Вверх страницы
Вниз страницы

Alternative Reality: Последний закат

Объявление

Навигация

Новости:

30.04.2017 - Начало игры.
------------
Стартанул первый сюжетный эпизод: «Пробуждение» - Очередная группа людей, согласно никому непонятной логике начала приходить в себя. С первых минут они вынуждены сражаться за жизнь, ведь привычный им мир прекратил свое существование. Что ждет их впереди? Много насилия, много боли, новые знакомства, и возможно чуть приоткрытая завеса тайны...
------------

Погода:

Нью-Йорк. Манхэттен.
------------
+4° +10°. Высокая облачность, сильный дождь. Скорость ветра 13,9-17,1 м/с

Администрация

Nathan Hogart

События в игре:

Здесь будет текст

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Alternative Reality: Последний закат » Творчество » Сталь Остается.


Сталь Остается.

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Честно говоря, я достаточно разносторонний человек. А потому и рисую, и в фш порой балуюсь,
и стихи сочиняю, и рассказы пишу, и фотографией увлекаюсь. Крайне сожалею о том, что руки
мои не дошли до работы с видео, однако всё еще лелею мечту, мол, когда-нибудь да научусь.

И в первом сообщении я выложу то, что считаю пока что своей лучшей работой в плане рассказов и коротких зарисовок.

Выполнить свой долг.

Холодный ветер, и застилающая взор метель. Ночной полумрак, монотонный скрип снега под лапами. Вдох, и ноздри заполнил морозный воздух с примесью запаха противника. Адам стоял напротив своего отца, который уже не пах, как прежде. От него веяло дикостью, жаждой крови, бесконечным потоком агрессии и ненасытности. Это был уже не Вильгельм. Одичалый оборотень в нетерпении переминался с одной лапы на другую, щелкал пастью и облизывался, в предвкушении боя.
Адам и сам не заметил, как пять минут назад из охотника превратился в добычу, из преследователя в преследуемого. Он отчаянно пытался найти остатки ясного разума в глазах стоящего перед ним черного волка. "Смирись. Поддавшись единожды, оборотень уже не вернется обратно, в человеческую форму. Это уже не твой отец, это не Вильгельм... И ты обязан убить его", - твердо нашептывал внутренний голос. Атмосфера наколялась, и, казалось, что напряжение, повисшее в воздухе, можно не только увидеть, но и потрогать. Хруст снега под лапами одичалого вервольфа стал слышаться чаще, словно тот ходил по мелки осколкам стекла. Он стал подобно акуле кружить рядом со своей жертвой. Адам только сейчас понял, что выманивать Вильгельма на открытое пространство было большим безумием. Молодой оборотень не мог помериться силой с матёрым и опытным соперником, но на его стороне были ловкость, великолепный ум и молодость. Ад стал "нарезать" круги вместе со своим оппонентом, параллельно ему, чтобы не терять того из поля зрения. "Соберись, тряпка! Думай! Им движет голод и кровожадность, примитивные инстинкты. У меня есть преимущество, осталось им правильно воспользоваться... Я знаю его слабые места, знаю, что он может сделать. Тогда почему я еле-еле передвигаю лапы? Почему позволяю страху овладевать мной?..."
Страх, исходивший от Адама, только раззодоривал Вильгельма. Шерсть на холке стояла дыбом, всё тело было напряжено, а из пасти текла слюна. Хоффман младший терпеливо выжидал момента, когда можно будет действовать, потому что в его голове медленно, но верно начал сформировываться слабенький план.
Миг, и Вильгельм сорвался с места кинувшись на своего сына, который сейчас был для него обычной добычей. Ад, всё это время пристально следивший и постепенно увеличивавший расстояние между собой и отцом, среагировал моментально. Он побежал навстречу черному вервольфу, но не стал набирать слишком большой скорости, чтобы не промахнуться. Вильгельм разинул клыкастую пасть, тараном идя в лобовую атаку и громко рыча. Темно-серый молодой вервольф плотно прижал уши к голове, отведя их назад, и при каждом мощном скачке он вытягивался в горизонтали, словно по струнке. Когда расстояние было совсем маленьким (для таких крупных оборотней), Ад резко стал тормозить лапами, пригнув голову к земле. Неразумный противник намеревался сломать своей жертве позвоночник, который та столь услужливо подставляла, но пасть Чёрного резко захлопнулась, не достигнув своей цели. Пригнувший голову Ад в нужный момент сомкнул челюсти на горле своего родителя, тем самым не дав тому добраться до своей спины. Грозный рык прекратился, сменившись прерывистым скулежом. Молодой оборотень всё сильнее сжимал зубы на горле жертвы, которая не хотела столь быстро погибать. Убить оборотня без серебра или хоть какого-то оружия, да еще и превосходящего тебя по параметрам достаточно сложно. В доме Хоффманов никогда не было серебра, и еще Адам не хотел, чтобы его отец умер, как какая-то дворовая собака.
Пасть волка раскрывалась на какую-то долю секунды, чтобы захватить кусок побольше от горла противника. Вильгельм пытался лапами убрать от себя темно-серого оборотня, который как клещ прицепился к нему. Но матёрому становилось трудно дышать, так как клыки Адама вошли уже достаточно глубоко. Кровь заливалась в горло, а раны не могли зарасти, так как Ад продолжал расширять рану. Находясь в игровой стойке, то есть припав на передние лапы и выпятив заднюю часть тела, волк тащил своего оппонента вниз за горло, явно намереваясь вырвать тому глотку. В этот момент хищник вспомнил о смерти матери, в которой был повинен его папаша, и благодаря этому ярость Хоффмана младшего многократно возросла, придавая сил. Волк резко мотнул пару раз головой из стороны в сторону, как теребят собаки игрушку в своих зубах, и в этот момент занесенная лапа Вильгельма тупыми когтями прошлась по правой стороне морды молодого вервольфа. Слава Богам, Адам успел закрыть глаза, но две глубокие царапины всё же остались. "Явно будет шрам", - мелькнула короткая мысль в разуме оборотня. Из его широкой груди стало доноситься нарастающее клокотание, Ад с силой, резкими рывками потащил одичалого сородича на себя. Вскоре волк ощутил, как что-то захрустело в его зубах. Он ощущал вкус крови в пасти, чуял её запах, чувствовал, как жизнь постепенно начинает уходить из тела оппонента. Медлить было нельзя. Еще одним рывком уложив на бок Вильгельма, Адам придавил его морду лапой и с остервенением начал разрывать горло родителя. Волчий инстинкт охотника брал верх, в янтарных глазах вервольфа горел огонь азарта. Умирающий дергался в предсмертной агонии, брыкался, пытался вертеть головой, чтобы добраться до своего убийцы, не желая умирать. Но силы его угасали с каждой потерянной каплей крови. Дыхание превратилось в хрипы и хлюпанье. Ослабив максимально матёрого вервольфа, Ад укусил родителя чуть ниже основание черепа, где снова стал вгрызаться в горячую плоть, отплёвываясь от черного меха. Вскоре он зубами разгрыз шейные позвонки. Он был намерен отделить голову отца от его тела, сколько бы времени это не заняло и каких бы усилий ему это не стоило.
Работа была тяжёлой, орудовать собственными челюстями в быстром темпе было непривычно, но нельзя было дать подействовать регенерации. Хотя, такие раны заживали бы очень долго. Когда дело было закончено, Адам отступил назад на пару шагов, в ужасе смотря на то, что он сделал. Бока вервольфа тяжело вздымались, взгляд панически бегал от головы к телу и обратно, а разум отказывался верить в содеянное. Но долг перед отцом был выполнен сполна...

+2

2

Storm.
Вот и новый писатель у нас появился ))
С почином, рассказ шикарный вышел, жесткий  ^^

0

3

Nathan Hagart
спасибо, это вообще было пробным постом ;D

0

4

Фотографии родного края, и таким мы порой страдаем, даааа.

Краски осени

http://cs625724.vk.me/v625724611/4a38/5HoeOtgAVK4.jpg
http://cs625724.vk.me/v625724611/4a41/rFiy_xtDYEs.jpg
http://cs625724.vk.me/v625724611/4a4a/3VUrpLxXqGs.jpg
http://cs625723.vk.me/v625723611/406a/YekrxISFq98.jpg

+2

5

Storm.
Очень живописно. А это где красота такая?  ^^

0

6

Nathan Hagart
пфр. Это всё комса, Уважаемый =)

0

7

Storm.
Между прочим, я там за всю жизнь бывал только дважды, в детстве и несколько раз когда охранником устраивался. Так что мне простительно ))

0

8

Nathan Hagart
а я за фотографиями во все районы езжу х_х

0

9

Я КЛЯНУСЬ, ЧТО ЗАКОНЧУ ЭТО К НОВОМУ ГОДУ!

Подарок для друга

http://sa.uploads.ru/YXBmE.jpg

0

10

Storm.
А что это? В смысле картина какая-то, или что?

0

11

ГМ
да. Это рисунок его персонажа. У меня есть графический планшет, и я порой рисую, когда писанина стоит на месте и у меня много свободного времени

0

12

Storm.
*щенячий восторг*

0

13

Shera
да да, я тебе потом покажу законченную работу)

0

14

А Вы знаете на что способна бесчувственная женщина? Поверьте, очень на многое.
На день Святого Валентина моя фантазия выдала именно это.

Влюбленное сердце

Все проблемы появились в тот день, когда я случайно познакомилась с ним. Я более, чем уверена, что все проблемы начались именно с его появлением в моей жизни.
   Дело было в середине осени. Я сидела в парке, рисовала с натуры скульптуру ангела, как вдруг рядом со мной на лавочке появился вполне симпатичный парень. На почве рисования у нас зародился разговор, а потом он предложил просто прогуляться после того, как я закончу своё художество. Всё начиналось так наивно и так мило, что сейчас мне даже тошно становится от воспоминаний. Но встречи наши продолжались, и постепенно «я и ты» превратилось в «мы».  Я помню, как хорошо и спокойно мне было с ним, как приятны были его объятия, как я таяла от одного его голоса. Не могу сказать, что я была по уши влюблена в Питера, но ему удалось ненадолго проникнуть в мою душу. Нам нравилась одинаковая музыка, мы любили одни и те же фильмы, жизненные взгляды тоже совпадали во многом. И мы никогда не ссорились. Никогда. Я могла вспылить, но потом быстро успокаивалась и приходила просить прощения, а он даже не обижался. Может это и было хорошо, но мне это казалось всегда странным. Крайне странным.
   Как бы то ни было, в начале января я переехала к нему, но уже через пару дней поняла, что совершила ошибку. Не то, чтобы мне были противны его привычки, но… Я стала понимать, что его общество меня тяготит. Первую неделю было даже забавно делить с кем-то постель, сидеть и болтать на кухне, решать мелкие домашние проблемы, ходить вместе по магазинам… И все же потом я стала понимать, что мне неуютно делить с кем-то своё личное пространство. Точнее говоря, мне не нравилось делить его именно с ним. Через некоторое время он сказал мне, что я стала слишком раздражительной, пытался расспрашивать меня обо всем, чтобы докопаться до истинной причины моего вечно агрессивно-пессимистичного настроения. Но я не могла ему рассказать, потому что пока сама не знала…

«Вечно он до всего докапывается. Спрашивает. Спрашивает. Спрашивает. Спрашивает. Этот глупый спокойный взгляд. Щенячьи нежности. Бесит. Он вообще способен на другие эмоции? Бесит. Неудобная постель. Бесит. Будто бы на соломе спишь. На сырой земле и то поуютнее будет. Да даже на том диване, где он спит, было бы удобнее, чем здесь. Бесит. Нужно было самой ложиться в зале. Идиотский учёный. Чтоб ему там кошмары снились. Бесит. Ненавижу. И ведь пахнет страхом. От него пахнет страхом. Откуда я это знаю? Откуда…



Лунный свет… Завораживает… Как же красиво… Почему я раньше этого не замечала?... И с улицы так маняще пахнет свежестью и лесом…..



Больно!!! Почему внутри так больно?! Как же невыносимо ломает кости! Я не могу кричать! Верните мне мой голос! Кто-нибудь, прекратите эту боль! Хватит! Умоляю!




Хватит…….




…я хочу есть…»

   После той ночи моё привычное веселое настроение вернулось. После стольких недель морального издевательства, Питер смог вздохнуть спокойно, так как я пришла в норму. Но я по-прежнему отказывалась спать рядом с ним: теперь я ночевала в зале, а он в комнате.  Так мне было удобнее выходить на ночные прогулки по городу. Зачем то мне и что я делала? Я бегала. Бегала до самого утра, пока не начинало ломить ноги от усталости, пока не начинали отказывать легкие. За одну ночь я оббегала весь наш городок, пока все мирно спали в своих каменных клетках с мягкими постелями. Я размышляла. Думала о том, что же со мной происходит и что со мной не так, но всё казалось чертовски правильным, верным, идущим по плану. По какому плану? Не знаю. Просто что-то внутри вело меня за собой, а я доверчиво следовала. А потом произошло то, правда о чем никогда не будет открыта…

   В этот день всюду были улыбки, цветы, слёзы радости, сыпались предложения о замужестве, некоторые даже играли свадьбу. Каждый праздновал День Святого Валентина как мог, но со своей второй половинкой. Были даже такие люди, которые ездили отдыхать на острова, чтобы сделать этот день незабываемым.
   Для Миранды это был обычный рабочий день, после которого она была бы рада прийти домой и развалиться на диване, предоставляя телу блаженный отдых и отдавшись лентяйству в рабство. Но начальство задержало её, сократив сроки работ над рекламным проектом, а потому ей пришлось в срочном порядке переделывать некоторые детали и дорабатывать другие, чтобы не брать работу на дом. Не любила она таскать бумаги туда-сюда.
   Вернувшись домой около десяти вечера, девушка удивилась, что нигде не горел свет. Питер не мог лечь спать безнеё, он был слишком правильным.
   Питер…
   Вспомнив о нем, она ощутила какое-то невероятное отвращение и голод, который она сочла обыкновенным совпадением. Не успела она крикнуть на весь дом о том, что она вернулась, как из гостиной выбежал Пит, радостно улыбаясь и смотря преданными и добрыми глазами Хатико. Он помог ей раздеться, спросил почему она так долго, спрашивал о том, как прошел в целом её день.
   - Милая, закрой глаза, - он загадочно улыбнулся, беря девушку за руки.
   Устало вздохнув, Миранда улыбнулась в ответ, закрыла глаза и послушно последовала за Питером. 
   Он привел её в гостиную, где царил полумрак и романтично горели свечи, поленья потрескивали в камине. На столике стояло вино и были все любимые вкусности Миранды. Пахло свежими розами. Большой букет стоял на камине. Девушка была приятно удивлена таким сюрпризом, хотя в глубине души догадывалась, что Пит может сделать нечто подобное. Однако она никогда не думала, что это может выглядеть, как обычно это показано во всех романтических фильмах.
   Парень достал из-за спины коробку конфет в виде сердца и протянул её девушке, ласково улыбаясь.
   - Твоё?  - спросила она, улыбнувшись уголками губ в ответ.
   - Да, и оно твоё, - недолго думая, юноша мягко положил руки на талию своей возлюбленной.
   Девушка потупила взор, всё так же обеими руками держа врученную ей коробку. Она всё смотрела, смотрела и смотрела на ярко-красное сердце, а в душе у неё пробудилось и протяжно завыло нечто, что она так долго скрывала от всех.
   - Но… Я ведь съем его… - тихо пробормотала она и взглянула в глаза Питера.
   - Ешь, оно вкусное, - весело и без колебаний ответил он, всё так же улыбаясь.
   Девушка переменилась в лице: губы скривились в плотоядной улыбке, а в глазах загорелся хищный огонек, который был расценен юношей как игривость. Миранда отложила коробку в сторону и придвинулась вплотную к Питеру. Её губы почти касались его губ, и она легко ощущала его горячее, учащенное дыхание. Столь же четко она слышала его быстрое сердцебиение…
   - Спасибо за чудесный вечер и… - руки девушки скользнули по груди юноши. Одной она обняла его за торс, а вторая остановилась прямо на сердце. – С днем всех влюбленных, дорогой.
   Резкая, острая боль пронзила сердце. Питер опустил глаза: рука девушки была в нем. Она разорвала плоть и сломала ребра, теперь же держала его сердце своими цепкими, тонкими, но такими сильными пальцами. В его глазах Миранда видела искренний шок: он все еще не мог поверить в происходящее. А она улыбалась. Хищно улыбалась. Всё её сознание трепетало от восторга и запаха свежей крови, сочившейся из открытой раны.  Девушка сильнее сжала руку, впиваясь выросшими когтями в мягкую и ранимую оболочку сердца. Питер задышал чаще, из последних сил выдавив из себя едва слышно:
   - За что?...
   Через несколько секунд свет жизни погас в его глазах. Но прежде Миранда вырвала подаренное ей сердце. Как Сатана забирает души смертных, так и зверь забрал то, что ему теперь принадлежало.

   Занимался рассвет. Огонь в камине пару часов как угас, праздник миновал. Миранда стояла у окна и смотрела, как восходит Солнце на горизонте. Его алые лучи были похожи на разводы крови, которые покрывали всю одежду и кожу девушки. Этой ночью она пировала. Этой ночь она насытилась. Труп молодого человека, имени которого она больше не помнила, всё еще лежал в гостиной рядом с камином. Миранда не помнила его имени, но знала, что он был безмерно влюблен в неё. Его сердце было наполнено этой любовью, от которой её в скором времени начало подташнивать. Только тогда она прекратила есть его.
   «Влюбленные сердца вкусны, но слишком уж быстро приедаются», - хмыкнула она про себя, нежась в рассветных лучах.

+1


Вы здесь » Alternative Reality: Последний закат » Творчество » Сталь Остается.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC