боль. Стиснув зубы он перенесет её, отомстит за Базгарт, даже если ради этого придется поплатиться своей собственной шкурой. В шаге от него, на песке лежал один из матросов. Гаррис узнал его - с ним он как-то выпивал в одном из баров перед тем как нанять в команду. Сейчас тот хохотал безумным смехом. Парню оторвало кисть руки, держась за рваный разрез здоровой рукой он пытался остановить кровь, но та прорывалась сквозь пальцы безудержным потоком, окрашивая грязно-серый песок в бурый цвет. Остановившись перед ним, Гаррис опустил глаза и несколько секунд пристально разглядывал парня. Радость от спасения до безумия вскружила тому голову. Что такое боль от потери руки, по сравнению с возможностью ступить на берег после того как едва не отправился на корм рыбам? Жалкое, ничтожное создание. Вынув нож, Пит с силой вонзил его в тело, с хрустом перерезая сосуды, при этом яростно с такой силой сжав рукоять, что побелели костяшки пальцев. Смех сменился хрипом, а выражение в глазах безумным испугом. Кровь не менее безудержным потоком полилась из носа, с кашлем вырвалась изо рта. Матрос не захлебнулся морской водой, но захлебнулся собственной кровью.
- К дьяволу сострадание, полный вперед - ни к кому конкретно не обращаясь холодно проговорил Гаррис направляясь дальше. Следующей кровью окропившей сталь его ножа, стала кровь Крейна озаботившегося о своей шкуре. Появившийся вскоре среди деревьев покоцаный автомобиль, вызвал чуть тронувшую губы довольную ухмылку. Рамоны он не видел, ни среди уцелевших, ни среди подохших. Но он не сомневался в том что она выживет, и что их пути вскоре вновь пересекутся. Эта баба была чертовски вынослива, и не менее удачлива.
- Мэйс, за руль. Ты знаешь что делать - проговорил он махнув рукой в сторону автомобиля. Этот жест был обращен ко всем кто мог идти, он и сам направился к транспорту, но ответный голос внезапно осмелевшего юноши, заставил его остановиться и обернуться:
- Почему бы не убить тех двоих? - он кивнул в сторону очухавшегося Нейтана со своей фигуристкой бабой, Алекс - Они нам только мешаться будут
Гаррис приблизился, схватил Мэйса за ворот, и дернул с такой силой, что тот затрещал по швам:
- Ты будешь делать то что я сказал. Без лишних слов. Ясно?
-...Да, кэп
Брезгливо оттолкнув юношу от себя, Питер направился к автомобилю. Открыв дверь кабины, вытряхнул оттуда девчонку, и сев на её место, вынул револьвер принявшись его разбирать, и прочищать куском промасленной тряпки найденной здесь же.

+1

10

Слова Алекс, легким шепотом коснувшиеся его слуха, подарили ему надежду, столь сильную что на мгновение холод, боль и крепнущий звук приближающегося автомобиля отошел на задний план. Побег. Это ведь действительно могло прокатить. Пистолеты у пиратов отсырели, а значит стрелять они не смогут. Скорее всего пустятся вдогонку, хватит ли сил убежать? А меж тем послышался знакомый голос вырвавший Нейта из минутной задумчивости. Лишь каким-то чудом его челюсть не отвисла при взгляде на появившийся драндулет, и на Реймонда, и на Джессику сидящую на пассажирском месте. Идиот, почему он не увез Джесс? Зачем он приехал за ними?! У него был такой шанс вызволить их всех, а вместо этого он снабдил ублюдков транспортом! Тугодум, дважды идиот. А меж тем, не похоже что бы Гарриса удивило появление такого транспорта. Странно. В какой же они эпохе оказались? Встретившись пораженным взглядом, с выразительным взглядом Алекс, Нейт следуя за взмахом руки Питера, молча направился к автомобилю, легонько увлекая и её за собой. Однако, мысли о побеге вновь заняли его разум. Если бежать, то только вместе с сестрой. Ему понадобилось собрать всю свою волю в кулак что бы сдержаться и не наделать глупостей когда опередивший их Гаррис вышвырнул из кабины Джессику. Что-то случилось, та не могла стоять на ногах. Приблизившись, он с до боли стискивающимся сердцем от осознания того, что с её пробитой ногой им не убежать, склонился над сестрой. Вместе им не убежать, но кто-то должен был это сделать. Ради того что бы получить шанс вытащить их всех, он ничего не мог сделать что бы помочь ей. Если бежать, то прямо сейчас. Ничего, кроме как шепнуть на ухо:
- Прости...Прости, я вернусь за тобой. Обязательно.
После чего схватил Алекс за руку так крепко как только мог, и рванул вперед, в лес. Сию же секунду позади послышались крики, Мэйс бросился в погоню, выстрелы. Неужели он ошибся насчет оружия? Или это были вовсе не выстрелы? Невозможно было разобрать. Он бежал так, словно сама земля подгоняла его. Ветер завывал в ушах, дождь закрывал обзор. Нейт бежал вслепую, как можно быстрее, как можно дальше, как можно глубже в лес. Ветви без жалости хлестали по лицу. Очень скоро дыхание сбилось, и стало тяжким и частым, но он старался, изо всех сил, помня о том что от этого зависят не только их жизни. Еще через какое-то время Алекс не в силах больше бежать, упала. Её ладонь выскользнула из его руки. Нейт вынужденно остановился, и склонился над ней. В этот момент он даже не дышал, а испускал гортанные хрипы, словно умирающий. Здоровой рукой, он убрал рукой сырые волосы закрывшие её лицо. Погони вроде не было слышно. Но кто знает насколько они убежали? Кто знает, может пираты уже идут по их следу? Ураган многое не позволял расслышать. Лучше было не рисковать.
- Держись...Еще не много...Еще чуть-чуть...Держись. Давай же...Вставай... - с трудом поднявшись, он помог подняться и ей, перекинув её руку через свое плечо. Теперь они не бежали, просто быстро шли, так быстро как могли. С каждой минутой путь лишь усложнялся, Алекс было все хуже и хуже. Тяжело было переносить этот путь и ему. Казалось лес становился всё гуще и гуще, но желание спастись, и спасти тех кто остался продолжало и продолжало толкать его вперед. В какой-то момент лес начал редеть, появилась даже какая-то не то тропа, не то сильно заросшая проселочная дорога, а еще минут через пятнадцать пути, лес окончательно расступился открывая взору удивительное зрелище. Больше всего увиденная местность напоминала бескрасочный пейзаж из какого-нибудь мрачного готического фильма про грязное средневековье, с вампирами, проклятьями и тому подобным. Прямо перед ними расстилалась унылая, пустынная и грязная улица, по обоим сторонам которой располагались глинобитные и каменные дома с мощными деревянными каркасами с балками накрест. Машинально Нейт отметил что в окнах некоторых домов имелись стекла. Это был важный момент для того что бы определить в каком они вообще времени, в какой эпохе. Сильно побитая мощеная дорога повсюду изрытая колдобинами. Судя по длине улицы городок был не маленьким, вдали на окраинах вздымался небольшой холм, на котором через плотную завесу дождя угадывались смутные очертания замка или чего-то подобного. Казалось по городу прошлось какое-то проклятье, или чума, потому что выглядел он не просто пустынным, а безжизненным. Но еще страннее было иное. Внезапно Нейтану эта Богом проклятая местность показалось смутно знакомой, какое-то чувство дежавю. Казалось что он уже где-то когда-то видел эту пустынную улицу, тот холм с замком вдали. Тяжело дыша Нейт взглянул на Алекс ожидая какого-то вердикта, какого-то слова, хоть чего-то.

+2

11

Дальнейшее развитие событий, обернулось для него неожиданностью. Реймонд знал Нейтана всего ничего, но всё это время, до того момента как тот оставив Джессику на милость судьбы юркнул вместе с Алекс в лес, он совершенно не производил впечатление человека способного кинуть, ради того что бы спасти свою шкуру. Вскружила ему бошку поцелуем, вот он и променял одну девчонку на другую. Ох и роковая же чертовка! Мэйс тут же бросился в погоню, из кабины вышел Гаррис. На секунду Рей замешкался решая что делать: воспользоваться суматохой и тоже сбежать, или?...Питер схватил за щепу торчащую из ноги Джесс и резко выдернул. Девушка заорав не своим голосом, дернулась. Из раны хлынула темная кровь.
- Ори тварь! Ори! Сильнее!... - с безумной яростью в голосе прокричал он, мощным пинком ноги опрокидывая её на спину. Было понятно что Гаррис желал её не просто проучить в назидание другим, он желал убить её, заставить страдать убивая долго и мучительно. Рей полным сочувствия взглядом взирал на её искаженное волной дикой боли лицо, видел хлещущую из ран кровь, но не знал что делать. Кто для него Джессика? Никто по сути. Кто для него Питер? Гериец, за убийство которого ему придется дорого заплатить. За минувшие дни он видел достаточно что бы понять это, а так же, вероятно его шанс. Но оставит ли Гаррис в живых его, после того как расправится с девчонкой? В нерешительности он коснулся рукой холодной стали одного из кольтов скрытых за поясом.
- Кормишь обезьян, а те кидаются в тебя своим дерьмом! - придавив её ногой ногой к земле, обоими руками он с силой вонзил щепу в левое бедро Джесс. Та с новой силой взвыла от боли. Схватив за волосы. Питер приподнял её голову над землей, прокричав в самое ухо:
- Ори сильнее сука! Что бы он слышал! Что бы слышал как ты будешь подыхать!
Парой крепких ударов кулака разбив девушке лицо, Питер вновь резко вынул щепу, замахнулся для следующего удара, но ударить не успел. Пуля выпущенная Реймондом из кольта попала Гаррису в руку, заставив того невольно выпустить оружие экзекуции. Однако, того едва ли обеспокоила боль в предплечье. Бросив безумный, какой-то будто затуманенный, хищный взгляд на Рея, он словно не видя стволов обоих пистолетов направленных на него, схватившись второй рукой за нож резко двинулся на Рея:
- Стой, или я отправлю тебя туда, где тебя заждались, мразь - проговорил он попятившись назад. Шаг. Второй. Рей нажал на курок, пуля ударила в ногу и ухитрилась не причинить серьезного вреда. Ни кость не задела, ни крупные кровеносные сосуды. Гаррис лишь чуть припал на простреленную ногу. Рей выстрелил еще раз, теперь уже более удачно. Пуля угодив в область колена, заставила Питера глухо простонать. Нога подкосилась, и приближающийся монстр упал на одно колено. Не теряя драгоценного мгновения, Рей подскочил, подхватил щепу и обрушил её на голову Гарриса с такой силой, что та разлетелась градом мелких щепок. Питер обмякнув, тяжело рухнул на землю. Наклонившись над ним, Рей нащупал сонную артерию. Жив. Сняв с него рубашку, он так туго как только мог, перевязал тому руки. Естественно преграда так себе, она не сдержит Питера, но когда он начнет приходить в себя, Рей это услышит. Он будет готов. И лишь затем приблизился к едва-едва держащийся в сознании от непереносимой боли, и потери крови девушке, прицелился той в голову. Он это сделал не ради её спасения, а ради того лишь, что бы избавить её от этих чудовищных мук, выстрелом в голову. Её раны были ужасны. Сможет ли она ходить? Сможет ли он позволить себе бросить её так же как Нейт, зная о том насколько ужасна жизнь одинокой калеки в этом суровом мире?
- Ссуука... - сцепив зубы выдавил он из себя, нажимая на курок, стараясь не смотреть в её глаза. Вместо выстрела, кольт выдал лишь сухой щелчок. Рей несколько удивленно уставился на оружие в руке. В этот момент, совсем рядом, с другой стороны автомобиля послышались приближающиеся шаги. Мэйс. Обернувшись, Реймонд вскинул второй кольт. Дождавшись когда парень появится,  выстрелил трижды. Первые две пули попали куда-то в область груди, третья пробила шею. Подобрав нож Гарриса, он приблизился к еще живому Мэйсу и перерезал горло. Джессика была уже без сознания, но еще жива. Убрав оружие, Рей не сильно заботясь об осторожности поднял её на руки и отнес в автомобиль, чуть похлопал по щекам приводя в чувство.
- Эй-эй! Держись девочка моя, не отключайся. Фортуна пока еще на твоей стороне. Постарайся зажать раны руками. Слушай, не смей вырубаться. 
Затем отволок туда же Гарриса, и сам вновь сел за руль...

Отредактировано Raymond Boux (2014-09-19 11:38:32)

+2

12

Дерзкий побег стал последней каплей в переполняющийся чаше его выдержки и терпения. Гарриса просто разрывало изнутри от переполняющего гнева и необходимости гасить его, застилающей взгляд, перекрывающей все прочие мысли. Он выпустил на волю своего внутреннего зверя желающего крови, страданий и смертей и не смог его остановить. Он подставился, дал слабину. Теперь гнев несколько стих, во рту сильно пересохло. Полусидя он валялся на чем-то мягком, пустоту образовавшуюся где-то внутри стал заполнять рокот, сначала доносящийся будто из дали, из густого словно вязкая тягучая масса тумана, он все более и более крепчал, перерастая в неравномерный рев. Этот звук никуда не исчезал, он окутывал и завладевал его лениво пробуждающимся сознанием, вместе с ворвавшимися в его дремоту колом воспоминаний и эмоций разорвавшем в клочья эту невесомую иллюзию упоительного безмятежья, отзывающимся колющей болью в плече, и раскалывающийся от тупой, ноющей боли голове, срывающей с его губ приглушенный стон. Почему-то его трясло словно в лихорадке. Еще до того, как Питер лениво поднял отяжелевшие веки, он понял где находился. Ревом был звук заходящегося на высоких оборотах двигателя, а лихорадочной тряской был тряск неизвестно как еще не развалившегося автомобиля. Первое на что наткнулся его взгляд, стал обращенный к нему напряженный, уставший взгляд Реймонда сидящего за рулем. Не произнося ни слова скосив взгляд вперед, Гаррис увидел мутный луч единственной фары с трудом освещающий размытую грунтовую дорогу, или то что называлось ею. Тьма поддернутая рябью дождя была густой и холодной. С каждым выдохом с его губ срывалось небольшое облачко пара. Он попробовал пошевелиться но что-то было не так. Руки. Они были чем-то туго связаны. Он пригляделся. Связаны его собственной рубашкой. Но было что-то еще мешающее двигаться, размять затекшие конечности. Рядом лежала девчонка, без чувств но еще живая. Он чувствовал как её еще теплая кровь из глубоких ран в ногах, разбитых губах, и переломанного носа пропитывала его брюки, майку, стекала по коже. В детстве он как-то напоролся губой на острый сучок и первый раз в жизни почувствовал во рту вкус боли и крови, она разбудила в нем нечто невообразимое, пленительное. Так и теперь, он почти чувствовал вкус этой крови, словно в первый раз. Многие сотни, и даже тысячи раз он чувствовал как чья-то кровь окропляла его тело, оседала на губах. Но никогда еще она не пробуждала тех чувств, что пробуждала сейчас. Это было страстным желанием. Он хотел её. Гаррис медленно скосил взгляд на Реймонда. Гребанный герой одиночка. На что он рассчитывал оставляя его в живых? Питер не сомневался что у вояки были какие-то расчеты на его счет, а иначе он бы не трясся сейчас здесь. Только он собрался просто интереса ради поинтересоваться, как тряска внезапно прекратилась и дорога стала заметно ровнее. Вместо язвы, он бросил взгляд вперед. Грунтовка сменилась давно не ремонтировавшимся асфальтовым покрытием. Далеко впереди, среди гущи лесов, словно мотыльки сверкающие в ночи показались огни домов. Лишь теперь Питер приблизительно мог определить куда его закинула судьба. Земли Рокхарда, а городок впереди был ни чем иным как городок Гринфорт - с виду самая обычная, идеалистическая местность затерянная в лестной глуши, примкнувшая к берегам туманных вод. Судя по тому рвению с каким Реймонд мчался туда, он ни о чем не знал. Губы Гарриса тронула едва заметная, легкая ухмылка.

+1

13

Пираты обратили на них внимание, и в этом не было ничего хорошего. Одни желали убить, другие, наверное, использовать как пушечное мясо. Джессику бесцеремонно выкинули, и Алекс преодолевая боль поднялась, дабы подойти к той и оказать ей медицинскую помощь, какую сможет в сложившейся ситуации.  Однако того, что произошло дальше, Янг точно не ожидала. Вот Нейт подходит к Джессике, что-то ей говорит, а потом хватает Алекс и тащит ее в сторону леса. Было без слов ясно, что он принял предложение Алекс и даже бросил свою же сестру. Это немного ошарашивало. Ведь еще не так давно Нейт рискуя и своей и жизнью девушки пытался спасти Нила от полчища пиратов. А теперь бросает сестру? Но эту мысль она могла бы развить в спокойной обстановке, а сейчас ей приходилось концентрироваться на каждом движение, бежать со всех ног. За ними гнались. Возможно, стреляли, но Алекс уже ничего не слышала кроме своего шумного дыхания, гула в ушах. Ветви деревьев хлестали по лицу, но она знала, что нужно бежать и только вперед.  Сколько они так пробежали, трудно было сказать, она совсем потеряла счет времени. Дышать становилось все труднее. Теперь каждый вдох был подобен тому, что кто-то вонзил нож в легкие и проворачивает его медленно.  Воздуха стало совсем не хватать, а боль уже было трудно подавлять, тогда-то она споткнулась и упала, понимая, что просто не осталось сил больше. Она бы хотела сказать Нейту, чтобы тот бежал дальше и не останавливался. Это не благородство, это просто логика и закон выживания. Зачем гибнуть всем, когда  хоть один может спастись.  Она почувствовала его прикосновения к лицу, как он убрал мокрые волосы в сторону, посмотрела на него, попыталась сказать то, что хотела, но лишь жалобно простонала. Нейт помог ей подняться с трудом, но она это сделала, прекрасно понимая, что бежать не сможет дальше. Видимо, это понимал и Нейт, но не бросил ее, а перекинул в следующий момент через плечо. Мир вдруг перевернулся с ног на голову. Весь путь прошел в каком-то забытье, в борьбе с болью, но все же ей было легче, чем тому, кто ее тащил. За прошедшее время она смогла привести дыхание в норму и немного даже вернуться в нормальное состояние, насколько оно было возможно в сложившейся ситуации.
- Ндааа...- задумчиво протянула Янг, когда мир вновь вернулся в привычное состояние, иначе говоря, когда она вновь оказалась на ногах. Представшая картина заставила поежиться, вызывала какой-то детский страх, что хотелось спрятаться за мужчиной или убежать. Смешно, учитывая, что она пережила на лайнере. И все же идти еще куда-то не было сил. Что ж это мрачное пристанище ничем не хуже всего прочего, что она уже видела. Единственное, как-то настораживал один факт помимо мрачности, настораживал очень сильно
- А где же все местные жители?  И что их отсюда заставило уйти? - озвучила она свои сомнения и подозрения. Впрочем, об этом можно было подумать и позже. - Но это не так важно, полагаю, нам стоит укрыться в одном из этих домов и переждать непогоду.
Побег это, конечно, хорошо...только вот у них даже не было никаких съестных припасов, не говоря о медикаментах. Так что все что у них сейчас было это крыша и время передохнуть, что тоже в общем-то не мало. А главное, они были живы. И Алекс надеялась, что Джессика тоже будет жива, зная нрав капитана, она опасалась сейчас за последствия их побега. Джес ведь ей даже успела понравиться за их короткое знакомство.
- Пойдем, хватит мокнуть, - она взяла Нейта за руку и потянула к одному из домов, что взирал на них мрачно своими черными стеклянными глазницами. Она толкнула дверь и та со скрипом открылась. В доме было темно, но сухо и безветренно.
- Неплохо бы было развести огонь, но разумно ли, да и не из чего, - Алекс огляделась по сторонам. Они оказались в небольшой комнате, наверное, раньше служившей гостиной, судя по очертаниям предметов и тому, что здесь был камина. Янг слегка терла свои плечи, словно пыталась согреться, подходя к камину. Зубы слегка постукивали от холода. Болела грудь, хотелось спать, но в чем-то сухом.
- Может, стоит поискать, хм не знаю какие-нибудь сухие тряпки? - с сомнением в голосе произнесла Алекс и посмотрела на Нейта, которого сама и не заметила, как снова взяла за руку, словно боялась, что он сгинет в этой темноте.

+2

14

Он слышал Алекс, каждое её слово. Но по прежнему будучи не в силах выдавить из себя ни единого слова, покорно позволил ей увлечь себя за собой к одному из ближайших к ним двухэтажных домов. Мыслила она в верном направлении: чем бы ни было это место, куда бы ни запропастились его жители, а одно из этих пустующих зданий прекрасно подошло бы для жизненно необходимого им временного укрытия от непогоды, что бы оклематься, придти в себя и решить как действовать дальше. И лишь когда пронизывающий до костей ветер и промозглая сырость остались за скрипучей дверью, а воздух наполнил уже до боли знакомый затхлый запах гниения и ветхости, Нейт нашел в себе силы выйти из внезапно поглотившей его гнетущей прострации, единения с волнительными мыслями забивающими голову немым укором и более менее взять себя в руки. Пожалуй если бы не Алекс, он бы сейчас развернулся и с той же отчаянностью помчался обратно, понадеявшись на то что не опоздал. Когда она снова взяла его за руку, он почувствовал некоторую долю поддержки в тепле её руки, исходящей от неё уверенности в том что всё будет хорошо, что однажды он так же возьмет за руку Джесс, и расскажет ей о том, как чертовски переволновался за неё, как сильно он сожалел о том что пришлось её оставить.
- У меня уже есть кое-какой опыт разжигания костров в подобных местах... - кисло ухмыльнувшись наконец произнес он - ты обыщи первый этаж, я посмотрю что на втором.
Еще несколько секунд, не решаясь выпустить её ладонь, он глядел в её лицо, смотрел в эти уставшие глаза, силясь сказать как много для него значит её присутствие рядом в такой момент, как много для него значит сестра и как тяжело ему будет пережить её гибель, но так и не найдя в себе сил на это, отпустил её ладонь и не оглядываясь направился к лестнице ведущей на верхний этаж. Поднимаясь по скрипучим ступеням он думал о Джессике. Он надеялся что Гаррис не убьет её. Не похоже было что бы кэп был человеком слова, и сдержал данное на берегу обещание о сорока днях, но если бы он хотел убить их, или кого-то из них, то давно бы уже это сделал и не таскал бы сейчас за собой. С иной стороны кто его знает как он поведет себя теперь, когда от былого величия остались лишь обломки. Второй этаж занимал коридор с единственным окном и двумя пыльными шкафами для книг, а так же единственная довольно просторная комната, дверь в которую была распахнута настежь. Истлевший ковер на полу, кровать со скомканным одеялом, бельевой шкаф, и не единой души. Чертовски знакомая обстановка, практически как тот же гиблый особняк, только в миниатюре. Первым делом он направился к шкафу, дернул ручку на себя и инстинктивно отстранился. Нет, на сей раз внутри был не изувеченный труп, а лишь запылившаяся одежда: рубахи, майки. Как-то отстранено, словно на автомате взяв пару рубах, он почувствовав что более не в силах сдерживать себя, швырнул их в сторону, ухватившись за угол шкафа, с силой опрокинул его вниз. Тот с грохотом повалился на пол, поднимая клуб пыли. Подобрав отвалившуюся дощечку, он с яростью ударил ею по шкафу, затем еще, еще и еще, и еще, всё сильнее и сильнее стискивая зубы до боли в деснах. Доска с каждым ударом всё сильнее и сильнее вгрызалась в ладони, он колотил и колотил пока тот не развалился в бесформенную груду обломков, а доска не переломилась пополам, вымещая всю накопившуюся ярость, как тогда на зомби, чей череп он разбил, а кости вбил в промерзшую землю. Затем он тяжело дыша, осмотрел дело рук своих, мысленно коря себя за то, что не может так же сделать с теми ублюдками от коих приходится бежать. Однако, тем не менее стало легче. Намного. Он подобрал несколько досок, прихватил пару рубах и вышел за дверь, в коридоре подобрал несколько наиболее годных для розжига книг и спустился вниз.
- Ну вот, считай для розжига у нас всё есть. Представляешь? Здесь даже сухая одежда имеется, а наверху всё что нужно для проведения бурной ночки, прям как специально для нас оставили. Теперь дело за малым, осталось лишь найти чем выбить искру.
Помня о том насколько тяжело ему далось разжигание костра в том особняке, он конечно же несколько слукавил. Ну, а чем черт не шутит? Тогда едва не окоченел насмерть, а тут раз и разожжется. Как-никак один снаряд дважды в одну и туже воронку не падает. Он опустил рубахи на спинку стула мимо которого проходил, а доски понес к камину:
- Переодевайся, если надо я так уж и быть, отвернусь. Наверно. Нашла что-нибудь?

+1

15

Еще минут тридцать, до того как Рей наконец выехал на более-менее нормальную дорогу, автомобиль бился, как в лихорадке, кряхтел, скрипел и бренчал подпрыгивая на многочисленных ухабах раскисшей грунтовки. Джессика вскоре все таки отключилась, Рей остановился стянул с неё топ и разорвав его, как мог перевязал самые серьезные раны. Кровотечение было столь сильным, что вскоре пропитало повязки. Несколько раз автомобиль угодил в глубокую не то колею, не то в рытвину сильно ударившись днищем, при этом явно повредив что-то. По стеклу пошла паутина трещин еще более ухудшившая видимость, а в области двигателя появился подозрительный скрежет и клокот. Нужно было остановится и посмотреть, но каждая остановка была чревата опасностью увязнуть в грязи. Он и так рисковал когда остановился что бы перевязать Джесс. Как бы он ни старался, а ехать без очень резких рывков и поворотов плавно регулируя скорость не получалось. Рей всего то третий раз водил автомобиль, а при таких условиях и вовсе первый раз в жизни. Он с детства не любил этот вид транспорта. Кроме того, усталость и волнение которые доводили его чуть ли не до нервного тика так же накладывали свой отпечаток: хватит ли горючего? Не остановится ли двигатель от этого клокота, да при такой тряске? Оказаться в глуши при такой мерзкой погоде мало приятного, его уже начинала пробивать дрожь от холода, а с губ нет-нет до срывалось облачко пара. Даже если им удастся добраться до какого-нибудь населенного пункта, в этом тоже был свой риск, и не малый - кто-то открыл огонь по ним желая утопить. Но в последнем случае он по крайней мере знал чего стоит сторониться: пушки были дальнобойные, огонь прицельный. Такие в какой-нибудь дыре с группой сельчан не установишь. Когда с приглушенным стоном очухался Гаррис, Рей встретил его напряженный взглядом, давая понять что врасплох не позволит себя застать, одной рукой при этом сжав рукоять револьвера скрытого за поясом, который он собрал перед тем как отправиться в путь. Надо признать Питер толк в оружии знал, револьвер был не прост, с несколькими режимами стрельбы и особым спусковым механизмом позволяющим на порядком увеличить выходную скорость пули. Рей слышал о таких, но видел впервые, как и многое за последние дни, не исключено конечно что и собрал неправильно, но это маловероятно, года службы в войсках даром не прошли. Гаррис глупостей не совершал, сидел вроде смирно, даже слова не проронил. Не то остыл, не то поджидал удобного момента. От него можно было ожидать всего что угодно, но и Рей не расслаблялся. Лишь когда тряска несколько поутихла, а грунтовка сменилась каменистым покрытием он позволил себе вздохнуть несколько спокойно. Далеко впереди виднелись огни домов, именно туда он и направился. Иного выбора не оставалось, ему нужно было тепло, еда и постель, а Джессике помощь. Судя по количеству огней, городок был небольшой, однако расположен почти на берегу моря. Там в дали был виден просвет от лесного массива, типичный для приморских городков. А посему не малая доля волнения тем не менее присутствовала. Что если стреляли оттуда же? По мере приближения появлялись и некоторые признаки какой-то ухоженности: дорога становилась всё более ровнее, появилась деревянная ограда отделяющая трассу от лесного массива, разметка, чуть покосившиеся указатели гласящие о ремонтных работах, угрозе обвала и крутых поворотах впереди. До городка под названием "Гринфорт"  добрались минут через сорок. Питер так и не предпринимал никаких попыток высвободиться, а волнение перед недружелюбностью городка окончательно исчезло еще километра за два до въезда. Больше всего увиденная местность напоминала какой-нибудь курорт, от коего сразу же повеяло не опасностью, а какой-то уютной, теплой атмосферой. Аккуратные деревянные дома с покатой крышей, столбы освещения, своя линия электропередач. Везде не смотря на непогоду порядок, ухоженность. При иных обстоятельствах Рей с удовольствием приехал бы сюда на недельку другую косточки погреть. На въезде в город их встретил крепкий мужчина в офицерской форме, лесоруб в полосатой рубашке и потертых джинсах с топором на плече, и девушка с парой кружащих рядом детей лет десяти и пятнадцати.
- Добро пожаловать в славный город Гринфорт, господа! - поприветствовал их офицер, когда автомобиль наконец остановился и всё пугающее осталось позади.
- Благодарю - устало ответил Рей выбираясь из кабины - Мы...Потерпели крушение в нескольких километрах отсюда. Там в кабине девушка, ей срочно требуется медицинская помощь, и мужик коему чуть снесло крышу. Его бы за решетку что бы поостыл не много...
- Да...Буря сегодня разразилась знатная... - протянул офицер задумчиво потерев недельную щетину на подбородке -...а вам, я как погляжу нужен отдых?
Рей изобразил на губах некое подобие саркастической ухмылки:
- Да, вы чертовски прозорливы...Душу продам за теплую постель и чашку горячего чая...
- ...И теплую одежку. Кейти, пристрой морячка. Выдай пока за счет Брайана паек, одежду и номер - он кивнул девушке на Рея, после чего снова обратился к парню - Это Кейт, заведующая местной гостиницей, а я Джон Вайз, представитель местных органов правопорядка
- Сержант Реймонд Боукс - представился Рей, пожав протянутую руку...

+1

16

Этим вечером, Джон согреваясь чашкой горячего, ароматного чая, сидел в кабинете своего участка, прислушиваясь к навевающему сон барабанящему снаружи дождю и завывающему свисту ветра. Он вспоминал юную, непорочную малышку Лиз. Она была красавица, это точно. Он сохранял ей жизнь столько, сколько мог. М-мм такие легкие. После того как она проснулась и увидела его ножи, Лиз только и делала что говорила, говорила, говорила, умоляла и торговалась за свою жизнь. Джон работал очень осторожно, что бы не повредить артерии, поэтому Лиз не потеряла ни одной лишней капли крови, и жила гораздо дольше. Когда с нею было покончено, он вынул эти легкие и убедился что они были столь же прекрасны, как и те голоса которые они издавали. Возможно он сохранит их, вместе с её языком. Звук приближающегося автомобиля прервал его размышления. Рановато они вернулись. Как же он не любил когда его отрывали дела на которые у него нет никакого настроения. Допив чай, Джон вышел за дверь, под холодный дождь. Встречать Грега с Лукасом вышли так же Том, и Кейт со своей ребетней. Забирая Лиз, он пригрозил ей что если та не станет вести себя как подобает ордену, то заберет и двух оставшихся у неё сорванцов. Присмирела пока, но зная её норов, детей можно было забирать хоть сейчас. Он был уверен что в каждом из них было что-то не менее прекрасное чем легкие Лиз. Джон не подал вида своему удивлению когда из машины вместо Грега вышел чужак. Он хорошо представлял себе кто это мог быть, и откуда. Оправив сержанта с Кейт, Джон взглянул в кабину. Девчонка пробудила в нем воспоминания о том, как бывший верховный надзиратель корчился на полу, истекая кровью.
- Том, здесь по твоей части. Брось свой топор, вытряхай её, подлатай. Я загляну утром.
- Хорошая куколка - протянул тот, взбираясь в кабину со стороны другой двери. Выволочив её, он подхватив обмякшее тело на руки и поволок девушку к себе, а Джон проворно защелкнул "браслеты" на руках мужика. В нем чувствовалась хорошая герийская жилка, густая закваска. Удивительно как тот еще не разорвал тряпки сковывающие запястья.
- А тебя морячок, я забираю к себе. Посидишь вечерок, а там поглядим
- Утром ты будешь глядеть, как я буду выпускать твои кишки, гавноед - рыкнул в ответ тот, зло зыркнув ему в глаза. Но не увидел в них ни сомнений ни страха:
- Может быть тебе дать хуй - в зубах поковыряться, говорун? Шевелись давай!
Он силком вытряхнул мужика из машины. Тот не удержавшись на ногах свалился в грязь, и только тогда Джон заметил простреленную в двух местах ногу. Выдержке морячка можно было позавидовать. С трудом поднявшись на здоровую ногу он лишь оскалился в ухмылке. Самонадеянный болван.
- Правильно делаешь что скалишься. С такими зубами не смеются. Шагай - Джон толкнул его в сторону участка. Тот ковыляя на здоровой ноге, изредка припадая на больную шипя при этом и постанывая словно раненный зверь, покорно двигался вперед. Джон никогда не стремился к шикарной жизни в престижных, дорогих столичных городах. Но если тамошние жители галдят в половину так много как заключенные при его появлении в подземном тюремном блоке, то он не много потерял. 
- Я их слышу...Крысы...Крысы в стенах...Хватит меня мучить, грязные маленькие крысы...Я их слышу...Такие вкусные... - бормотал безумный Марти - давно слетевший с катушек в одиночке, бывший инспектор, чей нынешний рацион состоял из крыс, да отходов далеко не первой свежести. Его жалкая жизнь уже клонилась к закату, но он еще послужит ордену. Проходя мимо, Джон лишь скосил на грязного, облезлого Мартина полный презрения взгляд. Помимо того что крысы сами плодились в этом дерьмище, отловленных и мореных голодом он лично запускал в камеру. Безумец пожирал тех кого мог отловить, а те кто оказывались более проворными медленно пожирали его 
- Я не стану делать так как вы хотите! Ни за что, я не стану связываться с чудовищами! - закричал другой заключенный когда проходили мимо его камеры. Этот сидел всего ничего, но был близок к помешательству. Проходя мимо, Джон ударил кулаком по решетке:
- Заткни свою грязную пасть Манфред, пока я тебе её не заткнул!
Совмещая приятное с полезным, морячка Джон не снимая с него браслетов, бросил в камеру к грязной беременной шлюхе с тупым именем Зои. После чего отправился обратно наверх. Нужно было выспаться перед новым днем...

+1

17

Население возводящее историю этого изменчивого мира, столь же велико, сколь многогранно. Одни всю жизнь торчат в центре, страшась неизвестности, страшась шагнуть за край, становясь рабами системы, марионетками верховных господ. Они создают известную всем историю. Мы не выбираем как начать свою жизнь, великое начинается с поступков. Есть иные, творящие иную, скрытую историю и их не мало. Волна смелых, амбициозных горящих энтузиазмом, жаждой новых знаний, которую ничто не способно сдержать, постоянно и безостановочно движется вперед, заполняя всё новые и новые необозримые, дикие, неисследованные пространства. Завоевывая их, преображая в крупные, развивающиеся города. Рей всю жизнь мечтал побывать в таких местах, стать какой-то частью этой безудержной волны. Но всегда было то что держало его в оковах системы. И вот он здесь. И чем дальше он погружался в этот город следуя за Кейт, тем больше убеждался что Гринфорт служил живым доказательством тем рассказам и историям о дальних странах и городах чьи жители жили по своим законам, словно одной большой семьей. И пусть городок этот выглядел совсем небольшим, с от силы парой тысяч жителей, где-то возможно даже угрюмым, но Рей был уверен: стоит приехать сюда лет через пять-десять, и здесь можно будет увидеть полноценно разросшийся город с десятью, пятнадцатью, двадцатью тысячами жителей. Небольшая, кривая улица по которой они шли, была пуста и безмолвна, что не удивительно при такой то мерзкой погоде. Немногочисленные уличные фонари здесь почему-то были разбиты, единственным источником освещения едва разбавляющим густую темень, служил свет в некоторых окнах одно, двух, трехэтажных домов из дерева и камня, самых разных конструкций и архитектурных особенностей, пропитанные духом сырости и разложения, впитавшие в себя и счастливые, и дурные воспоминания своих обитателей. В некоторых из них располагались магазины, угольный склад, аптека и рыбная лавка. Несмотря на то что все торговые заведения были закрыты и судя по всему уже довольно давно, увиденное свидетельствовало о каком-то развитии бизнеса, в городке шла торговля. Но с кем?
- И давно у вас магазины закрыты? - решился поинтересоваться Рей у шагающей впереди девушки
- Ага. Сюда мало кто ездит - поежившись в легкую, явно не по погоде, уже промокшую до нитки курточку коротко буркнула та в ответ, который несколько сбил Реймонда с толку
- А как же сами жители? Торговля? Ведь...Ведь здесь должен процветать бизнес? Нет?
- Гринфорт вполне может сам о себе позаботиться
Вопросов меньше не стало, но судя по немногословным ответам Кейт, та не была настроена на разговоры, да и Рею хотя бы просто для того что бы вернуть своему мозгу способность мыслить рационально необходим был отдых, а посему решив оставить расспросы на завтра, а возможно и на более поздний срок, далее плелся молча. Сейчас он чувствовал себя так, словно готов был проспать весь остаток своих дней. Вскоре они вышли на нечто напоминающее полукруглую городскую площадь, к которой сводилось единственное городское шоссе, и испещренные улочками тесные ряды зданий, среди коих особо выделялось приземистое трехэтажное здание гостиницы "Хеллен", рядом с которой располагались еще пара магазинчиков и унылого вида кафе, тоже закрытые. Но зато хоть фонари здесь были целы, и работали вполне себе исправно. Как, чем жители интересно способны обеспечить себя, если длительное время не ведут никаких торговых отношений? Не одним же гостиничным бизнесом? Нет, что-то тут не сходится. С этой мыслью, Рей вошел за двери гостиницы. В тот же миг в лицо ему дохнуло ароматами ветхости и разложения. В воздухе витали и запахи старых, давно зачитанных книг, и ароматы пожухшей от ветхости бумаги, и резкие запахи гниения, источаемые, по всей видимости, старыми водопроводными трубами и прочими обслуживающими здание системами снабжения. Рей спешно осмотрелся, пытаясь привыкнуть к царившей внутри обстановке. Из небольшого коридора, по которому они пришли в холл, доносилось непрестанное и монотонное тиканье старинных часов, которое еще более навевало сонливость. У стены, неподалеку от скрипучей деревянной лестницы, уводящей во тьму второго этажа, стояла небольшая обшарпанная регистрационная стойка. Рядом большой шкаф и ряд небольших деревянных ячеек, в пыльной глубине которых покоились ключи от номеров. У стойки склонившись на кипой бумаг стоял угрюмый, крупный мужчина, чистокровный гериец: огромные руки с большими толстыми пальцами лениво перебирали листы бумаг, неаккуратно расстегнутый ворот поношенной рубашки обнажал массивную, но очень короткую шею, тут же переходящую слегка вытянутую угловатую голову с выпирающим широким лбом. Лицо его дополняли жидкая рыжеватая бородка и маслянистые усы того же оттенка, что и жирные грязно-рыжие патлы, свисавшие с квадратной головы. Правее от стойки и шкафа находилась запертая дверь, на которой тусклыми буквами было указано: "Не входить. Только для персонала." Судя по затертой до блеска медной дверной ручке, пользовались ею довольно часто.
- Что угодно? - оторвавшись от бумаг, сухо произнес мужчина расслышавший приближающиеся шаги
- Он моряк, они потерпели крушение неподалеку - быстрее чем Рей успел открыть рот, объяснилась за него Кейт - распоряжение Джека, отрядить ему комнату, паек и сухую одежду
- Нет-нет, я так хочу спать, что одной лишь комнаты мне будет достаточно...
Мужчина угрюмо уставился на него своими огромными, казалось бы немигающими глазами
-...По крайней мере на сегодня, а утром поглядим.
- Есть для вас комната, на третьем этаже. Просторная комната, но без воды... - повернув свое грузное тело к ячейкам, он соскреб с одной из них бряцнувший потертый медный ключ - я вас провожу
Рей, вероятно где-то чрезмерно дерзко, но ловко выхватил у того ключ, с выбитым номером - сорок девять
- Право, не стоит, я же не кисейная барышня, если никаких формальностей более не нужно, то я пожалуй сразу отправлюсь на боковую.
- По лестнице направо почти в самом конце коридора. - пояснила Кейт, взмахом руки остановив дернувшегося было мужчину. Рей согласно кивнув направился вперед.

0

18

- Договорились, - ответила Алекс, когда Нейт вышел из какой-то прострации и предложил обыскать этажи. Он смотрела на нее и Алекс понимала его переживания относительно сестры и даже чувствовала немного вины, ведь это она подвигла его на побег. Впрочем, вины было совсем мало, главное выживание. Оставалось надеяться, что с Джесс будет все в порядке.
Признаться, убежать, то они вроде убежали, но вот теперь надо было как-то еще и выживать. И все равно здесь она ощущала легкое чувство безопасности.  Алекс отправилась обыскивать первый этаж. Дом, в котором когда-то жили люди, наполненный множеством воспоминаний для тех, кого больше нет. Он словно молчаливый хранитель воспоминаний взирал на незваных гостей с немым укором, что они так бесцеремонно вторглись. Дом был небольшим, на первом этаже располагалась гостиная, столовая и кухня. Из кухни же вела дверь в подвал, однако туда соваться Алекс пока не стала, хотя бы оттого, что ничего бы не смогла там увидеть, а вот споткнуться и что-нибудь сломать с большой вероятностью.  На кухни она нашла немного посуды, покрытой толстым слоем пыли, кусок заплесневелого хлеба, или точнее того, что было хлебом, а так же бутылочку нераспечатанную бренди, судя по надписи. Взяв пару стаканов и бутылочку, Алекс направилась обратно к камину, надеясь, что улов Нейта будет пользительнее. По дороге подумала, что стулья можно будет использовать в качестве дров. И все-таки нет-нет да по спине пробегали мурашки, словно что-то зловещее  таилось в темноте и наблюдало за ними. Возможно, сие был обычный страх. Послышался грохот на верху, и Алекс уже было подбежала к лестнице, а потом остановилась. Вряд ли в доме кто-то был, а Нейту, видимо, нужно было выпустить пар. Поэтому она расположилась у камина, ожидая своего партнера, сопутешественника, приятеля по несчастью...как-то не было у Нейта определенного статуса. Они просто вот уже сколько дней выживают вместе. Услышав шаги, Алекс обернулась.
- Что ванна в шампанским и кровать в  лепестках роз? - иронично ответила Алекс, на замечание о бурной ночке. А вот рубашки это было хорошо, хотя, конечно, еще бы им штаны пригодились, ну не все же сразу получить. Хотя вообще странно, что еще какие-то вещи остались в пригодном виде.  От мыслей отвлекло упоминание, что им надо искру выбить, а Алекс кажется, что-то похожее на огниво видела на кухни у печи. - Секунду, - она скрылась за углом, уже так по хозяйски, словно это был ее дом. И вскорости вернулась с приспособлением, которое и вручила Нейту.
- Может, это подойдет, - сама же вытянула у него из рук одну из рубашек. - И не наверное, а точно. Лучше займись огнем в камине, - хмыкнула она, ожидая, когда Нейт отвернется.
- Что же до нашла, то не густо. Бутылку бренди, вроде, - кивнула на небольшой столик. Наконец, когда Нейт занялся огнем в камине, Алекс начала снимать одежду, повернувшись к нему спиной, чтобы просушить ее. Майка легла на стул, Алекс накинула рубашку, ощущая приятное прикосновение сухой одежды и не важно, сколько она в пыли пролежала. После на стул легли брюки и прочая оставшаяся  одежда,  благо рубашка была длинной достаточно.
- Кстати, есть идеи, что делать дальше? - поинтересовалась она, продолжая возиться с одеждой.

+1

19

Пока Алекс куда-то бегала, Нейт более-менее уложил дрова в камин. На преподнесенное огниво он взглянул чуть удивленно вскинув бровь. Нет, конечно логично что здешние жители могли и вовсе не знать о спичках, зажигалках, и тому подобном, но от такого количества совпадений затрагивающих далеко не самые приятные воспоминания, становилось как-то не по себе. Как бы там ни было, а его предположения оказались верными. Стоило всего лишь дважды высечь густой, яркий сноп искр, что бы бумага вспыхнула, а дрова затрещав лениво занялись разгорающимся пламенем разнося тепло по холодному жилищу. Нейт не был бы Нейтом, если бы не взглянул на переодевающуюся Алекс, что он без зазрения совести и сделал положив огниво на столик. После чего подхватил бутылку, свинтил подгнившую крышку и сделав парочку не самых маленьких глотков, на секунду блаженно зажмурился, как налакавшийся валерьянки кот. Тепло растеклось по телу, слегка ударив в голову. По сравнению с той огненной дрянью оставляющей ощущение проглоченной наждачки которую он пил в пещере, бренди приготовленный явно не кустарным способом казался просто чудодейственным напитком. В ожидания Нейта отнюдь не входило то, что Алекс снимет еще что-то помимо отсыревшей рубашки. Когда его взгляд на мгновение зацепился за то, что когда-то скрывали её брюки, Нейт усилием воли заставил себя отвернуться, и от греха подальше подойти ближе к костру. При иных обстоятельствах он бы как и тогда на пляже с поцелуем, не задумываясь дал бы волю своим рукам, и не только им. Но сейчас, когда Джесс была в опасности, пускаться во все тяжкие было как-то...Неправильно. Благо костер почти сразу выветрил занявшие разум пошлые мысли. Пляшущие языки пламени почему-то напомнили ему его же самого, Алекс, Джесс, Джея и остальных в то отчаянной, то зардевшийся надеждой попытке выжить. Дрова для огня подбрасывает само течение жизни. Он то разгорается, то затухает. Враги лишь иногда запускают в топку кочергу, чтобы расшевелить огонь.
- Переведем дух, осмотрим городишко, и вернемся к берегу. А дальше по обстоятельствам. - произнес он, в ответ на её вопрос, пытаясь убедить как Алекс, так и в первую очередь самого себя в том, что им действительно требовалось осмотреть город, ради того что бы увеличить шансы на спасение Джессики, потому что страшился иной, пугающей истины которая порой беспокоила его. Таинственность манила его к себе. Манила со страшной силой, вынуждая дорожить жизнью близких. Он был словно безумный, давно слетевший с катушек наркоман постоянно желающий новую дозу, новую порцию острых ощущений заставляющих кровь бурлить в жилах. Когда-то их попытка выжить, вернуться домой, к прежней жизни, напоминала ему постоянное падение в темную бездну неизвестности, но теперь падение в его сознании всё более и более имитировалось, как взлет в небеса, он желал не просто выжить, а почувствовать вкус жизни за которую они так бьются. Но при всем при этом он боялся остаться один, по настоящему страшился одиночества.
- Согласна. Думаю, все будет хорошо - тем не менее согласилась с ним Алекс, и приближаясь к камину добавила - переоденься, не хватало ещё тебе простыть
Нейт согласно кивнул, и передав ей бутылку поднялся, на ходу, стараясь по минимуму тревожить прострелянное плечо снял сырую рубаху, уже давно превращенную в лохмотья. Перед тем как одеть сухую, бросил косой взгляд на старую рану в боку. Та уже затянулась, почти не беспокоила его. Почти.
"Надеюсь я доживу до того момента, когда при взгляде на шрамы, буду вспоминать минувшие дни с ностальгической ухмылкой"
Прекрасно помня о крайне неприятной гамме ощущений, когда пришлось бродить по пещерам, тонуть, гореть, и замерзать в одних лишь трусах, Нейт решил ничего кроме рубашки не снимать. Возвращаться к камину, возле которого сидела полуобнаженная Алекс, о которой он почти что грезил, и при этом пытаться держать себя в руках, было что-то из разряда невыполнимой миссии. Взгляд на огонь, больше не отвлекал на иные мысли, но тем не менее он попытался, вновь взяв бутылку: 
- Розы, шампанское...Да, женщины любят подобные вещи...
Нейт глотнул еще бренди, что стало ошибкой. Алкоголь выпитый на пустой желудок, львиной долей хмеля ударил в голову, и развязал язык:
- К сожалению вынужден признать что люблю тебя, и не сомневаюсь в твоей любви ко мне
Произнесенная фраза, скорее относилась к разряду тех что у трезвого на уме, то у пьяного на языке. По сути сказанные слова были правдой, вот только на слуху они почему-то оказались отнюдь не столь романтичными, какими витали в его мыслях

0

20

Не обращая никакого внимания на крайне скудную обстановку в предоставленном ему номере за обшарпанной, скрипучей дверью с потускневшей табличкой, Рей бросив ключ на тумбу из открытого шкафчика которой свешивались какие-то пожелтевшие бумаги, сразу же направился к кованной кровати застеленной недавно выстиранным, выцветшим бельем, и не раздеваясь, лишь разувшись, да убрав оружие под подушку, лег под одеяло, укрывшись с головой. Несмотря на сырость одежды и продувающие местами сквозняки, было уютно, мягко, и тепло. Как же давно он мечтал об этом. Так давно, что в какой-то момент перестал даже надеяться. После столь уютной ночи и умереть будет не жалко. Еще бы фигуристую, сисястую девицу под боком, и можно сказать что жизнь удалась. Почти сразу коснувшись головой подушки, Рей провалился в пленительное, безмятежное царство Морфея. Но вероятно того спокойствия которого Рей так долго желал, он пока еще не заслужил, поскольку долго поспать ему всё таки не позволили. Когда в его сознание ворвался премерзостный скрип отворяемой двери, Рей не двигаясь инстинктивно распахнул глаза. Одновременно с этим, послышались тяжелые, медленно приближающиеся, крадущиеся шаги. На секунду затаив дыхание, он прислушался. Ему это не нравилось, взгляд волнительно забегал. Рей распахнул одеяло, и тут же его взгляд уперся в разделочный тесак занесенный над его лицом. Единственное что успел Рей, это рефлекторно дернуться с замеревшем в испуге сердцем, а в следующее мгновение распахнул глаза. Сон. Всего лишь сон.
"Сон. Это всего лишь сон. Всего лишь плохой сон..." - еще где-то около минуты твердил себе Рей, пытаясь усмирить неистово колотящееся где-то в области горла сердце, и привести в норму с трудом срывающееся с губ дыхание. Затем поднявшись, приблизился к двери, прислушался, и не расслышав по той стороне ничего, тем не менее на всякий случай запер дверь. Перед тем как снова лечь, приблизился к окну расположенному в паре шагов от кровати. Кажется поспать ему удалось чуть больше чем казалось, поскольку дождь за окном заметно утих, как и порывы ветра. Вдоль улицы прошли два болтающих о чем-то рослых парня, укутавшись в потрепанные, рыбацкие куртки, но в целом площадь была пустынна. Почти сразу после того как он обратил взор на здания расположенные напротив гостиницы, его внимание привлекла самая обычная с виду вывеска с не самым обычным названием «Редкие книги». Магазин из темного кирпича занимал весь первый этаж низкого строения с мансардной крышей. С виду оно мало чем отличалось от соседних домов, выстроившихся рядом. И так же, как и другие магазинчики которые он видел, почему-то было закрыто. Почти все окна были наглухо заперты ставнями. Тяжелые наружные балки пересекали второй этаж, а с крутого конька крыши зимой наверняка сползала тяжелая снежная шапка. Рей даже рассмотрел старые «шрамы» под окнами, где некогда прикреплялись цветочные ящики. Коротая время, он мысленно представлял, каким образом дому можно было бы вернуть первозданный великолепный вид. Но больше всего его занимало иное: магазин редких книг, в таком месте? Это было весьма интересно. Переведя взгляд в тесную улочку куда выходила часть мансардных окон, он заметил девушку, почти незаметную из-за неработающего фонарного столба, вроде молоденькую девицу, сидящую прямо на сырой кладке, прислонившись спиной к стене магазина, зарыв лицо в ладони. Похоже на то что ныла. В памяти всплыли те двое парней прошедшие минутой ранее, не заметить девицу они не могли. Тяжело вздохнув, Рей снова лег спать. Девушку жалко было конечно, но это не его проблемы. Спать по прежнему хотелось чертовски сильно, однако сон почему-то упорно не шел. Проворочавшись еще около часа, Рей снова встал с постели, бросил взгляд в окно. Девушка по прежнему сидела там же, обхватив колени руками и уставившись в какую-то одну точку. Вот же ведь выносливая, неужто ей не холодно? Прихватив на всякий случай револьвер Гарриса, Рей вышел за дверь.

0

21

Сначала была тьма. Густая. Кромешная. Тягучая, словно черное болото, затягивающее тебя с каждой секундой все глубже, до тех пор, пока ты можешь дышать. После уже будет все равно, ведь когда ты умираешь, тебя перестают волновать проблемы живых.
    Смерть – это спасение. Выход для тех, кто больше не может, или не хочет бороться за свою жизнь. Лучшее средство от боли, которая будто бы адской вспышкой взрывает каждую клеточку тела. И ее, этой боли в жизни Джессики в последнее время было крайне много. Намного больше, чем она могла выдержать, ибо любой силе духа и выносливости есть свой предел. Лимит боли девушки был исчерпан просто потому что она уже не чувствовала собственного тела. Не ощущала в нем жизни, но в то же самое время знала, что до сих пор жива.
    Минувшие события проносились в голове страшными эпизодами дурного сна. Память медленно возвращалась, складывая в голове картинку по настоящему жуткой реальности.
    Вот какой-то пират безжалостно режет ей горло. Затем, плен. Шторм. Кораблекрушение. И бесконечная боль, что буквально выворачивает наизнанку. Незнакомые приглушенные голоса, которые вселяют в душу ужас, заставляя чувствовать себя раненым зверем, которого охотники пришли добить. После, чужие руки. Такие теплые и надежные, что им хочется верить.
    Она не помнила имя своего спасителя, осознавала лишь, что он ей смутно знаком. Возможно, это был ее брат? Нет, не похоже. Хотя рядом с этим человеком появлялось отчасти пугающее чувство защищенности. Такого в том аду, куда она попала быть определенно не должно. Иллюзию нужно рассеять.  И как можно скорее.
    Она оставалась в сознании, хотя так сильно хотелось провалиться в окутывающий сознание туман. Лишь оказавшись на кресле в салоне какой-то машины, Джесс позволила себе эту слабость. Просто потому что больше не могла терпеть. И не хотела.
    Впрочем, забвение, увы, было недолгим. Она-таки вспомнила имя спасшего ее человека. Реймонд. Тот, к которому ее брат не испытывал доверия. Тот, которого когда-то давно, кажется, уже в прошлой жизни предлагал убить.
    Очнувшись, девушка первым делом вспомнила о брате и Алекс, к которой, в последнее время все-таки немного привязалась. Естественно Рей вступил в бессмысленный спор, пытаясь убедить упрямицу, что искать их сейчас не лучшее решение. По окончанию этого глупого и не совсем уместного сейчас спора, в котором, разумеется, Джесс, даже находясь в весьма плачевном оттого и невыигрышном состоянии, не желала ему уступать, она была высажена и вновь посажена на сидение обратно. Должно быть, бравого вояку грозила замучить совесть, так как иных причин, из-за которых он спасает ее шкуру, девушка никак не находила.
    Нейта и его спутницу скоро нашли. Увы, не только их. Гаррис, что вызывал у Джессики приступ паники тоже выжил, как ни жаль.
    Встреча с ним. И снова боль. Невыносимая агония. Хруст сломанного носа. Полубессознательное состояние. И кровь. Море крови, что стремительно покидало ее безвольное тело, забирая с собой жизнь.
    Что почувствовала девушка, когда брат оставил ее, спасая собственную жизнь? Неимоверное облегчение. Он будет жить. Нейтан сможет. Непременно выживет. Ей же остается только дождаться его возвращения. Продержаться до этого чудесного мгновения. И ничего больше.
    Сквозь гримасу боли, что до неузнаваемости исказила ее лицо, когда сорвавшийся с окровавленных губ крик окончательно сорвал когда-то мелодичный и спокойный голос, проступила слабая улыбка. Продержаться. Легче сказать, чем сделать.
    Она уже почти не чувствовала боли. Настолько привыкла к ее ощущению в собственном теле. Но в какой-то безумный момент, давление оказываемое руками пирата исчезло, позволив искалеченной девушке, наконец, скользнуть в темноту беспамятства.
    Но не прошло и десяти минут, как голос Реймонда заставил ее снова вернуться в эту невыносимую пытку под названием жизнь.  Она держалась. Какое-то время. Честно держалась на плаву только потому, что он ее об этом просил. Не позволял сдаться, а ведь так хотелось.
    Джесс смутно понимала происходящее, когда Рей разорвал на ней топ, оставив в одном лифчике. Он перевязал раны, но крови от его действий меньше, увы, не стало. И, в конце концов, она все же провалилась во тьму. Это было выше много выше ее сил. Рей должен был это понимать.
    Что произошло дальше, Джессика не ведала. Когда воспоминания вернулись к ней в полной мере, и она широко распахнула глаза, одновременно делая глубокий вдох, словно все это время практически не дышала, девушка обнаружила себя лежащей на какой-то кровати, по подбородок укрытой теплым одеялом.       
    Комната в ее глазах выглядела размытыми очертаниями, но так или иначе, Джесс понятия не имела, где находится и что это за место. Рядом никого не оказалось, глотать все еще было больно, потому и ни о каких разговорах речи быть не могло. Все что ей оставалось, это молча лежать из последних сил уговаривая себя не паниковать раньше времени. После всего пережитого ей начало казаться, что хуже уже быть просто не может.

0

22

Убрав оружие за пояс, понадежнее прикрыв его сверху сыроватой разодранной рубашкой которую не менял еще со службы, и чей-то курткой подобранной на галеоне, Рей не спешно двинулся вперед, попутно с любопытством вслушиваясь в звуки доносящиеся из-за дверей мимо которых проходил: кто-то смачно храпел, где-то, явно навеселе, что-то горячо обсуждали. Да разглядывая отделку на которую не особо обращал внимания поднимаясь в номер: деревянные подгнившие двери, серые, однотонные обои, начинающие подгнивать из-за сырости, чуть приглушающий шаги затоптанный, блеклый ковер на полу, мягкий свет льющийся из прокопченных керосиновых светильников. Ничего в общем-то особенного, ничего из того, за что можно было бы зацепиться блуждающему взгляду. Простота, мрак и уныние, если не задумываться над тем, где находилась эта гостиница. Осознание того что находилась она в далекой лесной глуши, на берегах негостеприимного моря, придавало всему этому унынию экзотическое очарование веющее согревающим теплом уюта. Да и просто не мог Рей, одну половину жизни проведший в гнилых трущобах, а вторую в едва ли менее гнилых казармах, чувствовать отторжение.
- Не спится. Кошмары мучают, пойду немного прогуляюсь, подышу свежим воздухом. Может нагуляю чего... - спустившись в холл и направившись к выходу, произнес Рей невольно поежившись, от встретившего его тяжелого, давящего, выворачивающего наизнанку пристального взгляда мужчины всё еще стоящего за стойкой. Городок чудесный, но из-за наличия в нем таких мрачных типов, револьвер за пазухой лишним не станет. Видимо случай с ключом его так и не отпускает. Или он ко всем постояльцам подходит с таким отношением? Выйдя за двери гостиницы, Рей остановившись на пороге, пошарил по карманам в поисках сигарет прихваченных еще на берегу. Раз уж поспать пока не удается, то закурить после такого насыщенного дня было бы самое оно. Одна глубокая затяжка, способна была заменить часик-другой глубокого сна. Печально что единственным известным ему средством от всё более наваливающийся усталости был лишь хороший, крепкий сон. Замкнутый круг какой-то получается. Отыскав среди кучи табака в которую превратилось содержимое сырой пачки более или менее уцелевшую и сухую сигарету, Рей отправил её в рот. Однако насладиться затяжкой в ближайшем времени ему так же не светило. Вспомнив про то что прикурить нечем, с вымученным выдохом, в смутной надежде на чудо, которого не произошло, он похлопал себя по карманам. Вот и еще один лишний повод дойти до девушки. Убрав пачку с табаком обратно в карман, и зажав сигарету между пальцами, Рей побрел к магазину редких книг. Наметанный взгляд уловил чей-то силуэт мелькнувшей в темном окне одного из домов.
- Эй? - не зная как подступиться, осторожно начал Рей, ступив в переулок. Девушка медленно как-то отстранено перевела заплаканный взгляд на него. Его предположения оказались верны. У той было изрядно помято лицо, явно ни одним крепким, мужским ударом - ...Огонька не найдется? Прикурить... - он указал на сигарету. По лицу девушки волнами пронеслись сначала непонимание, затем ужас. Наконец поднявшись на ноги, незнакомка тихо проговорила испуганно попятившись назад:
- Я...Я не...Нет. Не приближайтесь ко мне...
Теперь наступил черед Рея изобразить некоторое непонимание, но почти сразу сообразив что к чему, он поспешил исправить возникшее недоразумение:
- Нет, нет, вы не поняли. Я не трону вас, я просто...
Девушка развернулась и убежала. Рей досадливо развел руками. Ну что, по крайней мере совесть теперь чиста. Девица сама от него убежала, а вот гоняться за ней у него не было совсем никакого желания. Да и назад возвращаться как-то пока не очень хотелось, к тому же и дождь почти прекратился. Решив не много прогуляться дабы нагулять сон, выветрить из сознания приснившийся кошмар, а возможно и разжиться таки огоньком, Рей не спешным шагом направился дальше по переулку, в ту же сторону куда и убежала девушка.

+1

23

Было сразу видно что раны у девушки были серьезные, возможно смертельные. По темному цвету крови, Том определил что кровотечение венозное. Отведя девушку к себе, он не теряя времени первым же делом занялся её ранами: срезал ненадежные старые повязки, как мог обработал антисептиками, наложил на каждую из ран давящую повязку - уложил целые рулоны бинтов, прижав их сверху полосами ткани. Когда те вскоре вновь пропитались кровью, Том практически уверившись в том, что при таком интенсивном кровотечении девочка не выживет, дополнительно обмотал их еще несколькими слоями ткани, увеличив силу давления. После чего оставил девушку там же, в своей своего рода операционной под которую был переоборудован подвал его дома. Проделана была лишь часть работы. Он намеревался навестить её через час. К тому времени она либо подохнет от кровопотери, либо он ослабит давление повязок. У неё было бы значительно больше шансов выжить, если бы он располагал всем необходимым, а так приходилось лишь уповать на милость Божью. Если кровотечение всё же прекратиться, раны нужно было еще иссечь и зашить. Но прежде чем он успел помыть руки, и наконец пожрать, раздался стук в дверь. Впереди - он в этом не сомневался - его ждала бессонная ночь. На пороге стояла Кейт. Пришла на перевязку. Он заметил, как поникли ее плечи. Она была истощена и телесно и духовно. Он молча посторонился пропуская её в дом. Заперев входную дверь, он проверил заднюю, убедился, что она заперта, а новый прочный засов задвинут до упора, и лишь тогда приступил к делу:
- Присаживайся - он указал на кресло возле стола -...начни разбинтовывать руку, я за аптечкой
Спустившись вниз, он снова взглянул на раны девушки. Кровотечение вроде чуть поослабло. Или он просто выдавал желаемое за действительное? На всякий случай он накрыл её одеялом. Мало ли. К тому времени как Том отыскал аптечку, Кейт успела размотать бинт и обнажить ладонь, поперек которой тянулся кровоточащий порез.
- Я... - Том на секунду замялся подбирая подходящие слова - я сочувствую что Джон так обращается с тобой... - продолжил он, накладывая свежую повязку с антисептиком
- Шестнадцать лет, Том. Ей было всего всего шестнадцать лет...Она прожила здесь всю почти свою жизнь и считала, что ей ничто не угрожает...
Том тяжело вздохнул, и по привычке ответил в пол голоса, словно страшась собственных слов:
- У нас нет выбора. Нам надо жить дальше. Или самим умереть.
-...Я отвела моряка в гостиницу. Девчонка у тебя? - после некоторого молчания, сменив тему поинтересовалась она, когда Том закончил с перевязкой. Почему ее сдержанность и отчужденность так его раздражают? Вместо ответа, он утвердительно кивнул, убирая медицинские инструменты обратно. Вопрос в общем-то был лишним, это и так можно было понять, по его перепачканным кровью рукам.
- Идем - произнес он, закрывая аптечку и направляясь вниз. Девушка вопреки всем его ожиданиям уже очнулась. Том аккуратно откинул с неё одеяло, и вновь взглянул на раны. Те всё еще кровоточили
- Плохи твои дело девочка...
- У меня есть несколько вопросов, и я хочу получить на них ответы - чуть ли не оборвав его на полуслове, сразу же перешла к делу Кейт. Ну что же. Её можно было понять - Откуда вы? Я хочу знать о вас всё. Если вас кто-то прислал, то кто? И не вздумай лгать, я узнаю правду, но за ложь ты ответишь.
Лишь теперь, по какой-то случайности взгляд Тома зацепился за странную руну на плече девушки.

+1

24

Когда преследующие по пятам проблемы в виде правосудия, назойливых кредиторов, и просто в тот, или иной момент обиженных господ возжелавших расплаты подступают всё ближе и ближе, дышат в затылок, а противопоставить ни тем, ни другим совершенно нечего, остается лишь бежать, скрываться. Большой город хорошо подходит для того, чтобы на выигрышную долю времени исчезнуть, раствориться в нем. Но даже в громадном мегаполисе, никто не застрахован от случайной встречи нос к носу с тем, кто знал тебя в прошлой жизни, или тем кому ты насолил совсем недавно. Именно так - невзначай встретившись со знакомыми, или с их сподручными на улице, в магазине, или кафе - засыпались многие беглецы. Поэтому Джек и Лорейн выбрали для себя настоящую задницу мира. Совершеннейшую дыру, с которой ко всему прочему, при удачном раскладе дел можно было срубить деньжат. Эти места давно окружила недобрая слава, сюда мало кто суется, а население всего около шестисот жителей. Все подступы к городу легко контролировать. Достаточно пары надежных знакомых, к которым они собственно и приехали. Первый раз они были здесь еще зелеными сопляками, тогда они приезжали в Гринфорт с отцом на отдых, процветающий на тот период приморский городок казался им раем земным. С тех пор многое изменилось, город пришел в упадок и выглядел весьма жалко и уныло. Идеальное место что бы схорониться. Первым делом, прежде чем соваться туда, они нарыли и тщательно изучили всю доступную информацию, из которой мало что поняли по сути, кроме того что дело обстояло печально, и что на этом можно было сделать деньги. До города добрались глубокой ночью, кружным путем, стараясь не наследить, вообще не дать знать о своем существовании никому, кроме того, кого следовало. И как оказалось не без причин. Старина Том МакАдам встретил их как родных. За ужином более обстоятельней обрисовал ситуацию, тем не менее наотрез умолчав о многих интересующих их вопросах, категорически заявив напоследок что для успешной отсидки здесь, они не должны ничем отличаться от местных жителей, и вообще по минимуму бродить по улицам, попадаться на глаза местным, а тем более вмешиваться в происходящее. На следующий день, они добрались до мисс Сары Грейс у которой они и планировали осесть, как и тогда, в детстве, заняв верхние комнаты. В тот же день поздно вечером Сара приступила к делу: стоит отметить, что она оказалась превосходным художником-гримером. Постепенно их лица начали изменяться - из простоватых юнцов с открытым и наивным взглядом, они превратились в старичков с узким черепом, плоским носом, появилась грубая, шершавая кожа сероватого оттенка, на которую было страшно смотреть, скромная одежка докончила образ ничем особо не выделяющихся местных горожан нынешних времен. Появлялись на улицах они не сказать что бы редко, но как и договаривались - старались не вызвать подозрений. Прислушивались к разговорам, подмечали, где-то осторожно расспрашивали, уточняли, по крупицам собирали информацию, из которой медленно, но уверенно составлялась цельная картина происходящего, при этом не переставая удивляться поразительной нищете и убогости этого старого приморского города, где, казалось, замерла сама жизнь. Так было до тех пор, пока в городе не объявились чужаки. Прибытие незнакомцев в считанные часы стало достоянием местной общественности. А для Джека с Лорейн, это стало поводом для волнений: неужели по их душу? Неужели нашли? За чужаками нужно было проследить. Обстоятельства для этого сложились как нельзя кстати. Кейт - управляющая местной гостиницей, отвела одному из чужаков комнату, а окна дома Сары как раз выходили на гостиницу. Отныне беглецы несли вахту - пока один сидел у окна, второй кемарил, ел, бродил по улицам, собирая информацию, сменялись каждые два часа. Тот час когда чужак вышел из гостиницы, и побрел к пересечению улиц Рейз-Хоул и сороковой, выпал на долю Джека. Не решаясь упускать незнакомца, Джек предварительно вооружившись, вышел и продолжил осторожно следовать за ним, по хитросплетению узких и кривых улочек города...

+1

25

Переулок вывел его на не протяженную, но просторную Г-образную улочку заканчивающуюся Т-образным перекрестком впереди. Несколько домов по левую сторону улочки выглядели обитаемыми, но большинство, и все по правую сторону казались давно заброшенными, покинутыми. Отсюда на Рея взирали черные проломы пустых окон в стенах старых, обветшалых зданий, которые опасно кренились над просевшими участками фундаментов. Провожаемый взглядами этих пустых глазниц, он неспешно направился вперед, туда где были заметны более явные признаки жизни: горели окна, дымили печные трубы, на кровлях виднелись заплаты, слышались случайные звуки непонятного происхождения. Все эти пустые здания, преданные паутине, воспоминаниям и всепобеждающему червю мимо которых он проходил, порождали в его сознании ощущение таинственности от которой захватывало дух. Все-таки не каждый день такое можно увидеть.  Наверняка ничего особенного они собой не представляли, ведь с виду то самые обычные приморские трущобы. Чего он в них не видел? Но иногда неизвестное представляется значительнее, чем оно есть на самом деле, и эта неизвестность в свою очередь зарождала соблазн. По правую сторону улочки виднелись проемы в сторону морского берега с пустынными причалами, откуда был слышен рев прибоя. Если так поглядеть, то в теории из него мог бы выйти неплохой искатель-авантюрист, из числа тех, для которых авантюризм это не просто авантюризм, а жизненная необходимость. Скрываться от правосудия, рубить деньги. Новые ощущения, иной вкус жизни. Почему бы и нет? Теперь он не солдат отключающий свой мозг и тупо подчиняющийся приказам. Стоит лишь набраться решимости оставить позади тот мир, к которому он теперь не принадлежит, и погрузиться в иной, лежащий у его ног, в котором никогда и никому нельзя верить, а полагаться лишь на себя, свое чутье и инстинкты. Вновь взглянув направо, Рей провел рукой по лицу, стирая капли дождя, и в этот момент на единое мгновение краем зрения он уловил какое-то движение чуть позади. Замедлив шаг он обернулся. Завидев местного невдалеке от себя, Рей на секунду остановился в надежде попросить огонька, но осек себя заметив несколько странное поведение онного: завидев обращенный к нему взгляд, старичок дернувшись остановился словно в нерешительности, зашагал на другую сторону улочки, но сделав несколько шагов передумал, и стал осторожно подходить всё ближе и ближе к Рею. Рей старался держаться непринужденно. Настолько, насколько это было возможно. Он никак не ожидал что приблизившись, старичок ткнет его под бок выкидным ножом
- Осторожно - совсем не стариковским тоном заявил он - если дернешься, можешь порезаться!
Вот уж верно - вспомнишь дерьмо, вот и оно. Нарвался. Лучше бы в гостинице остался. Так и не прикуренная сигарета выскользнула из под разжавшихся пальцев
- Слушай, - устало выдохнув начал было Рей о наболевшим за этот день, -...ну зачем тебе это надо?
Парень, который определенно не старик, удивленно уставился на него. При этом Рей заметил что глаза у того тоже были не стариковские, с юношеской искрой. Неужто грим?
- Рот закрой. Я на днях одному такому хлебальник начистил, за разговор не по теме. Тоже хочешь?
- Не. Я уж лучше сам как-нибудь.
- Шагай - бросил неизвестный, схватив его за куртку и направляя к ближайшему заброшенному зданию. В этом Рей его поддержал. Махаться у всех на виду, даже если конкретно эта улочка выглядела пустынной лично для него было все таки рискованно. Увидит еще кто, что чужак чистит хлебало их горожанину, прибегут на помощь, а портить отношения с местными ой как не хотелось, а этого можно было по тихому убить, обстроив как несчастный случай, типа оступился и упал прямо на свой нож. Да и выигрышные минуты подумать над тем как быть имелись. Лезвие остро упиралось в бок, только не так двинешься, и всё. Главное чтоб парень револьвер не заметил. С оружием хоть на немного да больше шансов было. Сразу с порога некогда жилого двухэтажного строения на гостей дыхнуло запахом гнили. Это был знакомый Рею с детства запах. Но не тот который он вдыхал на лайнере, и после на галеоне. Это был несколько иной. Аромат ужаса, аромат одиночества - не совсем смерти, но медленного разложения; например, забытого под кроватью яблока, которое медленно гниет, сморщивается, коричневеет. В нем заводятся личинки дрозофил, из них вылупляются мушки, и умирают здесь же, подле своей колыбели. Рей вдохнул горький запах гнилых яблок, червивого мяса и плесени...
- Мне знакома твоя рожа... - начал было парень. Но договорить не успел, Рей резко дернулся в сторону, столь же резко бок опалило жаром. Он поймал руку с окровавленным лезвием ножа, крутанул и по всем правилам заломил назад. Да так, что парень вскрикнув согнулся в три погибели, почти уткнувшись носом в пол. Нож выпал, Рей пнул его ногой в сторону.
- Ааа! Ах ты, грязный разъебай! - вскричал парень. - О-о-о, ах ты, скотина, дьявол! Говна кусок!
Слушая его вопли, Рей внезапно задумался: а что если этот парень - не единственный воинственно настроенный против него горожанин? Что если те двое которых он убил на берегу - отсюда? Ведь откуда-то же они приехали, и тот взгляд мужика у регистрационной стойки...Затем он брезгливо оттолкнул поверженного врага. Тот неуклюже повалился набок. Схватившись рукой за кровоточащий бок, Рей выглянул за дверной проем, дабы проверить не привлекли ли кого крики, затем второй рукой вынул револьвер, но когда он повернулся, на него уже смотрело дуло пистолета поднявшегося на ноги парня. Недоглядел.
- Слушай я чертовски устал...Давай решим наше недоразумение миром, а?
- Мне знакома твоя рожа... - окончание вопроса заданного парнем, потонуло в пучине небытия окутавшего разум. Револьвер выпал из разжавшихся пальцев. Оседая на пол на отяжелевших ногах, Рей попытался сесть, но вместо этого мешковато повалился на бок. Рана в боку оказалась серьезной.

Отредактировано Raymond Boux (2014-10-11 22:40:03)

+1

26

Часы негромко тикали в незнакомой комнате, отмеряя секунды. Первое время, Джессика считала их, чтобы задушить приступ паники еще в ее зародыше, но чем больше времени проходило, тем больше мыслей и вопросов возникало в ее голове. Огромное количество вопросов, ответы на которые ей еще предстояло найти.
   Она попыталась приподняться на локтях, чтобы для начала хотя бы просто оглядеться. Все тело тут же отозвалось жутким болезненным протестом, но девушка не сдалась. Она чувствовала, что не может долго оставаться здесь, даже если люди, что принесли ее сюда, правда желали помочь. Нет, у нее нет права на жалость к себе. Только не сейчас, когда она ничего не знает о судьбе своего брата.
   Однако сколько бы Джесс не храбрилась, мужественно терпя все болезненые импульсы своего искалеченного тела, долго оставаться в таком положении было значительно выше ее сил. С тихим стоном вновь повалившись обратно на стол: иллюзия кровати развеялась, уступив место жесткой реальности, девушка откинула голову, устремляя взгляд в потолок, стараясь привести сбившееся дыхание в порядок.
   Теперь она узнала, что комната, в которой она находится, является своего рода подвалом: мрачным и неприветливым, а сама она лежит на холодном столе, укрытая одеялом. И хотя ответы начали появляться, вопросов меньше не стало.
   Что случилось после того как она потеряла сознание? Кто спас ее от Гарриса, что собирался убить ее? И почему она до сих пор жива? Как оказалась здесь, ведь кто-то сюда ее должен был принести? В безопасности ли Нейт и Алекс? Джессика очень надеялась что да, потому что думать о том, что их жизням что-то угрожает, было куда болезненнее, чем любые физические раны.
   Лежа вот так, она вспомнила о Рое, Джее и других своих приятелях по несчастью, пусть порой и странных. Джесс думала о том, как сильно обрадуется ее питомец, когда она вернется к нему. Если выживет. Если они оба останутся в живых. И даже о Джее, которой так часто выводил ее на эмоции своими дурацкими выходками, она сильно беспокоилась. Было страшно терять кого-то их тех, к кому она успела привязаться. Они все должны выжить. Просто обязаны, чтобы потом вспомнить все свои злоключения и от души посмеяться над ними.
   Но сейчас девушка продолжала теряться в догадках, ожидая и одновременно боясь того момента, когда кто-нибудь придет к ней.
   В этот момент за дверью послышали неторопливые шаги. Незнакомцев было двое. Внутри у Джесс все сжалось, но мужественно повернув голову, она встретила их настороженным взглядом
   Мужчина, должно быть местный врач бегло пробежался по ней взглядом.
   - Плохи твои дела, девочка... – показалось, или его голос прозвучал немного сочувственно? Впрочем, неважно. Вряд ли кому-то из них можно было верить.
   Однако недоверие не могло отрицать его правоту: ее дела действительно оставляли желать лучшего. Кровь продолжала покидать тело, насквозь пропитывая повязки, что могло привести девушку лишь к одному финалу. И это был отнюдь не хеппи-энд.
   - У меня есть несколько вопросов, и я хочу получить на них ответы, - женщина оказалась куда менее тактичной. Ее что-то сильно беспокоило. Вот только что?
   - Откуда вы? Я хочу знать о вас всё. Если вас кто-то прислал, то кто? И не вздумай лгать, я узнаю правду, но за ложь ты ответишь.
   Повернув голову, Джессика в упор посмотрела на незнакомку, сомневаясь, стоит ли ей что-то рассказывать. Поверит ли она в эти невероятные смертельно опасные приключения, что она пережила за столь короткий промежуток времени?
   Молчание затягивалось. Но в тот момент, когда начало казаться, что Джесс ничего не скажет, она вновь устремила взгляд в потолок и, не отводя от него взгляда тихо произнесла:
   - Мое имя Джессика, - каждое слово отдалось некоторой болезненностью в горле. – Однажды я проснулась на острове. Испуганная и потерянная. Без воспоминаний о своем прошлом, - рассказывая, она сама не заметила, как начала прокручивать в голове все эпизоды своего выживания. Не анализируя. Просто вспоминая все от и до.
- Затем оказалось, что я не одна такая. Были и другие люди. Небольшая группа выживших после кораблекрушения. Среди них был мой брат, которого я даже не узнала, потому что не помнила о нем…
Нам удалось создать своего рода лагерь. Мы хотели дождаться спасения, но однажды с моря по выжившим людям начали стрелять. Мы бежали с берега вглубь острова. Провалились в пещеру. Чудом выжили. Пещера кишела ходячими трупами,
- она не заметила, как словно бы погрузилась в транс. Голос больше не дрожал, но звучал по-прежнему тихо. Джесс бесстрастно сыпала фактами, упуская жуткие кровавые подробности. Она будто рассказывала сюжет какого-то ужастика. Ей самой с трудом верилось, что все было взаправду.
- Когда мы выбрались из пещеры, нас ждала стычка с пиратами. Мы оказались у них в плену, но корабль потерпел крушение, и нас снова выбросило на берег. Стычка с выжившими пиратами последнее событие, которое я помню.
Девушка медленно повернула голову, глядя в глаза мужчины. Взгляд карих глаз выражал бесконечную пустоту. Словно сухой рассказ отнял у повествовательницы последние силы.
- Я до сих пор жива. Почему? 

 


.

Отредактировано Jessica Hagart (2014-10-12 09:41:19)

+1

27

Оба внимательно, не перебивая выслушали рассказ девушки. Стоило признать, всё сказанное ею, лишь от части выглядело правдоподобно, и родило множество вопросов. Слушая её, Том разглядывал руну. Было в этом замысловатом символе что-то такое, что приковывало к себе его взгляд. Когда она закончила, он встретил её уставший взгляд своим, но разглядев в её глазах знакомое ему выражение пустоты, сожаление, какое-то сочувствие которое он испытывал несколькими минутами ранее при взгляде на её раны, сменилось холодностью отражающей его отношение к её эмоциональному состоянию.   
- Смерть не заставит себя ждать, когда придет её черед - произнесла Кейт, в ответ на последнюю фразу девочки, после обратилась к Тому, направившись наверх:
- Я проверю её слова
- Будь осторожна - ответил он, поднимаясь наверх следом за ней. 
- Осторожна? Уже пробовала. Это так скучно...
- И всё же, лучше перестраховаться, чем потом сожалеть.
До порога дошли молча. Том ощущал давящую недосказанность между ними, и знал в чем она заключалась, но не решался затрагивать болезненную для них обоих тему.
- Спасибо тебе... - перед тем как выйти, напоследок сказала она
- На здоровье, - изобразив безмятежную ухмылку небрежно отмахнулся он, запирая за ней дверь. Еще некоторое время, Том простоял у окна напротив двери, глядя на то, как капли дождя ударяясь о стекло, лениво стекали вниз. Когда шел дождь, ему всегда казалось, что вот-вот что-то вспомнится. Что-то позабытое, важное, но навсегда вычеркнутое из памяти, из жизни. Он любил дождь. Затем прошел на кухню, налил себе крепкого, холодного чаю, и выпив направился обратно в подвал. Порой он не мог работать без чая.
- Всё кончено? Тебе тяжело? Хочешь умереть? Не так ли? - начал он, не спешно спускаясь по лестнице вниз - Да ты просто избалована жизнью, детка! У нас нет права на проявление слабости. Если не хочешь умирать, заканчивай с этим. Проходи все трудности, терпя. Живи до конца. Либо подохни быстро, как фейерверк, не влача существование - мерзкое, беспомощное, никому не нужное.
Приблизившись и отметив что кровотечение чуть ослабло, Том чуть ослабил нажим первой повязки
- Мне знакомо то, что ты сейчас испытываешь. Однажды, когда мне было примерно столько же сколько тебе, я поклялся что когда смерть меня схватит, она почувствует у себя на роже мой кулак. Я поклялся что никогда не сдамся, я сдохну вопя и хохоча.

0

28

- Смерть не заставит себя ждать, когда придет её черед, - она невольно вздрогнула, когда резкий женский голос ударил по ушам, возвращая девушку в мрачную реальность.
   Признаться, на мгновение Джессика забыла о том, где находится, так же как и то, что в подвале она не одна. Все ее мысли были направлены в анализ ее собственной жизни на треклятом острове. Жизни, которую она помнила в мельчайших деталях, в отличие от той, воспоминания о которой так и не вернулись к ней.
   Джесс снова и снова задавала себе один и тот же чертов вопрос: почему?
   Почему она не помнит о своей семье? О друзьях, если они конечно у нее были? Почему не помнит саму себя? Ведь это на самом деле страшно проснуться однажды неизвестно где, ничего о себе не зная. Это как родиться заново, шаг за шагом познавая мир. Вот только рядом нет никого, кто мог бы объяснить что хорошо, а что плохо. Никто не научит ее жить по-настоящему. Не существовать.  И даже не выживать. Жить. Только самостоятельно можно этому научиться. Набивая шишки в процессе. Лишь собственные ошибки помогут познать себя, свой внутренний мир, свое настоящее «я». К такому выводу успела прийти девушка к моменту, когда ее неожиданно вернули с небес на землю.
   Женщина ушла, а мужчина, прежде чем вернуться к разговору с Джессикой еще некоторое время не спускался обратно. За это время девушка уже было решила, что эти люди не поверили в ее рассказ, однако спустя несколько минут незнакомец все же появился на лестнице.
   Речь, которую он начал еще, когда только начал спускаться, вызвала в Джесс абсолютно искреннее недоумение, которое впрочем, вскоре вылилось в неконтролируемую волну раздражения. Кто интересно дал право этому человеку судить ее? Да что он вообще знает?!
   Когда он приблизился, она, стиснув до боли зубы, со всей силы оперлась на локти, с трудом принимая сидячее положение. Без того бледное лицо, стало еще белее, а повязки на ранах – ярче. Но казалось, что саму девушку собственное здоровье волнует мало. Джессика снова в упор посмотрела на мужчину, мысленно уговаривая себя успокоиться и не наделать глупостей сгоряча.
  - Прошу прощения, - ее голос хоть и слабый звучал удивительно холодно. – Если вы посчитали мой вопрос желанием умереть, то спешу сообщить о том, что Вы сильно заблуждаетесь на мой счет. Я не меньше Вашего ценю свою жизнь и вовсе не собираюсь сводить с ней счеты, так что в лекциях подобного рода не нуждаюсь, - чем больше она говорила, заставляя свой голос звучать ровно и даже чуть резко, тем сильнее становился огонь в горле. Но даже так она все равно упрямо продолжала говорить. Девушка внезапно поняла, что терпеть не может, когда незнакомые ей люди делают ошибочные выводы на ее счет.
   Глубоко вздохнув, при этом невольно поморщившись, Джесс уже мягче продолжила:
   - Я не хочу умирать. Возможно в старости, нянча внуков. Но не сейчас. И не так. Однако я спросила потому что удивилась. В смысле… - она замялась, не зная как сформулировать свою мысль. Сейчас она уже не казалась бойкой, скорее растерянной. – Я умирала там… он всерьез хотел убить меня… я должна быть мертва… Нейт с Алекс сбежали… так… почему?.. Как?.. - внезапная догадка заставила ее всем телом податься вперед, игнорируя боль. – Скажите, как я здесь оказалась?.. Меня же кто-то сюда привез!.. Кто этот человек?.. Пожалуйста, мне важно знать это!..

Отредактировано Jessica Hagart (2014-10-13 21:59:08)

0

29

Бог свидетель, нам нелегко приходится в этой жизни, и терпение - это единственный способ жить по крайней мере не хуже. Слушая пациентку в пол уха, Том с трудом подавлял в себе желание силком перевести её обратно в лежачее положение, и парой крепких тумаков вправить мозги девочке, чьи слова были полны противоречий. Заявляя о своем желании жить, говоря о том, как она ценила то самое дорогое что есть, она в тоже время позволяла своим ранам забрать эту самую жизнь. Останавливало его лишь то, что она и без того была уже при смерти и могла попросту не пережить тех действий, коими он иногда подкреплял свои слова. Том не отрицал что где-то его методы были жестоки и не гуманны, главное что эффективны. Что-то хочешь - добивайся, терпи, наматывай сопли на кулак но действуй и добивайся. Ты поразишься тому, что произойдёт, если не сдашься. Если руки опустились - продолжай догнивать свой век в мире несбывшихся надежд. Когда её холодный тон сменился более мягким, и посыпались вопросы, Том обошел вокруг стола, обшаривая взглядом подвал.
- Это вот так ты хочешь жить? - вместо ответа на поставленный вопрос, начал он, кивнув на окрасившиеся свежей кровью повязки - только в лекциях ты сейчас и нуждаешься. Определись чего ты действительно хочешь - подохнуть? Или получить ответы? Но вот что я тебе скажу напоследок - если ты проиграл и не умер, значит, удача на твоей стороне. Если что случилось, сосредоточься на своем выживании и только на нем. Не нужно совершать глупостей, подобных тем что ты совершаешь сейчас. Это единственное что тебе сейчас важно знать. Выживи и убей того, кто не смог убить тебя.
Наклонившись, он подобрал искомый предмет - валяющуюся рядом ножку старого стола. Вот и пригодилась.
- А теперь прости, но мне нужно закончить то, что позволяет выжить мне - произнес он, прежде чем нанести не сильный, но резкий удар в затылочную область. После, он поднял её на руки, отнес на больничную койку стоящую рядом, и привязав ремнями руки к спинке, принялся за её раны. Том не любил эту койку, помня о том сколько крови на ней пролилось, пни раз подумывал над тем, что бы повесить ширму, дабы та порой не приковывала к себе его взгляд, пробуждая старые воспоминания. Однако же порой, приходилось пользоваться ею.

+1


Вы здесь » Alternative Reality: Последний закат » Минувшие дни » Эпизод №24 Воля судьбы


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC